home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава десятая

ДЕРЕВНЯ-ПРИЗРАК

Путь к деревне-призраку оказался неблизким. Гудвин был уже довольно пожилым человеком, и поэтому по его просьбе путники несколько раз устраивались на привал то на берегу живописной реки, то в роще необычных фруктовых деревьев, то на земляничной поляне. Полкан не упускал случая, чтобы подкрепиться синими плодами со вкусом ветчины, а Том то и дело принимался петь свои самодельные песенки. К вечеру он успел сочинить песенку про землю Мертвых, и она получилась довольно-таки веселой:

Мы шли на Гудвина гору,

Ту-ру-ру-ру, ту-ру-ру-ру!

Ну а попали в Мертвую страну,

Ту-ну-ну-ну, ту-ну-ну-ну!

Здесь Зла нет, а полно Добра,

Та-ра-ра-ра, та-ра-ра-ра!

А красота такая, что кричу: ура!

Та-ра-ра-ра, та-ра-ра-ра!

Мы Гудвина Великого нашли,

Ти-ли-ли-ли, ти-ли-ли-ли!

Идем теперь мы к Торну самому,

Ту-му-му-му, ту-му-му-му!

Нас ждет друидов старый сад,

Стеклянной башни грустный взгляд,

И Врат священных солнцепад.

О Лабиринт, ты — Звездный град!

Элли, Страшила и Полкан так привыкли к песенкам медвежонка, что подпевали, даже не задумываясь о словах его новой песенки. Гудвин пел вместе с ними, но на очередном привале, который друзья устроили на берегу маленького озера, вдруг задумался.

Чародей из Атлантиды (иллюстр. М. Мисуно)

— Что-то я не пойму… — промолвил он, нахмурившись. — Том, ты так задурил мне голову своими «ту-ру-ру-ру», что я поначалу даже не пытался вдуматься в слова твоей песенки. А теперь… Хм… что такое солнцепад? И откуда ты узнал про друидов?

— Про кого? — удивился Том, безуспешно пытаясь сделать стойку на голове.

— Про друидов!

— А-а… Ничего я о них не знаю!

— Но ты же пел: «Нас ждет друидов старый сад»!

— Кто пел — я? — простодушно удивился Том и в очередной раз упал в траву, не устояв на голове.

Чародей из Атлантиды (иллюстр. М. Мисуно)

— Ну не я же!

Элли собиралась съесть очередной сладкий плод, похожий на сливу, но, услышав слова Гудвина, вздрогнула от неожиданности.

— Друиды… — прошептала она, наморщив лоб. — Когда-то я слышала это слово… давным-давно, еще в прошлой жизни, когда была учительницей в школе в штате Пенсильвания. Друиды, кажется, были верховными жрецами племени кельтов?

— Кто такие кельты? — заинтересовался Страшила.

— Это древний народ, который три тысячи лет назад жил на севере Европы, на островах, где ныне находится государство Великобритания, — ответил Гудвин. — Когда в молодые годы я работал актером, то играл роль в дурацкой пьесе о жизни друидов. Там рассказывалось о том, как друиды строили Стонхендж — это такое странное сооружение из огромных камней, которое друиды использовали как астрономическую обсерваторию. Ух, с каким же треском мы провалились на первом же спектакле! А на втором представлении зрители забросали нас гнилыми помидорами! Кончилось все тем, что наш театральный Стонхендж, сделанный из папьемаше и фанеры, обрушился и едва не придавил всю нашу актерскую труппу. Вот хохоту-то было в зале!.. Но откуда про друидов мог узнать плюшевый медвежонок с мозгами из простых опилок?

— Не из простых, а из лучших дубовых опилок на свете, — обиженно уточнил Том.

Голда подошла к нему и внезапно клюнула в голову. Том полетел вверх тормашками. Полкан с громким лаем бросился на птицу, но Голда взлетела в воздух и стала описывать над берегом озера большие круги.

— Действительно, у Тома в голове опилки, — сообщила Голда. — Но откуда тогда он мог узнать про Стеклянную башню? Моя бабушка что-то рассказывала мне про эту башню, но я ничего не помню.

