home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



§ 3. Макросоциальные и государственные ориентиры

Самые существенные и масштабные перемены в решении задач национально-демократической модернизации необходимы в социальной области.

Дело не только в ее значимости. Здесь в наибольшей степени проявилась слабость проблемного общесоциального подхода.

Объективная сложность социальных проблем, крайне отягощенная идеологическими доктринами и популистскими заигрываниями, усугубилась примитивизацией подходов, ведомственной расчлененностью. Сказалось также стремление профессионалов (медицины, образования, социальной помощи) монополизировать постановку целей и задач. В результате решение социальных проблем раскололось на тысячи ведомственных осколков.

В этой сфере слабость государства проявляется в отсутствии целостной концепции и эффективного администрирования. Социальная политика характеризуется стремлением к социально-политической стабильности и одновременно желанием любой ценой в возможно короткие сроки реформировать социально-культурные отрасли в соответствии с либеральными образцами. Основной подход – тотальная «монетизация», обмен растущего финансирования на снятие с государства дальнейшей ответственности за функционирование социальной инфраструктуры.

В этих реформах видно стремление стимулировать требовательность потребителей, повышающую качество услуг населению. И этот подход часто оправдан. Но он не учитывает реалии, условия жизни уходящей, но весьма многочисленной, не слишком рационалистической России. Для этих людей характерна низкая значимость здоровья и здорового образа жизни, образования и культурного развития подрастающего поколения. Такие группы населения не вполне могут воспользоваться новыми институциями и в результате их социальное положение серьезно ухудшится.

Последовательная либерализация социальной сферы всерьез угрожает обществу социальной сегрегацией. Страна расколется на не связанные социальные сегменты. Элементы социальной сферы будут ориентированы лишь на обеспеченную часть общества, предъявляющую реформированным учреждениям спрос на качественные услуги. Менее же успешная часть общества превратится в социальных изгоев, запертых в социальное гетто.

Самое негативное последствие – такая сегрегация лишает перспектив большую часть подрастающего поколения. Подобная политика представляется несправедливой не только ущемленным слоям и группам населения, но всем ответственным гражданам России. Социальная сфера превратилась в генератор делегитимации социально-политической системы России.

Без проведения здесь соответствующих преобразований не будет преодолено глубокое отчуждение граждан от государства. Такие реформы не могут быть проведены без участия гражданского общества, без использования «раскупоренных» каналов обратной связи для исправления неполадок. Лишь выстроив концептуально целостную социальную систему, можно не только обеспечить последовательную интеграцию собственно социальной сферы, но и создать предпосылки для интеграции всего комплекса государственно-общественных отношений.

При этом следует указать на существенное противоречие переходного российского общества, на неустойчивость и неопределенность его социальных ориентиров. Однако преодоление этого противоречия облегчается тем, что и макросоциальные ориентиры, и конкретные задачи связаны макросоциальными трендами.

Легитимация – первый ориентир преобразований. Без нее невозможно сколько-нибудь эффективное функционирование. Любые бюрократические попытки вернуть дееспособность государственным и экономическим институтам неизбежно будут разбиваться о все более углубляющееся недоверие, об отсутствие нравственно-этической поддержки. Преодоление отчуждения народа от власти становится стратегическим императивом России. Можно указывать на пороки западной демократии, но функцию воспроизводства легитимности государства честные выборы реализуют исправно. Голосование, эмоционально переживаемая сопричастность граждан к решению проблем своей страны снимают груз отчуждения, восстанавливают легитимность власти.

Однако этот путь преодоления кризиса доверия выглядит не слишком оптимистично (выборы в Государственную Думу 2007 года сопровождались административным давлением). При этом настроения в обществе все больше определяют люди, способные рационально оценивать происходящее. Не следует недооценивать также и их накопленный политический опыт. Пока общество помнило «ельцинский» распад, искренне радовалось усилению России, стабильность путинского режима была спасительной. Сегодня прошлое забывается, формируется новая повестка дня, включающая не только поддержание стабильности, но и проведение реформ в социальной сфере.

Социальные проблемы уже невозможно замалчивать, а преобразования откладывать. Плата за отказ – сохранение отчуждения народа от государственной системы, утрата шансов на модернизацию.

Новые подходы к социальному развитию были бы контрпродуктивными без выдвижения ясных критериев, без нового понимания социальной справедливости.

