home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА XXV


Многие пассажиры спали или просто отдыхали в своих номерах, когда самым ранним утром, в начале рассвета, по всему кораблю стали ощущаться странные толчки. Пол и стены загудели, мебель задрожала, стекла задребезжали – все как при небольшом землетрясении. Вибрации продолжались секунд тридцать-сорок, после чего прекратились. Но, как вскоре оказалось, это было только начало. После небольшого перерыва последовала серия довольно мощных толчков, при которых начали трескаться, а порой, даже разбиваться стекла в окнах, неприкрепленная к полу высокая мебель стала падать, столы и кресла подпрыгнули на месте. В ресторанах и столовых с полок посыпалась посуда, с грохотом разбиваясь об пол. Многие люди, которые в эти мгновения стояли или куда-то шли, не смогли устоять на ногах и попадали на пол.

Пассажиры в волнении и недоумении начали выбегать из своих номеров и пытаться узнать друг у друга, что произошло.

Непонятные толчки застали Стивена Барра и Майкла Холлиса дремлющими на диване в гостиной. Когда произошел самый сильный толчок, и плазменная панель, сорвавшись с тумбы, грохнулась на пол, оба парня проснулись и моментально оказались на ногах, испуганные грохотом. Ничего не сообразив спросонок, Барр подумал, что это дело рук Холлиса, задумавшего что-то против него, и резко взмахнул перед собой ножом, который все время держал наготове.

– Стоять, урод! Не двигаться!- крикнул он.

Раздался тяжелый хрип и стоны Майкла, и только услышав их, Стивен пришел в себя, отогнав последние остатки сна. Он с ужасом уставился на своего заложника, который стоял рядом с широко раскрытыми от боли и страха глазами и прижатыми к животу руками. Стивен опустил взгляд ниже и увидел на нем кровь. Нижняя часть рубашки и брюки Холлиса быстро пропитывались ею, на полу, прямо у него под ногами, разрасталась багровая лужа.

– Вот черт!- выдохнул Стивен и, выронив из дрогнувшей руки окровавленный нож, начал медленно отступать назад. Его затрясло в нервной лихорадке, ноги едва держали тело.

– Я… я…- попытался заговорить с Майклом захватчик.- Я… Твою мать! Я не хотел!

Майкл Холлис побелел и, не отнимая рук от порезанного живота, свалился на месте без сознания.

– Я стал убийцей!- прошептал Барр и, вскрикнув, бросился к выходу из номера.- Нет!

Нет! Я не хочу в тюрьму! Не хочу за решетку!

Парень был на грани безумства и паники. Он почти потерял самообладание, его трясло и лихорадило. Он постоянно твердил себе, что не хотел никого убивать, что это произошло случайно, что ему хотелось только поиграть с нервами Холлиса, запугать его. Но он и сам не знал, правда это или нет. Не знал – только хотел верить.

Что теперь делать? Как быть? Скрыть преступление? Нет, это невозможно сделать на корабле, даже таком громадном как "Амбассадор". Слишком много людей здесь знали Холлиса. Они скоро заметят, что он пропал и, вероятно, начнут его искать. И кого будут подозревать, когда обнаружат труп? Конечно же, на него, на Стивена Барра!

Пытаясь собрать непослушные, разбегающиеся мысли и сообразить, как все же ему поступить дальше, парень открыл дверь и пробурчал себе под нос:

– Так, спокойно. Нужно успокоиться! Сейчас это главное!

Выглянув из номера и не заметив поблизости никого, он закрыл дверь и побежал к мини-бару, стоявшему в углу гостиной. Ему внезапно и очень сильно захотелось выпить.

– Надо успокоиться,- пробормотал дрожащим голосом налетчик, а теперь еще и убийца.- Я выпью и успокоюсь!

Он достал из бара бутылку мартини и бутылку виски.

