home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

Габриель Сент-Джон, достопочтенный хозяин Фокс-Медоу, он же Габриель Форчун, капитан пиратского судна «Золотая Фортуна», стоял возле окна своей комнаты в Монткалме. Его окна так же, как и окна комнаты Шайны, выходили в ухоженный сад. Но взор его рассеянно скользил по аккуратно подстриженным кустам, по цветникам, по зеленым лужайкам, сбегавшим к сверкающей вдали реке. Мысли Габриеля витали далеко отсюда, и их целиком занимала девушка, чей образ так мучил его в последние недели.

Когда она сбежала в ту штормовую ночь из его дома в Фокс-Медоу, он думал, что эта девушка навсегда исчезла из его жизни. Много дней Габриель провел в тревоге, опасаясь, что она попала в руки негодяев, которые сотворят насилие над ней, а может быть, и убьют.

Он не находил покоя в своем прекрасном доме в благодатном цветущем уголке возле Памлико. В этом краю обитало немало индейцев, согнанных со своих исконных земель белыми людьми. Коренные жители забились в глубину лесов и продолжали жить там по своим древним законам, питая ненависть к белым, вырубившим их леса, заполонившим их земли, нарушившим привычный уклад их жизни. Габриелю было страшно подумать, что может ожидать белую девушку, попади она в руки к этим дикарям.

Он пытался ее искать, но безуспешно. Владелец гостиницы неподалеку от Фокс-Медоу не сказал ему ничего. Не появлялись незнакомые люди и на близлежащих плантациях. Ничего. Никаких следов. Девушка словно растворилась в грозовой ночи. Если бы Габриель был суеверным человеком, он, наверное, решил бы, что дело не обошлось без вмешательства духов, без колдовства. И тогда он поверил бы в то, что она либо исчезла с помощью нечистой силы, либо сама была призраком, привидением, порождением тьмы и фантазии, явлением иного мира, посланным для того, чтобы смутить душу Габриеля.

Мысли его перекинулись на день сегодняшний. Неожиданное возвращение Меган – ах нет, конечно же, не Меган – Шайны в его жизнь не случайно произошло в тот момент, когда он стоит на пороге брака с девушкой, которую не любит. Чего он ищет в этом браке? Увы, выгод – простых, земных. Став мужем Ребекки Клермонт, он обретет респектабельность, высокое положение в свете. Положение его будет не только высоким, но и устойчивым. В Фокс-Медоу появится молодая хозяйка, а на Габриеля упадет отблеск титулов и богатства его тестя. Да и внешностью его невесту бог не обидел. Более того, до недавних пор Габриель считал Ребекку красавицей. Но только до того дня, когда увидел Шайну. Теперь-то он видел разницу: Ребекка была лишь бледной тенью, слабой копией Шайны, и ее красота рядом с красотой Шайны мгновенно гасла – так исчезает тонкий серп луны, когда на небе появляется солнце.

Придерживая рукой колеблемую ветром занавеску, Габриель вздохнул. Как часто в своих мечтах он хотел найти, вернуть прекрасную пленницу! А сколько сил и времени он потратил наяву на поиски исчезнувшей красавицы! Желание отыскать эту девушку превратилось для него в навязчивую идею. Габриель потерял сон, а если ему и удавалось иногда задремать, он тут же вскакивал с постели в холодном поту. Его тело изнывало, томилось от страстного желания ощутить рядом с собой другое тело – с шелковистой нежной кожей, хрупкое и прекрасное. Тело, которым ему посчастливилось однажды обладать.

Он отложил на время свои поиски только после того, как получил письмо от Ребекки. Его невеста писала, что к ним приехала ее кузина из Англии, и она вместе со всеми ждет того дня, когда Габриель приедет в Монткалм для того, чтобы можно было официально объявить о его помолвке с Ребеккой. Габриель несколько раз перечитал письмо, пытаясь сравнить свои чувства к невесте с теми чувствами, которые он испытал рядом с «Меган Гордон». Да, разница была, и существенная. Правда, Ребекка была внешне похожа на пропавшую пленницу. Может быть, это сходство поможет ему забыть «Меган», смягчит сердечную боль и угасит бушующее в нем пламя?

Он подумал о том, что Ребекка заслуживает достойного к ней отношения. Он должен окружить ее заботой, сделать ее сначала женой, затем – хозяйкой Фокс-Медоу, а потом и матерью своих детей. И пусть их сын унаследует от отца не только имение, но и удачу, которую тот приобрел в своих бесконечных морских скитаниях.

И тогда Габриель, отогнав от себя дурные предчувствия, оставив мысли о красоте земной и небесной, написал Ребекке ответное письмо. Назвал в нем день своего приезда в Монткалм и вежливо заверил, что будет очень рад познакомиться с ее кузиной.