Гудвин поднял с земли донельзя обиженного Тома, погладил его по голове и задумчиво сказал:

— Странно… В одной из книг атлантов я прочитал упоминание о каких-то священных Вратах Света и о Звездном граде. Может, Том — ясновидящий? Что скажешь, Хранительница, и ты, Страшила Мудрый?

Элли и Страшила обменялись смущенными взглядами. Им никогда и в голову не приходило прислушиваться к нелепым стишкам Тома. И потом, разве плюшевый медвежонок может обладать магической силон?

Но Том сам ответил на вопрос Гудвина. Он указал лапкой на свою голову и сказал:

— Наверное, все дело в воде.

— Какой воде? — не понял Страшила.

— Ну, помнишь, Изумрудик, как мы путешествовали по Фиолетовой стране и нашли в лесу озеро Снов?

Страшила кивнул:

— Помню… Вы с Пеняром тогда еще побежали вперед и нашли причал, возле которого стоял маленький корабль.

— Точно, нашли, — кивнул Том. — Но потом я споткнулся о какую-то щепку на причале и упал в озеро вниз головой. Хорошо, что Пеняр успел меня схватить за лапку, иначе бы я здорово искупался в этом самом озере! Но голову я все-таки малость намочил… После этого мне и стали приходить в голову всякие разные мысли, но меня даже слушать никто не хотел…

Гудвин озадаченно посмотрел на Элли. Девушка покраснела до корней волос.

— Снова я совершила ошибку… — горько прошептала она. — Матушка Виллина поторопилась, сделав меня своей преемницей! Мне так не хватает ее мудрости и знания жизни… А ведь Виллина не раз говорила мне: «Не ищи в далекой стране то, что может лежать на твоем столе!» Вот я и проглядела Тома…

— Конечно, ты меня проглядела! — завопил Том и горделиво выпрямился, задрав нос и выпятив животик. — Разве я не уговаривал вас взять меня в Подземное царство? Уж я бы смог закрыть Врата Тьмы, и тогда мы обязательно победили бы!

— И как бы ты их закрыл? — удивленно спросил Страшила. — Аларм пытался это сделать, но не смог, потому что ему помешала принцесса Ланга! Разве ты сумел бы справиться с этой колдуньей?

— Конечно нет. — хмыкнул Том. — Она просто меня не заметила бы, а я бы пробрался по подземному коридору на остров Смерти и там… Я даже песенку сочинил про Врата Тьмы, только уже давно ее забыл. Помните, я распевал ее перед тем, как армия Магдара отправилась в поход?

— Не помню! — развел руками Страшила. — Ты столько всяких песенок поешь, что от них порой болит даже моя соломенная голова…

— И я не помню, — сказала Элли.

— Ну а я тем более! — заявил Том. — У меня голова маленькая, не то что у некоторых. Больше двух песенок в ней не помещается. Хорошо бы кто-нибудь ходил за мной и записывал все мои стишки! От этого могло бы быть много разных польз… или пользов? Ну, мы пойдем дальше или здесь заночуем?

Действительно, солнце уже закатилось за горизонт. В небе одна за другой стали загораться звезды. И странное дело, их было куда больше, чем в Волшебной стране.

— Надо подождать, пока взойдет луна, — сказала радужная птица. — А я полечу на разведку. Кажется, деревня-призрак должна находиться где-то в этих краях.

Голда улетела. Непоседливый Том забрался на спину Полкану, и они вдвоем отправились погулять к ближайшей роще, откуда неслись чудесные фруктовые ароматы. И тогда Страшила задал Гудвину давно мучивший его вопрос:

— Объясните, дорогой Великий и Ужасный, как вы превратились из призрака в настоящего человека? Что-то я не пойму этого.

— А я не могу понять, откуда вы узнали, что я навещала вас в Канзас-сити, — недоумевала Элли.

Гудвин грустно улыбнулся:

— Ответ на твой вопрос, Страшила, очень прост. Когда вы первый раз увидели меня на горе Времени, вы были еще жителями Волшебной страны и лишь несколько минут провели в земле Мертвых. Поэтому я и показался вам призраком… А теперь, увы, вы и сами стали призраками!

— Вот ужас! — воскликнул Страшила. — Выходит, если бы сейчас каким-то чудом здесь оказался Гуд, то он не смог бы со мной даже поздороваться?

