home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава одиннадцатая

ТРИ ИСПЫТАНИЯ

Впереди расстилалась зеленая равнина, покрытая ковром крупных желтых цветов. Солнце стояло в зените и посылало на землю потоки ослепительных лучей. Но, странное дело, в этой стране, которую верховный друид назвал Заповедником Торна, было довольно прохладно, как бывает в первые весенние дни. Да и ароматы вокруг витали майские, словно где-то неподалеку росла сирень.

Вдалеке путники увидели цветущий сад. Чуть правее виднелось синее пятно большого озера. Впереди у самого горизонта высоко в небо уходила удивительная гора ослепительного света. То там, то здесь на равнине возвышались странные каменные обелиски, похожие формой на причудливые морские раковины. Вокруг них в мягкой зеленой траве валялись россыпи белых округлых камней.

Чародей из Атлантиды (иллюстр. М. Мисуно)

Элли невольно прижала руки к груди, чувствуя, как сильно бьется ее сердце. Никогда прежде она не испытывала такого странного ощущения…

— Какая вокруг благодать! — внезапно нарушил молчание Гудвин. — Вот таким мне всегда представлялся рай, куда после смерти попадают души умерших людей. Знаете что, друзья… Пожалуй, я никуда дальше не пойду, а останусь здесь жить.

Страшила неожиданно поддержал друга:

— А ведь верно! До сих пор я считал, что ничего лучше Изумрудного города на свете нет. Но здесь мне нравится еще больше.

— А как же Торн? — возмутилась Элли. — Разве вы забыли, что мы пришли в Заповедник, чтобы найти Зеркальный Лабиринт?

— Но ведь верховный жрец предупреждал нас, что это опасно! — возразил Гудвин. — Наверняка в этом Лабиринте очень просто заблудиться. И тогда мы окажемся неизвестно где! Нет уж, я достаточно постранствовал по свету, с меня хватит.

И он направился в сторону ближайшего обелиска, напоминающего формой огромную спиральную раковину. Оглядев ее со всех сторон, Гудвин вдруг воскликнул:

— Кажется, я знаю, что это такое! В одной из книг, что я нашел в замке атлантов, было написано про каменные Цветы Желаний. Достаточно только прошептать свое заветное желание, и эти штуки должны их исполнить. Попробую…

Чародей из Атлантиды (иллюстр. М. Мисуно)

И Гудвин наклонился к раковине и что-то тихо прошептал.

Тотчас на месте раковины появился большой красивый дом с черепичной крышей, колоннами и просторной верандой.

Возле дома живописно располагались цветники. Чуть позже между ними возник круглый бассейн, посреди которого бил фонтан с радужными струями.

Гудвин охнул:

— Великий Торн, да я всю жизнь мечтал именно о таком доме! Моя жена Тина однажды нарисовала его. Мы часто сидели по вечерам в гостиной, смотрели на ее рисунок и мечтали, что с годами накопим денег и построим этот чудесный дом. Но потом Тина умерла, и я… Ох!

В доме вдруг распахнулась дверь. На веранду вышла полная женщина с круглым, добродушным лицом. На ней был надет цветастый фартук, а голову украшал белый колпак, похожий на тот, что носят повара и кондитеры. В руках женщина держала поднос с большим румяным пирогом. — Джеймс, где ты пропадал? — с упреком спросила женщина. — Я уже приготовила обед и испекла твой любимый пирог с грибами и ветчиной… О, да у нас гости! Добро пожаловать, милая девочка, и ты, соломенный человек, и ты, плюшевый медвежонок!.. Ой, прошу прощения, у меня на кухне подгорает второй пирог!

И Тина торопливо вернулась в дом. Гудвин рухнул на колени и, молитвенно прижав руки к груди, воскликнул:

— Великий Торн, не верю своим глазам! Ты оказался настолько добр, что однажды возродил меня в стране Мертвых. Я был доволен своей второй жизнью, но мне так не хватало моей дорогой Тины… А теперь ты подарил мне радость увидеть ее вновь после стольких лет разлуки! Теперь я счастлив, как никогда в жизни.