Грустная улыбка тронула его губы. Разве мог он тогда предположить, что мисс Шайна Клермонт, осиротевшая дочь седьмого барона Клермонта и племянница восьмого, и Меган Гордон, наемная служанка, – одно и то же лицо? Улыбка его стала задумчивой при воспоминании о недоуменном взгляде небесно-голубых глаз в ту минуту, когда Ребекка представила Габриеля своей кузине в нижней гостиной. Оба они – и Габриель, и Шайна – были одинаково растеряны. Она сбежала от пирата Габриеля Форчуна для того, чтобы встретить его в доме своего дяди под видом Габриеля Сент-Джона, уважаемого владельца Фокс-Медоу. Он искал повсюду Меган Гордон, чтобы встретить ее под именем Шайны Клермонт в доме своей невесты.

Первой его мыслью тогда было: «Как она очутилась здесь?» Второй – «Как ей удалось проделать дальний путь от Фокс-Медоу до Монткалма?»

Вопросы, вопросы, вопросы…

И в эту минуту Габриель увидел в саду изящную девичью фигурку.

Шайна медленно шла по усыпанной гравием тропинке. И она была не одна. Лицо Габриеля вспыхнуло, брови гневно сдвинулись к переносице, жесткие складки залегли в углах рта. Рядом с Шайной появился молодой мужчина. Он явно поджидал девушку в саду, чтобы присоединиться к ней. Кто он?

Еще один вопрос, требующий немедленного ответа.

А тем временем там, внизу, Шайна тоже вспоминала о сегодняшней встрече в гостиной со своим зеленоглазым насильником.

Она вернулась мыслями к дням своего плена на борту «Золотой Фортуны». Вспомнила о письме, которое успела прочитать в капитанской каюте, – о письме с прикрепленным к нему светлым локоном. О письме от ее кузины.

Ребекка!

Шайна живо вспомнила ее рассказы о своем женихе. О волшебных ночах, проведенных ею в саду рука об руку с Габриелем. Да, это было здесь, в этом самом саду. Может быть, на этой самой тропинке. Тайные робкие поцелуи, нежные слова любви…

Все это было очень мило и трогательно, пока жених Ребекки оставался для Шайны всего лишь прекрасным незнакомцем. Но не теперь – когда Шайна своими глазами увидела его лицо. Теперь эта история уже не казалась ей ни трогательной, ни романтичной. Мысль о близости Габриеля и Ребекки причиняла Шайне боль.

Она оглянулась назад, на окна дома. Гости, приглашенные на торжественный вечер, уже начали съезжаться. Среди них было немало влиятельных лиц из Вильямсбурга – уважаемых джентльменов, близких к губернатору Спотсвуду. Достаточно шепнуть кому-нибудь из них пару слов, и на шее Габриеля затянется пеньковая петля.

Шайна вздохнула. Однажды она поклялась отомстить человеку, который лишил ее девственности. Отомстить, чего бы ей это ни стоило. Теперь он у нее в руках. Так почему же она медлит? Разве он не заслужил наказания? Разве он не должен ответить за все свои беззакония? И может ли она позволить, чтобы ее кузина, эта чистая доверчивая девушка, попала в руки к этому подлому, беспринципному, развратному… красивому… мужественному… смелому…

Она остановилась, испугавшись собственных мыслей. Габриель Сент-Джон! Хозяин Фокс-Медоу! Это только маска. Он может играть роль джентльмена, но в душе он – подлец. Она должна сорвать с него маску! Она должна разоблачить его перед всеми! Она должна…

Но не может.

Плечи Шайны безвольно поникли. Что-то мешало, не давало ей сделать это. Сердце требовало сохранить в тайне все, что она знала об этом человеке. Поступить по велению сердца или по совести? Рассказать или промолчать?

Шайна искала ответ, но тщетно.

Она вновь вспомнила выражение его лица – там, в гостиной. Дьявольскую, заговорщицкую улыбку, притаившуюся в глубине его глаз. Во взгляде Габриеля не было ни страха, ни тревоги. Была уверенность. Уверенность в том, что она, Шайна, сохранит его тайну.

Она нервно переплела пальцы. Гнев душил ее. Какой же он самодовольный, самоуверенный! Спокойно, спокойно! Габриель считает, что она по-прежнему будет игрушкой в его руках? Что не станет подвергать его жизнь смертельной опасности? Хорошо, пусть считает так. Но за свое молчание она получит все, что нужно ей. Сполна.

За время, проведенное в Монткалме, она успела узнать и полюбить Ребекку. Теперь, зная истинное лицо Габриеля, Шайна не позволит, чтобы Ребекка вышла замуж за самозванца. Нет, она не допустит этого!

Плотно сжав губы, Шайна принялась обдумывать свой предстоящий разговор с мистером Габриелем Сент-Джоном. Прежде всего она потребует, чтобы в обмен за ее молчание, в обмен за жизнь и свободу он немедленно отказался от помолвки с Ребеккой. А затем пусть уезжает из Монткалма. Навсегда.

Приняв решение, Шайна облегченно вздохнула и продолжила свой путь. Новые мысли захватили ее. Теперь она чувствовала себя увереннее и спокойнее. Исчезла внутренняя раздвоенность, неопределенность. Теперь ей не нужно будет метаться между необходимостью довести до конца свою месть и странным нежеланием делать это, становиться могильщицей Габриеля. Шайна почувствовала себя так, словно увидела в хмурый день пробившееся сквозь облака солнце – яркое, теплое, животворное…


– Мисс Клермонт? – раздался за ее спиной надоедливый голос доктора. – Наконец-то я разыскал вас.

