home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6


Краткий очерк магической эволюции


Сознание возвращалось к Вовану медленно. Создавалось впечатление, что до этого оно долго шаталось по чужим головам, пытаясь найти себе пристанище поприличнее, но не найдя ничего подходящего, было вынуждено возвратиться к прежнему хозяину – хотя и без особого удовольствия.

Наконец сознание утвердилось в Вовановой голове, привычно устроившись перед телевизором с банкой пива, и Вован получил возможность слабо простонать и открыть глаза. Картина, представшая перед ним, была настолько странной, что Вован поспешил вновь закрыть глаза и стал мучительно вспоминать, не курил ли он накануне чего-нибудь термоядерного.

Было раннее утро. Похоже было на то, что он провалялся без сознания всю ночь. В лазурном небе среди белоснежных пушистых облачков нежилось чистое сияющее солнце.

Перед Вованом вместо знакомой автомагистрали вилась узенькая, протоптанная в высокой траве тропинка. Шагов через сто тропинка упиралась в синюю стену леса.

Ни указателей, ни каких бы то ни было других ориентиров не было. Местность была совершенно незнакома Вовану, и ни малейшего представления о том, как он сюда попал и что ему делать дальше, у Вована не было.

Пока Вован раздумывает, не сошел ли он с ума, у нас есть несколько минут, чтобы представить мир, в который попал Вован. Право, этот мир стоит того, чтобы его представить.

Полусредний мир, или по-научному, Семимедье, представляет собой один из бесконечного множества волшебных миров, которыми битком набита наша Вселенная.

Как известно, существование волшебства нисколько не противоречит современным научным знаниям. Знаменитый физик Альберт Эйнштейн утверждал, что волшебные миры столь же реальны, как и наш мир (обычно рассуждения о волшебных мирах шли сразу после рассказов о маленьких зеленых человечках, пьющих по ночам чернила из авторучек и непосредственно перед размышлениями о грядущем в 1999 году нашествии инопланетян с Альфы Центавра).

Современная физика уверяет, что разнообразных миров бесконечное множество, а значит, где-нибудь непременно существуют и бесконечно разнообразные волшебные миры. Среди множества миров существует мир, населенный Мальвиной, Буратино, Пьеро и псом Артемоном, мир, заполненный героями Андерсена, мир Гарри Поттера и прочие миры, существование которых ранее, в эпоху достоверных знаний об окружающей действительности, считалось абсолютно невозможным.

На самом деле ничего необычного в волшебных мирах нет, какими бы странными и невозможными они не казались. С учетом бесконечности Вселенной и составляющих ее миров поверить в существование мира, подобного тому, куда попал Вован, не так уж сложно. А если к тому же учесть, каким был наш собственный мир сотню миллионов лет назад, то следует признать, что подобное разнообразие придет не во всякую больную голову. Выступи современный палеонтолог с докладом об эволюции динозавров где-нибудь на вселенском соборе в тринадцатом веке – и ему крышка. В лучшем случае он был бы признан неизлечимым сумасшедшим и провел бы остаток дней в монастырской больнице, отбивая земные поклоны и размышляя о своих заблуждениях.

В худшем – святые отцы просто забили бы его евангелиями. А ведь он говорил чистейшую правду! Да по сравнению с миром ортоцерасов и траходонов Полусредний мир просто обязан существовать!

И потом, согласитесь: зная о бесконечном разнообразии миров, намного приятнее верить в существование мира, населенного волшебниками, гномами и троллями, чем в существование мира, в котором лично у вас, единственного на Земле, вырос длинный чешуйчатый хвост или ветвистые рога.

К слову говоря, наша Земля тоже имела шанс стать волшебной. И было это совсем недавно. Еще в эпоху раннего средневековья на Земле в изобилии водились оборотни, во множестве попадались инкубы и суккубы всех мастей, а также духи, призраки и приведения.

В это самое время жил на Земле эльф. Этот эльф должен был дать начало целому поколению волшебных существ – фей, гномов, троллей и прочих, а также стать родоначальником племени могущественных волшебников, которые должны были населять Землю сегодня.

Был он, как и положено эльфу, прекрасен собою. Иногда он превращался в волшебной красоты бабочку и летал с цветка на цветок, лакомясь нектаром и распевая серенады. Это его и погубило.

Ибо в то же самое время на земле появился первый энтомолог.

Это был монах Брамгершлейц – тощий, прыщавый, очкастый любитель бабочек, мотыльков и стрекоз. Именно в его лысую голову пришла идея собрать первую в мире коллекцию насекомых.

