home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА III


"Созвездие" делал уже двадцатый или даже двадцать пятый виток вокруг Марса, когда почти получасовой сеанс связи с Центром управления полетами подошел к концу.

– Будем ждать от вас весточки теперь через сутки, "Созвездие"!- прозвучал голос из динамиков громкой связи.

В кабине в это время сидели только пилоты, один техник и один ученый. Все они смотрели на небольшой монитор, расположенный под потолком над лобовыми окнами.

Там высвечивалось лицо Кларка Трумана – руководителя Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА).

– Поняли!- молвил Джон Беттелз.- Тогда до связи, Центр. Мы будем начинать операцию по подготовке к спуску на планету челнока. Доложим о ходе работ через 24 часа.

– Удачи. Конец связи,- пришел через несколько минут голос с Земли.

Командир выключил экран. Повернувшись к одному из членов команды, осведомился:

– А где все? Где они бродят?

– Думаю, кто-то в лабораториях, а кое-кто в камбузе, разливает нам красное сухое вино, как и договаривались,- поведал техник Карл Харт.

– Ох уж этот МакФейн! Сколько знаю его, а он все тем же остается, не меняется. Ну, он же теперь не успокоится, пока не угостит нас вином. Давай отлучимся, что ли?

– А корабль?- спросил Томас Принс, когда командир и техник поднялись с мест.

– Что "корабль"?- не понял Стокард.- Ведь я же остаюсь!

– А! Ну, ладно.

– А что такое?- поинтересовался второй пилот.- Даже если бы и все ушли из кабины, с кораблем-то что бы случилось? Он на орбите и ничего с ним произойти не может.

– Да ладно, Аксель.

– Ты какой-то напряженный, Том,- сказал Аксель Стокард, посмотрев на приятеля.- Сходи-ка с коллегами к МакФейну, составь им кампанию.

– Спасибо. Я, возможно, слишком напряжен, но пить во время такой ответственной работы не собираюсь!

– Так ты из-за этого так заговорил?- воскликнул, словно очень удивившись, штурман.

– Мы не собираемся пьянствовать!- заговорил Беттелз, задержавшись у люка, который вел в переходную камеру и другие помещения как на самом шаттле, так и на всем "Созвездии".- У нас есть право прерывать свою работу, чтобы пойти поесть и отдохнуть. В это время не запрещается выпить немного вина или чего-нибудь еще для улучшения самочувствия. Мы устроим себе перерыв. И другие пусть присоединяются. Или ты находишь в этом что-то дурное и против этого?

– Да я не говорил, против я или нет!- начал вдруг заводиться Принс.

– Эй, эй, приятель!- крикнул с места Стокард.- Держи себя в руках. Нам только ссоры здесь не хватало. Тебе нужно отдохнуть. Ты целых пятнадцать часов тут сидишь, и не встал ни разу!

– Да, действительно,- согласился командир.- Пошли с нами.

– Ладно, ладно,- выдохнул Томас Принс.- Извините. Наверное, вы правы: я слишком много работаю и мне необходимо размяться.

– Вот и прекрасно,- проговорил Беттелз.

Томас Принс переносил этот полет к Марсу тяжелее других, хотя и не являлся самым молодым и малоопытным ученым-астронавтом. Просто осознание того, что они улетели на неимоверно большое для человека расстояние от Земли и вернутся по истечению многих месяцев, что экспедиция достаточно опасна, сложна и в случае чего ни о какой помощи из вне не могло быть и речи, весьма напрягало и заставляло постоянно думать о чем-то плохом. Остальные, похоже, не на столько задумывались над этим, чтобы начать видеть опасность в любом непривычном и необычном поступке любого члена экипажа или необычной работе какого-либо прибора, механизма, не зацикливались на всем том, что могло привести к помешательству.

Направляясь за командиром и техником в камбуз, Принс подумал, что если он не прекратит постоянно размышлять над тем, где они, как далеко от Земли, сколько он еще должен здесь пробыть и какие опасности могут их подстерегать в этих "краях", то очень скоро начнет сходить с ума.

Лорен Хан и Мейсон Слоупер сидели в обсерватории и занимались настройкой и отладкой приборов. Модуль обсерватории располагался вверху, над всеми остальными, составляющими вторую часть "Созвездия", блоками, и имел сферическую форму.

– Нужно проверить все, чтобы потом, когда шаттл отправится на планету, нам не тратить на это время и успеть сделать то, что запланировано,- проговорила Лорен.

Они сидели рядом за одним длинным, слегка загибающимся пультом с тремя большими и несколькими маленькими мониторами, в круглом помещении размером не более 120 квадратных футов. Это был один из двух самых больших жилых блоков "Созвездия", не считая отсеков на самом челноке.

– Могу начать исследования атмосферы Марса и изучение его климата на настоящий момент прямо сейчас,- объявил Слоупер.- Для этого все готово. Не вижу ничего, что нуждалось бы в основательной перенастройке.

– Инфракрасные и ултрафиолетовые камеры функционируют нормально,- сообщила, в свою очередь, Лорен Хан.- Два оптических телескопа вообще смотреть не стоит.

Одним словом, все в полной боевой готовности. Действительно, хоть сейчас начинать.

– Когда шаттл отстыковывается?- спросил Слоупер.

– Не знаю точно. Командир должен предупредить заранее, после сеанса связи с Землей.

– Хотел бы я быть с ними,- вздохнул мужчина, прекратив нажимать кнопки и откинувшись на спинку своего кресла.

– Хочешь на Марс?- решила уточнить Лорен.

Тот посмотрел на нее задумчивым взглядом, секунду рассматривал ее молодое, открытое лицо, прямые черные волосы, обрезанные до плеч, а затем заговорил так:

– Я стремился попасть в эту экспедицию только из-за того, что желал одним из первых людей оказаться на поверхности Марса. Я узнал, что туда в шаттле будут спускаться только Беттелз, Стокард и Нельсон, а мы останемся их дожидаться на орбите в модулях, когда меня уже взяли в команду и начали тренировать, готовя к полету.

Женщина улыбнулась ему, сочувствуя, и произнесла:

– У меня, если говорить с тобой честно, тоже была мечта оказаться на Марсе. Но я еще до зачисления в команду знала, кто отправится в шаттле на поверхность планеты. Так что не переживай. Ты не один такой.

Теперь Мейсон улыбнулся ей, улыбнулся в знак того, что благодарен за соучастие и сочувствие.

Через минуту Лорен Хан встала и, собравшись выходить из модуля, сказала:

– Пойду, посмотрю, как у всех обстоят дела, а заодно узнаю, когда расстыковка.

Если хочешь, начинай работать прямо сейчас. Что тянуть?

– Хорошо,- кивнул Слоупер.

Она вышла, и мужчина остался наедине с приборами.

– Ладненько,- пробубнил он себе под нос,- начнем. Что там у нас с погодой, в каком состоянии атмосфера? А что с космическим пространством вокруг планеты?

Сейчас все проверим.



ГЛАВА II | Ярость космоса | ГЛАВА IV