Все шесть гребных винтов "Амбассадора" бездействовали, и с момента их остановки прошло уже несколько десятков минут, однако из-за его невероятных размеров и колоссальной массы инерционная сила была настолько велика, что стала ослабевать лишь спустя столько времени, позволив, наконец, океанскому лайнеру увеличить скорость поворота и маневренность в целом.

Почти все члены экипажа за исключением дежурного рулевого, сменившего Фокса, и диспетчера главного компьютера собрались в зале совещаний за большим овальным столом. На столе были разложены географические карты и компьютерные распечатки какой-то информации. У всех было суровое, напряженное выражение лиц. Капитан сидел, подперев голову рукой, и с видом полной сосредоточенности выслушивал доклад Уолласа Батта, в чью смену произошло чрезвычайное происшествие. Тот с расстроенным видом подвел свой рассказ к концу следующими словами:

– Мы подошли к точке наибольшего сближения с континентом еще до полуночи.

Скорость была около 24 узлов. Тогда все приборы функционировали исправно, и судно шло строго заданным курсом. В минуты прохождения мимо архипелага Решар система автопилота должна была начать разворачивать корабль и направить его на Бассов пролив.

– Но лайнер не повернул! Он продолжал идти прямо!- произнес капитан.

– Я не понимаю, почему это произошло, и как могла отказать навигационная система, сэр… Я все время был на мостике. Только пару раз отлучался на десять-пятнадцать минут в туалет.

– Довольно!- Томас Хайнлайн раздраженно ударил по поверхности стола кулаком и сурово посмотрел на Фокса Пека.- Не хочу слушать никакие оправдания. Мистер Пек!

Я не буду спрашивать, отлучались ли вы с мостика. Вы знаете, что во время несения вахты это строго запрещено и наказуемо. Я спрошу: как вы могли не заметить вовремя сигнал тревоги, поданный главным компьютером?

– Возможно, потому что его не было…- промямлил тот.

– Это невозможно! Не верю!- отрезал Хайнлайн.

Фокс хотел, было, что-то сказать, но тут же передумал. Никто не успел этого заметить. Его мучила совесть, но он боялся признаться в том, что его не было в зале управления больше получаса, что он отходил выпить коньяка со знакомым охранником, ведь это было подсудным делом. Он очень боялся.

– Ладно, не сейчас нам выяснять, кто из вас виновен в случившемся и виновен ли вообще. Сейчас есть другая проблема, которая по важности выходит далеко вперед всех прочих проблем.

Капитан замолчал, что-то усиленно обдумывая.

– Сэр!- вдруг подал голос диспетчер Питер Хайд.- Вы видели, какой сильный метеоритный дождь был всю ночь? По-моему, он все еще идет! Может быть так, что в спутник, с помощью которого шла навигация на данном отрезке пути, врезался метеорит, повредил его, и корабль потерял сигнал от него.

– Да, я уже успел подумать об этом,- чуть спокойнее сказал Хайнлайн.- Возможно, это так, а может, и нет. Нужно запросить информацию об исправности всех спутников, с которыми мы работаем в этом плавании, у нашего Космического агентства. Сделайте эту работу, мистер Гнатик.

– Есть!- кивнул модой мужчина, сидевший сразу справа от капитана, а затем поднялся из-за стола.

Выходя из зала, он столкнулся со вторым помощником капитана, который с перекошенным лицом ворвался к собравшимся и быстро, взволнованно заговорил:

– Капитан! Сэр! Плохие новости! Датчики фиксируют наличие воды в нескольких трюмах носовой части корабля!!! Первая электростанция уже почти затоплена!!! На самых нижних палубах из-за этого ощущается недостача электроэнергии!

– Черт побери, где бродят старшие инженеры? Почему их еще нет здесь?- вскричал Томас Хайнлайн, поднимаясь со стула.- Что за команда?

Не обращая внимания на перепуганного Хартли, он вышел в коридор и быстрым шагом направился на мостик.



ГЛАВА XXIV | Ярость космоса | ГЛАВА XXVI