home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава восьмая

ДВЕ ВСТРЕЧИ

Эльг вышел из дворца со смятенными чувствами. Он побрел по огромной пустынной площади, опустив крылья.

«Отец… неужели я не смогу спасти тебя? — размышлял он. — Я знаю, ты не одобрил бы то, что я стал слугой Пакира… но я должен тебя вызволить из темницы, должен… Даже если для этого мне придется погубить весь край Торна! Да и кто они мне, эти жалкие Жевуны, Мигуны и прочие коротышки? Их время подошло к концу, во Тьме не выжить ни им, ни волшебницам Света…»

Вспомнив о словах Сагарота, человек-ящер поднял голову и посмотрел на Орлиную башню, высившуюся рядом с дворцом. Неужели король Теней на самом деле пленил всех трех волшебниц? Но как ему это удалось? Сагарот что-то говорил о Летучих Обезьянах… Об этом племени могучих и беспощадных бойцов Эльг не раз слышал в подземной стране. Поговаривали, что даже сам Владыка их побаивается. А Стелла и Элли… интересно, как они выглядят?

Любопытство подтолкнуло Эльга на необдуманный шаг. Он расправил крылья и, энергично взмахнув ими, взмыл в воздух. К счастью, слуги-тени, охранявшие дворцовую площадь, не заметили его.

Несколько минут потребовалось Эльгу, чтобы достичь вершины башни. Сделав плавный вираж, он подлетел к окну, схватился за массивную железную решетку и заглянул внутрь.

На скамье возле стены сидели две женщины и о чем-то разговаривали. Одна из них, постарше, в белом платье, поразила Эльга своей красотой. Вторая волшебница выглядела еще девочкой-подростком и, несмотря на свою миловидность и чудесные голубые глаза, казалась по сравнению со своей старшей подругой едва ли не дурнушкой.

Стелла первой услышала шум и повернула голову к окну. Увидев чешуйчатое, крылатое создание с почти человеческим лицом и огромными, чуть не в пол-лица глазами, волшебница вскрикнула от неожиданности. Элли тоже заметила Эльга, но сразу же взяла себя в руки.

— Это он унес бедного Страшилу! — воскликнула девочка и подбежала к окну. — Кто вы? Где Страшила? А где Аларм и король Гуд?

Эльг усмехнулся, продолжая парить в воздухе рядом с окном.

— Не торопись, фея, скоро Владыка Тьмы ответит на все твои вопросы, — сказал он с издевкой. — Но я могу тебя кое-чем порадовать. Твой друг Дровосек превратился в груду смятого железа, а Страшила скоро станет пылающим факелом! Впрочем, король Сагарот скорее предпочтет развеять это соломенное чучело по ветру — свет он любит еще меньше, чем я.

Элли вспыхнула от гнева. Она уже была готова резко ответить противной крылатой ящерице, но в этот момент Стелла подошла к ней и успокаивающе положила руку на плечо.

— Почему вы так жестоки с нами, незнакомец? — с мягким упреком молвила она, глядя Эльгу прямо в глаза. — О, я чувствую в глубине вашей души незатихающую боль. Вас что-то гнетет, какое-то глубокое горе… Но разве мы с Элли виноваты в этом?

Эльг в замешательстве отпрянул. Стелла была не только прекрасна, но и на редкость проницательна.

— Я лучше улечу, — глухо сказал он. — Король Сагарот будет в ярости, если узнает о нашей встрече.

Он разжал руки и, оттолкнувшись от решетки, хотел было опуститься на площадь, но его остановили слова Стеллы:

— Нас обеих ждет гибель, не так ли, незнакомец?

Эльг вздрогнул всем телом. Эту прелестную женщину убьют воины Пакира? Но это же чудовищно!

Он вновь прильнул к решетке. Чудесные глаза Стеллы очаровали его, и он вопреки своей воле прошептал:

— Все может произойти иначе… Я не могу вам рассказать всего, но… Да не оставит вас надежда!

Эльг в последний раз взглянул на Стеллу и камнем ринулся вниз.

В это время Корина в одиночестве гуляла по улицам города. Слуги-тени не удерживали ее во дворце, и юная чародейка решила осмотреть странный город. Она задумчиво шагала по безлюдной улице и вскоре заметила на стенах домов множество теней — это были подданные короля Сагарота. Корина попыталась заговорить с ними, но безуспешно — тени не замечали ее.

В душе у Корины царило смятение. Ей не хотелось окончательно переходить на сторону Зла, но что поделаешь, если даже в Розовой стране нашлось для него место? Кто-то из подданных Стеллы предал свою правительницу и тем самым, возможно, решил судьбу всей Волшебной страны. Правда, еще оставалась надежда на Аларма и его отряд, но что он сможет противопоставить колдовству Пакира? Здесь даже Вараг и его стая не помогут…

Корина и сама не заметила, как вышла к воротам городской стены. Но стоило ей сделать еще шаг, как навстречу сразу же двинулись три черных облачка — слуги Сагарота. Корина поспешила повернуть назад.

Она попыталась использовать колдовские заклинания Торна, а затем Гингемы, но — увы — в городе Теней даже они не действовали.

