home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава тринадцатая

БАЛ КОРОЛЕВЫ АГНЕТ

Агнет обсуждала с Митридом фасон платья к вечернему балу, когда в дверь гостиной постучали. Явился гвардеец-Марран и доложил, что у королевы просит аудиенции первая фрейлина Шарлота.

— Пусть войдет, — нахмурившись, сказала королева. А ты, Митрид, иди к Зоралу и принимайтесь за дело. Через два часа я назначаю первую примерку.

Митрид низко поклонился и чуть не бегом вылетел из комнаты под насмешливыми взглядами находившихся в комнате двух Летучих Обезьян.

Тяжело опираясь на палку, вошла Шарлота. Пожилой женщине было трудно идти без помощи, но она приказала Роголду дожидаться ее в приемной. Лицо первой фрейлины было гневным, морщинистые щеки тряслись от сдерживаемых чувств.

Агнет с улыбкой кивнула в знак приветствия, даже и не подумав встать с кресла. Прошло время, когда она побаивалась своей грозной и ворчливой начальницы — теперь их роли поменялись.

— Вас что-то беспокоит, дорогая Шарлота? — спросила королева с милой улыбкой, не предлагая старухе сесть. Все распоряжения насчет концерта и бала я уже отдала дворецкому, так что вы можете обратиться к нему…

Шарлота остановилась посреди комнаты и, не обращая внимания на Летучих Обезьян, стукнула палкой об пол.

— Прекрати ломать передо мной комедию, Агнет! — выкрикнула она. — Я не настолько безмозгла, как прочие придворные, и не так труслива, как гвардейцы-Марраны с их тупоголовым полковником. Где Стелла? Где ее гостьи? Отвечай немедленно, мерзавка!

Агнет перепугалась. Немало лет Шарлота держала вторую фрейлину, что называется, в ежовых рукавицах, и та привыкла беспрекословно подчиняться властной старухе.

Королева перевела дух и указала на одно из кресел.

— Что же вы стоите, дорогая Шарлота? В вашем возрасте надо беречь силы. Может, мне попросить Летучих Обезьян помочь вам?

Старуха еще крепче стукнула палкой по половицам.

— Не вздумай угрожать мне, девчонка! Я слишком стара, чтобы цепляться за жизнь. Повторяю: где Стелла?

Агнет совладала со своим страхом и улыбнулась еще радушней.

— Ну что вы, речь вовсе не о вас! Меня всегда трогало до глубины души, как ваш племянник заботливо ухаживает за вами. Еще бы — с вашей помощью он стал одним из самых знатных придворных! Было бы справедливо, если бы он получал вместе с вами не только пряники, но и, так сказать, удары кнута. Эй, Летучие Обезьяны! Схватите Роголда и накажите его за грубость, которую позволяет себе его тетка! Если станет сопротивляться, убейте его!

Летучие Обезьяны послушно направились к двери.

Лицо Шарлоты застыло от ужаса. Агнет знала слабое место первой фрейлины — старая женщина обожала своего глупого племянника.

— Подожди, Агнет! — попросила она. — Я была не права.

— Меня зовут королевой Агнет Прекрасной, — холодно заявила девушка.

— Да, да, я это и хотела сказать! — заторопилась старуха, увидев, что Летучие Обезьяны подошли к двери. — Конечно же ты — королева Агнет… Агнет Прекрасная!

Новоявленная королева щелкнула пальцами, Летучие Обезьяны обернулись и вопросительно посмотрели на свою повелительницу.

— Подождите пока наказывать Роголда, — приказала она. — Мне кажется, фрейлина Шарлота поняла свою ошибку.

Старуха смиренно кивнула и уселась в кресло.

— Я понимаю, что ты выкрала у Стеллы Золотую Шапку, — устало сказала она. — Но как Летучие Обезьяны могли справиться сразу с четырьмя волшебницами? И почему они слушаются тебя без Золотой Шапки, да и не три раза, как полагается, а сколько тебе вздумается?

— Просто я подружилась с ними, — мило улыбнулась Агнет. — Они у меня в большом долгу, очень большом… Но вы хотели со мной поговорить о чем-то более важном, не так ли?

