home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА II


Главный отсек "Созвездия" – его кабина – имел размеры длинной, но не слишком широкой комнаты. Примерно 16х9 футов. Впереди, перед лобовыми окнами шаттла, стояли кресла командира и второго пилота; за ними располагались другие кресла, окруженные еще большим количеством мониторов, дисплеев, и пультов с мигающими или постоянно светящимися кнопками, переключателями. За вторым рядом кресел отсек не заканчивался. Там по бокам стояло по два кресла, перед каждым из которых был установлен большой компьютер.

Потолок кабины также был весь в различных кнопках и лампочках.

Пока в данном помещении не было ни одного человека, корабль летел и работал полностью на автоматике. Автопилот вел "Созвездие" к небольшой планете с тонкой атмосферой лучше любого самого искусного и натренированного пилота. Тихо и систематично попискивала сложнейшая электроника, по включенным дисплеям медленно ползли ряды слов и цифр, рассказывавших о состоянии космического корабля в целом и каждой системы в отдельности. Работа всех систем контролировалась специальным компьютером, отвечавшим только за это. Но и сами системы подстраховывали друг друга, передавая на проверку одна другой свои вычисления, прежде чем хоть одной из них совершить ту или иную операцию.

"Созвездие" был единым живым существом, которому на месяцы доверили свои жизни восемь людей, бросивших вызовы времени и пространству, устремившись к другим планетам.

И вот весь экипаж, наконец, собрался в кабине шаттла и центральном отсеке всего их корабля. Люк в задней стене мягко и почти беззвучно отошел в сторону, и в помещение, пригибая головы в проходе, один за другим шагнули командир корабля Джон Беттелз, второй пилот Аксель Стокард, техники Карл Харт, Джим МакФейн и ученые, одни из лучших специалистов НАСА по астрономии, астрофизике, химии, геологии и климатологии Мейсон Слоупер, Джек Нельсон, Томас Принс, Лорен Хан.

Пилоты заняли свои места впереди, за ними сели техники, а ученые разместились в третьем ряду, в креслах, специально существовавших для них.

– Добрый день, "Созвездие"! Надеюсь, ты не слишком скучал, пока мы там внизу храпели,- проговорил Стокард, усаживаясь удобнее и пристегиваясь ремнями.

– По тебе он точно не скучал – это я могу сказать наверняка,- произнес Беттелз.- А вот для меня он сообщение приготовил!

– Да?

Командир всмотрелся в дисплей, светившийся перед ним, сразу за торчавшим слева из панели рычагом штурвала. Обладавший определенной долей искусственного разума и способный мыслить, почти свободно общаться с людьми с помощью текстовых сообщений, Главный компьютер приветствовал первого пилота и сообщал, сколько проспал экипаж, сколько прошло времени с начала полета и так далее.

– Почему он пишет только тебе?- спросил штурман.

– Не знаю. Быть может, мы с ним сумели с первых секунд знакомства найти общий язык,- попытался пошутить Джон Беттелз.

Ученые в это время включили свои компьютеры и уже начали проводить за ними какую-то работу.

Второй пилот также занялся делом, нажимая некоторые кнопки, включая на своей приборной панели дополнительные дисплеи, каждый из которых для чего-нибудь да был предназначен.

Командир "Созвездия" был опытным астронавтом, человеком, знающим свое дело на "отлично".

На его счету числились десятки полетов на орбиту и на Луну, где в последнее время строилась научная база и целый лунный город с аффинажными* и другими заводами. Внешностью он не особо отличался от остальных членов экипажа: такой же крепкий, невысокий, с мужественными чертами лица мужчина, уже в возрасте, что, однако, не мешало ему сохранять бодрость души и тела и выглядеть моложе своих лет.

Лорен Хан была единственной женщиной на борту и одновременно с этим самой молодой в команде. Но в последнем не было ничего необычного, если учесть тот факт, что этот полет был для нее первым. Отправившись впервые в жизни в космос, она полетела не просто на орбиту, на какую-нибудь орбитальную станцию, а сразу в межпланетную экспедицию, а такое раньше не удавалось никому. Хотя, и пилотируемых полетов до этого момента к соседним планетам не проводилось.