Корина долго бродила между высокими зданиями мертвого города. Наконец девушка вышла на небольшую площадь, окруженную особо мрачными каменными зданиями из серого гранита. Посреди площади находился широкий каменный колодец, закрытый толстой железной крышкой. Из любопытства юная волшебница подошла поближе и услышала идущий изнутри далекий мерный стук и едва различимый металлический лязг.

Сомнений не было — колодец вел в подземное царство Пакира! Корина похолодела от страха. Много лет она противостояла Властелину Тьмы, повелевала стаей черных драконов — стражей ущелья Торна. Простит ли Пакир ее за это? Конечно, ему будут нужны помощники в новом царстве Тьмы, но… Перейдя на сторону колдуна, она наверняка будет должна отдать ему книги Торна. И тогда, даже став королевой всей бывшей Волшебной страны, она превратится из могущественной чародейки в жалкую колдунью, ничтожную подручную Пакира! Нет, надо все тщательно обдумать, чтобы не сделать роковой ошибки. Может, ей все-таки выгоднее выступить на стороне Добра?

Кто-то тихо кашлянул. Корина вздрогнула от неожиданности и огляделась. На стенах соседних зданий не было ни единой тени — видимо, жители города избегали приближаться к колодцу. Но кто же тогда здесь прячется?

И тут из-за крышки колодца чуть-чуть высунулась чья-то голова. Корина сразу же узнала копну рыжих, неопрятно подстриженных волос и с облегчением вздохнула.

— Тьфу, как же ты меня напугал, Людушка! — воскликнула она. — Выходи, не трусь, я здесь одна.

Людоед на карачках выбрался из-за колодца, испуганно оглядываясь. Убедившись, что вокруг действительно нет ни одной тени, он поднялся на ноги и стал отряхиваться. Ох, каким же потрепанным он выглядел! Лоб людоеда пересекали две кровоточащие царапины, на левой скуле красовался большущий синяк, а мясистый нос покрывали мелкие ссадины. Одежда Людушки, и без того не отличавшаяся свежестью, превратилась в лохмотья. В рыжих волосах то там, то здесь торчали листья и даже сухие ветки — видимо, толстяк долгое время бежал по лесу не разбирая дороги.

Глядя на дрожащего мелкой дрожью Людушку, Корина невольно расхохоталась.

— А ты ничуть не изменился со времени нашей последней встречи, толстяк, — с издевкой сказала она. — Разве только чуть-чуть похудел. Признайся, кто тебя так поколотил? Неужто Жевунам надоело, что в их лесу хозяйничает такой разбойник, как ты?

Людушка тоскливо посмотрел на свой округлый живот — он и на самом деле стал немного поменьше.

— Похудеешь тут, — вздохнул он. — А всему виной колдовство да волшебство. Все мои неприятности от них!

— Все твои неприятности — от глупости да жадности, — наставительно сказала Корина. — Но как ты очутился здесь? Неужели тебя тоже перенесли сюда Летучие Обезьяны?

— Нет, нет! — воскликнул Людушка. — Я все расскажу тебе, дорогая Корина, самым наиподробнейшим образом, но сейчас нам лучше спрятаться. Эти тени… я их так боюсь! Они могут рассказать обо мне королю Сагароту, и тогда мне конец, честное-пречестное слово!

Корина удивилась.

— Ты знаешь Сагарота? — спросила она. — Выходит, ты уже бывал в этом городе?

— Увы, увы, — печально вздохнул Людушка. — Но я этого не хотел! Ваш Дональд привел наш отряд сюда, а затем Сагарот превратил нас в тени, и мы полетели к Красному озеру, чтоб ему позеленеть!

Корина нахмурилась:

— Какие тени? Что за озеро? Ничего не понимаю. Хорошо, давай зайдем куда-нибудь, пока ты не упал в обморок от страха.

Корина и Людушка направилась к ближайшему дому. Дверь оказалась незапертой. Поднявшись по широкой лестнице, старые знакомые вошли в просторную комнату. Возле стен стояла покрытая толстым слоем пыли резная мебель. Увидев широкий диван, Людушка с радостным воплем бросился на него. Ножки дивана немедленно подломились, и в воздух поднялось серое душное облако. Корина зажала нос пальцами и выскочила в коридор. Выждав несколько минут, она вновь заглянула в комнату. Людоед с блаженной улыбкой возлежал на коротком для него диване, старательно выуживал листья из волос и с удовольствием поедал их.

— Ты что делаешь? — изумленно спросила Корина. — Совсем спятил? Есть листья — это надо же до такого додуматься!

Людушка издал очередной вздох — еще горше, чем предыдущие.

— Разве я мог совершить над собой подобное изуверство?! — воскликнул он. — Это твой дружок Дональд сделал из меня жвачного людоеда. Ему, понимаешь ли, надоело, что я всегда хочу кушать. Наш путь почти все время шел через леса, вот Черный рыцарь и заколдовал меня. Поверишь ли, дорогая Корина, целый день я бежал подальше от поля боя и толком ни одну ветку не успел обглодать. Голоден так, что живот сводит! А вот съесть тебя не могу. Хочу — но не могу. Вот что со мной сделал твой разлюбезный дружочек. И потому я даже рад, что его одолел Белый рыцарь. Нечего, понимаешь ли, нас, людоедов, превращать в травоядных животных! Я даже стишок сочинил про это:

Жую траву, обгладываю ветки.

