home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА XX


На следующую ночь после обнаружения в направлении Марса непонятных космических тел (или же одного тела), каким-то невероятным способом заслонивших собой планету, в черное звездное небо устремили свои взоры телескопы всех астрономических обсерваторий на территории Соединенных Штатов Америки. Ученые, а параллельно с ними и сотни энтузиастов во всех уголках страны, где позволяли метеорологические условия, искали в космосе неизвестно что.

Погода позволяла проводить наблюдения во всех штатах за исключением района Великих озер, где была облачность, и время от времени местами шли легкие летние дожди, а также района Нью-Йорка и Бостона, где дожди с грозами, очень низкая и чрезвычайно плотная облачная структура и порывистый ветер держались уже несколько дней. Были, конечно, и другие места, где атмосфера предстала перед наблюдателями в ночь с 30 июня на 1 июля не столь чистой, как в Аризоне.

Например, в Джорджии и северной части Флориды, в Техасе и штате Вашингтон. Но все же астронаблюдения вполне могли состояться и там. Лучшие же условия астрономов ждали в Аризоне, Неваде и Калифорнии. Как раз там, где установлены многие оптические телескопы ведущих научных центров и университетов.

Дин Кетелсен вернулся в Китт-Пик из Финикса глубокой ночью, Практически под утро.

И сразу поспешил на поиски Сэма Катферта, который, по словам одного из сотрудников, встреченного Дином первым, решил заняться загадкой прошедшей ночи.

Загадкой прошедшей ночи ученые окрестили то самое событие, о котором сообщал Сэму его сын, находясь на собственных наблюдениях. Что послужило причиной внезапного, никем не ожидаемого и не предсказанного затмения Красной планеты?

Если это был какой-то реально существующий объект, возможно, гигантский астероид, который прилетел в Солнечную систему из глубин Галактики и о котором до сих пор никто ничего не знал, то астрономы обязательно должны были увидеть его.

В необъяснимые, мистические явления ни Дин, ни Сэм не верили. И правильно, ведь они были учеными. В мире можно объяснить все, и объяснить двумя способами: научным или ненаучным языком. Так они всегда говорили. Для таких людей ни привидений, ни каких-либо других аномалий не существовало. Если Марс и Сатурн (или одна из этих планет) исчезали, то этому рано или поздно найдется объяснение.

Руководитель Китт-Пик нашел коллегу там, где и думал найти: Катферт сидел на наблюдательной площадке большого телескопа в главной и одной из самых больших башен обсерватории и смотрел в окуляр.

Пока Кетелсен поднимался к нему, телескоп, приводимый в движение новыми современными механизмами, опустил объектив на несколько дюймов к горизонту, а потом вновь стал всматриваться им почти в зенит. Башня чуть повернулась вместе с мощным инструментом к западной части небосклона.

Добравшись до наблюдательного поста и усевшись рядом в пустое кресло, Дин поздоровался и спросил:

– Я немного запоздал. Утро уже на подходе. Но скажи, что ты сделал, пока меня не было? Мне сказали, что все как будто помешались и отыскивают нечто, ставшее причиной вчерашнего затмения Марса.

– Да, это верно. Помешались многие. И я в их числе!- отозвался Сэм.- Извини, но сегодня я не уделил должного внимания нашей работе над атласом.

– Да что ж теперь извиняться,- вздохнул тот.- Ты сам знаешь, что такой ясной ночи у нас больше может и не быть до сентября. Но я надеюсь, что ты с пользой тут просидел последние часы.

– Дин, я замерил угловые расстояния между теми звездными парами, которые мы оставили на сегодня. Ты отметил, что из них 17 являются физически двойными* звездами, но на самом деле среди оставленных нами на эту ночь таковыми оказались шестнадцать! С одной парой ты кое-что напутал, дружище.

– Да? Как такое произошло?- удивился Дин Кетелсен.- Хорошо, что ты выявил ошибку.

А что с системой Мицар-Алькор? Ты проверял ее?

– Да, я все перепроверил. Наши подозрения сбылись. Среднее расстояние между Мицаром и Алькором за последние полвека уменьшилось почти на одну сотую градуса.

Еще немного и самая крайняя звезда в Ковше Большой Медведицы уже не будет обычной двойной. Звезды действительно притягиваются друг к другу, и через два-три десятка лет начнется их столкновение. Что будет с другими звездами-спутниками Мицара пока неизвестно. Видишь, ночь все же не зря прошла, так что не волнуйся.

Кое-что все-таки сделано.

– Ну, тогда ты молодец, Сэм!- обрадовался руководитель Китт-Пик и похлопал товарища по плечу.- А теперь давай вернемся к моему вопросу о том, что ты делал сейчас, в момент моего появления здесь. Ты занимался вчерашним случаем, не так ли? А раз так, то, вероятно, что-то успел выяснить?

– Ничего я не выяснил, Дин. В этом уж мне придется тебя разочаровать,- проговорил Сэм Катферт.- Я целый час, как проклятый, ломая зрение, всматривался в пространство и продолжал бы это делать, не подойди сюда ты, но мне так и не удалось увидеть что-нибудь обычного или необычного. Хотя… Знаешь, несколько раз мне показалось, что там что-то есть. Там должно что-то быть!

– Я думаю, оно там есть,- сказал Дин.

– Там, явно, либо астероид больших размеров, но очень темный, либо незагоревшаяся комета… тоже большая…

– Говоришь, хорошо смотрел?

– Очень хорошо.

– И ничего не заметил особого?

– Нет…

– Но сказал, что тебе показалось…

– Возможно. А может быть, я просто устал, и мне из-за этого стало казаться.

– А что именно тебе показалось?

– Не знаю уже…- Сэм потер уставшие глаза, но вновь смотреть в окуляр телескопа больше не торопился.- Просто что-то непонятное привиделось. Понимаешь, будто между орбитами Марса и Земли есть нечто внушительных габаритов, но увидеть это никак нельзя, словно оно невидимо! Как ты считаешь, может даже очень большой астероид быть для нас абсолютно невидимым?

– А почему нет? Чем только черт ни шутит! Ведь есть же тела с очень низкой отражательной способностью.

– С очень низкой, но не нулевой!- подчеркнул Катферт.- Любое тело хоть сколько-то должно отражать свет. Единственные абсолютно темные объекты во Вселенной – черные дыры.

– Дай-ка мне взглянуть,- произнес Дин, нагнувшись к окуляру, который Сэм повернул к себе и закрепил так, чтобы он был все время работы перед ним.

Два лучших ученых обсерватории Китт-Пик и одни из лучших астрономов мира сидели перед окуляром рефлектора "Ричи-Кретьена" и пытались отыскать космического невидимку. То же самое делали все, кто иог себе позволить этим заниматься, но никто к наступлению утра не добился никаких результатов в данном мероприятии.



ГЛАВА XIX | Ярость космоса | ГЛАВА XXI