Гудвин торопливо взбежал по лестнице на крыльцо и буквально влетел в дом. Вскоре из дома послышался звон разбитой посуды и возмущенный голос Тины:

— Джеймс, что с тобой? Ты разбил наш любимый сервиз… Да что ты смотришь на меня так, будто не видел целый век? Отпусти меня, иначе пирог сгорит в духовке!

— Нет, милая женушка, я теперь тебя ни за что не отпущу, — раздался взволнованный голос Гудвина. — Ведь я на самом деле не видел тебя целый век!

Створки окон сами по себе захлопнулись, и голоса Гудвина и его жены стали едва слышны. Страшила и Элли обменялись изумленными взглядами.

— Ты что-нибудь понимаешь, Элли? — спросил Страшила, простодушно моргая нарисованными глазами.

Элли задумалась, а потом кивнула:

— Да, кажется понимаю. Эти странные раковины… они на самом деле могут исполнять любые наши желания!

Том даже подпрыгнул от восторга.

— Что-о-о? — завопил он. — Вот здорово! У меня столько желаний, что я могу про них говорить целый час и все равно не переговорю! Я так хочу стать человеком, просто сил нет! Но сначала…

Том подбежал к ближайшей раковине, похожей на шипастую грушу. Ловко забравшись на нее, медвежонок что-то тихо сказал в большое темное отверстие раковины. И тотчас на ее месте появился старый, покосившийся дом. Элли сразу же узнала его — это был дом фермера Роберта, в котором она побывала больше года назад по пути в Волшебную страну. Вскоре из-за закрытого ставнями окна раздались радостные вопли Тома.

Страшила хлопнул ладонью по своему мягкому лбу.

— Тьфу, наконец-то я понял, в чем тут штука! — закричал он. — Выходит, я могу сотворить здесь пшеничное поле, на котором гонял ворон в свои молодые годы?

Элли кивнула.

— Вот здорово! — обрадовался Страшила. — Хотя… а почему бы мне не сотворить здесь мой любимый Изумрудный город? Или нет, все-таки я начну с пшеничного поля… Только лучше его сотворить где-нибудь подальше, чтобы не мешать Гудвину и Тому!

И Страшила вприпрыжку побежал по равнине, радостно размахивая руками и что-то громко вопя.

Чародей из Атлантиды (иллюстр. М. Мисуно)

Элли ощутила невероятное волнение. У нее тоже было одно, самое заветное желание. Ее родители погибли много лет назад, попав в страшный смерч. Даже волшебство Виллины не могло помочь воскресить маму Анну и папу Генри. Но здесь, в Заповеднике Гудвина, могли исполниться любые, самые невероятные мечты…

Элли пошла в сторону фруктового сада. Ей приглянулась одна из огромных раковин, которая напоминала морскую звезду. Стоило только коснуться рукой этой раковины и произнести: «Хочу, чтобы здесь появился мой старый дом в Канзасе и чтобы там жили мама Анна и папа Генри!», и тогда она будет по-настоящему счастлива!

Но, не дойдя до раковины несколько шагов, Элли остановилась. Она вдруг вспомнила слова верховного друида: «Вас ждут в Заповеднике Торна великие испытания… Только сильные духом смогут пройти путь к Зеркальному Лабиринту».

Испытания?! Сомнений не оставалось — белые раковины, исполняющие любые, самые невероятные желания, и были одним из таких испытаний!

Голова у Элли закружилась. Она опустилась на колени и закрыла лицо руками. Такого тяжелого выбора ей не приходилось делать еще никогда. Если она сейчас оживит маму Анну и папу Генри, то у нее просто не хватит духа уйти отсюда. А как же тогда ее друзья в Волшебной стране? Получится, что она попросту предала их в самый трудный момент, променяла на тихое счастье в Заповеднике Торна…

Но если она соберется с силами и пройдет мимо каменных Цветов Желаний, то… То ее родители останутся навсегда мертвыми! А этого она никогда не сможет себе простить.