Шарлота нахмурилась. Приступ страха прошел, но старая женщина решила вести себя осторожней. Агнет была хитрой интриганкой, и ей следовало противопоставить нечто более умное.

— Я понимаю, Летучие Обезьяны — большая сила, после долгой паузы заговорила старуха. — Тем более что наши Болтуны трусливей зайцев. Но ты не учла, что они обожают Стеллу и никогда не смирятся с ее потерей. Что за радость править страной, где тебя все боятся и ненавидят?

Глаза Агнет зло сузились.

— Продолжайте, — процедила она сквозь зубы.

— Да и придворные — тоже не сахар, — чуть приободрившись, продолжила Шарлота. — Все, особенно фрейлины, будут завидовать тебе и мечтать занять трон. В один прекрасный момент кто-нибудь половчее выкрадет Золотую Шапку, и тебе придет конец. Женская зависть — страшная вещь, уж тебе-то, Агнет Прекрасная, это известно лучше всех. А вдруг какой-то даме придет в голову чудовищная мысль — скажем, отравить тебя?

Агнет подалась вперед, и злость в ее глазах сменилась испугом. Об этом она и не подумала!

— Таких злодеев в Розовой стране не сыскать! — дрожащим голосом заявила она. — Все Болтуны добры и безобидны.

Шарлота слегка усмехнулась — она поняла, что сумела напугать самозванку.

— Нашлась же среди них ты, — заметила она. — Слышала поговорку: в семье не без урода? Кто знает, а вдруг в нашей стране целых ДВА УРОДА? Я уже не говорю о Марранах — не о наших дураках-гвардейцах, а о тех, что живут в горах. Они почитают Стеллу больше всех на свете и смогут дать отпор даже Летучим Обезьянам. А черные драконы? Насколько я понимаю, ты заодно разделалась и с Кориной, их предводительницей. Через неделю-другую Вараг прилетит к Розовому дворцу, чтобы узнать, почему их дражайшая Корина задерживается, и тогда… Да он разделается с твоими крылатыми воинами, как с мухами, а потом возьмется и за тебя. Может быть, ты сумеешь остановить его своим волшебством, ха-ха?

На глазах самозваной королевы выступили слезы. Шарлота права! Как она могла забыть о Вараге и его племени?

— Что же делать? — сникшим голосом спросила она.

— Самое лучшее — вернуть Стеллу и ее подруг оттуда, где ты их спрятала, — предложила Шарлота.

— Нет, только не это! Лучше я умру в лапах дракона! — выкрикнула Агнет, вздернув подбородок. — Убирайся, мерзкая старуха. Не так уж я беззащитна, как ты думаешь. Если на мою страну нападут враги, если мне будут угрожать… что ж, на этот случай я пошлю к волшебницам Летучих Обезьян. При вести о моей гибели они разорвут Стеллу и ее подруг на части!

Шарлота опустила глаза. Похоже, эта девчонка отнюдь не проста. С новой королевой и впрямь надо быть поосмотрительней… а еще лучше с ней подружиться. Стелле уже, видимо, не поможешь, а вот о Роголде надо позаботиться…

Старая фрейлина достала платок, промокнула пот с лица и сказала уже другим, мирным тоном:

— Да что же это я, глупая старуха! Совсем запамятовала, зачем явилась. Видишь ли, королева Агнет, мой дуралей племянник совсем потерял покой. Вот уже месяц ходит за мной словно тень, и стонет, и вздыхает: «Ох, как я влюблен в Агнет! Ой, до чего же она прекрасна, я жить без нее не могу…» И так без конца. Пожалей его, королева! Лучше-то жениха тебе не сыскать во всей Розовой стране. Он и статен, и красив, и ласков, точно дитя. Правда, Торн не дал ему ума, да это, может, и к лучшему! Ты будешь все решать за двоих. И Болтуны любят Роголда. Таких красавцев еще поискать, о нем вздыхают все девушки. И все сочтут справедливым, что новая королева выбрала в мужья самого завидного жениха Розовой страны. Мы устроим такую свадьбу, что вся Стеллария, да что там Стеллария — вся страна месяц будет ходить ходуном! Глядишь, о Стелле за это время потихоньку и забудут…