Справедливое общество. Сегодня в России уже невозможен прежний традиционалистский, уравнительный подход к справедливости. Одновременно неприемлем и «либеральный» подход, связанный лишь с формальным равенством прав, но не затрагивающий условия их реализации. При огромном разрыве социальных возможностей, недостаточной заботе многих групп населения о собственном будущем, о судьбе своих детей было бы утопией возлагать все надежды на рациональный выбор и соответственно на рынок, пусть и смягченный «амортизаторами».

Такой путь, как это подтверждено опытом многих стран, уроками идущего глобального кризиса, ведет к социальной сегрегации. Он также ведет к дискредитации существующего режима и противоречит нравственному оздоровлению российского общества.

Одновременно неприемлем и тотальный патернализм, снижающий социальную ответственность и активность тех групп, которые обладают ресурсами самореализации и стремятся к ней. Патернализм снижает и общий социальный потенциал развития, порождает социальный паразитизм, разлагает нравственный климат общества. Курс на патернализм противоречит и критерию ориентации на интересы «новой России». Необходим новый подход к социальной справедливости – «справедливости развития», отвечающей ожиданиям социально активных и рациональных людей. Принципы социальной справедливости развития:

Солидарность всех, общественное нравственное неприятие положения, когда сограждане бедствуют, а меньшинство утопает в роскоши.

Гарантии слабым – тем, кто действительно в силу объективных обстоятельств не может самостоятельно решить свои жизненные проблемы. (Но неприемлем и социальный паразитизм, злоупотребление принципом солидарности.)

Поддержка активных – тех, кто способен и хочет самостоятельно решать свои жизненные проблемы, кто готов много и упорно трудиться, использовать свои знания и талант, но нуждается для этого в помощи «на старте». Создание социального комфорта для наиболее активных слоев общества – главный приоритет общественного развития.

Ответственность богатых за свое общественное поведение, прежде всего за попрание норм общественной морали, на которое остро реагирует большинство.

Социальный контракт с российским бизнесом, основанный на осознании им своей роли в развитии страны и непреходящей национальной и социальной ответственности. Эта ответственность проистекает из сосредоточения в руках небольшой группы огромных ресурсов, способных воздействовать на политическую и социально-экономическую жизнь страны.

Наряду с провозглашением принципов ответственности бизнеса необходимы и меры, поддерживающие эти нормы. Естественно, санкции за нарушение этических норм бизнеса лежат вне легальной плоскости. Их могут накладывать саморегулирующиеся организации. Санкции следует рассматривать как участие в упрочении институциональной конвенции. Но поддерживать такие санкции должно и государство. Было бы вполне оправданным нежелание государства иметь дело с теми, кому бизнес-сообщество отказало в доверии. Нарушения этики бизнеса, зафиксированные уполномоченными органами этого сообщества, должны лишать виновных участия в приватизации, а также в выполнении государственных заказов.

Исторические обстоятельства формирования основной части крупной и средней собственности в России пока еще накладывают ограничения на политические притязания российского капитала.

Степень легитимации собственности в нашей стране выступает важным критерием интеграции российского бизнеса. Завершение легитимации частной собственности в России, вероятнее всего, займет еще определенное время и позволит капиталу занять подобающее ему место в социально-политической структуре страны.

Вертикальная мобильность. Важный социальный приоритет – формирование ясных ориентиров вертикальной мобильности. Сейчас много говорится о необходимости создания системы «социальных лифтов», обеспечивающей продвижение молодых, наиболее активных и профессионально подготовленных. Имеется достаточно позитивных примеров в этой сфере. Одновременно в обществе утвердилось мнение о «закупорке» каналов вертикальной мобильности в государственной системе управления. Как известно, устоявшееся мнение – социальный факт, существенно влияющий на социальное функционирование.

Преодоление такой ситуации связано со становлением критериев вертикальной мобильности. Исторический их анализ показывает, что требованиям модернизации более всего отвечает меритократия (власть достойных). Необходимо утвердить в общественном сознании принципы меритократии: заслуга, реальный вклад – основной источник социального статуса, материального и морального вознаграждения. Принцип меритократии неотделим от жесткой ответственности. Очевидный провал руководителя, оставшийся без быстрого и неотвратимого наказания, подрывает любые принципы. Продвижение на высокие посты людей, не обладающих ни заслугами, ни талантами, нравственно травмирует общество. Одновременно такой переход должен быть связан с вознаграждением за прошлые заслуги. Быть может, стоит восстановить персональные пенсии федерального и регионального значения. Но они должны быть подлинно персональными.

