home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава четвертая

ФЕЯ И ВОЛШЕБНИЦА

Полет на север продолжался около трех часов. Все это время Элли сидела в небольшом углублении на спине Басила, дрожа от страха и обняв Страшилу. Удивительное животное не привыкло служить для кого-либо живым ковром-самолетом и потому не могло лететь плавно. Оно то и дело совершало резкие броски вверх-вниз за очередной бабочкой или стрекозой. В такие моменты сердце Элли, казалось, готово было выскочить из груди, у нее перехватывало дух и кружилась голова. Что касается Парцелиуса, то он не испытывал подобных неудобств. Алхимик сидел впереди, у самой шеи Васила. В руках он держал длинную уздечку, наброшенную на голову летающего животного. Элли он напоминал ворона — умную, но таинственную и немного мрачную птицу. Она уже начала сожалеть, что доверилась этому странному человеку.

Словно бы нарочно, Парцелиус, пролетая над Зеленой страной, направил Васила к Изумрудному городу. Сотни горожан высыпали на площадь, завидев на горизонте темное пятно. Они надеялись, что это летит их дорогая Элли, но так и не разглядели девочку. Поняв, что к ним приближается не летающее облако, а какое-то новое, прежде не виданное чудище, горожане разбежались по домам.

Парцелиусу это весьма понравилось. Он привстал, снял с головы свой синий колпак и приветственно помахал им в воздухе. Встречный ветер сразу же рассыпал его длинные седые волосы.

— Привет вам, маленькие зеленые букашки! — кричал алхимик с довольной ухмылкой. — Это говорю я, великий ученый, знаток Черной и Белой магии, всех тайн природы и прочее, прочее, прочее! Что же вы разбегаетесь, словно кузнечики, а не кричите «ура!» своему славному гостю? Это очень невежливо с вашей стороны.

Когда город с десятками башен остался позади, алхимик вновь сел на шею Васила и натянул поводья, поворачивая на север. Всю остальную дорогу он с довольным видом насвистывал какую-то песенку. На сидящих позади Элли и Страшилу он ни разу не взглянул.

Наконец внизу появились поля и леса, одетые в золотистый наряд вечной осени. Здесь Парцелиусу волей-неволей пришлось обратиться за помощью к Элли. Девочка не сразу сориентировалась — ведь она была в Желтой стране лишь один раз. Поразмыслив, она указала на северо-запад. Элли не была уверена, что они летят, куда следует. Но когда далеко впереди показалось огромное дымное облако, стелящееся по земле, она поняла: где-то там находится дворец Виллины.

Впрочем, нежданных гостей тоже заметили. Вскоре из серых клубов им навстречу вылетело семеро летучих тварей. Одни походили на крылатых ящеров, другие — на огромных четырехкрылых птиц с длинными клювами, третьи — на извивающихся змей с радужными плюмажами на плоских головах. Элли заметила, что головы чудищ прикрывали темные обручи. Похоже, это было что-то вроде очков, защищавших непривычные к солнечному свету глаза.

Васил, казалось, не обратил на своих противников никакого внимания. Он продолжал спокойно лететь.

Ухмылка стала сползать с худощавого лица Парцелиуса.

— Эй, Васил! — сказал он, дернув за уздечку. — Ты что, заснул? Эти же твари разорвут нас в клочья! Очнись, олух!

Когда до стаи чудовищ осталось футов тридцать, не больше, Элли закрыла глаза, ожидая неминуемой гибели. Страшила гладил мягкой рукой ее по волосам, не зная, чем утешить.

Внезапно Васил поднял голову и открыл свой второй, синий глаз. Подземные чудовища бросились врассыпную, вопя от ужаса. Но далеко уйти им не удалось. Оцепенев, они перестали работать крыльями и, кувыркаясь в воздухе, посыпались на землю.

Элли вздохнула с огромным облегчением. Парцелиус с довольным видом потер руки, оглянулся и почему-то вновь показал девочке язык.

— Вот так-то! — заявил он, ухмыляясь. Это не ваши колдовские штучки-дрючки, эта сила посерьезнее! Ну, кто там еще хочет потягаться с великим Парцелиусом?

Страшила поморщился.