Агнет задумалась. Слова Шарлоты показались ей не лишенными смысла. О, старая фрейлина знала толк в интригах! И авторитет у нее был огромный — даже заносчивый мэр Стелларии Данор благоговел перед ней. Всем было известно, что Шарлота — ближайшая подруга волшебницы Стеллы. Уж если она признает новую королеву, то и остальным придется сделать то же. А она, Агнет, получит в мужья красавца Роголда, о котором давно втайне мечтала, и обретет в лице первой фрейлины мудрую советчицу…

— Пожалуй, об этом стоит подумать, — наконец сказала Агнет.

Лицо Шарлоты просияло.

— Пойду порадую моего дуралея! — воскликнула она и, кряхтя, поднялась с кресла.

Одна из Летучих Обезьян, повинуясь повелительному взгляду королевы, тотчас подскочила к старухе и помогла ей выйти из гостиной. Вскоре из-за двери послышался восторженный вопль Роголда.

Агнет вздохнула с облегчением.

До чего же нелегко быть королевой… прошептали она. Радостей от этого я пока видела немного, а уж хлопот-то и неприятностей хоть отбавляй… Может быть, я напрасно завидовала Стелле?


Первая фрейлина Шарлота брела в свою комнату усталая и раздраженная. Мысль об исчезнувшей Стелле не давала ей покоя, и радовало пока лишь одно — Стелла жива! А значит, со временем можно будет попытаться ей помочь. Агнет безусловно хитра и решительна, но для того, чтобы быть королевой такой страны, как Розовая, этого все же маловато. И бывшая фрейлина скоро это почувствует…

Роголд же был в полном восторге. Всю дорогу по коридорам дворца он принимал роскошные позы, томно вздыхал, ронял крупные слезы и загадочно улыбался. Все встречные придворные тотчас узнали новость: Роголд может вскоре стать мужем королевы. Дам это, разумеется, огорчило, а кавалеры пришли в ярость — они и сами не прочь были претендовать на руку Агнет Прекрасной.

Возле дверей, ведущих в покои первой фрейлины, нетерпеливо прохаживался незнакомец в зеленом плаще и широкополой шляпе. Увидев Шарлоту, он шагнул к ней и прошептал топом заговорщика:

— Это я, Данор. Мне надо поговорить с вами, Шарлота.

Старуха кивнула.

— Роголд, иди к себе и займись приготовлениями к балу, — строгим тоном приказала она. — Сегодня ты должен блистать, как никогда. И держи свой длинный язык за зубами, понял, голова садовая?

— О-о, всенепременно! — пропел Роголд и прошествовал к своей комнате, едва не танцуя и чуть отставив согнутую левую руку. Ему казалось, что он ведет королеву Агнет к трону. Ох, как это было замечательно, превосходно, волшебно!

Шарлота пригласила мэра войти и заперла за собои дверь. О чем говорили два старинных приятеля, неизвестно, однако прошло не менее часа, прежде чем Данор вышел из дворца и спешно направился домой. На улицах Стелларии было непривычно пусто. Обычно Болтуны очень шумно готовились к дворцовым балам, но Летучие Обезьяны отбили у всех охоту к веселым танцам.

К вечеру придворные узнали очередную новость: королева Агнет решила повременить с праздником по случаю своего восхождения на трон. Это объяснялось тем, что еще не все жители Розовой страны узнали о переменах в Стелларии. Нужно было время, чтобы гости из всех деревень успели съехаться в столицу, дабы приветствовать свою новую правительницу.

И тем не менее роскошный бал состоялся. На нем присутствовали только обитатели дворца, но зато они повеселились от души. Агнет появилась в Большом зале с небольшим опозданием и поразила всех своим необычным радужным платьем. Новая королева была мила и доброжелательна, ничуть не походя на прежнюю заносчивую и колючую вторую фрейлину.