Настроение Шайны мигом испортилось. Она заставила себя обернуться к Йену с приветливой улыбкой на губах.

– А я и не терялась, – заметила она.

Он пристроился на дорожке рядом с ней.

– Вы не могли бы называть меня просто Йеном? – попросил он. – Почему бы вам не называть меня просто по имени?

Шайна подумала, что ведет себя с Йеном слишком невежливо, а ведь она многим обязана ему. Так в чем же дело? И нельзя сказать, что он так уж ей неприятен. Очень воспитанный и симпатичный молодой человек. Только вот его присутствие в Монткалме… и в ее жизни… неподходящий сейчас момент, вот в чем дело.

– Конечно, вы можете звать меня по имени, – сказала она. – И я буду звать вас Йеном.

Молодой доктор воспринял ее слова с воодушевлением. Затем, продолжая идти рядом с Шайной вниз, к реке, он осторожно заметил:

– Не правда ли, очень редко можно встретить такую счастливую девушку, как мисс Ребекка? Она так рада своей помолвке.

– Разумеется, – согласилась Шайна. – Жаль только, подобное счастье не вечно. Я боюсь…

Шайна запнулась, увидев недоумевающий взгляд Йена. Она поспешила дать объяснения.

– Есть люди, которые на самом деле не те, за кого они себя выдают, – уклончиво закончила она.

Шайна повернулась к реке и не увидела выражения тревоги на лице Йена.

– Что вы имеете в виду? – быстро спросил он.

Тут до Шайны дошло, что она слишком далеко зашла в своих словах, и, чтобы разрядить напряжение, неопределенно взмахнула рукой.

– Не обращайте внимания на мои слова, – попросила она. – Болтаю, сама не знаю что. Не обращайте внимания и выбросьте из головы.

Виновато улыбнувшись, она прикоснулась к рукаву его зеленого сюртука.

– Прошу простить меня, сэр. Мне кажется, у меня начинается мигрень. Я должна пойти и прилечь. Тем более что предстоит нелегкий вечер.

– У меня есть… – начал Йен.

– Нет, нет, ничего из лекарств не нужно, не беспокойтесь. Несколько часов покоя – и все будет в порядке.

Шайна еще раз улыбнулась ему, повернулась и пошла по дорожке вверх, к дому.


Из своего окна Габриель увидел, как она возвращается. Он все еще недовольно хмурился. Он едва сдерживался, чтобы не ринуться вниз и не прогнать подальше этого красавчика-доктора, который словно муха к меду прилип к Шайне. Глядя, как он учтиво говорит ей что-то, как низко наклоняется к ней, Габриель бессильно сжимал кулаки. Чертов ухажер!

Но тут же Габриель охладил свою ревность. Сам-то он кто здесь, в этом доме? Жених! Будущий муж Ребекки Клермонт. Габриель задумался над ситуацией, в которой очутился по злой воле судьбы. Что ему делать? Ведь он уже не сможет никогда забыть свою прекрасную пленницу и жениться на Ребекке Клермонт. Но тогда… Проклятие! Как же теперь выбраться из этой ловушки?


Шайна поднялась по лестнице, направляясь в свою комнату. Она не солгала Йену, сказав, что у нее болит голова. У нее на самом деле болело все. А нервы были натянуты словно струны с той секунды, когда она встретилась с Габриелем в гостиной своего дяди.

Но вместе с тем решимость не оставляла ее. Шайна не собиралась отступать от принятого ею недавно решения – добиться того, чтобы помолвка Ребекки была расстроена. Не должно быть и не будет никакой свадьбы! Она любит свою кузину, как родную сестру, и не позволит ей выйти замуж за пирата – особенно за этого пирата! Никогда!

Шайна уже была на пороге комнаты, когда услышала, как в коридоре за ее спиной открылась другая дверь. Она обернулась и увидела стоящего в дверном проеме своей комнаты Габриеля.

– Шайна?

От звука его низкого голоса по телу Шайны пробежала дрожь.

Она внимательно посмотрела на него. Некоторое время оба молчали. У каждого из них вертелись на языке вопросы, обоих переполняло желание задать их и услышать ответ, но не было сил нарушить молчание первым.

– Я… – сказали они одновременно и снова замолчали.

Шайна прикусила губу. Когда она вновь открыла рот, собираясь что-то сказать, в тишине коридора послышался шелест платья и легкие шаги: кто-то поднимался по лестнице.

– Габриель? – раздался голос Ребекки. Она добралась до верхней ступеньки и увидела своего жениха, стоящего в дверях своей комнаты.

– Вот ты где! Пойдем, сходим к реке. Я так соскучилась, и мне нужно так много тебе рассказать…

Габриель взглянул на невесту, затем обернулся назад. Ему не хотелось, чтобы Ребекка заметила Шайну. Однако коридор был пуст и тих.


предыдущая глава | Неукротимый | cледующая глава