Утверждение принципов справедливости развития связано со снижением дифференциации доходов. Децильный коэффициент должен быть снижен до 8–10 вместо 15 в настоящее время. Показатель ВВП на душу населения сегодня на уровне 10 тысяч долларов, и это в принципе позволяет обеспечить достаточно высокие стандарты качества жизни. Справедливое распределение национального дохода – необходимая предпосылка высокой предпринимательской активности, вертикальной мобильности, социально-политической стабильности. Следует ставить вопрос о поэтапном введении прогрессивного подоходного налога, начиная со сверхдоходов. Если этот процесс совместить с созданием новых механизмов благотворительности, зачетом в налоги взносов в социально значимые фонды, то такой путь встретит понимание у бизнеса. Важна также борьба с социальным паразитизмом: как и во многих странах, разумно установить налог на очень крупные наследства.

Путь к снижению неприемлемой дифференциации – пополнение среднего класса, превращение «средних» слоев в наиболее многочисленные. Нужен опережающий рост доходов децильных доходных групп с 4-й по 8-ю, создающий позитивные ориентиры вертикальной мобильности, поддерживающий высокий статус образования и квалификации. Это гарантирует достойный уровень жизни тем слоям и группам, которые определяют социально-экономический и социально-политический климат в стране, служат прочной социальной опорой государства. Их оптимизм и уверенность – надежная предпосылка активизации гражданского общества.

Создание социального механизма, основанного на принципах социальной справедливости, даст возможность изменить подход к решению многих проблем, и прежде всего проблемы бедности.

Главное направление – не столько социальная защита, предоставление бюджетных выплат, сколько социальная поддержка, дающая получившим ее в дальнейшем возможность самостоятельно решать жизненные проблемы.

Здесь важны разного рода образовательные и квалификационные программы. Особенно такие механизмы необходимы для тех слоев, которые без них оказались бы в бедственной ситуации, например одинокие женщины, растящие детей, страдающих серьезными заболеваниями. Им больше помогли бы специальные программы обучения таких матерей профессиям, пользующимся спросом. Возможность самостоятельно зарабатывать на жизнь гораздо полезнее, чем пособия.

Все это увеличит долю самодостаточного населения при одновременном увеличении части «национального пирога», выделяемой на социальную защиту. Это путь не просто к сокращению бедности, но и к повышению качества социального развития, изживанию социального иждивенчества, к утверждению позитивной трудовой морали.

Одним из приоритетов должна стать национальная программа борьбы с социальным неравенством. Исходный пункт ее разработки – широкое сотрудничество государства и общества в выявлении разных видов неравенства. (Задача такой программы – конкретные рубежи в борьбе с разными неравенствами.)

Новое качество нации. Демографические программы невозможно ориентировать лишь на экономическое стимулирование рождаемости, хотя оно и необходимо для изменения демографического поведения. Рост рождаемости прежде всего связан с изменением ценностей, преодолением гедонистического морока, выдаваемого массмедиа за стремление к счастью. Ценностная консолидация – предпосылка национально-демократической модернизации – меняет демографическое поведение россиян, в частности утверждает культуру многодетности. Здесь важно преодолеть ассоциацию многодетности с маргинальностью, восприятие многодетности как последствия безалаберной и безответственной сексуальной жизни.

Необходимо решить и симметричную задачу: нужны экстраординарные меры, чтобы все женщины, желающие рожать детей, имели для этого и медицинские, и социальные возможности. Современные медицинские технологии должны снять с России позорное пятно – мировое лидерство по числу абортов. В этих целях, в частности, важно отказаться от фарисейских рассуждений о вредности программ сексуального воспитания. В них сказывается привычное доктринерство и нежелание видеть реальную картину сексуальной жизни подрастающего поколения.

Сохранение нации неразрывно связано и с кардинальным снижением алкоголизма и наркомании. Нужны цивилизованные, но жесткие меры, исключающие вовлечение в них подрастающих поколений.

Социальная справедливость требует вернуть принцип «все лучшее – детям» на основе современных общественно-государственных механизмов. Открытие специализированных центров, покупка для них и внедрение передовых технологий должны поддержать тенденцию сокращения детской смертности.

Государство вместе с меценатами обязано создать развитую систему фондов поддержки семьи, помогающих семьям, которые сами не могут создать детям необходимые условия. При этом важно предоставлять помощь лишь семьям, стремящимся обеспечить здоровый образ жизни и социальную интеграцию своих детей.