Что же делать?!

Прошло немало времени, прежде чем Элли решила, что делать. Она сорвала желтый цветок, тихо произнесла одно из волшебных заклинаний Торна, и сказала:

— Хочу, чтобы этот цветок превратился в бабочку!

Так и случилось. Элли с улыбкой смотрела, как крупная желтая бабочка полетела в сторону большого куста сирени, привлеченная его нежным запахом.

— Значит, в Заповеднике Торна действует мое волшебство… — прошептала Элли с огромным облегчением. — Этого и следовало ожидать! Прекрасно…

Девушка подошла к раковине-звезде и прошептала свое самое заветное желание. И тотчас перед ней вырос ее родной дом — тот самый, который сейчас стоял заброшенным в выжженной канзасской степи.

На раскрытого окна послышался голос мамы Анны:

— Генри, да вставай же, лежебока! Сколько раз я говорила, что после сытного обеда спать вредно? Да и наша Элли где-то запропастились… Пойди поищи ее, пока с девочкой что-нибудь опять не случилось!

В ответ послышался недовольный голос папы Генри:

— Ну вот, уж и поспать часок-другой нельзя… Я с самого утра работал в поле — можно мне немного отдохнуть? А с Элли ничего не случится. Наверное, она опять отправилась к соседям. Ха-ха, держу пари, что вечером она снова будет рассказывать нам сказки, что побывала в какой-то там Волшебной стране!

Элли, дрожа всем телом, тихонько подошла к дому и, привстав на цыпочки, заглянула в окно. Постояв так минуты две, она с огромным трудом заставила себя отойти в сторону. А потом, подняв правую руку, Элли прошептала одно на заклинаний Торна.

В это мгновение дверь в доме стала открываться. Папа Генри все-таки послушался жену и, одевшись, отправился на поиски своей неугомонной дочери.

Но дверь так и не открылась до конца… Элли тяжко вздохнула и опустила голову. И вздрогнула, почувствовав, что кто-то положил ей руку на плечо. Рядом о ней стоял Гудвин.

— Ты сделала все правильно, девочка, — тихо сказал Гудвин. — Твои родители… они так долго ждали свою милую дочку! Ничего страшного не случится, если они подождут еще немного. И моя дорогая Тина тоже может подждать. Ты ведь можешь так сделать?

Элли кивнула. Она заколдовала миссис Тину, и та застыла посреди комнаты с полотенцем в руках. Элли и Гудвин обменялись грустными взглядами. Оба отдали бы все на свете, чтобы остаться в Заповеднике вместе со своими чудом ожившими родными людьми. Все — кроме судьбы их друзей из Волшебной страны! Чувство долга вставляло Элли и Гудвина переступить через свои личные переживания и желания. Они знали, что поступают правильно, но как же тяжело далось им такое решение! Чуть позже со стороны дома фермера Роберта послышался обиженный крик Тома:

— А я? Меня забыли, да?

Медвежонок бежал через цветущий луг, размахивая передними лапками. Элли радостно рассмеялась и, подхватив малыша на руки, поцеловала его в нос.

— И как же ты смог оставить в доме своих друзей, Розу Родни? — спросила она.

Том ухмыльнулся.

— А их там и нету, — заявил он. — Роза и Родни живут Желтой стране, в городе Дурбана, разве ты забыла? Я вовсе не собирался оживлять тех, кто и так жив и здоров! Знаешь, кого я оживил? Дядю Роберта! Он сейчас спит на своей кровати, да так крепко, что не проснулся даже тогда, когда я стащил с него одеяло на пол.

— Ах вот как? — восхитилась Элли. — Ты поступил очень хорошо, малыш!

— И очень мудро, — добавил Гудвин. — Но что скажет фермер Роберт, когда проснется?

Он выразительно посмотрел на Элли, та все поняла и кивнула:

— Ну что ж, пускай дядя Роберт еще немного поспит, когда-нибудь, друзья мои, мы вернемся сюда, и я оживлю всех, кого усыпила: и дядю Роберта, и тетушку Тину, и моих родителей! Обещаю…

Она запнулась. Гудвин понял ее и дружески погладил по плечу.

