home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА IV


– Ну, ребята, как вы себя чувствуете?- спросил бодрым голосом Джон Беттелз, обращаясь к своей команде, которую собрал в блоке "Созвездия", предназначенном для совместного отдыха и собраний.

– Все прекрасно!- сказал так же бодро и весело Джим МакФейн.

– Да. Все в норме,- поддержал его Карл Харт.

– Боевой дух витает в воздухе всех помещений корабля, и мы готовы начать настоящую работу!- продолжил Джек Нельсон.

– Молодцы,- не без радости заговорил командир.- Мы на орбите вокруг Марса уже вторые сутки. Пора и вправду заняться делом. Где Слоупер? Он должен был предоставить мне информацию о состоянии атмосферы Марса и погодных условиях в зоне нашей посадки.

– Он в обсерватории,- сказала Лорен Хан. Наверное, увлекся чем-то и не заметил, как всех созывали на собрание.

И тут, как по заказу, в помещение из перехода между блоками модульной части "Созвездия" шагнул Мейсон. Ученый передал командиру пару отпечатанных листов с различными данными и быстро заговорил:

– Вот. Все о состоянии атмосферы в целом и об активности радиации вокруг планеты.

Более подробно изучить погодные условия в районе посадки я поручил Принсу, потому что сам обнаружил в космосе что-то непонятное и хочу разобраться в этом.

– Что же ты такого обнаружил, что помешало тебе исполнять твои прямые обязанности?- поинтересовался тот.

– Я пока не знаю. В космосе через пояс астероидов в нашу сторону движется какой-то объект. Я предполагаю, что это может быть комета или крупный астероид, неизвестный ученым.

– Ладно,- кивнул Беттелз,- выясните, что там такое, а потом занимайтесь тем, чем вам с Лорен положено заниматься.

Все мужчины почему-то заулыбались, а Мейсон произнес:

– Нет проблем, командир. Я тогда пошел?

– Иди, иди. Но я тобой не доволен.

Когда тот удалился обратно в обсерваторию, Джон Беттелз повернулся к Принсу – тот сидел в напряжении, нахмурившись – и спросил:

– Итак, Джек, ты временно исполняешь роль нашего марсианского метеоролога, черт бы побрал Мейсона. Что скажешь нам?

– Прости, шеф, я еще не успел взяться за это дело, ведь ты нас созвал на собрание.

Повисла тишина. Командир осмотрел всех сидевших за овальным столом астронавтов (сам он стоял), и лицо его стало в этот момент суровым. Ему не понравилось, весьма не понравилось, что в работе его команды произошел сбой из-за какой-то, как ему думалось, ерунды.

– Мне нужна информация о погодных условиях в зоне приземления! Почему ее нет до сих пор? Мы двое суток на орбите! Если Слоупер попросил тебя заняться этим, Джек, ты должен был сразу же взять и заняться. Меня особо не волнует, кто будет готовить прогноз. Главное, чтобы он был! Чтобы в моей руке был лист с распечаткой погодных условий в том месте, куда нам предстоит спуститься!

– Я же сказал, что не успел,- виновато выговорил Принс.

Беттелз махнул на него рукой, взял со стены рацию и заговорил в нее:

– Слоупер! Из-за тебя вся наша работа и миссия по высадке на Марс сдвигается на много часов! Тебе будет за это большой выговор и лишение премии – это все как минимум. Если не докажешь, что тебе помешало нечто более интересное и важное, чем погода Марса – пеняй на себя.

Его голос прозвучал во всех модулях и во всех отсеках шаттла, так что Мейсон не мог не слышать предупреждения.

– А вдруг докажу?- пробурчал Мейсон, усаживаясь в свое кресло в обсерватории.- Может, я какое-нибудь открытие сейчас сделаю.

Он не придал значения словам командира. Подумаешь, лишат премии. Невелика беда.

Да и выговор – не самое страшное. Ну, лишат, возможно, на несколько лет права летать в космос. Да хоть на всю жизнь. Он в этой экспедиции так налетается, что мало никак не покажется. Зато вдруг сейчас повезет и наткнется на что-нибудь эдакое, чего никто еще не видел. А сделает открытие или даже просто какое-то достижение, наоборот приплатят за это и, быть может, повысят. А если кораблю угрожает опасность и…

"Так! Что-то повело меня на дурные мысли",- подумал ученый, занимаясь изучением своей загадочной находки.