Повышение качества нации, принципы меритократии требуют, чтобы государство создало честную систему поиска и отбора молодых талантов в различных областях науки, искусства и спорта среди детей в малообеспеченных семьях. Государственная сеть специализированных школ должна гарантировать самые высокие стандарты образования хотя бы для наиболее талантливых.

Формирование позитивных мотиваций подрастающего поколения пока остается вне фокуса социальных задач. Это связано с общим невниманием к нравственному оздоровлению общества. Но без изменения системы мотивационных приоритетов бессмысленны все усилия по развитию инфраструктуры образования и воспитания. Это не умаляет значения этих усилий, но указывает на необходимость комплексного подхода, сочетающего решение как инфраструктурных, так и мотивационных задач.

Кроме того, нужно соединить усилия государства и общества для воссоздания системы внешкольного воспитания и досуга – действенного инструмента социальной интеграции и самореализации подрастающего поколения. Степень охвата этой системы имеет четкую обратную корреляцию с уровнем подростковой преступности.

Новое качество нации неразрывно связано и с развитием системы воспроизводства человеческого капитала. Сегодня доминирует тенденция к большей практичности высшего образования – ответ на запрос экономики. Но безоглядное следование ей ведет к утрате уникальной отечественной системы естественно-научного и инженерно-технического образования. Решение, как всегда, – в диверсификации системы образования, в выделении «элитной системы» из общего усредняющего потока. Главное – не поддаться привычной демагогии: «кто определит элитность?», «это породит коррупцию». Конечно, будут обвинения в коррупционных и бессодержательных подходах. Если захотеть, то найдутся и эксперты, и процедуры отбора. Эгалитарная демократизация неизбежно влечет за собой падение интеллектуального уровня и, как результат, снижение шансов в глобальной конкуренции.

Федерация равных возможностей. Развитие федерализма – ресурс демократии. Модернизация «снизу» предполагает активность на региональном и муниципальном уровнях. Поэтому нужно переломить тенденции унитаризма. Сегодня в России столько демократии, сколько в ней федерализма и муниципализма. Все законодательные нормы должны пройти экспертизу на соответствие принципам федерализма и задачам стимулирования инициативы и самостоятельности регионов страны.

Гарантия подлинного федерализма – развитие бюджетного федерализма, законодательное закрепление финансирования полномочий, отнесенных Конституцией к предметам совместного ведения. Укрепление финансовой самостоятельности регионов – стимул к росту их инициативы и предприимчивости, к мобилизации внутренних ресурсов. Существующее уравнительное выделение субвенций пора уже дополнить стимулирующей компонентой. Например, гарантировать тем регионам, которые выйдут на профицит, сохранение субвенций (хотя бы 50 процентов от прежнего уровня) еще на три года. Необходимо также повысить гарантии для бюджетов муниципальных образований, создать стимулы роста их доходов. (Сегодня губернаторы часто отбирают дополнительные доходы муниципалов.)

Сегодня слабо осознается значение муниципальной реформы для судеб демократии в России. Накопленный опыт муниципальной реформы показывает: необходима корректировка структуры муниципий, нужно исправить просчеты, сделать эту систему более полно отвечающей интересам граждан.

Слабая организационная и кадровая подготовка, недостаток финансов, губернаторское давление, отсутствие мониторинга хода реформ угрожают дискредитировать народное самоуправление.

Тогда на десятилетия будет потерян шанс на прорастание демократии «снизу» – единственно прочный путь демократизации.

Сегодня необходим общественно-государственный проект – поддержка муниципальной реформы. Учитывая конституционную специфику муниципальных образований, координатором такого проекта следовало бы сделать Общественную палату. Он должен включать повышение квалификации новых руководителей и работников муниципий. Нужен мониторинг финансового положения муниципальных образований, оперативная их поддержка в тех случаях, когда дефицит бюджета – результат ранее сделанных ошибок. Политические партии (вместе со своими молодежными движениями) могли бы организовать акции по благоустройству поселений, по приведению в порядок муниципальной инфраструктуры. Необходима популяризация достижений муниципальной демократии. Законодательные органы субъектов Федерации должны достаточно оперативно реагировать на предложения муниципий о корректировке их границ.


§ 2. Характер переходного периода и кризис | Кризис...И все же модернизация! | § 4. Экономические требования