home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26

За всю зиму я ни разу не выбралась на риф. Питалась я из своих запасов и ходила только за водой, к роднику. Зима выдалась суровая, с ураганными ветрами, ливнями и бесконечными штормами, которые обрушивали на скалы гигантские валы, так что я вряд ли намного чаще вылезала бы из дому, даже если б Ронту был жив. Зато я смастерила из веток четыре ловушки.

Прошлым летом, идя однажды к лежбищу морских слонов, я приметила молодого пса, очень похожего на Ронту. Он бежал в стае бродячих собак, и я не сумела как следует рассмотреть его, но была уверена, что это сын Ронту.

Он был гораздо крупнее сородичей, с более густым мехом и жёлтыми глазами. Своей изящной походкой пёс тоже напоминал Ронту. Я решила наделать ловушек и весной поймать его.

Теперь, когда я лишилась Ронту, дикие собаки стали часто забредать на мыс, и в первый же погожий день я расставила за оградой свои ловушки, положив в виде приманки рыбу. Несколько собак сразу же попалось, однако желтоглазой среди них не было, и я, побоявшись иметь с ними дело, вынуждена была отпустить их всех.

Я наделала новых ловушек и опять расставила их, но собаки больше не притрагивались к рыбе, хотя подходили очень близко. Поймалась только рыжая лисичка, которая тяпнула меня за палец, когда я освобождала её из западни. Потом она, правда, осмелела и начала ходить за мной по пятам, выпрашивая морские ушки. Она оказалась хитрющим воришкой. Стоило мне отлучиться из дому, как она отыскивала еду, в какие бы невероятные места я её ни запрятывала. Пришлось выпустить лису обратно в лощину, однако она ещё долго приходила по ночам к изгороди и скреблась, выпрашивая корм.

В ловушку пёс не шёл, и, когда я уже готова была отказаться от мысли поймать его, я вдруг вспомнила про толуэйк, растение, с помощью которого мы иногда ловили рыбу в заводях. Вообще-то толуэйк не отрава, однако, если бросить его в воду, рыба переворачивается кверху брюхом и всплывает.

Я отправилась на дальний конец острова, где рос толуэйк, и выкопала несколько растений. Потом накрошила их в родник, к которому приходили на водопой дикие собаки, и засела в кустах ждать. Стая появилась у источника только к вечеру, уже в сумерках. Собаки налакались воды, но с ними ничего не произошло – во всяком случае, ничего особенного. Порезвившись в своё удовольствие, они преспокойно затрусили прочь.

Тогда я вспомнила про ксучал. Это зелье – из смеси толчёных ракушек с табаком – любили некоторые мужчины нашего племени. Я приготовила большую миску зелья, развела его водой и вылила в родник. Потом снова засела в кустах и принялась ждать. Собаки опять пришли ближе к вечеру. Сначала они понюхали воду и попятились от родника, затем переглянулись между собой и в конце концов начали пить. Вскоре ноги у них стали заплетаться, и вдруг все собаки повалились на землю и уснули.

В общей сложности около источника лежало девять собак. Из-за тусклого света отыскать среди них пса, которого я хотела забрать домой, было нелегко, но я всё же нашла его. Он храпел, как после сытного обеда. Я взяла его на руки и побежала вдоль прибрежных скал, боясь, что он проснётся раньше времени.

Дома я протащила пса через лаз под оградой, привязала его ремнём во дворе и поставила рядом еду и пресную воду. Вскоре он очнулся и, вскочив на ноги, принялся грызть ремень. Пока я готовила ужин, пёс с воем носился по двору. Вой продолжался всю ночь, однако, когда я на рассвете вышла из хижины, пёс спал.

Поглядывая на спящего у ограды пса, я перебирала в голове разные имена, прикидывала, как они звучат и какое ему больше подходит. Наконец, поскольку пёс очень напоминал своего отца, я остановилась на имени Ронту-Ару, что значит Сын Ронту.

Ронту-Ару быстро подружился со мной. Он был ниже отца ростом, но унаследовал его мохнатую шубу и жёлтые глаза. Часто, пока он гонял на косе чаек или облаивал с рифа каланов, я забывала, что это не Ронту.

В то лето у нас было много чудесных минут, когда мы рыбачили или ходили на лодке к Высокому утёсу, однако мне всё чаще вспоминались Туток и моя сестра Юлейп. Иногда я слышала их голоса в шуме ветра, особенно же часто – в ласковом плеске волн о борт каноэ.


Глава 25 | Остров Голубых Дельфинов | Глава 27