Что касается остальных, то кто-то был в космосе в третий раз, кто-то в четвертый.

Единственное, чем все были схожи – это прекрасное здоровье, какое и должны иметь все астронавты, очень хорошее знание своего дела, искреннее желание добиться за время экспедиции больших успехов, сделать как можно больше открытий и, конечно, героями вернуться домой.

– Ну, ладно, друзья!- молвил Беттелз, покончив с чтением сообщения и проверяя показания приборов на своей приборной доске.- Вот уже и подлетаем. А значит, будем заниматься делом, работать!

Марс виднелся впереди, прямо по курсу.

– До Марса осталось меньше двухсот тысяч миль,- сообщил торжественным тоном второй пилот.- Будем выходить на высокую орбиту вокруг планеты или как?

– Зачем на высокую? Нет. Делаем расчеты на низкую. Так и поверхность лучше рассмотрим из окон без камер и телескопов.

– Думаю, высоты в 130 миль будет достаточно,- вымолвил Стокард через несколько секунд.

– Сто тридцать?- переспросил командир и на мгновение задумался.- Нет, давай лучше 70! Подойдем к планете очень близко.

– Будет исполнено,- кивнул Аксель Стокард.- Итак, орбита высотой 70 миль; орбитальная скорость корабля при этом составит приблизительно 17 570 миль в час.

Выйдем на орбиту через… через… Сейчас скажу.

– Может, дать новое ускорение, чтобы скорее выйти на орбиту?- предложил техник Карл Харт, догадываясь, что до той еще не один десяток часов лету.

– Ну что ты, Карл!- проговорил Джон Беттелз.- Какое ускорение, когда осталось лететь меньше, чем от Земли до Луны? Доберемся уж как-нибудь.

Члены экспедиции на Марс хорошо знали друг друга, из-за чего свободно могли общаться между собой, словно были не просто коллегами, а хорошими друзьями или даже родственниками.

– Вот! Есть! Есть результат расчета!- воскликнул второй пилот.- Осталось 30 часов.

Не так уж и много, Карл.

– Программа выполнения маневра готова?- спросил Джон Беттелз у штурмана, занимаясь чем-то своим, проводя какие-то операции с приборами, окружавшими его.

– О, да! Я как раз ввожу последние данные в компьютер.

– Тогда переключаемся с автопилота N1 на автоматический выход на орбиту вокруг Марса. Готов?

– Готов!

– Раз, два, три!

И оба пилота нажали каждый на своей приборной панели кнопки для отключения автопилота. Запустить программу, которая должна была завершить перелет, необходимо было также одновременно с двух пультов, что Беттелз и Стокард и проделали.

– Отлично!- хлопнул в ладоши второй пилот.- Идем дальше.

– А дальше будем наслаждаться видом, какой открывается из иллюминаторов,- произнес Джон.- Можно на некоторое время забыть обо всем и полюбоваться этой красивой и загадочной планетой, ведь мы впервые прибыли к ней и можем смотреть на нее невооруженным глазом с такого малого расстояния! И это не все! Через несколько суток трое из нас даже приземлятся на ее поверхности! Подумать только, мы первые люди с планеты Земля, которые войдут в атмосферу Марса и совершат на нем посадку! Ради этого можно даже глотнуть вина прямо на рабочем месте!

– Принести бутылочку?- поинтересовался Джим МакФейн – любитель и знаток вин, не забывший взять с собой в полет целых три бутылки различного красного вина.

– Тебе бы только винца хлебнуть!- произнес, засмеявшись, Беттелз.- Сделаем так: вот выйдем на орбиту, проведем сеанс связи с ЦУПом, а потом сходим в камбуз попробовать твоего вина. О'кей?

– O'кей, капитан.



ГЛАВА I | Ярость космоса | ГЛАВА III