home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА XLIII


Катферт и Беттелз буквально выползли из внутренних помещений тонущего лайнера на открытую палубу семнадцатого уровня – наклон палуб стал настолько большим, что стоять во весь рост уже не мог никто. Но, даже двигаясь на четвереньках или присев к полу, можно было заскользить вниз. И они едва не сорвались прямо в бушующее на волнах океана высокое пламя.

– О, боже! боже! Что это? Что за огонь?- вскричала в ужасе Беттелз.

– Мои друзья говорили, что видели, как что-то взорвалось,- сказал парень.- Идем вверх по палубе! Держись за меня!

Держась левой рукой за руку своей спутницы, а правой хватаясь за бортовое ограждение, Кристофер устремился в направлении кормы океанского суперлайнера.

Пришлось бороться не только с наклоном корабля, но и с толпами других пассажиров, которые в панике метались вокруг и то и дело налетали на них. Крис опасался встретить здесь Барра, но у него с Джинивой не было иного выхода, нужно было двигаться вперед и искать ближайший пункт посадки людей в шлюпки.

Преодолев несколько десятков футов, они по-прежнему не находили даже намека на организованную эвакуацию пассажиров. Люди с дикими криками, призывами помощи и невообразимым ужасом на лицах метались из стороны в сторону, расталкивая друг друга, набрасываясь один на другого. Кто-то не выдерживал и бросался за борт в огонь, кто-то – и таких было больше – срывался вниз, не имея возможности удержаться на месте, и так же попадал в огонь. Отовсюду были слышны рыдания, брань, вопли ужаса и обрывки криков тех, кто просил помощи, находясь в полыхавшей воде или падая в нее.

Огонь окружил корабль плотным кольцом. Спускать на воду шлюпки и плоты с пассажирами стало невозможно. За огненное оцепление успели отплыть лишь те шлюпки, которые были спущены на воду самыми первыми. Всего несколько шлюпок…

"Амбассадор" почти наполовину ушел в океан и продолжал тонуть. Вся носовая часть вплоть до центра управления лайнером погрузилась в морскую пучину. Наконец, под воду начал уходить и мостик. Океан выбил окна и ворвался в зал, где до сих пор находилась большая часть экипажа. Люди бросились из помещения на Амбассадор-стрит – огромную открытую прогулочную палубу, ширина которой равнялась ширине самого корабля, а длина была не менее половины его длины.

Томас Хайнлайн спасался в числе остальных.

– Шлюпку для капитана! Быстро шлюпку!- закричал начальник охраны, оказавшийся рядом с ним.

Больше он никогда ни к кому не обращался: его ноги заскользили на гладкой поверхности палубы, и он растянулся на полу. Вес его тела потащил вниз, и мужчина скатился в огонь, который моментально перекинулся на него. Барахтаясь в воде и обгорая, он громко закричал, но уже вскоре умолк, погибнув мучительной смертью.

– Вокруг все горит. Мы не можем уплыть на шлюпке – сгорим!- прокричал кто-то из команды "Плавучего города".

Следующим с палубы сорвался штурман, мистер Хайд, и через несколько секунд уже горел, захлебываясь в океанской воде, рядом с Норманом Норком. Спустя какие-то мгновения по Амбассадор-стрит скатывались в огненную воду уже десятки человек и погибали мучительной смертью в адских языках пламени.

Кристофер остановился, одной рукой прижимая к себе Джиниву, другой из последних сил держась за бортовую ограду. С этой минуты продвигаться ни вперед, ни назад не представлялось возможным, будь у них даже по десять рук и свежие силы.

– Мы погибнем, Крис!- плача, повторяла Джинива.- я больше не могу держаться.

Катферт прекрасно ее понимал. Его самого трясло от того ужаса, что происходил вокруг, и хотелось разреветься от ощущения неизбежной гибели.

В глаза бил едкий черный дым, от адского огня, бушевавшего вокруг лайнера, стало жарко. Людей на палубах становилось все меньше: они либо срывались и, скатываясь по полу, падали в огонь, либо, теряя надежду на спасение, прыгали туда сами, сгорая за секунды в плотном огне. На поверхности океана уже плавали тысячи обугленных трупов, и их становилось все больше. Запахло обгорелым человеческим мясом. Вопли не утихали ни на мгновение и становились невыносимыми, а шум от пожарища наводил на всех неосознанный, неконтролируемый страх. Казалось, корабль попал в ад, и никому не суждено остаться в живых. Вперемешку с обугленными трупами по обе стороны от "Амбассадора" в воде барахтались еще живые, но погибающие мучительной смертью несчастные. Кто-то умирал от ожогов и болевого шока, кто-то захлебывался в воде и тонул. Но таковых было меньшинство, так как огонь разыгрался не на шутку и за мгновение пожирал всякого, кто попадал в него.

И в этом невероятном сумасшествии никто никому не мог помочь, даже если бы и захотел.