— И чего этот коротышка так задается? — спросил он Элли. — Васил, не спорю, замечательный воин, но этот носатый болтун здесь при чем?

Элли пожала плечами. Парцелиус тоже расслышал эти слова, но даже ухом не повел.

Васил по плавной траектории вошел в серое облако. Элли немедленно закашляла. Алхимик же спешно достал из кармана плаща марлевую повязку и обвязал себе рот и нос. Зрелище, которое открылось перед ними, было поразительным. Огромное пространство возле дворца испещрили множество извилистых трещин, окутанных клубами газов. По краям разломов бродили толпы монстров, но основные силы собрались вокруг правого крыла расколотого пополам здания. Сотни самых причудливых чудовищ напирали своими массивными телами на невидимую округлую стену. Под их напором преграда постепенно сжималась, отступая к дворцу. Время от времени какая-нибудь летучая тварь пыталась усесться на крышу здания, но ее тотчас встречала длинная стрела или огненный шар. С воплем ярости чудовище поспешно убиралось восвояси. Некоторые все же успевали содрать с кровли несколько янтарных черепиц, так что больше трети крыши уже не хватало. Защитников Желтого дворца не было видно, но они были живы и сдерживали общими усилиями натиск врагов.

Элли смотрела на эту страшную картину глазами, полными слез.

— Виллина, милая Виллина… — шептала она. Страшиле тоже было не по себе. Он вспомнил о подземном море, о его жутких обитателях и пробормотал:

— Да, силен этот колдун… Разве нам с его войском справиться? Неужели придется просить помощи у Большого мира? Но тогда прости-прощай Волшебная страна…

Васил сделал круг над дворцом. Парцелиус, склонив голову, внимательно разглядывал поле боя. Наконец он хмыкнул и дружески похлопал летающее животное по голове.

— Ну, Васил, давай, покажи этим тварям, кто сильнее всех на земле! Пускай дрожат даже при одном имени великого Парцелиуса!

Спустившись еще ниже, Васил издал громкий вопль, от которого у Элли даже уши заложило. Теснившиеся около невидимой преграды животные дружно подняли головы — и замерли, словно пораженные молнией. Несколько стоявших на краю трещины чудищ беззвучно свалились в пропасть.

Васил сделал пару кругов, окатывая жителей подземного царства своим ужасающим взглядом, словно мертвящим душем. Постепенно кольцо осаждавших дворец застыло, будто окаменев.

Элли увидела, как на один из уцелевших балконов вышел незнакомый человек, с луком в руках. Он недоуменно огляделся, а затем поднял голову — и замер, заметив Васила.

Девочка привстала на колени и, замахав рукой, закричала:

— Мы друзья Виллины, славный Рохан! Нас послал твой друг Аларм! Только не смотри в нашу сторону!

Рохан недоуменно пожал плечами и покинул балкон. Возможно, он просто не расслышал слов девочки. Страшила радостно крикнул:

— Ур-р-ра, победа! Я и не думал, что мы так легко справимся с таким войском. Парцелиус, надо так же парализовать и остальных чудовищ.

Алхимик соизволил обернуться и состроил своим спутникам одну из своих самых кислых и презрительных гримас.

— Спасибо за совет, — буркнул он. — Вам хорошо там сидеть сложа руки, а нам с Василом приходится отдуваться за всех! Думаете, малыш не устал? — Он снисходительно похлопал животное по голове. — Еще как устал! Теперь до вечера от него толку не будет. Ему надо отдохнуть, пообедать бабочками да стрекозами. Есть у вашей Виллины бабочки и стрекозы?

Элли развела руками, а огорченный Страшила спросил:

— Выходит, Васил больше никого сегодня не может парализовать? А когда очнутся те, кто попал под его взгляд?

В глазах алхимика впервые промелькнула растерянность.

— Откуда я знаю? — недовольно фыркнул он. — Уж больно они здоровы… Может, на неделю парализующего взгляда хватит, а может, и всего на день. Когда-то же должны прийти эти ваши короли-дровосеки да прыгуны-болтуны? Пускай и они повоюют, не все же нам с Василом взваливать на свои плечи! А теперь посмотрим на вашу волшебницу, ха-ха!

