home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА XLVII


Новый вечер на "Амбассадоре". Вновь загорелось множество источников света: красных бортовых огней, прожекторов, освещавших открытые прогулочные палубы, и маяков на мачтах и антеннах. Издалека лайнер казался сверкающим островом, медленно, величаво перемещающимся по просторам океана.

Почти стемнело. На западе догорал закат, а на востоке небосклон был уже черным.

Не смотря на поздний час, пассажиры не покидали палуб. Особенно много их было на палубе Амбассадор-стрит. Несколько небольших фонтанов, расположенных в разных частях гигантского корабля, круглосуточно радовали отдыхавших журчанием воды и разноцветными водяными струями. Установленные на дне их бассейнов лампы окрашивали воду в красный, голубой, золотистый, зеленоватый цвета.

На стенах коридоров Первого, Первого экономичного и Второго классов горели лампы, имевшие форму четырехконечной звезды, помещенной внутрь кольца. В некоторых и общественных помещениях к ним добавлялись люстры с позолотой и хрустальными плафонами в виде разнообразных фигурок. Однако были и такие помещения, где источниками света служили современные неоновые и светодиодные лампы. Их иссиня белый свет придавал обстановке некую строгость и холодность.

На пятнадцатой палубе, являвшейся палубой Первого экономного класса, все дышало хайтековским стилем: с потолка лился белый люминесцентный свет, стены коридоров были выложены алюминиевым каркасом, на который крепились стеклянные панели. Кое-где за этими панелями можно было увидеть фотокартины с подсветкой.

Молодой мужчина в деловом темно-синем костюме шагал по одному из таких коридоров, держа в руках бутылку шампанского и большую коробку шоколадных конфет. Вскоре он остановился в начале палубы перед дверью с номером 15/14. Нажал кнопку вызова и быстро прошелся рукой по волосам, проверяя свою прическу. Он был полностью спокоен и уверен в себе, не смотря на то, что собрался в гости к девушке, которая ему очень понравилась, но которую он практически не знал. На мгновение он даже удивился, с какой легкостью он принял решение пойти к ней. Хотя, с другой стороны, удивляться здесь было нечему, ведь он был уже достаточно опытен в подобных делах и умел соблазнять приглянувшихся ему красавиц.

Оставаясь перед номером 15/14 в ожидании ответной реакции на свой звонок, молодой мужчина посмотрел по сторонам и вдруг заметил в тридцати-сорока ярдах от себя на выходе из кафе коротко подстриженного парня весьма крепкого телосложения, который со злобным блеском в глазах смотрел в его сторону. Казалось, еще немного, и этот тип бросится вперед, с поднятыми кулаками. Интересно, зачем он так смотрел? Что ему было нужно?

Но в скором времени мужчина забыл о странном человеке у кафе. Дверь распахнулась, и в образовавшемся проеме показалась Джинива. На ее лице отразилось легкое удивление, когда она увидела, что за гость пришел к ней:

– О, Майкл! Не ожидала увидеть тебя! Что-нибудь случилось?

Она была в одном халате, ее влажные волосы покрывали плечи и свисали почти до пояса. От нее приятно пахло персиками и чем-то еще. Было видно, что она совсем недавно принимала ванну.

Майкл Холлис представил ее в ванной без всего, представил, как она моется, а потом он заходит к ней, и они прямо там начинают заниматься любовью.

Спустя несколько секунд, которые заняли его фантазии и мечты, он улыбнулся девушке и, показав ей то, с чем пришел, произнес:

– Надеюсь, не помешал. У меня сегодня день рождения, но праздновать его сейчас особо не с кем. Да, в общем-то, и самому не хочется устраивать шумные вечеринки.

Однако мне что-то скучно. Решил вот к тебе заглянуть, угостить шампанским, посмотреть, как тебе здесь живется… если, конечно, не возражаешь.

– Нет, нет, не возражаю!- со свойственной ей искренней, веселой и немного застенчивой улыбкой сказала Джинива.- Но, так как я никого не ждала к себе, я сейчас не в очень подходящем виде. Как-то неудобно принимать гостей в таком наряде.

– Брось,- махнул рукой Холлис,- ты выглядишь потрясающе! Но если все же тебе нужно переодеться, я готов подождать.

– Хорошо,- засмеялась Беттелз.- Так и быть, проходи в гостиную. Я быстро.

– Отлично!