— Увы, нет, — вздохнул Гудвин. — А ответа на твой вопрос, Элли, я и сам толком не знаю. Я не меньше десяти раз побывал в земле Мертвых, когда был еще правителем Изумрудного города. И хотя я никогда в ней долго не задерживался, здесь осталась моя тень. Она сгущалась, сгущалась, к наконец я как будто раздвоился. Настоящий Гудвин улетел на воздушном шаре в Канзас и прожил остаток своей жизни в покое и достатке. В то время я был лишь его тенью и почти все время пребывал в полудреме. Во снах я видел все, что происходило с Гудвином в Канзас-Сити. Но когда этот Гудвин умер, я вдруг почувствовал себя настоящим человеком из плоти и крови и сразу же проснулся!

— Кажется, это называется переселением душ, — задумчиво сказала Элли, глядя на чудесное звездное небо. — Друиды… Насколько я помню из книг, жрецы древних кельтов верили в бессмертие души и в то, что души умерших время от времени воплощаются на Земле в телах вновь родившихся людей. Ну, наверное, вам про это слушать неинтересно…

— Почему же неинтересно? — возразил Страшила. — Очень даже интересно! Я вот иногда думаю: а почему в вашем Большом мире огородные пугала неживые, а у нас в Волшебной стране — живые? И не просто живые, а очень даже разумные! И я однажды додумался до того, что во мне, наверное, поселилась душа какого-то человека, который давным-давно жил в краю Торна. Мне даже иногда кажется, что я кое-что вспоминаю про свою прошлую жизнь…

— А ведь ты сказал интересную вещь, Изумрудик! — воскликнула Элли. — Я тоже не раз размышляла, почему в Волшебной стране почти все животные имеют душу, словно люди, и не могла понять, в чем тут дело. Даже матушка Виллина не знала этой великой тайны!

Гудвин вдруг улыбнулся:

— А вот я, кажется, догадываюсь, в чем тут дело…

Но тут послышался лай Полкана, который первым разглядел в звездном небе Голду.

— Я нашла путь в деревню-призрак! — заверещала радужная птица, делая круги над головами Элли и Страшилы. — Скоро должна взойти луна. Нам надо спешить!

Все торопливо пошли к желтой дороге. Пройдя по ней около километра, они свернули, следуя за Голдой, в сторону большой рощи. Едва путники обогнули ее, как над далекими холмами появился желтый краешек луны.

— Вперед! Вперед! Вперед! — кричала Голда, кружась довольно высоко над землей. — Я что-то вижу впереди!

Действительно, впереди между двумя холмами стал вырисовываться еле заметный контур какого-то высокого здания, похожего на башню.

— Это Стеклянная башня! — вдруг завопил Том, сидевший на спине Полкана. — Где-то я уже видел ее… Вперед, мой верный конь!

И Полкан, громко лая, понесся через равнину в сторону далеких холмов.

Страшила вдруг схватился руками за грудь — там, где у людей обычно находится сердце.

— Мне тоже знакома эта башня… — прошептал он.

Элли взяла его за руку и буквально потащила за собой.

Чародей из Атлантиды (иллюстр. М. Мисуно)

Последним, тяжело сопя, бежал Гудвин. Он был слишком толстым для забега на такую длинную дистанцию, но отставать от своих молодых друзей не хотел.

А луна тем временем очень быстро поднималась над горизонтом. Серебристое сияние залило холмистую равнину. Стеклянная башня с каждой минутой становилась все более и более зримой. Она была очень большой и напоминала китайскую пагоду, увенчанную золотистым шпилем. У основания башни виднелись закрытые двухстворчатые ворота.

Полкан с Томом на спине первым подбежал к башне и стал носиться взад-вперед, громко лая. Спустя некоторое время к нему присоединились Элли и Страшила. Оглянувшись, они с ужасом увидели, что Гудвин еще не преодолел и половину пути от рощи до башни.

Голда выписывала в воздухе головокружительные пируэты и верещала:

— Опоздает, опоздает… Как только луна поднимется над горизонтом, деревня-призрак снова исчезнет!

Страшила посмотрел на тяжело дышавшую Элли и вдруг хлопнул себя ладонью по мягкому лбу:

— Элли, да что же ты стоишь и ничего не делаешь? Ты же волшебница! Возьми да перенеси Гудвина к башне!

Юная Хранительница произнесла заклинание, взмахнула рукой, но ничего не произошло.

