home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА XVII


Тусон заливало ярким солнечным светом. Небо дня было кристальной чистоты, таким же праздничным и бездонным, как и небо прошедшей ночи. Но сейчас бездонной была его яркая, сверкающая голубизна, на фоне которой светила только одна звезда, дающая тепло, свет, а вместе с ними и жизнь нашему миру – Солнце. Не смотря на то, что в данной местности пасмурная погода была поистине редким явлением, подобного восхитительного дня штат Аризона не видел, по меньшей мере, пару недель.

Не самый большой, но и не сказать, что слишком маленький, город Тусон раскинулся среди гор и пустынь юго-запада страны под жарким солнцем и, изнывая от тридцатиградусного зноя, жил своей жизнью: неспешной, нешумной, не такой дикой, какой живут огромные мегаполисы наподобие Лос-Анджелеса и Нью-Йорка.

Район Тусона, заставленный частными домами, каждый из которых окружали небольшие ухоженные садики и великолепные ослепительно-зеленые газоны, казался настоящим оазисом в пустынной и гористой местности. Райский уголок для тысяч человек, живших в нем.

Перед трехэтажным особняком с живой оградой, деревцами и даже небольшим бассейном, располагавшемся на заднем дворе, остановилась машина такси. У переднего правого сиденья открылась дверца, и из салона выбралась девушка, высокая, стройная, с кудрявыми волосами, спадавшими на плечи и обрамлявшими пышным ореолом простое, но приятное загорелое лицо. Она дождалась, пока такси уедет, и, поправляя свой наряд (на ней были штаны из легкой ткани чуть ниже колен и топик из того же материала) двинулась к крыльцу дома. На плече висела сумочка из плотного джинса. К дому от тротуара вела неширокая, вымощенная камнем дорожка. Слева и справа зеленели газоны. В нескольких местах из земли на три – пять футов вверх били тоненькие фонтанчики воды – автоматическая система полива, которой старались обзавестись все, кто не хотел увидеть траву и цветы возле своего дома высохшими и пожелтевшими.

У дверей девушка вдруг в нерешительности остановилась. Если до этого она, узнав от одного своего знакомого, что Кристофер Катферт неожиданно собрался уезжать в длительное путешествие, решила во что бы то ни стало встретиться с ним и попрощаться, то сейчас резко усомнилась, стоит ли заходить к нему, стоит ли вообще показываться на глаза ему или даже кому-то из его родных.

Они – Мелисса Филдс и Кристофер – были одногрупниками. Он понравился ей с самого начала. Но даже сейчас, под конец второго года совместного обучения в Аризонском университете, она все еще не могла показать, что неравнодушна к нему. Крис водил знакомства со многими девушками из университета, с одной даже пытался завести какие-то отношения и встречаться, а она следила за всем этим, тайно обожая его, и не набиралась храбрости, чтобы признаться в своих чувствах. До момента знакомства с Крисом Мелисса и не подозревала, что могла быть такой робкой. Но она понимала, что вечно это продолжаться не может, и если она не поборет все свои страхи и не сможет открыться ему сейчас, либо в самое ближайшее время, то будет поздно. У него пока тоже мало что получалось с девушками, хотя он казался более смелым и раскрепощенным, однако рано или поздно он встретит кого-то, они по-настоящему полюбят друг друга, и тогда все пропало.

Определенно нужно было что-то делать! И не стоило сомневаться в том, что она поступила правильно, приехав к парню с бьющимся сердцем и опасением не застать его дома. Хватит уже изображать непонятно что. Или действовать решительно, или попытаться разлюбить его. Впрочем, последнее она пыталась сделать. Безуспешно.

Ладно, она здесь, а не где-то еще. И уже минуты две стоит под его дверью.

Поэтому уходить поздно.

И Мелисса постучала. Потом вспомнила, что есть электрический звонок, мысленно отругала себя за рассеянность и волнение и нажала на кнопку звонка.

Приготовилась. Спустя секунд двадцать или тридцать дверь распахнула светловолосая женщина в простом домашнем платье и повязанным поверх него фартуком.

Это была его мать!

– Добрый день, миссис Катферт. Скажите, Крис дома? Он еще не уехал?- быстро проговорила девушка.

– О, здравствуй, Мелисса,- узнала одну из подруг своего сына Джудит Катферт.- Он еще не уехал, но уже собирается.

– Можно к нему на минутку?

– Ну, разумеется! Проходи. Он в своей комнате на третьем этаже. Налево от лестницы. Ты не ошибешься дверью.

– Большое спасибо.

Мелисса вошла в дом и начала преодолевать путь от порога до самой дальней комнаты на верхнем этаже. Она была впервые в доме Кристофера и его родителей.

Интерьер, можно сказать, поразил ее. Все было выдержано в стиле хай-тек.

Особенно строго стиль был соблюден внизу: в большой прихожей, гостиной и других помещениях. Девушке почудилось, что ее занесло не в дом к одногрупнику, а на борт большого космического корабля. Стеклянная, железная и пластиковая мебель всевозможных серых оттенков, сверкающие стальным блеском светильники на стенах (на потолке нигде ничего не висело), пол с таким странным покрытием, что, казалось, идешь по стальной поверхности… Вместо обычных нарисованных картин или репродукций на стенах висели большого формата фотографии планет, туманностей, галактик и непонятно чего еще, помещенные в пластиковые рамки, сделанные под вид стальных. Эти фотографии висели повсюду десятками. И пока Мелисса поднималась с первого этажа на второй, она смогла увидеть все планеты Солнечной системы. Они висели так, что любой человек, поднимавшийся наверх, всегда сначала встречался с Меркурием, а последнюю планету – Плутон – видел, только поднявшись на два лестничных пролета. Кто спускался, тот просматривал снимки в обратном порядке: от последней планеты к первой и самой близкой к Солнцу. Интересно задумано. Но почему так, а не наоборот? Наверное, ей этого никогда не узнать, если она не спросит у Криса.

Мелисса Филдс окончательно убедилась в том, что мистер Сэм Катферт и его единственный сын являются ярыми поклонниками астрономии, настоящими фанатами этой науки, когда, проходя на втором этаже к лестнице, ведущей еще выше, увидела на потолке довольно просторного коридора модель Солнечной системы с подсветкой каждого элемента. Девять разных по величине и цвету шариков находились с разных сторон от ярко-оранжевого шара диаметром в четыре дюйма. Но и это было еще не все. Перед дверью в комнату Кристофера на тонкой ножке стояла модель Сатурна со всеми кольцами, имевшая размер футбольного мяча.

Девушка осторожно обошла макет и остановилась перед дверью, опасаясь даже представить себе, какие красоты Вселенной ей откроются за ней. Спустя пару секунд, она неуверенно постучала.



ГЛАВА XVI | Ярость космоса | ГЛАВА XVIII