Он прошел в ее номер, свернул направо и через несколько шагов оказался в большой комнате.

Джинива удалилась в спальню, чтобы переодеться, а Майкл разложил на журнальном столике возле дивана все принесенное с собой и, заметив, что не хватает бокалов, смело отправился за ними на кухню. В одном из шкафов кухонного бара он отыскал пару подходящих стеклянных емкостей и вернулся в гостиную. Расположившись на диване, молодой мужчина стал распаковывать бутылку, ожидая прихода хозяйки апартаментов, в которых находился. Мысли же неуклонно двигались в одном направлении: как бы поскорее добиться ее полного расположения к себе, раздеть и затащить в постель. У него в голове даже начал зреть конкретный план действий.

Нет, Майкл Холлис не был озабоченным маньяком, однако и нормальным человеком его нельзя было назвать. Слишком уж он любил соблазнять красивых молоденьких девушек, и делал это неприлично часто: не успев разойтись с одной, он уже находил себе другую. За свою пока еще недолгую жизнь Холлис успел узнать очень многих девушек, но Джинива оказалась совсем не такой, как все его предыдущие подружки. Она была скромнее их, гораздо более образована, обладала культурными манерами. Но это только прибавляло ей привлекательности в его глазах. И ему даже показалось, что очередное увлечение может оказаться чем-то большим, нежели просто увлечением.

Ожидая Джиниву, открывая бутылку и разливая шампанское, Майкл обдумывал все и в итоге пришел к выводу, что лучше ему не спешить, иначе можно ее спугнуть. С такой девушкой, как Джинива, лучше было не торопиться, а сближаться с ней постепенно, поэтапно. Придется немного подождать, но оно того стоит. Бояться упустить ее не стоило: пока действует ее контракт с "Планетой Мун", а он остается ее агентом, она никуда от него не денется. Насчет того, что она может ему разонравиться раньше времени, тоже можно было не опасаться. Она намертво засела в его мыслях, запала глубоко в душу и покидать эти места в ближайшее время точно не собиралась. Холлис, думая о ней, чувствовал себя влюбленным мальчишкой. А вдруг он и на самом деле влюбился? Что тогда? Майкл усмехнулся этой мысли, однако шутить с этим не стоило.

Тут в гостиную вошла Джинива. Увидев ее, Майкл едва не выронил из рук коробку с конфетами, которую пытался открыть. Беттелз предстала перед ним в бордовом с синими пятнами коротком платье, у которого не было рукавов. Ее волосы оставались распущенными. Сиреневые туфли завершали наряд.

– Так все же лучше,- молвила девушка.

– Ты просто великолепна! У меня нет слов!- наконец нашел, что сказать ей Холлис.

– Спасибо.- Она села рядом со своим гостем.- Сколько комплиментов, Майкл! Я слышу их от тебя постоянно, при каждой нашей встрече! Если так пойдет и дальше…

Она, конечно, сделала это замечание в шутливой форме, с улыбкой, но мужчина понял, что его нескончаемые комплименты начинали ее раздражать.

– Но я всегда говорю правду!- сказал он.- Неужели тебе не нравится, когда тебе говорят приятные, добрые слова?

Она замялась, не зная, как лучше ответить, а потом неуверенно заговорила:

– Не то чтобы мне не нравилось… Нравится, но… знаешь, когда все наши разговоры начинаются с того, как я замечательно выгляжу, это все же выглядит несколько странным и постепенно начинает раздражать. Только не обижайся, я…

– На что обижаться? Все в порядке,- поспешил заверить ее Майкл.- Хорошо, я постараюсь больше не смущать тебя так часто своими комплиментами.

– Да дело не в этом…

– Нет, нет, я не буду, если тебе при этом неловко,- вновь прервал ее Холлис.

– Ну, вот и договорились! Теперь давай о том, почему же так получилось, что ты один в свой день рождения и никак его не отмечаешь.

Он подал ей бокал с шампанским и, подняв свой, из которого сразу отпил, заговорил следующим образом:

– Как я уже говорил, мне не с кем праздновать. Я плыву без друзей. Несколько моих коллег из нашего агентства в счет не идут. Я общаюсь с ними только во время работы и только по делам. Ты, должно быть, не знаешь, что я совсем недавно работаю в "Планете Мун" и еще не успел сделать хорошую карьеру и заиметь много друзей и сторонников в агентстве. До этого я был фотографом и журналистом в одном из Нью-Йоркских журналов, а начинал свою деятельность еще в школьные годы дешевым газетным папарацци. Такие вот дела! Интересно, не правда ли? Скажу честно, я и не люблю дни рождения, поэтому не расстроен из-за того, что здесь нет моих лучших друзей и знакомых, которые могли бы меня поздравить. Но и скуку я не переношу. Не могу долго быть один в тишине.