— Увы, моя волшебная сила не действует в этой стране, — со вздохом призналась она.

— Как не действует? — удивился Страшила. — А кто же помог мне первым добежать до замка атлантов? Разве не ты?

Элли покачала головой.

— Наверное, это сделал Гудвин, — предположила девушка. — Ну конечно, он просто забыл, что обладает хоть и небольшой, но магической силой! Как же ему подсказать, чтобы он воспользовался своим волшебством сейчас?

И Элли начала махать правой рукой, словно размахивала невидимой волшебной палочкой.

То же самое стали делать и Страшила, и даже Том. А Голда, не выдержав, полетела навстречу Гудвину.

Пожилой толстяк так удивился, увидев это, что остановился.

— Чего это они машут руками? — тяжело дыша, пробормотал он. Оглянувшись, он увидел, что луна уже почти полностью поднялась над горизонтом. Еще минута — и Стеклянная башня исчезнет до нового полнолуния!

И вдруг Гудвин все понял.

— Тьфу, да я же совсем забыл, олух, что по книгам атлантов научился кое-каким колдовским штучкам! — воскликнул он.

Гудвин тотчас произнес магическое заклинание и с такой скоростью рванулся вперед, что аж ветер засвистел.

Чародей из Атлантиды (иллюстр. М. Мисуно)

Он оказался возле ворот Стеклянной башни в тот самый момент, когда луна окончательно поднялась над далеким горизонтом. И тотчас холмистая равнина, по которой только что бежали путники, исчезла, а на ее месте появился глухой, мрачный лес.

— Успели! — с облегчением вздохнул Гудвин. — А где же Голда?

— Она полетела вам навстречу и, кажется, осталась в Невидимой земле, — огорченно ответила Элли.

Гудвин развел руками.

— Это я во всем виноват, — смущенно признался он. — Что-то с годами я стал туго соображать… Но не думаю, что Голда будет уж очень сердиться на меня. Она терпеть не может странствий и приключений!

Гудвин подошел к башне и постучал кулаком по воротам.

Спустя некоторое время из башни раздались странные звуки, похожие на звон гонга. Они сложились в слова:

— К-кто-о-о в-в-вы-ы-ы?

Гудвин крикнул в ответ:

— Я — Гудвин, Великий и Ужасный, бывший правитель Изумрудного города! Ныне я живу в замке атлантов. Со мной пришли Элли, новая Хранительница Волшебной страны, и ее друзья.

— Ч-ч-что-о-o в-вам-м-м н-н-надо-о-о?

— Мы хотим встретиться с Торном! — сказал Гудвин. — Над Волшебной страной нависла страшная угроза, и Элли хотела бы получить от великого чародея совет, как бороться с Пакиром и его войском Тьмы!

Ворота медленно распахнулись, и путники вошли в деревню-призрак.

Чародей из Атлантиды (иллюстр. М. Мисуно)

Она напоминала скорее не деревню, а небольшой городок, состоящий из нескольких десятков храмов, похожих на огромные грибы. Строения были сложены из грубо обтесанных каменных блоков. Между храмами стояли странные обелиски, напоминавшие каменные деревья. Несмотря на глубокую ночь, в деревне было довольно светло, словно в хмурый, облачный день.

Из-за ближайшего к путникам храма вышел высокий худой человек в просторном сером плаще. Человек был очень стар, его седые волосы спускались до плеч, а смуглое бородатое лицо избороздили глубокие морщины. Глаза старика были закрыты, словно он был слеп. Шагая, он опирался на длинный деревянный посох.

Старик подошел к гостям и, не открывая глаз, протянул руку к Элли.

— Чую в тебе магию Торна, — сказал старик глухим голосом. — Неужели такая юная девушка стала новой Хранительницей?

Чародей из Атлантиды (иллюстр. М. Мисуно)

Элли едва не задохнулась от волнения.

— Да, матушка Виллина поручила мне оберегать Волшебную страну… — с трудом вымолвила она. — А вы… неужели вы — Торн?

На лице старика появилась снисходительная улыбка.

— О нет, конечно же нет! Я всего лишь Фанх, верховный друид. Тысячу лет назад, когда Торн пришел на эту Землю, он поручил мне и моим жрецам построить Стеклянную башню, эти храмы и каменный сад. Нам известны многие тайны Волшебной страны, о которых неведомо никому из смертных. Но я не Торн и не знаю, как можно победить колдуна Пакира и его звездный Легион Тьмы.

