home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА XVII


Просторные, богато обставленные апартаменты сверкали чистотой, а по помещениям гулял свежий океанский ветер, который проникал в них через открытые в прихожей и на кухне окна. Слева от входной двери находилась большая ванная комната, а чуть дальше – та самая кухня. Спальня и мини-кинозал окружал П-образная прихожая.

Свернув направо и немного пройдясь по ней, каждый мог попасть в огромную гостиную с зоной для нескольких тренажеров в одном ее конце и небольшим танцполом – в другой.

Это был номер Майкла Холлиса. Номер Первого класса. Что касается его владельца, то он находился у себя в гостиной: сидел на диване из белой кожи и работал на лежавшем рядом с ним ноутбуке. Неожиданно в дверь позвонили. Спокойствие, царившее вокруг, было нарушено кем-то, кто стоял сейчас за дверью с обозначением 19/38 и терзал кнопку электрического звонка. Но кто это мог быть? Майкл никого не ждал! Никто не должен был явиться к нему в эти минуты! Хотя… А что, если это была Джинива? Было бы здорово, если б все оказалось именно так. Надеясь на это, молодой мужчина поспешил к двери, чтобы открыть. Но как только он взялся за ручку двери и повернул ее, открывая замок, начались такие события, каких он никак не мог ожидать. Человек, стоявший в коридоре и ожидавший, когда ему откроют, резко толкнул дверь на Холлиса и, распахнув ее настежь, ворвался в прихожую номера. Майкл увидел, как ему в лицо летит кулак его нежданного гостя, но увернуться не было никаких шансов: слишком быстро все произошло. И вот он уже лежал на полу в противоположном конце этой части прихожей, едва не отключившись от удара головой о стену, произошедшего при падении.

Пока хозяин номера приходил в себя после внезапного нападения и испуга, вызванного этим самым нападением, вломившийся к нему человек закрыл дверь и скрылся в глубине номера. Возмущенный до предела подобными действиями незнакомца, Майкл Холлис встал на ноги и кинулся за ним. Он нашел своего обидчика в гостиной.

Это оказался Стивен Барр – дружок Джинивы, с которым он уже имел честь познакомиться определенное количество дней назад.

– Что это значит? Я требую немедленного объяснения твоих действий!- вскричал Майкл.

Барр едва ли обратил внимание на требование хозяина номера; он присел возле ноутбука и смотрел на его монитор. Оказывается, перед его приходом Холлис рассматривал фотоснимки Джинивы, сделанные в студии "Планеты Мун" на "Амбассадоре".

На одном из них девушка сидела на краешке высокого барного табурета, поставив ноги на стальное кольцо, окружавшее его ножку примерно посередине ее длины, и облокотившись на стойку бара. На другой фотографии Джинива стояла на открытой палубе. Порывы ветра трепали ее волосы, а за спиной серебрился океан. Одной рукой она держалась за ограждение борта, а другой придерживала коротенькую юбочку, которую так и норовил сорвать с нее ветер. Белоснежные гольфы и футболка дополняли ее наряд. Повернув ноутбук к Холлису, Стивен показал ему этот снимок и со злостью спросил:

– Ты хочешь ее?- Не дожидаясь ответа, он стал говорить дальше.- Знаю, что хочешь.

Но вот, что я тебе скажу, урод. Никто ее не получит! Ни ты, не тот жалкий астроном, ни кто-либо еще! Если она не достанется мне, то никому не достанется.

Ты понял?

После этих слов Барр набросился на ничего не понимающего и возмущенного хозяина номера, начав наносить ему удар за ударом во все части тела. Избиваемый даже не успел оказать сопротивление. Под градом пинков и кулаков он упал на пол и скорчился, защищая наиболее уязвимые места. В момент избиения Стивен Барр сам на себя не походил. Он превратился в свирепого животного, потерявшего над собой контроль. Его лицо перекосило от ярости и безумия, глаза налились кровью, а изо рта брызгала слюня. Он бил и трепал Холлиса несколько минут кряду, а затем, бросив его в сторону окна, упал спиной на стену и бессильно опустился на пол. Из глаз потекли слезы. Закрыв лицо руками, Стивен негромко простонал:

– Черт… Черт! Что же я делаю? Что я делаю???

В голове все смешалось, мысли закружили вихрем и превратились в один сплошной ком, противоречивые чувства нахлынули со всех сторон. Парень зажмурился, сжал свою голову и чуть не разревелся во весь голос, но вовремя овладел собой и стал успокаиваться.

Подтерев слезы, Стивен посмотрел на менеджера своей, должно быть, уже бывшей девушки почти ничего не выражающим взглядом. Тот не спешил вставать и, сидя под окном на голом полу, стирал платком кровь с разбитого лица и отплевывался, морщась от боли.

Продолжая на него смотреть, налетчик медленно, вдумчиво заговорил:

– Со мной что-то не так… Я чувствую себя ужасно… Такое ощущение, что я схожу с ума!