Сутками напролет шатался он по лугам, размахивая сачком и наводя ужас на членистоногих.

Однажды, когда он, вдоволь напрыгавшись по полю за гигантской стрекозой, возвращался в свою келью, внимание его привлек странный шевелящийся цветок.

Монах осторожно подкрался к цветку, близоруко прищурился – и ахнул.

На цветке сидела невероятной красоты бабочка. Огромные крылья напоминали диковинные разноцветные паруса, грациозно раскрывшиеся навстречу свежему ветру.

Поглощенная благородной трапезой, бабочка не замечала опасности.

Монах задрожал от возбуждения, и трясущимися руками схватил сачок.

Над эльфом повисла зловещая тень.

Мелькнул сачок – и эльф беспомощно забился в сетке.

Где-то в кустах увяла в бесплодной старости, не дождавшись его, одинокая эльфийка.

А эльф теперь выставлен в музее естественной истории. Висит он на деревянной дощечке, пришпиленный булавкой, с табличкой "Масhaon Bramgerschleizi", и посетители, любуясь прекрасной бабочкой, даже не подозревают, что перед ними тупиковое звено магической эволюции.

К счастью, в Полусреднем мире все пошло другим путем. Монах, бегущий по полю с сачком, споткнулся о корень и свернул себе шею. Жажда знаний осталась неутоленной, а эльф – невредимым. И теперь в Полусреднем мире есть все, что полагается иметь в приличном волшебном мире, и что могло бы быть на Земле, если бы не проклятый монах-природовед.

Долгое время наши миры развивались независимо и даже не подозревали о существовании друг друга. Но блуждающим мирам тесно даже в бесконечной Вселенной.

Время от времени они встречаются и пересекаются.

Так, во время пересечения нашего мира с одним из многочисленных параллельных миров с нашей планеты исчезли динозавры. Их просто вынесло потоком времени в другой мир. И теперь в этом мире только одна проблема – динозавры. Исконные обитатели планеты – миролюбивые травоядные скримсы – почти полностью истреблены хищными тираннозаврами и аллозаврами. Гигантские бронтозавры и диплодоки вытоптали всю траву и вдобавок обожрали вкусные молодые побеги лавриконсов, которыми питались гуалы и киливцы. А уж сколько скримсов и гриммеров было заживо погребено под гигантскими кучами динозаврового навоза – и сосчитать невозможно.

А в нашем мире динозавров не стало. Взамен к нам засосало пару первобытных хорьков. Глуповатых, жадных, но исключительно плодовитых. Последнее обстоятельство сыграло решающую роль в эволюции млекопитающих.

И вот прошли миллионы лет, и момент пересечения миров снова настал. Пересыпались последние песчинки в часах Времени, миры сошлись, дверца между ними на мгновение приоткрылась, и в открывшуюся щель затянуло Вована и Керамира.

Вован остался лежать на траве у входа в Черный лес, а Керамир очутился в придорожной канаве неподалеку от столицы. Дверца захлопнулась. Миры стали стремительно разлетаться. Вован и Керамир застряли в чужих мирах.

Но, разумеется, Вован ничего этого не знал. Он просто хотел есть. И потому поплелся по тропинке в надежде встретить кого-нибудь, кого можно было бы обо всем расспросить или хотя бы ограбить.

На его пути вставал лес. Это был тот самый Черный лес, до которого не доехал Керамир.

У Вована было два варианта действий – либо обойти лес, причем дорожка услужливо поворачивала в обход, либо идти напрямик. Вован, всегда предпочитавший короткий путь, не раздумывая, вошел в лес.

Некоторое время он петлял среди густого ольховника, но вот деревья разошлись, и Вован выбрался на опушку.

На опушке он был встречен отвратительного вида старухой, с ног до головы черной, как ворона. Старуха глянула на него совиным глазом и сладким голосом осведомилась, не поможет ли Вован донести ей вязанку хвороста до избушки.

Если бы Вован хотя бы иногда читал книжки, он бы знал, что отказывать старушкам с вязанками хвороста, которые просят у вас помощи в лесу, не следует. Во-первых, это невежливо, а во-вторых, такие старушки довольно часто оказываются местными колдуньями, и притом не всегда добрыми. Но Вован книжек не читал, и поэтому остаток пути до ведьминой избушки был вынужден проделать в образе осла, волоча на спине те самые вязанки, и сверх того, проклятую старуху, взгромоздившуюся поверх вязанок и нещадно пинавшую его в бока своими костлявыми ногами. Каждое движение старухиных ног сопровождалось густой волной исходившего от нее зловония.