— Тогда укажите нам путь к Торну! — воскликнула Элли.

Верховный жрец задумчиво опустил голову.

— Что ж, пожалуй, я открою вам путь в Заповедник, — наконец промолвил он. — Но… — Фанх вдруг нахмурился. — Чую, что в одном из вас гнездится Зло, словно гадюка под камнем! Да, да, среди вас есть шпион Пакира! Проклятый колдун сейчас сидит в своем дворце и наблюдает за вами глазами своего шпиона!

И жрец указал посохом на Тома, который восседал на спине Полкана.

Медвежонок страшно возмутился.

— Это я-то шпион? — завопил он.

Фанх криво усмехнулся и опустил посох чуть ниже.

— Нет, не ты, а этот пес. Когда-то он был слугой Тьмы, а потом перешел на вашу сторону. Бедный зверь, он даже не подозревает, что невольно продолжает служить Пакиру!

Полкан бешено залаял. Шерсть на его загривке вздыбилась, изо рта закапала пена. В глазах его засветилась такая ярость, что Элли и Страшила невольно отшатнулись от пса. Полкан попытался ухватиться зубами за кончик посоха, а потом пригнулся к земле и, напружинившись, приготовился прыгнуть на верховного жреца. Но вдруг присмирел, упал на брюхо, закрыл голову лапами и тоскливо завыл.

Том поспешно соскочил с его спины и отбежал в сторону.

— Ты что, Полкаша? — дрожащим голосом спросил он.

Страшила возмущенно всплеснул руками.

— Ну и дела! Выходит, все время, пока мы готовились к походу в Подземную страну, у нас во дворце жил шпион Пакира. И где были мои глаза?

Элли с жалостью глядела на пса. Тот содрогался всем телом, словно внутри его шла страшная борьба. Потом он взвыл в последний раз и заснул.

— Этот пес останется у нас, — сурово промолвил Фанх. — Я подавил в нем Зло, но, боюсь, оно глубоко укоренилось в его душе. Хорошо, что он не вошел в Заповедник — там любое Зло немедленно погибает! И ваш пес сразу же бы издох, не сделав и шага к Зеркальному Лабиринту… Но мы должны спешить!

Фанх повернулся и пошел по дорожке, вьющейся между храмов друидов.

Элли еще раз с грустью посмотрела на спящего Полкана, а затем взяла Тома на руки и пошла рядом с верховным жрецом. Страшила хотел было пристроиться возле нее, но Гудвин придержал его рукой.

— Не нужно мешать двум служителям Торна… — тихо сказал он соломенному человеку.

Элли ощущала непередаваемое волнение. Она понимала, что наконец-то встретилась с другим Хранителем! Правда, он охранял не Волшебную страну, а другую землю, но, без всякого сомнения, играл очень важную роль в жизни всех обитателей края Торна. Но какова эта роль?

Элли вспомнила о своем разговоре с Гудвином на берегу озера и, набравшись смелости, спросила:

— Скажите, великий Фанх… Это верно, что благодаря Стеклянной башне многие волшебные существа в стране Торна обретают души?

Фанх долго шел молча, а затем нехотя ответил:

— Это великая тайна, но ты — новая Хранительница и должна многое знать о крае Торна… В Стеклянной башне обитают души всех людей, которые когда-то жили в Волшебной стране. И многие из них когда-то принадлежали воинам-атлантам — тем, кто погиб в войне с армией Пакира. Когда в Волшебной стране рождается животное или птица, мы, друиды, дарим ему душу когда-то жившего человека. А иногда мы одаряем душой даже таких странных существ, как твои друзья — плюшевый медвежонок и соломенный человек. После смерти души каждого умершего существа, человека или не человека, вновь возвращаются в Стеклянную башню и ожидают там нового воплощения на земле.

— Выходит, душа каждого человека бессмертна?