Главный монитор с диагональю три фута, находившийся прямо перед ним, показывал изображение, получаемое через главный телескоп, высунувшийся из специального укрытия – прямоугольного отсека сбоку модуля обсерватории, где был закрыт до начала работ. Большой, в два фута диаметром, "глаз" телескопа смотрел в сторону от Красной планеты, где некоторое время назад радиотелескопы и инфракрасные камеры зафиксировали наличие большого тела, двигавшегося к ней.

– Есть!- воскликнул Мейсон, всматриваясь в экран.

Оптический телескоп был настроен так, чтобы, двигаясь вместе с кораблем вокруг планеты, все время поворачивался в сторону, в которой ученый заметил нечто.

На мониторе была пустота космоса с многочисленными звездами. Но вот прямо посередине звездный фон пропадал, словно в нем зияла дыра. Белые точки далеких светил не наблюдались в том месте – их загораживало что-то. Это и было оно, то, что Мейсон предпочел рассмотреть и изучить, жертвуя исследованием марсианской погоды и рискуя получить обвинения в невыполнении своих обязанностей и распоряжений командира корабля. Но безопасность "Созвездия" и его экипажа должна была всегда оставаться на первом месте, а это нечто двигалось в их сторону. Мало ли что могло случиться.

– Да, чую, будет открытие! Я сделаю открытие!- начал повторять ученый, занимаясь вычислениями и обработкой данных, получаемых с различных телескопов и приспособлений для ведения астрономических работ.

Тут к нему вошла Лорен. Садясь в кресло, она спросила:

– Как дела? Ты знаешь, что командиру очень не понравилась твоя затея с изучением какого-то космического тела, когда нам нужно знать все о погоде на этой планете?

– Я понял по его сообщению через систему оповещения. Но он не приказал мне отставить это занятие, а значит, понимает, как и все мы, что такие сюрпризы опасного и хитрого космоса лучше не игнорировать. Мало ли что может произойти!

Разве я не прав?

– Но какие "такие сюрпризы"? Что ты нашел, что успел узнать о своей находке?

– Узнал еще очень мало. Сейчас мы летим над освещенным полушарием планеты, а наблюдения того объекта можно проводить лишь над его противоположным полушарием.

Я же не могу смотреть в телескопы сквозь планету. На эту минуту знаю только то, что это космическое тело очень большое, практически нисколько не отражает солнечный свет и движется в нашу сторону на большой скорости. Это не комета, иначе хвост у нее на таком расстоянии от Солнца уже начал бы формироваться. Я был очень удивлен, когда наш радиолокатор заметил эту штуковину. Я просто решил просканировать пространство вокруг планеты с целью проверить его на наличие мелкой метеорной пыли и вдруг наткнулся на нечто необыкновенное – на этот самый объект. А как там у всех дела?

– Командир дал еще сутки. Сказал, чтобы по истечению 24 часов ему предоставили самую точную сводку погоды. Бедный Томас пошел трудиться в лабораторию модуля N2.

Он ведь не климатолог, как мы. Вдруг что-то не так сделает? А ты, кстати, не астроном, чтобы гоняться за астероидами, или что там еще может быть.

– Помоги Принсу – вот и решение проблемы,- сказал Мейсон.- А заодно и позови ко мне Нельсона. Он единственный среди нас отличный астрофизик. Только поскорее, Лорен, поскорее.

Женщина заметила, как начало меняться лицо ее коллеги. Почувствовав что-то неладное, она не стала задавать лишних вопросов и поспешила за астрофизиком.

Тем временем "Созвездие" вновь вышел из зоны, где вести изучение загадочного объекта не представлялось возможным, и вскоре нырнул в тень, отбрасываемую планетой. Теперь взору телескопов и всевозможных других аппаратов снова открылись космические просторы, незаслоненные марсианским шаром.



ГЛАВА III | Ярость космоса | ГЛАВА V