Судя по всему, старуха считала мытье глупым и недостойным занятием. В самом деле, какой смысл сегодня тереть мочалкой шею, если завтра она снова будет грязной?

Совершенно осовевший от вязанок, вони и пинков, Вован потерял всякое представление о времени, поэтому, когда он довез старуху до избушки, то не мог внятно осознать ни кто он, ни где находится, ни сколько тащит проклятую ношу.

Старуха же слезла с осла-Вована, стянула свои вязанки, и в качестве благодарности съездила ему по спине метлой так, что у бедного Вована подогнулись ноги, а в спине что-то громко хрустнуло. После этого она наконец взмахнула метлой, пробормотала заклятие, и Вован почувствовал, что ослиные копыта превращаются в привычные руки и ноги.

Получив первоначальный вид, униженный и обесчещенный Вован залаял и побежал прочь от избушки в густой лес. Продираясь сквозь заросли и отчаянно матерясь, Вован долго блуждал по чаще. Он не знал, сколько верст уже отмахал, и где находится, и не имел ни малейшего представления, куда ему идти дальше. Вокруг был только лес, и ничего кроме леса. Вован заблудился.

Солнце между тем подбиралось к зениту. Несмотря на густые кроны деревьев, в лесу было жарко. Вован быстро вспотел и ужасно устал, его терзали голод и жажда.

Несколько раз Вовану мерещились в чаще очертания знакомого ресторана "Весельчак У", где можно было так славно провести время, но стоило ему подойти поближе, как оказывалось, что это просто переплетение густых ветвей. Дважды он видел в солнечных бликах роскошное здание пятизвездочного отеля "Савой", но снова и снова убеждался, что это всего лишь мираж.

Бесцельно проблуждав по чаще около трех часов, смертельно уставший Вован наконец набрел на узенькую тропинку, едва заметную среди густой травы. Тем не менее это была несомненная удача. Даже Вовану было известно, что тропинки как правило откуда-то идут и куда-то приводят. Поэтому Вован рысью припустил по тропинке, искренне желая, чтобы та привела его если не к пятизвездочному отелю, то хотя бы к приличному ресторану. Тропинка вначале петляла среди высоких сосен, потом нырнула в березнячок, после провела Вована через осиновую рощицу, и, наконец, вывела на большую поляну, ярко освещенную солнцем.

Вован разочарованно оглядел поляну. Увы, ни отелей, ни ресторанов на поляне не намечалось, как не было вообще никаких следов пребывания человека. Поляна была пустынна.

Делать было нечего. Опечаленный Вован поплелся к холму, возвышавшемуся посреди поляны, намереваясь вскарабкаться на него и осмотреть местность с высоты.

Однако чем ближе он подходил к холму, тем более странным тот казался. Вначале у подножия холма обнаружились прогнившие деревянные ступеньки. Потом удивленный Вован заметил на вершине холма глиняную трубу, из которой курился легкий дымок.

Внутри холма явно топили печь! До этого Вовану никогда не приходилось видеть холмов, оснащенных печами, и это его сильно озадачило. И, наконец, у холма обнаружилась дверь и два косых окна, грязных настолько, что заметить их можно было лишь подойдя совсем близко.

Поразмыслив, Вованом пришел к выводу, что перед ним жилище человека – нечто среднее между избушкой и земляным погребом.

Правда, сооружение это меньше всего походило на пятизвездочный отель. На четырехзвездочный тоже. Даже на провинциальную гостиницу оно было не очень похоже. Больше всего оно походило на заброшенный хлев.

Фундамент, подпертый камнями и поленьями едва удерживал на весу уродливое строение. Стены, сложенные из грубых почерневших бревен, казалось, вот-вот рухнут. И стены, и земляная крыша избушки с криво торчащей трубой густо поросли зеленым мхом, отчего издали избушка совершенно сливалась с окружающим пейзажем, и не было ничего удивительного, что Вован вначале принял ее за холм.

Но Вован все равно обрадовался избушке. Обнаружить следы человека в этом негостеприимном мире было чрезвычайно приятно. А топившаяся в избушке печь навела голодного Вована на мысль, что там, возможно, готовят обед.

И Вован поспешил к избушке.



Глава 5. МЫ ЕДЕМ, ЕДЕМ, ЕДЕМ… | Проблуждение миров (Полусредний мир - 1) | cледующая глава