Он дернул три раза за уздечку, и Васил послушно стал спускаться, делая широкие круги. Наконец он приземлился рядом с правым крылом дворца. Дверь распахнулась, и навстречу гостям вышел Рохан. Его бронзовые доспехи ярко сияли в лучах солнца. На плечах воина лежала пышная шкура, но не лисья, как у Аларма, а волчья. Подойдя к Василу, воин скользнул по нему удивленным взглядом, а затем поклонился.

— Приветствую тебя, фея Элли, а также тебя, Страшила Мудрый. Рад видеть также тебя, незнакомец. Спасибо вам за помощь.

Алхимик встал, сложил руки на груди и надменно произнес:

— Я Парцелиус, знаменитый ученый, знаток Черной и Белой магии, а также всех тайн природы. Ты должен знать, воин, что победой обязан нам с Василом, а не всяким там феям и соломенным человечкам.

Рохан усмехнулся в густые усы.

— Насколько я понимаю, до окончательной победы нам еще далеко, — сказал он, кивнув в сторону трещины, где в белесом тумане по-прежнему бродили десятки подземных монстров. Однако к дворцу приближаться они не спешили. Возможно, чудищ отпугивало кольцо из сотен парализованных Василом собратьев.

— Проходите, дорогие гости, — еще раз поклонившись, сказал Рохан и распахнул дверь. — Волшебница Виллина ждет вас.

С сильно бьющимся сердцем Элли поднялась по ступенькам, усыпанным обломками упавших со стен камней. Скоро, скоро она увидит свою дорогую Виллину! Как же долго они не виделись…

Элли вздохнула, оглядев свой скромный наряд. Перед полетом она вновь сменила зеленое платье на комбинезон и теперь пожалела об этом. Ей очень не хотелось появляться перед волшебницей в таком виде.

Страшила тоже вздохнул, снимая с головы шляпу. Ныне она напоминала грязно-зеленый блин, а от лихих пшеничных перьев-колосьев не осталось и следа.

Парцелиус ухмыльнулся, глядя на них.

— Тоже мне, волшебницы… — прошептал он. — Ничего-то вы не можете, только языком молоть здоровы… Ой!

Он увидел яркую вспышку и даже зажмурился от страха. Открыв же глаза, он просто остолбенел: пыльный наряд Элли исчез, его сменило белое, шитое золотом платье, с чудесным изумрудным ожерельем. Волосы девочки были аккуратно уложены, и на них красовалась небольшая золотая корона с множеством изумрудов. На ногах феи появились золотистые туфельки.

Страшила изменился не столь разительно. Его зеленый костюмчик и белое жабо, за время путешествия сильно поистрепавшиеся, теперь вновь оказались новыми. Шляпа бывшего правителя Изумрудного города также обрела прежний лихой вид. Зато простая, выструганная из дубовой ветви палка превратилась в изящную серебристую трость с набалдашником из крупного изумруда.

Парцелиус недовольно скривился. Впрочем, оглядев себя, он обнаружил еще один подарок Виллины — на его груди засверкал бриллиантовый орден в форме летучей мыши.

Элли и Страшила улыбнулись друг другу, взялись за руки и последовали за суровым Роханом. Алхимик шел позади и о чем-то сосредоточенно размышлял.

Они поднялись по лестнице, местами заваленной обломками и выбитыми рамами. Элли пришлось подобрать подол платья, чтобы не запачкать его в пыли. Землетрясение сурово обошлось с нижней частью дворца, но когда гости поднялись на третий этаж, то с удивлением заметили, что здесь все осталось нетронутым. В большой приемной стены украшали ковры такой искусной работы, что дух захватывало. На них были изображены различные эпизоды из истории Волшебной страны. В центре располагался ковер, на котором мастера выткали Кругосветные горы. На фоне гор на огромной голой равнине стоял великан в коричневом камзоле, широких штанах и в башмаках с серебряными пряжками. У него было худощавое лицо, длинная седая борода и мудрые, всеведущие глаза. Элли поняла, что это и есть таинственный Тори, основатель Волшебной страны. На соседнем ковре голая равнина уже превратилась в цветущий сад. Среди деревьев виднелись дома с остроконечными крышами. Элли невольно поискала глазами Зеленую страну, но не обнаружила там ни одного поселения, даже Изумрудного города не было. Это поначалу удивило девочку, но затем она вспомнила, что Гудвин построил город значительно позже. Обведя взглядом зал, Элли вдруг заметив ковер, на котором была изображена… она сама! Вместе со Страшилой, Железным Дровосеком и Львом Элли шла по дороге из желтого кирпича.