— Не нужно ничего обещать, милая Элли. Мы с Томом понимаем, что далеко не все в этом мире зависит от тебя. А теперь пойдем отсюда, пока у нас еще есть на это силы… А вот и наш дорогой Изумрудик!

Вскоре к ним подошел и Страшила. Вид у него был донельзя смущенный.

— Простите, друзья, — сказал он. — И особенно вы, Великий Гудвин. Вы подарили мне замечательные мозги, но они иногда работают как-то не так. Я сотворил свое любимое пшеничное поле и только собрался залезть на кол, как вдруг передумал. Э-э, да что там говорить! Не время сейчас гонять ворон. Пускай они хоть раз в жизни полакомятся зерном, не опасаясь за свою жизнь!

И Страшила указал рукой вдаль, где среди зеленого ковра равнины появилось большое желтое пятно пшеничного поля. Оттуда доносился птичий гомон. Стая ворон, которую Страшила сотворил вместе с полем, устроила себе такой пир, что только колосья летели во все стороны.

— Ну и куда мы пойдем дальше? — спросил Том, вертя головой. — Может, налево, в тот чудесный сад?

Страшила подумал и указал направо — туда, где вдали виднелось синее озеро.

— Я думаю, надо идти к озеру, — заявил он.

Гудвин, недолго поразмыслив, указал вперед, в сторону странной сияющей горы.

— А по-моему, Лабиринт должен находиться там, откуда идет яркий свет! Наверное, это его зеркальные стены отражают солнечные лучи.

Элли с улыбкой покачала головой:

— Уважаемый Гудвин, вы забыли, что в песенке Тома говорилось: «О Лабиринт, ты — Звездный град!» Значит, мы должны идти туда, где сияют звезды… Да вот же они!

И Элли указала рукой в противоположную от озера сторону. Там, над невысокими холмами, сияли три еле заметные точки.

— Ха-ха-ха, разве днем в небе могут сиять звезды? — насмешливо возразил Страшила. — Мало ли что там сверкает! К тому же города обычно строят на берегу рек и озер. Вспомните город Всеобщего Счастья, который Парцелиус построил на берегу Большого озера! Словом, вы как хотите, а я пойду к озеру.

И Страшила, не оглядываясь, зашагал по цветущему лугу по направлению к синему озеру.

Том захихикал, глядя ему вслед:

— Кажется, мозги у Изумрудика совсем заржавели! Наверное, ему надо смазывать булавки да иголки жидким маслом, как это делает Гуд со своими железными суставами. Даже глупцу ясно, что Звездный город и Лабиринт находятся во-он в том саду! Ведь там небось полным-полно фруктов. А все люди — такие обжоры, не то что мы, плюшевые медведи! Ну, я пошел, догоняйте!

И Том вприпрыжку побежал в сторону сада. Элли растерянно посмотрела на Гудвина.

— Да что это с ними? — огорченно спросила юная Хранительница.

Чародей из Атлантиды (иллюстр. М. Мисуно)

Гудвин укоризненно покачал головой.

— Боюсь, это очередное испытание, о котором нам говорил Фанх, — промолвил он. — И состоит оно в том, что каждый из нас в глубине души считает себя большим умником. Да и упрямства нам всем не занимать! Вот Страшила с Томом и вообразили невесть что. Попробуй теперь их переубедить!.. Ничего, скоро они вернутся с пустыми руками и поймут, что надо было идти не к озеру и не в сад, а в сторону сияющей горы. Ручаюсь, что там-то и находится Зеркальный Лабиринт, ха-ха-ха!

И пожилой толстяк, расхохотавшись, уверенно пошел вперед.

Элли всплеснула руками и в ужасе закричала ему вслед:

— Вернитесь, уважаемый Гудвин! Вы выбрали неверный путь! Поверьте мне, прошу вас! Ведь я — великая волшебница, и Виллина не зря сделала меня Хранительницей края Торна! Я твердо уверена, что Лабиринт находится…

Вдруг Элли прикусила себе губу с такой силой, что даже вскрикнула от боли. И боль тотчас отрезвила ее.

