home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«ЧЕГО-ТО НЕ ХВАТАЕТ…»

Когда солнце, устав, обойдя лазурное небо, окунулось в море и жара наконец-то спала, Дугин и Воронов расположились возле бара, за столиком, стоявшим прямо на тротуаре. По набережной гуляли толпы туристов; слышалась разноязыкая речь. Потягивая слабенькое местное пиво, Дугин спросил:

— Кто стуканул? Домаджо?

— Кто же, кроме этого насекомого… Домаджо, ясное дело. Причем у него в гостинице, по-моему, «жучки» стоят. Когда мы с ним побеседовали, он еще не звонил этому комиссару… Или уже позвонил, но нас пока решили не трогать. А когда мы стали с Галей говорить и ее уже копали более основательно, он нашу беседу наверняка слышал, и хоть не понимал, но слово «Полина» на всех языках одинаково звучит… Тут он напрягся и звякнул этому борову… Городничему из «Ревизора».

— Похоже, так. Какие еще мысли?

— Не нравится мне все это. Если бы просто пропала девка, так какие проблемы? Ищите, родственнички дорогие! Нет, тут что-то не чисто, это становится все яснее. Прикинь: сам комиссар угрожал! Не какой-нибудь младший чин, клерк, как это должно было произойти по логике вещей.

— Пока ясно одно, — мрачно проговорил Дугин, — что Домаджо и этот, как его…

— Паоло.

— Да, и Паоло, они не хотят, чтобы мы искали Полину. Потому что можем наткнуться на что-то такое… На что, Паша?

— Черт его знает… На самом деле проституция? Так она здесь разрешена… Наркотики, может быть? Может, девчонку наркота сгубила и через торговцев мы можем на какую-то крупную фигуру выйти?

— Или политическое убийство… Может, она тут мэра города начала компрометировать, кто-то снял на видео постельную сцену… Вот и решили ее убрать как свидетеля. Кстати, насчет свидетеля: мало ли что она тут случайно увидела…

— Пока что, Вадик, мы с тобой просто воздух разгоняем. Такие разгоны — дело хорошее, иногда цепляешь что-нибудь, но тут у нас — тишина. — Воронов осекся, потому, что рядом, буквально в двух метрах от столика, остановилась девушка с фигурой фотомодели. Поверх черного бикини (треугольничек снизу и два кружочка сверху) на нее был на брошен белый купальный халат, а через плечо перекинуто черное полотенце в белых розах.

— Хорош пялиться, — поймав взгляд Павла, буркнул Вадим, — только от жены, а туда же… Между прочим, твоя Настя ничуть не хуже.

— Не в этом дело! Осенило меня… Как мы раньше не догадались?

— Да что такое?

— Вещи! Вещи Полины! Во что она была одета?

— Погоди… Ну да, я понял. Судя по тому, что на ней было, попробуем прикинуть, куда в принципе могла деваться.

— Ну, это слишком сильно, однако какие- то моменты одежда могла бы подсказать. Ты с ее матерью на этот предмет не беседовал?

— Нет, речи не заходило.

— Тогда пошли ей звонить. Здесь сейчас девять вечера, а там, значит, одиннадцать. Шанская как раз дома… Пошли.

Дозвониться удалось сразу; мать Полины еще не спала.

— Да я прямо сейчас посмотрю, — торопливо сказала она, — у меня чемодан стоит так и не разобран. Как-то рука не поднимается ее вещи в шкафу развешивать… Я только одно платье хотела повесить на плечики, так не выдержала и разревелась. — В голосе Шанской послышались слезы. — Ой, извините, опять что-то подступило…

— Виктория Романовна, да вы не горюйте так, — сказал Дугин, — у вас нет для этого оснований. Пропал человек — это еще не погиб. Может быть масса ситуаций, в которых Полина, живая и здоровая, просто не имеет возможности сообщить вам о своем местонахождении.

— Вашими бы устами, Вадим… Ладно, я сейчас прямо с трубкой к чемодану подойду. Открываю…

— Вы ведь все ее вещи помните?

— Конечно, я сама чемодан собирала… Так, пуловер, сарафанчик… Шорты… Лифчики… Майки… Босоножки новые, значит, там купила… Вот еще — новые брючки. Так… — После небольшой паузы Шанская неуверенно продолжила: — Чего-то точно не хватает. А вот чего?

— Давайте пройдемся по вещам. В чем она ехала?

— В джинсах и блузке… Они здесь.

— Выходное платье было?

— Вот оно.

— Купалась она в чем?

— Два купальника она с собой брала… Вот закрытый… А где же открытый — трусики и бюстгальтер? Не вижу… Подождите… Нет! Точно нет! И еще… Ну-ка… Да, и купального халатика я тоже не вижу.

— Спроси, полотенца все на месте? — шепнул Воронов Дугину.

— А полотенца все?

— Она с собой полотенец почти и не брала, в номере же их полно. Она брала только для купания… Синее такое, с золотыми рыбками.

— Есть оно?

— Что-то не вижу… Сейчас, сейчас… Нету его. Ой!

— Что случилось? — забеспокоился Дугин.

— Выходит, Полечка… Выходит, она утонула? Ведь так? Вы тоже это подозреваете?

— Подождите, Виктория Романовна… Не торопитесь! Мало ли… Украсть могли эти вещи, к примеру… — Дугин чувствовал, что сказал глупость, и ему тут же дали это понять.

— Украсть? Нет, этого быть не может. Что же она, голая из отеля ушла?

— Ну, может, она там что-то себе купила, какое-нибудь платьице… Ладно, — Дугин решил закругляться, — Виктория Романовна, давайте пока прощаться. Мы продолжаем искать… Как только что-то новое появится, тут же сообщим вам.

— Ладно, всего хорошего… — чувствовалось, что отсутствие купальных принадлежностей навело Шанскую на самые мрачные мысли.

— Ну что? — спросил Дугин, положив трубку.

— Что… На первый взгляд похоже, что она пошла купаться ночью — и не вернулась с берега. На ужине она была, на завтраке нет… Галя, как ты помнишь, сказала, что Полина любила купаться по ночам.

— Похоже, так, если только те, кто ее увез — или как там было, — не инсценировали все это. Может, они специально из ее вещей купальные принадлежности взяли, чтобы нас на ложный путь направить.

— Может, но только у меня опять…

— Опять интуиция? Хватит, Паша, достала меня твоя интуиция.

— Тем не менее, если вспомнить, ты убедишься, что по крайней мере в девяноста процентах случаев она меня не подводила! Разве не так?

— Ну и что она на этот раз говорит?

— Что смерть Полины… — Воронов осекся. — Слушай, Вадик, а почему я сказал «смерть»?

— Не знаю… Раньше мы так, прямо в лоб, не говорили.

— Черт знает что… Так или иначе, мне кажется, что исчезновение Полины действительно как-то связано с морем.

— Ну, знаешь, Паша, если исчезновение связано с морем, так в живых она могла остаться только в том случае, если ее увезли куда-то. А другие варианты — утонула она или ее утопили…

— Не знаю, но случилось с ней что-то, по-моему, в воде. Конечно, я могу ошибаться, поэтому за рабочую версию мы это принимать не будем.

Дугин только плечами пожал.


НАЕЗД В КАБИНЕТЕ | Кровавый прибой | ПРЕДМЕТ В ВОЛНАХ