— Да, — ответил Фанх. — Но если человек прожил свою жизнь, служа Злу, если он был алчным, жестоким, равнодушным к другим людям, то его душа поселяется не в самой Стеклянной башне, прозванной людьми раем, а в ее необъятном темном подвале, называемом адом. Такая темная душа имеет мало шансов вновь воплотиться на Земле даже в теле крошечной пичужки. А великие души, напротив, воплощаются в ином облике почти в каждом новом поколении! Мне кажется, что и ты, Элли, относишься к таким великим душам, которые уже не раз жили на земле и принесли людям немало Добра и Света. Не случайно же Виллина решила именно тебя сделать новой Хранительницей!

Элли побледнела.

— Вот как… — прошептала она. — Мне и раньше, в детских снах иногда казалось, что я уже когда-то прежде жила на земле… А кем же я была в своих прежних воплощениях?

Верховный друид повернул к ней слепые глаза и неожиданно улыбнулся:

— Кажется, я догадываюсь, в каком облике ты жила еще во времена моей молодости! Тебя звали Дану, и ты была… Но нет, об этом говорить нельзя. О своих прежних воплощениях каждый человек должен рано или поздно вспомнить сам.

Чародей из Атлантиды (иллюстр. М. Мисуно)

Фанх и его спутники обогнули храм, напоминающий большой ребристый купол, и оказались на берегу живописного пруда. Из него вытекал неширокий ручей и уходил к высокой скале. Над ручьем склонились несколько высоких деревьев, росших из одного корня. Приглядевшись, Элли с удивлением поняла, что это лесной орешник, только гигантских размеров.

Время от времени с орешника на землю падали крупные коричневые орехи. Они скатывались в ручей и исчезали в потоке.

— Что это за орешник, уважаемый Фанх? — спросил с любопытством Страшила.

— Мы называем его Древом Познания, — ответил Фанх. — Тот, кто съест хотя бы один орех, обретает знания, ныне неведомые ни одному человеку на Земле.

— А почему же вы не собираете эти драгоценные орехи, а даете потоку уносить их неизвестно куда? — удивилась Элли.

Фанх снисходительно улыбнулся.

— Этот скромный на вид ручей впадает во все реки на Земле, — ответил он. — Орехи познания с годами растворяются в воде и передают ей свою магическую силу. Если человеку повезет и он выпьет немного такой воды, то через некоторое время ему в голову могут прийти новые, необычные идеи. А новые идеи управляют миром! Люди Большого мира даже не подозревают, что во многом они живут в соответствии с теми знаниями, которыми их тайно наделило это древнее дерево. Оно прибыло со звезд вместе с Белыми магами, и… Но я увлекся! Ни один смертный не должен знать тайн Белого Братства.

— О, мы не пытаемся узнать больше, чем нам следует! — поспешил успокоить верховного жреца Гудвин. — Но как же попасть в Зеркальный Лабиринт?

Фанх указал рукой в сторону высокой скалы:

— Дверь в Заповедник находится в той скале. Войдите в ручей и смело идите вперед. Если ваши помыслы чисты и вы хотите встретиться с Торном не ради собственных мелких выгод, а ради блага других людей, то скала раскроется перед вами. Иначе я вам не завидую!

Чародей из Атлантиды (иллюстр. М. Мисуно)

Элли с Томом на руках без колебаний ступила в ручей. Чуть позже за ними последовал Гудвин. А Страшила робко топтался на берегу.

— Уважаемый Фанх, видите ли, я сделан из простой соломы, — смущенно промолвил он. — Я ничего не боюсь на свете, кроме огня. Но и вода, честно говоря, не идет мне на пользу…

— Не бойтесь, соломенный человек, — улыбнулся верховный жрец. — Вода в ручье не совсем обычная, и она не причинит вам вреда. Прощайте, гости из Волшебной страны! Скоро вы увидите Заповедник Торна, а это великое счастье. Но там вас ждут и великие испытания. Только сильные духом смогут пройти путь к Зеркальному Лабиринту! Помните: если до ночи вы не пройдете Лабиринт, то путь к Торну для вас будет закрыт и вы навсегда останетесь в Заповеднике!

Элли обернулась и помахала на прощанье рукой старому друиду. А потом подошла к скале и, собравшись с духом, шагнула прямо в нее.

И спустя мгновение оказалась в чудесной стране.


Глава девятая ЗАМОК АТЛАНТОВ | Чародей из Атлантиды (иллюстр. М. Мисуно) | Глава одиннадцатая ТРИ ИСПЫТАНИЯ