home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА XXXIV


В космосе…

Сердце ушло в пятки и, казалось, вырвалось наружу, прорвав там кожу, когда Джон Беттелз понял, что управляемый им шаттл камнем пошел вниз. И вот внизу показалась земля. До нее оставались считанные десятки ярдов, но… Столкновения не произошло. Внезапно вой марсианской бури стих, а вокруг вспыхнула чернота космоса. Оба астронавта словно провалились в бездну, не имеющую пространства и времени.

Когда пилоты очнулись, первое, что пришло им в голову, было мыслью о том, что они умерли, разбились и теперь оказались неизвестно где: то ли в раю, то ли в аду, то ли вообще нигде. Однако постепенно к ним вернулось ощущение собственного тела, вернулось и осознание того, где они оба находились. Но голова у обоих продолжала кружиться еще долго.

– Черт!- наконец подал голос Джон.- Черт! Ничего не понимаю. Не понимаю… Что случилось?

– Кажется, все в порядке,- раздался в шлеме его скафандра голос штурмана, слабый, но радостный.

– Что?- переспросил Беттелз.

– Мы живы, Джон! Мы не погибли!- заговорил Аксель, постепенно приходя в себя.- Мы в космосе!

– Какого черта?- воскликнул первый пилот и с бьющимся от волнения сердцем стал внимательно смотреть в окна.

Туман перед глазами почти рассеялся, и ему открылось космическое пространство.

Шаттл "Созвездия" дрейфовал невысоко над тонкой атмосферой Красной планеты, и та закрывала собой почти половину всего пейзажа, открываемого лобовыми окнами.

Далеко, неизмеримо далеко за Марсом стояли большие немигающие звезды.

– Не может быть!- выдавил из себя командир.- Этого не может быть! Аксель, мы действительно живы! Мы не рухнули на планету! Мы вылетели в космос! Но как?

– Не знаю, как, но нам удалось подняться с этой чертовой планеты. Удалось!

После таких слов второй пилот не смог сдержать эмоций и засмеялся, как смеются сумасшедшие: долгий истерический смех разорвал глухую тишину в ушах Джона Беттелза.

Когда Стокард немного успокоился, Джон заговорил с ним:

– Аксель, мы оба ясно видели, что падаем. И мы упали! Мы же упали! И… не разбились. Упали, и не разбились! Мы живы? Это точно так?

Он сам был на грани сумасшествия, но все же сдерживал свои эмоции.

– Мы живы, мать твою! Живы!- радостно вскричал тот.

Астронавты замолчали. Нужно было еще немного подумать и прийти в себя окончательно.

Через пару-тройку минут оба сняли шлемы, даже не задумываясь над тем, что в корабле могло не быть кислорода, а затем отстегнули ремни, прижимавшие их к креслам. Медленно, будто бы неохотно, но они успокаивались. Однако то, что с ними произошло, оставило неизгладимый след в их памяти. Они получили массу впечатлений, а их психика подверглась самому жесткому испытанию. Не сойти с ума от подобных приключений было крайне сложно, и оба астронавта балансировали на грани безумия. Они даже едва не подрались, начав бурные обсуждения всего, что с ними приключилось с самого начала, и споры о том, как все же им удалось избежать смерти и не оказаться расплющенными о марсианские камни. Но вскоре мужчины вновь взяли себя в руки и стали возвращаться в нормальное состояние, обретая трезвость ума и ясность мыслей.

Внезапно Джон и Аксель ощутили дикий голод и бросились в камбуз, где еще оставались запасы кое-каких продуктов. Первым делом приготовили себе горячий кофе и разбавили его коньяком. Затем разогрели в микроволновой камере гамбургеры и достали питательную желеобразную смесь в тюбиках, по вкусу напоминающую мармелад.

Закончив с едой и почувствовав себя после этого гораздо лучше, пилоты вернулись в кабину на свои законные места и начали размышлять над тем, как быть дальше.

– Кислород на исходе,- произнес Джон после некоторого молчания.

– Вижу,- отозвался Аксель.- Заканчивается быстро. Счет уже на часы, а не дни. Что будем делать?

– Что делать? Что делать… что делать…- начал повторять в задумчивости Беттелз, а затем его вдруг как осенило.- У нас выведена из строя главная передающая и принимающая антенна. Чтобы послать сообщение на Землю, необходимо наладить ее.

Но видеосвязи все равно не будет: камера и монитор разбиты. Удастся восстановить лишь аудиоконтакт. И нам необходимо попытаться сделать это, чтобы вызвать помощь.

– А что, самим нам никак не улететь?- спросил Аксель, словно сам не знал ответа на этот вопрос.

Джон Беттелз отыскал глазами прибор, показывающий общее количество топлива во всех баках и, показав на него, молвил:

– У нас почти не осталось топлива после старта с планеты. Остатков едва ли хватит для выхода на прямую траекторию к Земле. На ускорение уже ничего не останется.

Да нам и не разогнаться на маршевых двигателях шаттла. Их мощность не позволит придать кораблю ускорение, подобное тому, какое он получал, используя двигатели модульной части "Созвездия".

– Значит, вызовем спасательную группу, и будем ждать ее прихода на орбите вокруг Марса?- уточнил Стокард.

– Иного выхода нет, приятель.

– Но кислород…

Беттелз бросил быстрый взгляд на коллегу и, отметив, что тот напряжен и ждет ответа, произнес:

– Насчет этого пока не беспокойся. Нам лучше побеспокоиться о том, чтобы антенна была восстановлена. Если починим ее – помощь будет гарантирована. И мы дождемся ее. Только придет она не сразу. Возможно, придется ждать даже не один месяц.

Великое противостояние уже заканчивается, и Марс вновь удаляется от Земли. Чтобы не умереть от нехватки кислорода, мы ляжем в камеры и погрузимся в гиперсон.

Находясь в искусственном сверхдолгом сне, наш организм потребляет во много раз меньше кислорода. Так мы и дождемся спасателей.

– И ты не боишься?- спросил штурман.

– Чего?

– Я просто подумал: вдруг на нас опять обрушатся метеоры? Глупая мысль, конечно…

Но вдруг что-нибудь произойдет?

– Раньше ты был уверен в себе и не задавал подобных вопросов,- заметил Джон Беттелз, но без всякой насмешки. Он говорил абсолютно серьезно и вполне понимал друга.

– По-моему, ты тоже изменился,- сказал тот.- Если честно, то я сейчас чувствую себя новичком. Словно это мой первый полет, и сразу неудачный.

– Так, ладно, приятель! Не будем больше о плохом и грустном. Давай поторопимся с наладкой антенны, а рассуждать и думать будем потом,- со вздохом проговорил капитан корабля.



ГЛАВА XXXIII | Ярость космоса | ГЛАВА XXXV