home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА XXXIII


Руководитель "Астролаб", мистер Эдом Страйберг, был мужчиной широкоплечим, усатым, полным, с пышной шевелюрой. Он с радостью принял трех гостей в помещениях научного центра корабля, на котором стояла башня телескопа.

Непосредственно под башней находился круглый зал: посередине зала была толстая колонна, внутри которой, судя по всему, прятались механизмы, приводившие в движение купол башни, и основания опор телескопа. Крис, Гарри и Мерфи оказались в этом просторном и высоком помещении, пройдя через холл научного центра. Ступая внутрь зала из холла, они могли увидеть столы с компьютерами, поставленные вдоль закругляющейся стены. С противоположной стороны от входа была дверь, которая вела еще в другие помещения: лаборатории и кабинеты. Вошедшие увидели ее не сразу из-за большой колонны в центре.

Руководитель сразу повел гостей наверх, в башню. По лестнице из стальных прутьев все вчетвером они поднялись в еще одно круглое помещение. То была уже сама башня.

Как и ожидалось, труба телескопа была установлена в центре зала с куполообразным потолком и покоилась на одной мощной опоре с помощью американской монтировки.

Огромная "вилка" сжимала телескоп с двух сторон, а тот своим объективом смотрел в закрытые створки длинного окна для наблюдений в куполе. Вокруг телескопа стояло несколько компьютерных терминалов. Головной компьютер, с которого шло управление оптическим инструментом, стоял позади него. По периметру на стенах горели люминесцентные лампы красноватого цвета, яркость которых можно было плавно регулировать. В двух местах под ними находилось по низкому журнальному столику с парой кресел.

Мистер Страйберг начал рассказывать об оборудовании обсерватории сразу, как только оказался в башне вместе с двумя практикантами и их помощником.

Практиканты слушали, но без особого интереса, явно, размышляя о том, как лучше провести предстоящий вечер. Большую часть информации, которую давал им руководитель "Астролаб", они уже знали, прочитав об этом в его книжке. Знал и Кристофер. Тем не менее, он слушал с большим вниманием, стараясь ничего не пропустить.

– Это первая обсерватория, построенная на борту корабля,- не без гордости говорил Эдом Страйберг.- И одна из самых автоматизированных в мире. Диаметр главного зеркала нашего рефлектора составляет 19 футов и 6 дюймов. Окуляра для прямого наблюдения глазом у него нет – наш телескоп полностью исключает это. Все наблюдения за небом проводятся только через компьютер с монитором, дающим сверхчеткое изображение с очень большим разрешением картинки. Системы ПЗС, как вам должно быть известно, очень чувствительны и позволяют измерять свет с высочайшей точностью. Нами здесь используются самые совершенные ПЗС-матрицы – лучшие приемники изображения. Такие имеем только мы и еще лишь несколько обсерваторий на планете, среди которых оптический телескоп НАСА в Аресибо на острове Пуэрто-Рико, Европейская обсерватория в Чили, обсерватория Китт-Пик.

Зеркало нашего инструмента изготовлено из плавленого кварца и имеет не параболическую, а гиперболическую форму. Его форму можно подстраивать с помощью ЭВМ после того, как будет сделан автоматический анализ оптической системы.

Разумеется, у нас есть спектрографы, фотометры, даже сцинтилляционный счетчик.

Благодаря нашему богатому техническому оснащению мы имеем возможность проводить разные работы: наблюдение двойных и кратных звезд, наблюдение Солнца и всех планет… да, много чего еще. Есть одна особенность нашей обсерватории, о которой нужно непременно сказать. Мы находимся на корабле. Этот корабль движется по планете со скоростью 16-18 узлов. Это очень большая скорость для наблюдения неба в телескоп. По этой причине при наводке нашего телескопа на какой-либо объект во время плавания мы активизируем специальную систему управления его вращением. Это как второй часовик. Если первый компенсирует движение небесной сферы, то второй компенсирует движение самого телескопа, все время перемещаемого по Земле "Амбассадором". Таким образом, наш телескоп остается направленным на выбранный объект столько времени, сколько мы захотим, с какой бы скоростью не шел корабль. Нам лишь требуется знать эту скорость и направление движения судна – и все.

Когда осмотр башни с телескопом закончился, Эдом повел молодых людей в лаборатории и другие помещения научного центра. Во время их экскурсии в центре было безлюдно и невероятно тихо.