На Жевунов глядеть не тянет, хоть убей.

Простите, людоеды, мои предки.

За то, что перестал я есть людей!

— Да расскажи ты все толком, — сердито сдвинула брови Kорина и, сметя пыль со стула, уселась возле раскрытого окна — здесь дышалось чуть легче. — Только не вздумай врать, не то превращу тебя в лягушку, как уже однажды обещала!

Людушка испуганно заморгал. Он и понятия не имел, что Корина потеряла в городе Теней все свое могущество, а сама девушка рассказывать об этом предусмотрительно не стала.

Людушка поведал о том, что произошло с ним после того, как он, на свое несчастье, забрел в заброшенную деревню Жевунов и встретился там с Дональдом и его друзьями — псом Полканом и конем Джерданом. Рассказ о путешествии Темного отряда не раз вызывал у Корины улыбку, но описание боя на берегу Красного озера заставило девушку глубоко задуматься.

Людушка доел все листья и ветки, застрявшие в его густых волосах, и робко кашлянул, напоминая о себе. В его животе бурчало от голода, и он решил попросить юную волшебницу сотворить, скажем, пару барашков… то есть, тьфу-тьфу, пару молодых кленов или ясеней.

Корина по-прежнему не обращала на него внимания, и тогда Людушка набрался смелости и сказал:

— Дорогая Коринушка, не пора ли нам пообедать? Я так устал, несясь через леса, что мой тугой животик превратился в пуховую подушку. А знаешь, как трудно было перелезть через стену? Я до ужаса боюсь теней, но ноги сами несли меня к этому жуткому городу. А зачем, ума не приложу, честное-пречестное слово…

Корина недобро улыбнулась, посмотрев на беспечно развалившегося на диване толстяка.

— Ты никогда бы не попал сюда, глупец, если бы такова не была воля Пакира. Наверно, Владыка Тьмы захочет тебя лично поблагодарить за проигранный бой. Возможно, он даже тебя съест.

Людушка с воплем вскочил на ноги. Не рассчитав, людоед ударился макушкой о потолок и со стоном повалился на пол.

— О-ох, зачем так зло шутить со мной, дорогая Коринушка… — дрожащим голосом произнес он. — Разве людоедов едят? Нет, потому что это неправильно. Ни одного моего дедушку-прадедушку не съели и их дедушек-прадедушек тоже. За что же мне такая немилость?

— Ладно, успокойся, — презрительно улыбнулась Корина. — Я на самом деле пошутила. Зачем Пакиру есть такого глупого и толстого людоеда, как ты? Тебя либо уведут в рабство в подземное царство, либо, — она зевнула, — ты через четыре дня превратишься в тень.

Людушка вытаращил глаза.

— В тень? Такой упитанный толстяк, как я? Ой, за что же мне такая мука? Я ведь могу быть полезным, очень полезным Властелину Пакиру, честное-пречестное слово! Вот послушай стишок об этом, Коринушка…

Юная волшебница поморщилась и пренебрежительно махнула рукой:

— Очень мне нужен твой стишок, обманщик. Тебя может спасти лишь одно — моя помощь. Король Сагарот, кажется, готов мне предложить что-то… правда, пока не знаю что. Может быть, я стану королевой, а может — служанкой.

Людушка сел и молитвенно сложил толстые ладони.

— Я готов стать слугой твоей самой распоследней служанки, дорогая Коринушка!

— Посмотрим, — ответила Корина и поднялась со стула. — А пока сиди здесь и носа не высовывай. Если все пойдет хорошо, я вернусь за тобой.

— А если плохо? — грустно спросил Людушка.

— Тогда иди, куда ноги понесут. Но к колодцу не советую приближаться.

Корина подошла к двери, когда ее остановил вопль Людоеда:

— Я же с голоду здесь умру, Коринушка! Сотвори для меня хотя бы небольшую гору груш или дынь!

Девушка чисто машинально щелкнула пальцами и прошептала одно из заклинаний Гингемы. Немедленно посреди комнаты выросло невысокое дерево, покрытое зрелыми персиками. Людушка, забыв обо всех неприятностях, с урчанием бросился к нему и стал запихивать в рот один крупный плод за другим.

Вечно молодая Стелла (иллюстр. М. Мисуно)

Корина тихо ахнула, не сразу поняв, что произошло.

— Да, я кажется вновь могу колдовать… — прошептала она. — Значит, Пакир простил меня. Я ему нужна! Но зачем?

Выходя из дома на площадь, Корина внезапно догадалась: она должна помочь Пакиру добыть меч Торна.


Глава седьмая ПЛЕННИЦЫ КОРОЛЯ САГАРОТА | Вечно молодая Стелла (иллюстр. М. Мисуно) | Глава девятая МЕЧ МАРШАЛА ЛООТА