— Да что это я раскудахталась, словно курица? — с досадой прошептала она. — Додумалась назвать себя «великой волшебницей»… Матушка Виллина, помогите мне! Что мне делать, как пройти это испытание упрямством и самомнением?

«Наберись терпения и жди…» — послышался в ее голове тихий старческий голос.

И Элли стала ждать. Она сотворила себе кресло-качалку и большой розовый зонтик. Затем уселась поудобнее и стала раскачиваться взад-вперед, укрывшись от ярких солнечных лучей.

Чародей из Атлантиды (иллюстр. М. Мисуно)

Три ее друга шли в разные стороны. Через час они превратились в маленькие точки, едва заметные на цветущем лугу. Но странное дело, хотя Гудвин, Том и Страшила заметно удалились от Элли, они ничуть не приблизились к целям своего путешествия.

Прошел еще час, другой, третий… За это время даже в набитую опилками голову Тома могла прийти мысль, что здесь что-то не то. Но как остановиться и вернуться, если цель их путешествия была, казалось, совсем рядом?

Гудвин, как и следовало ожидать, остановился первым. Он едва держался на ногах, в то время как Страшила и Том не знали, что такое усталость. Наконец, не выдержав, Гудвин опустился на землю, достал из кармана зеленого сюртука платок и вытер им пот, струившийся по лбу.

— Проклятье… — пробормотал он. — Я отмахал не меньше десяти миль, а гора света осталась так же далеко, как и прежде. Или она все-таки стала чуть ближе? Ну точно ближе!

И тут в его голове послышался тихий голос Элли: «А может быть, вам это просто кажется, Великий и Ужасный?»

Брови Гудвина удивленно взметнулись:

«Ты умеешь разговаривать с помощью мыслей? Тьфу, да я совсем забыл, что ты волшебница… Но гора света действительно заметно приблизилась. Я отдохну малость, а потом пойду дальше. Э-эх, был бы у меня сейчас мой воздушный шар, на котором я много лет назад прилетел в край Торна!»

«Если хотите, я могу сотворить для вас воздушный шар и даже сильный попутный ветер, — предложила Элли. — Но боюсь, вы выбрали неверную цель, уважаемый Гудвин. К ней можно идти всю жизнь, и все равно она не станет ближе. Это нередко случается с людьми! А ведь наша жизнь так коротка…»

Гудвин глубоко задумался.

«Ты права, девочка, — наконец признал он. — Вижу, тебе передалась не только магическая сила Виллины, но и ее мудрость. Выбрать правильную цель в жизни — это очень важно! Например, я потратил лучшие годы своей жизни на то, чтобы стать богатым и знаменитым. Мне вроде бы повезло: из бедного актера я превратился в правителя Изумрудного города и стал обладателем невиданных сокровищ… А настоящего счастья в Волшебной стране я так и не нашел!

И, только вернувшись в Канзас и женившись на моей дорогой Тине, я понял, что такое счастье. Но, увы, я уже был в то время весьма пожилым человеком, да и Тина тоже… Мы прожили вместе только пять лет!

Вот так и получилось, что большую часть жизни я потратил на то, что шел к своей мечте, к своему Зеркальному Лабиринту, да так и не смог до него дойти… Хорошо, я возвращаюсь!»

Не успел Гудвин и мигнуть, как оказался там, откуда начал свое путешествие. Элли сотворила для него второе кресло-качалку и столик с закусками, а затем с улыбкой сказала:

— Отдохните, Великий и Ужасный. Вы — мудрый человек и сумели справиться со вторым испытанием Торна. Теперь будем вместе ждать, когда вернутся наши друзья!

Солнце постепенно склонялось к горизонту, а Страшила и Том все не возвращались. Гудвин забеспокоился.