Поэты, соревнуясь друг с другом, прочитали в ее честь не меньше десятка заздравных поэм. Певцы спели множество только что сочиненных песен, и первым из них, как всегда, был несравненный Ялон. Агнет милостиво наградила его бриллиантовым перстнем, чем потрясла придворных — Стелла никогда не одаривала их драгоценностями! Самый красноречивый из Болтунов Цирон поведал историю о детстве Агнет Прекрасной. Славная девушка якобы оказалась дочерью некоего короля Урзула, повелителя всех Арзалов, и тысячу лет проспала в пещере возле источника с усыпительной водой. Когда источник иссяк, Агнет проснулась и явилась в Розовую страну под видом простой девушки. Сама волшебница Стелла не разгадала эту тайну, но вчера мудрая Виллина поведала о ней своим подругам-волшебницам. После чего они дружно решили улететь в Большой мир, дабы не мешать дочери короля Урзула стать повелительницей всей Волшебной страны. Придворные разразились бурными аплодисментами, когда Цирон закончил свой рассказ, хотя прежде никто из них и слыхом не слыхивал о короле Урзуле. Нечего и говорить — Агнет щедро одарила Цирона за удачную выдумку драгоценностями, украденными из сокровищницы Стеллы.

Завершающим соревнованием, как всегда, был конкурс художников. Они выставили свои работы, над которыми трудились весь день. Агнет в сопровождении фрейлин прошлась вдоль стен зала, рассматривая свои портреты. Они были хороши, спору нет, и художники получили свою долю похвал и наград.

Последним в ряду художников стоял Стилг. Его работа была закрыта полотнищем, и все придворные сгорали от любопытства. Еще большее нетерпение испытывала сама Агнет. Ну наконец-то она увидит свой НАСТОЯЩИЙ портрет, который можно будет повесить в гостиной!

Королева подошла к бледному, мрачному Стилгу и милостиво протянула ему руку для поцелуя (другие живописцы завистливо переглянулись).

— Рада видеть вас, Стилг, — промолвила Агнет. — Чем вы нас сегодня порадуете? Не томите, я сгораю от нетерпения.

Художник, не обращая внимания на протянутую ему руку, сорвал занавес. Все ахнули. На картине была изображена… Стелла! Это был его пятьдесят восьмой портрет бывшей правительницы Розовой страны.

Агнет отшатнулась, задохнувшись от злости. Придворные, вставая на цыпочки, пытались рассмотреть новую работу знаменитого мастера. Пожалуй, это был лучший портрет Стеллы, но как же он был сейчас неуместен, как вызывающе смотрелся среди почти двух десятков изображений новой королевы!

Поднялся шум. Несколько мужчин угрожающе шагнули к Стилгу. Неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы сидевшая неподалеку старая Шарлота не воскликнула:

— Замечательно, мастер Стилг! Мы все чтим память Стеллы, вернувшейся в Большой мир. Ее портрет мы поместим в библиотеке… а лучше в новом музее, посвященном нашей прежней правительнице. Кажется, на чердаке есть свободная комната. Вы не возражаете, королева?

Агнет уже взяла себя в руки.

— Ну, конечно же такой ЗАМЕЧАТЕЛЬНОЙ картине самое место на чердаке, — ядовито сказала она.

Заиграла веселая музыка, и начались танцы. Все кавалеры наперебой приглашали королеву, но она чаще отдавала предпочтение счастливому Роголду. А Стилг незаметно покинул дворец, унеся с собой портрет Стеллы.

Вечно молодая Стелла (иллюстр. М. Мисуно)

Бал удался на славу, но королева, вопреки обычаю, не пожелала продолжить его на аллеях парка. Все сделали вид, будто так и должно быть. А причина-то заключалась в том, что Агнет не являлась волшебницей и не могла сотворить ни фейерверка, ни цветопада из роз — словом, вообще ничего. Но все предпочли промолчать — попасть в лапы Летучим Обезьянам никому не хотелось.


Глава двенадцатая ДОБРОВОЛЬНЫЕ ИЗГНАННИКИ | Вечно молодая Стелла (иллюстр. М. Мисуно) | Глава четырнадцатая КАК МЭР УПАЛ С НЕБА