Гигантский корабль гудел от напряжения, а треск, растекавшийся по швам корпуса, становился все громче. Корма поднималась все выше, и из воды начали показываться винты судна. Вся передняя половина корабля уже скрылась в воде, и он продолжал тонуть, погружаясь в океан буквально на глазах. Скоро вся корма оказалась над поверхностью воды. Угол наклона корабля достиг той отметки, при которой, как говорил старший инженер Пирри, корпус должен переломиться, не выдержав чудовищного давления. Но корпус все еще оставался цел, хотя гудел и выл от перегрузок.

Кристофер и Джинива не могли больше оставаться на одном месте. Корабль уходил в океан, и они вместе с палубой, на которой находились, опускались все ниже, приближаясь к воде. Парень судорожно всматривался вниз, надеясь найти хоть небольшой клочок воды без огня, но огонь был всюду. Сплошное огненное поле, раскинувшееся на сотни ярдов вокруг места катастрофы.

Тогда он стал искать взглядом дверь, которая бы вела во внутренние помещения лайнера, и вскоре обнаружил одну совсем недалеко.

– Джин, видишь ту дверь?- заговорил с девушкой Катферт.- Нам нужно добраться до нее и попасть внутрь, иначе мы через минуту-другую окажемся в огне. Нужно попасть внутрь, слышишь?

– Ага,- только и смогла выдавить из себя Беттелз, не так и не понимая до конца, зачем им опять внутрь.

– Давай, соберись,- попросил ее молодой астроном.- Мы должны сейчас отпустить ограждение и перебежать к этой двери. Мы не упадем, если успеем схватиться за что-нибудь.

– За что? За что?

Он лихорадочно соображал, бегая взглядов вокруг двери.

– За дверной косяк или за скамью! Надеюсь, она не сорвется в воду.

– Ага…

– Все нужно сделать очень быстро! Ты готова?

Девушка кивнула.

– Точно?

– Не знаю. Я боюсь…

– Знаю, милая. Я тоже. Но мы должны это сделать! Сдаваться рано. Ну, ты готова?

– Наверное, да…

– Уверена, что сможешь?

– Не знаю, я не знаю!!!

По-прежнему крепко сжимая руку Джинивы, парень отпустил бортовое ограждение и метнулся к заветному проходу во внутренние помещения корабля. Тот был в считанных ярдах от них, нужно было сделать всего несколько шагов. Но на палубе, наклоненной под невероятным углом, было невозможно не только шагать, но и ползти.

И оба они, в невероятной спешке пересекая палубу, все равно начали съезжать вниз.

И только каким-то чудом им удалось достичь цели и ухватиться за скамью, прикрученную к настилу палубы возле прохода внутрь корабля.

– Все нормально?- спросил у Джинивы Кристофер.

– Да, я держусь!- быстро выговорила та.

– Давай, Джин, идем вперед! Нет времени отдыхать! Нужно попасть внутрь!

– Боже, Крис!- вдруг вскрикнула Беттелз.

Парень оглянулся на нее и увидел, что огонь, бушевавший по поверхности воды, стремительно движется на них: мегакорабль все быстрее погружался в океан. Языки пламени почти коснулись ног девушки, пару обдало нестерпимо жарким воздухом и дымом.

– Вперед, скорее!- закричал Катферт.- Держись за меня. Вперед!

Задыхаясь в дыму и обливаясь потом, Крис и Джинива поползли вверх по наклону, крепко хватаясь за скамью и надеясь на чудесное спасение. Наконец, они смогли добраться до двери, ведущей во внутренние помещения семнадцатого уровня судна.

Оказавшись в коридоре, оба легли на одну из его стен и замерли, пытаясь отдышаться и вернуть хоть частичку потраченных сил. Внутри все переменялось: пол и потолок менялись местами со стенами. Корабль накренился вперед еще больше, выше и выше поднимая над поверхностью океана свою корму. Уже три четверти его длины находились под водой. Незатопленной оставалась незначительная часть судна, и давление на корпус начало ослабевать. Вопреки всем ожиданиям, "Амбассадор" не переломился пополам и уходил в пучину целым, таким, каким и был до этого рокового часа. Вокруг клубился черный дым, и не было слышно ничего, кроме гула от пожара, который, казалось, и не думал ослабевать, а наоборот лишь усиливался.

Но вот все же раздался еще какой-то звук. Прошло несколько секунд, и можно было с уверенностью сказать, что это был рокот моторов приближающихся к тонущему колоссу больших вертолетов.

Несколько винтокрылых машин приближались к району трагедии с востока и вскоре зависли над водой, не долетая до "Плавучего города" нескольких сотен футов. Два вертолета начали облет задымленного участка. В этот момент "Амбассадор" полностью скрылся в дыму, и с высоты его было не рассмотреть.