— Вряд ли мы сумеем пройти через Зеркальный Лабиринт ночью! — воскликнул он. — Да и Фанх предупреждал нас, чтобы мы поторопились, иначе можем навсегда остаться в Заповеднике Торна… Элли, придется тебе силой возвращать наших упрямых друзей. Оба не знают усталости и могут идти к саду и к озеру хоть сто лет!

Элли нахмурилась. Слова Гудвина ей показались разумными. Она уже подняла правую руку, чтобы произнести нужное заклинание… но вскоре опустила ее.

— По-моему, этого делать не следует… — промолвила она. — Матушка Виллина однажды сказала: «Насильно осчастливить человека нельзя! Каждый должен сам найти дорогу к счастью». Если я насильно верну Страшилу и Тома, то сделаю это вопреки их воле. И это не принесет нам удачи!

Гудвин проворчал:

— Ну и зря. Был бы я настоящим волшебником, то не стал бы церемониться с этими двумя глупцами. Ведь я-то отлично понимаю, что они идут не туда, куда следует! Да и как им сообразить, куда идти, если у одного в голове отруби с булавками, а у второго и вовсе опилки?

Он вдруг запнулся и смущенно посмотрел на Элли.

— Да что это я говорю, старый дурак? — воскликнул он. — Оказывается, во мне все еще сидит правитель Изумрудного города. Сколько глупостей я наделал тогда! А все потому, что считал: только я знаю, как надо жить моему народу. Одна война с Бастиндой чего стоит! Я лишь чудом не угробил войско арзалов, когда на нас напали свирепые Летучие Обезьяны. Ты права, девочка: насильно осчастливить никого нельзя. И никакое волшебство в этом деле не помощник!

Солнце все ниже и ниже склонялось к горизонту. Теперь было отчетливо видно, что три неярких огонька над далекими холмами — это и на самом деле три звезды.

Гудвин, не выдержав, вскочил с кресла и стал расхаживать взад-вперед, заложив руки за спину.

— Если Страшила и Том не вернутся через час, то мы не сумеем войти в Зеркальный Лабиринт, — пробурчал он. — Все-таки надо было положить в голову Страшилы что-нибудь получше, чем иголки да булавки. Я думаю…

Вдруг рядом словно из воздуха появился Страшила. Вид у него был донельзя смущенный.

— Простите, друзья! — развел он руками. — И чего это мне взбрело в голову идти именно к озеру? Уж для кого-кого, а для меня вода — самый страшный враг, если не считать огня. И где была моя знаменитая мудрость? Я думаю…

Он не успел договорить, как рядом появился Том. Он был весь опутан вьющейся травой, а за правым ухом торчал желтый цветок.

— Тьфу, надоели эти дурацкие вьюны! — заявил Том, сдирая с себя траву. — Так мешаются под ногами, что я еле шел. А потом я набрел на поляну, где полным-полно спелой земляники! Мне-то она, конечно, не нужна — ведь я никогда ничего не ем. Но вдруг подумалось: а почему же эту землянику не слопали люди из Звездного города? Ведь им до поляны из сада — рукой подать. Значит, думаю, нет в этом дурацком саду никакого города… И Лабиринта там нету!

Чародей из Атлантиды (иллюстр. М. Мисуно)

Элли ласково потрепала смущенного медвежонка за ушами и помогла ему сбросить с себя траву.

— Очень хорошо, что ты пришел к этой мысли сам, — сказала она. — Жаль только времени до захода осталось мало, и дойти до холмов мы попросту не успеем. Но ничего, я воспользуюсь волшебством. Возьмитесь за руки, друзья!

Элли очень волновалась, произнося очередное заклинание. Она ведь могла и ошибиться! Если Зеркальный Лабиринт находится в другой стороне, то найти его просто не хватит времени.

Но когда она снова открыла глаза, то увидела перед собой огромный сияющий Лабиринт.


Глава десятая ДЕРЕВНЯ-ПРИЗРАК | Чародей из Атлантиды (иллюстр. М. Мисуно) | Глава двенадцатая ЗЕРКАЛЬНЫЙ ЛАБИРИНТ