– Работники обсерватории появятся позже,- сказал Эдом Страйберг.- На предстоящую ночь у нас запланировано проведение первых астрономических наблюдений в этом путешествии. Открою вам один небольшой секрет. На корабле плывет сам Томас Бопп!

Он изъявил желание поработать в "Астролаб", чем оказал большую честь для нас. Мы все очень рады, что с нами вместе здесь какое-то время будет работать такой замечательный ученый.

– Томас Бопп!- восторженно повторил Кристофер.- Тот самый знаменитый астроном, открывший комету Хейла-Боппа в 1996 году!

– Он самый,- кивнул с улыбкой мистер Страйберг.

Они прошли в самый конец коридора, тянувшегося на несколько десятков ярдов от зала под башней и разделявшего ту часть научного центра, где находились лаборатории, на две половины, и свернули в просторный кабинет. Навстречу им с дивана, бросив на него какой-то журнал, поднялся пожилой мужчина с проседью в волосах, но чисто выбритый, с живым добрым лицом и прямой осанкой.

– Знакомьтесь – мистер Томас Бопп,- проговорил Эдом.

– Добрый день. С кем имею честь быть знакомым?- спросил знаменитый ловец комет.

– О, мистер Бопп, это для нас честь познакомиться с вами!- заговорил Кристофер, взволнованный такой неожиданной встречей.- Вы не представляете, как я рад встретиться с вами. Я много читал о вас, читал все ваши научные статьи о малых телах Солнечной системы… Ах, да! Меня зовут Кристофер Катферт, а это мои друзья – Гарри Белден и Мерфи Грант. Мы из Аризонского университета с астрофизического факультета. Плывем на "Амбассадоре" с целью поработать здесь, в этой обсерватории.

– Замечательно. Значит, наши люди. Приятно,- не спеша проговорил Томас Бопп.- Только хочу вас попросить об одной услуге. Давайте впредь обойдемся без обсуждения того, какой я великий и знаменитый. Это ни к чему. Не люблю, когда меня так восхваляют.

– Хорошо, мистер Бопп. Как скажете,- обрел дар речи Гарри.- Нам не сложно выполнить вашу просьбу, но вот наш приятель Крис… Он не такой и ему будет трудно справиться с этим.

Молодой любитель астрономии ткнул друга локтем в бок и молвил:

– Все в порядке, мистер Бопп. Они постоянно пытаются подшутить надо мной, подколоть и многие вещи, связанные со мной, часто извращают, чтобы было над чем посмеяться. Скажите, вы не откажите мне в беседе с вами. Мне бы очень хотелось обсудить с вами некоторые темы и послушать ваши рассуждения по той или иной из них. Окажите мне такую честь.

Мужчина засмеялся и, похлопав парня по плечу, улыбаясь, молвил:

– Хорошо, поговорим, если у вас есть, что мне сказать. Учтите, частных лекций я не даю так же, как и интервью.

– Томас Бопп действительно очень скромный человек и не любит славу,- заговорил Эдом Страйберг.- Советую вам, молодые люди, исполнить его просьбу и оставить восхищение им при себе, хотя, если честно, он и впрямь замечательный ученый.

– Спасибо, Эдом,- сказал Бопп.- Думаю, мы найдем общий язык.

После знакомства молодых парней с одним из знаменитейших астрономов конца прошлого столетия управляющий обсерваторией предложил всем отпраздновать то, что все они сегодня собрались здесь, и заказал прямо в свой кабинет пиццу с пивом.

За пивом и потрясающе вкусной овощной пиццей Томас Бопп, Эдом Страйберг, Крис, Гарри и Мерфи разговорились и вскоре все ощущали себя одной дружной кампанией друзей-сверстников. Парни узнали, что известный первооткрыватель ярчайшей кометы ХХ века Хела-Боппы поселился не так уж далеко от них – палубой ниже, что плыл на "Амбассадоре" инкогнито и собирался в ближайшие ночи опробовать оборудование и инструменты обсерватории "Астролаб". Когда разговор зашел о практике Гарри и Мерфи, Томас Бопп любезно предложил им свою помощь в том случае, если они действительно будут в ней нуждаться.



ГЛАВА XXXII | Ярость космоса | ГЛАВА XXXIV