Тут до его ушей донесся голос Холлиса:

– Ты не сходишь с ума, ты самый настоящий псих! Я знаю, из-за чего ты здесь! У нас с Джинивой ничего не было и не могло быть!

– Но ты хотел бы, чтобы было!- достаточно спокойно проговорил Стивен.

Майкл несколько секунд молчал, затем нерешительно выговорил:

– Может быть, если тебе от этого легче. Но я почти сразу понял, что она не из тех, кто легко поддается соблазну и прыгает к тебе в постель после первых же намеков.

– Рад слышать это,- усмехнулся налетчик.- Но я не поверю тебе, если ты скажешь, что решил после этого оставить ее в покое.

– Я не скажу ничего,- буркнул Майкл.- Ну, мы разобрались?

– Черта с два мы разобрались!- отрезал Барр.

Тот промолчал. Быть избитым повторно ему не улыбалось.

Молчал и его противник, сидя недалеко с отрешенным видом. Он думал о Джиниве, о том, как им когда-то было хорошо вдвоем, и как все изменилось с этим чертовым путешествием. Девушку словно подменили! Неужели на нее так подействовали те люди, с которыми она завела знакомство здесь? Она не могла стать такой сама по себе!

Кто-то, явно, на нее повлиял!

Стивен упорно не желал винить во всем себя, не признавал себя виновным в том, что Джинива так повела себя по отношению к нему. А если он не виноват, тогда кто?

Ее новые дружки! Только они! Ну, с астрономом он, вроде как, расправился. Этот дохляк получил свое, кубарем скатившись с лестницы после того, как на себе узнал силу его кулаков. А этот… менеджер из "Планеты Мун", мать его? С ним-то как быть? Он – это другое. Пока Джинива всеми этими модельными штучками, они, хочешь ты этого или нет, будут продолжать встречаться и общаться между собой. И чего доброго, они с Холлисом станут парой, а его, Стивена, она забудет и не вспомнит никогда!

Стивен увидел перед собой лицо Джинивы, и его глаза вновь наполнились слезами. И тут он услышал Майкла:

– Так и будем сидеть на полу? Или, может, закончим это безумие и разойдемся? Я могу хотя бы пересесть на диван?

Не дожидаясь реакции Барра на свои слова, Майкл Холлис начал вставать, осторожно, не спеша, чтобы не расшевелить сломанное ребро. Заметив это, Стивен резко выпрямил ноги, поднимая себя с пола, и выхватил из брючного кармана складной нож.

Обнажив лезвие, он нервно заговорил:

– Сидеть, урод! Сидеть на месте, а не то зарежу!!!

– Ладно, ладно… только не психуй,- залепетал в испуге Холлис.

Стивен ощутил новый прилив ярости, выслушивая трясшегося перед ним пленника. Его жалкий вид и боязливый тон раздражали как ничто другое. Едва сдерживая себя от того, чтобы не наброситься на него с ножом, он процедил сквозь зубы:

– Ты мой заложник! И если будешь действовать мне на нервы своей болтовней – зарежу! Как ты успел сообразить, я псих, а значит, сделаю это!

Майкл принял обреченный вид и с чувством безвыходности своего положения опустился обратно под окно. А тот продолжал:

– Я расстался с Джинивой. И, сдается мне, все происходящее только из-за тебя! Я готов совершить убийство и сесть в тюрьму. Я сяду, но буду знать, что отомстил как следует и сижу не зря. Вижу, тебе не очень радостно от того, что я говорю!

Мне, если честно, тоже не радостно. А что делать? Такова наша судьба, видимо.

Вид у Барра в эти минуты был абсолютно невменяемый. Он замолчал на минуту, не сводя глаз с заложника, а потом вымолвил, угрожая ему ножом:

– Я еще подумаю, как лучше расправиться с тобой, а пока без глупостей. Можешь только помолиться за свое спасение, за то, чтобы остаться в живых. Говорят, эта штука иногда помогает. Иногда. Скажу честно, я бы не хотел, чтобы все так вышло, но…- он сделал паузу, от которой Холлису, кажется, едва не стало дурно,- раз уж мы здесь, у тебя в номере, ты передо мной на полу, а я стою над тобой с ножом в руке, то нужно это дело чем-то заканчивать. Увы, сдается мне, только один из нас выйдет отсюда. А второй…- Он внезапно разразился смехом. Это было похоже на настоящий припадок психически больного человека.- А второй может вообще никогда отсюда не выйти!!!

Приступ смеха повалил парня на пол, и он не меньше минуты катался по комнате, сотрясаясь от нездорового хохота. Чуть успокоившись, сумасшедший выдавил из себя:

– Не думаю, что я буду этим вторым!

"Господи, за что?- закрутилось в голове у Майкла, чья жизнь теперь находилась в руках сумасшедшего.- За что? В чем я повинен? Неужели мне суждено умереть от ножа этого ненормального?"



ГЛАВА XVI | Ярость космоса | ГЛАВА XVIII