– И поэтому решил прийти ко мне!- догадалась Джинива.

Майкл не знал, как ему понимать ее слова: то ли она хотела сказать, что не очень довольна его приходом, то ли сделала замечание без всякой задней мысли, ни на что не намекая. Однако он не растерялся и ответил так:

– Возможно. Мы с тобой, как мне кажется, неплохо сдружились, вот я и подумал, что, может быть, ты не откажешься составить мне кампанию, пообщаться со мной.

Вероятно, я для тебя еще не такой близкий друг, как кто-нибудь другой, но ты мне уже кажешься совсем даже не чужой.

– Тебе легче, ведь ты старше,- сказала Джинива, пробуя шампанское.

– Старше?- Тот произнес это слово так, словно вдруг удивился данному факту.- Но всего-то на несколько лет. Разве в возрасте тут дело? Или ты считаешь, что если я старше тебя на пять-шесть лет, то мы уже не можем стать друзьями?

– Ну, вообще-то я так не сказала.

Он кивнул, потягивая газированный алкогольный напиток, а затем проговорил:

– Если я как-то стесняю тебя, то лучше скажи мне, и я уйду.

Джинива не могла сказать, что была рада названному гостю, но, в то же время, не бралась утверждать, что нарушение ее одиночества этим человеком испортило ей настроение и весь оставшийся вечер. Она пребывала в смешанных чувствах, не находя, что ответить, и решила уклониться от ответа, сказав следующее:

Через час я иду в кинотеатр. До этого времени мне все равно нечего делать, так что можно пока посидеть вместе и пообщаться. Кстати, Майкл, я так и не поздравила тебя с днем рождения! От всей души поздравляю! Всего самого хорошего тебе! Успехов в работе и личной жизни!- Затем она развела руками и с невинным видом добавила.- Только подарка у меня нет. Я не знала…

– О, не беспокойся об этом. Мне ничего не нужно,- вымолвил Холлис.

Когда они чокнулись бокалами и отпили из них, девушка спросила:

– Что это за шампанское? Никогда раньше не видела такой красочной блестящей этикетки!

– Это итальянское шампанское. Называется "Мондоро". Хорошее, не правда ли? Оно сейчас в цене! Да, конфеты тоже итальянские!

– Ты любишь итальянские вещи?- полюбопытствовала Беттелз.- Ты сам, случайно, не из Италии?

Майкл засмеялся, а потом ответил:

– Нет, нет! Я не итальянец. И никто из моих предков не был итальянцем. Но мне действительно нравится эта страна, ее кухня и все остальное, что с ней связано.

У нее очень необычная история и культура.

– Вот как!- удивленно воскликнула Джинива.- Так ты увлекаешься историей и искусством?

– Так, немного,- скромно ответил молодой мужчина.

Он знал, что говорить. Беттелз, кажется, интересовалась историей стран и искусством, и, говоря об этом, Майкл затрагивал одну из главных и любимых ее тем для бесед.

– Вот уж не думала,- призналась девушка.- Ты совсем не похож на любителя искусства, Майкл.

– Да, в это трудно поверить,- согласился он. Затем немного промолчал и после паузы неуверенно спросил.- Джинива, можно задать один вопрос?

– Вопрос?- Она немного замялась.- Ну, если только…

– Нет, нет,- поспешил уверить тот,- все в пределах приличия. Я только хотел спросить, каким человеком я кажусь со стороны. Каким ты меня видишь? Никогда раньше я не интересовался этим, а теперь мне очень интересно, каким меня видят другие люди.

– Тебе важно знать, что о тебе думают другие?- спросила Джинива.

– Все-таки не столько важно, сколько интересно. Но если тебя что-то смущает – можешь не отвечать.

– Все нормально,- улыбнулась Беттелз.- Раз ты так хочешь, я расскажу тебе о тебе же самом.



ГЛАВА XLVI | Ярость космоса | ГЛАВА XLVIII