Ни Беттелз, ни Катферт не обращали внимания на звуки, доносившиеся с неба. Они пребывали в шоковом состоянии и уже не могли нормально соображать и оценивать окружающую обстановку. Они просто лежали на стене, плавно становившейся полом, и мысленно готовились проститься с жизнью. Вдруг Кристофер вскричал, глотая слезы:

– Господи, за что??? За что сие испытание??? но кто мог ответить ему на данный вопрос? К этому моменту вокруг почти не оставалось живых людей. Подавляющее большинство пассажиров погибло страшной смертью. Уже никто не кричал и не звал на помощь. Потому что было бесполезно. И Крис тоже не кричал. Он понял, что им с Джинивой не спастись, и это их конец.

Как было ужасно прийти к такому выводу! И парень, отчаявшись, заплакал, не желая более сдерживаться. Зачем себя сдерживать, ведь это, наверное, последнее, что он мог сделать в своей недолгой жизни – расплакаться над тем, что все так закончилось, и умереть. Но Крис плакал не только над своей судьбой, но и над судьбой той, что была рядом с ним. Жизнь этой прекрасной девушки, как и его собственная, только начиналась, но вдруг зашла в тупик и вот-вот остановится.

Как могло такое произойти? Почему и ради чего Господь допустил это? Как он вообще может допускать подобное, если он действительно есть?

– Прости, Джинива,- выдавил из себя Кристофер.

Она повернула к нему голову. Он потянулся к ней дрожащей рукой, прикоснулся к заплаканному лицу, стер со щеки крупную слезу и, продолжая ласково придерживать ее головку, прерывисто заговорил:

– Прости, я не смог спасти нас. Пытался, но не смог. Не смог позаботиться о тебе.

Я не знаю, что делать дальше…

Джинива схватила его руку, с трудом отвечая:

– Что ты говоришь? Зачем просишь прощения?

Их лица приблизились друг к другу и взгляды, полные слез, слились воедино.

– Мы сейчас погибнем,- сказал парень.- И я виноват в этом. Поэтому прости.

– Нет!!! Как можешь ты быть виноват? Что за слова???

– Послушай!!!- продолжал тот.- Я хочу кое-что сказать, прежде чем все закончится.

Тебе нужно это услышать…

– Нет!!!- плача, выкрикнула девушка.- Нет!!! Мы не можем умереть! Мы не должны!!!

Как же так???

– Знаю, детка, не должны. Но если бы мы вершили свою судьбу, разве так закончили бы?- Он горько усмехнулся своим словам.

Затем Крис подобрался к ней и, обняв, поцеловал прямо в губы. В иной обстановке он бы никогда не решился на это, но теперь было не до раздумий над тем, стоит ли это делать, и какой будет реакция на его действие со стороны Джинивы.

– Я хочу, чтобы ты знала,- выговорил Катферт.- Я люблю тебя! И люблю с первого дня, как увидел!

– Крис…

Больше Беттелз не могла ответить ничего. Задохнувшись от нахлынувших на нее эмоций, вызванных услышанными словами, и испытав жгучее желание ответить ему взаимностью, девушка тоже обняла его, и они слились в настоящем, долгом поцелуе.

Так могли целоваться только действительно любящие друг друга люди.

Корабль возвышался над водой на считанные десятки ярдов. Оставались мгновения до того, как он полностью затонет и навсегда ляжет на океанское дно. Вода с ревом хлынула в овальную чашу стадиона, которая одной своей стороной вливалась в палубы и становилась с ними одним целым. Волны срывали с мест кресла зрительных рядов, повреждая и разрушая трибуны. Чаша заполнялась водой с невероятной быстротой. Через считанные секунды она уже была затоплена.

С вертолетов начали сбрасывать самонадувающиеся спасательные круги и маленькие шлюпки, каждая из которых могла принять всего трех-четырех человек. Кое-где еще оставались живые люди, каким-то чудом избежавшие быстрой смерти в огне.

Несколько вертолетов принялись распылять сверху на огонь белую пену, применяемую всеми пожарными службами для тушения подобных пожаров. Она толстым покрывалом ложилась на воду и быстро поглощала огонь. Когда пожар стал быстро отступать, в воду с каждого вертолета спрыгнуло по два-три спасателя в воздушных жилетах яркой окраски. В эти самые секунды корма "Амбассадора" с шумом бьющихся стекол в окнах и шипением врывающейся внутрь лайнера воды скрылась под поверхностью Мирового океана. Все было кончено. Плавающий город затонул, оставив лишь воспоминания о себе. Больше никто не сможет устроить на его борту шумных и веселых вечеринок, никто не отпразднует то или иное событие в его роскошных и дорогих ресторанах, никто не окажется на его знаменитом стадионе, в клубном комплексе в носовой части, похожем на амфитеатр Сиднея, и других достопримечательных местах. История гиганта "Амбассадора" закончилась, продлившись всего несколько лет, у берегов Австралии утром 25-го июля.



ГЛАВА XLII | Ярость космоса | ГЛАВА XLIV