Секрет Волшебницы Виллины (иллюстр. М. Мисуно)

Больше ничего разглядеть она не успела, потому что распахнулись янтарные двери и в зал вошел небольшой круглолицый человечек, одетый во все голубое. В нем без труда можно было узнать Жевуна.

Поклонившись, человек произнес:

— Правительница Виллина ждет вас.

Рохан ввел гостей в покои волшебницы и сразу же удалился, прикрыв за собой дверь.

Виллина сидела в большом кресле возле камина, в котором жарко пылали дрова. Она была одета точно так же, как и во время первой встречи с Элли возле пещеры Гингемы: в просторное платье, белый со звездами шарф и остроконечную шляпу с большим бантом, увенчанную золотистым бриллиантом. Лицо старушки почти не изменилось, разве что морщин на нем немного прибавилось. Хрустальные очки, как всегда, сидели на ее чуть вздернутом носу, а сквозь них на вошедших смотрели чуть подслеповатые добрые глаза.

— Вот ты и вернулась, Элли, — тихо промолвила волшебница и улыбнулась, хотя в глазах ее блестели слезы. — Я так ждала тебя, моя милая девочка!

Элли подбежала к старушке, опустилась перед ней на колени и поцеловала сморщенную, чуть вздрагивающую руку. Корона соскользнула с ее головы, упала на пол и со звоном покатилась к двери. Парцелиус ловко подхватил ее и стал рассматривать, уделяя особое внимание замечательным изумрудам.

Старушка погладила волосы Элли, уже не скрывая слез. Девочка же ревела вовсю.

Вздохнув, Виллина посмотрела на стоявших поодаль других гостей.

— Рада видеть тебя, Страшила, — сказала она. — Похоже, жизнь на пшеничном поле, с воронами пошла тебе на пользу. Надеюсь, ты не растерял там свои замечательные мозги — подарок Гудвина?

Страшила снял шляпу и низко поклонился.

— Я очень дорожу подарком Гудвина, — ответил он. — Правда, одно время от постоянных дождей булавки в моей голове стали ржаветь. Но когда фея Элли вновь вернулась в наш край, моим мозгам работы прибавилось, и я вновь начистил булавки до блеска.

— Знаю, — улыбнулась Виллина. — Ты не раз помогал Элли своими мудрыми советами, и я благодарна тебе за это. А кто вы, незнакомец?

Парцелиус попытался встать, как обычно, в горделивую позу, но почему-то под насмешливым взглядом волшебницы у него ничего не вышло.

— Я… я Парцелиус, вели… ученый из европейских Альп, — неуверенно произнес он. — Я вели… знаток Белой и Синей… то есть Черной магии, и это… как его… вели… знаток всех тайн породы. То есть нет: природы!

— Очень хорошо, — кивнула волшебница, не сводя с алхимика изучающих глаз. — Спасибо, что вы вместе со своим летающим зверем разогнали осаждавших мой дворец чудовищ. Надеюсь, у нас еще будет время поговорить с вами, а также с тобой, милый Страшила. Но вам надо отдохнуть с дороги.

Виллина позвонила в маленький колокольчик. Дверь снова распахнулась, и в комнату вошел человечек в голубом.

— Логон, проводи Страшилу и Парцелиуса в Розовый зал, — сказала она. — Позаботься, чтобы все их желания были выполнены.

Слуга поклонился и приглашающе кивнул в сторону двери. Алхимик вышел с недовольным видом, а Страшила, не нуждавшийся в отдыхе, улыбнулся Виллине. Он понимал, что волшебница и фея хотят остаться наедине.


Глава третья ВОЕННЫЙ СОВЕТ | Секрет Волшебницы Виллины (иллюстр. М. Мисуно) | Глава пятая СРЕДИ СНЕГОВ ГРЕНЛАНДИИ