home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





____________________


1 НАА, ф. 1, oп. 127, д. 537, л. 39.

2 В частности, один из лидеров Азербайджанского Народного фронта Неймат Панахов, регулярно встречался с резидентом турецкой разведки. Об этом заявил Евгений Примаков во время визита в Баку летом 2004 года. См. «Эхо», Баку, 27.07. 2004.

[стр. 93] НЕОПАНТЮРКИЗМ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ТУРЦИИ

Карабахское движение было воспринято в Турции в контексте армянских требований возмещения последствий геноцида, поэтому в турецком общественно-политическом дискурсе возможный успех армян в вопросе Карабаха рассматривался как первый шаг на пути воскрешения «севрского призрака»3, чего более всего опасались турецкие политики. В целом интерес к событиям по ту сторону границы развивался в Турции по нарастающей. Демонстрации в Армении и Азербайджане, по словам газеты «Milliyet», «стали причиной того, что общественное внимание в Турции было ориентировано в сторону советских тюрок»4.

Если в первые дни Карабахского движения турецкие националистические-исламистские издания рассматривали активизацию Карабахского вопроса как «начало крестового похода Советов против турецкой нации», другие, как «Hurriyet», приводили заявление руководителя службы информации МИД Турции И. Бату о том, что «Турция имеет право слова в вопросе Нахиджевана» и что «распространяется это право также и на НКАО и Зангезур» («Hurriyet», 18 апреля 1988)5. А газета «Milliyet» в номере от 02.04.1988 писала, что «по мнению ряда турецких наблюдателей, если Нагорный Карабах будет присоединен к Армянской ССР, то в качестве следующего шага армяне выдвинут территориальные требования в отношении Турции»6.

В турецкой прессе регулярно приводились также аргументы об исторической принадлежности Нахиджевана и Нагорного Карабаха «тюркскому народу Азербайджана». Также в унисон с официальными кругами выражалось недовольство позицией западных СМИ, которые, по мнению турецкой стороны, выступали с проармянских позиций.

Одновременно сотрудник МИД Турции Хасан Кони, выступая по турецкому телевидению в дискуссии по карабахской тематике, отметил, что турецкое внешнеполитическое ведомство «косвенно» контактировало с советской стороной, выступая против «передачи являющегося азербайджанской территорией Нагорного Карабаха армянам»7.

С точки зрения первоначальной позиции Турции в Карабахском вопросе интересной представляется публикация Ильнура Джевика – главного редактора англоязычной газеты «Turkish Daily News», в которой от____________________


3 Речь идет о Севрском договоре, подписанном 10 августа 1920 года, по которому предусматривалось образование армянского государства с включением туда исторически армянонаселенных территорий.

4 См. «Milliyet», 25.03.1988.

5 s НАА, ф. 1, оп. 127, д. 536, лл. 13-14.

6 Там же, л. 14.

7 Turkey has nothing to do with Azerbaijan, Munich, December 21, 1988, (RLIMU/Erkin Alptekin), F575, RL Research, Red Archive, HU-OSA, 300/80/1/944.

[стр. 94] ГЛАВА ТРЕТЬЯ

мечалось, что Турция не имеет никаких дел с Азербайджаном и что Запад старается втянуть Турцию в разборки между Арменией и Азербайджаном. Указывая на схожие моменты в противоречиях между Турцией и Болгарией, автор недвусмысленно давал понять, что Запад стремится создать новый сценарий, в котором армяно-азербайджанские противоречия будут изображаться частью «исторического» противостояния между турками и армянами. Продолжая свою мысль, И. Джевик отмечает, что западные СМИ чрезмерно эксплуатируют тему наличия турецких флагов на демонстрациях в Баку и тем самым стараются толкнуть Турцию на вмешательство во внутренние дела Советского Союза. «Мы сочувствуем их (азербайджанцев – Г. Д.) проблемам, но у нас нет никакого желания вмешиваться во внутренние дела какого-либо соседнего государства. Пусть ни у кого не возникнет такое желание», – завершал автор8.

Некоторые круги в Турции считали затрагивание карабахской темы даже опасным, справедливо опасаясь вероятности возникновения напряженности в советско-турецких отношениях.

Отголоски карабахских событий в турецких СМИ и в общественных кругах на начальном этапе проявились в первую очередь озабоченностью вокруг возможности изменения статуса Нахиджевана без учета мнения Турции. Любые разговоры о возможности изменения статуса НКАО и тем более – передачи области Армянской ССР вызывали определенный дискомфорт в Турции, где следующим требованием армянской стороны виделась активизация нахиджеванского вопроса. Опасения, исходящие от перспективы вероятных территориальных изменений со стороны советского руководства, вскоре дали о себе знать, и турецкая сторона по разным поводам, хотя и осторожно, делала весьма спорные, с точки зрения международных договоренностей, заявления о статусе Турции как гаранта безопасности Нахиджевана. По словам директора Института внешней политики Сейфи Ташана, для Турции были нежелательны любые односторонние шаги в этом вопросе9.

Решение Верховного Совета Армянской ССР от 1-го декабря 1989г. о вхождении НКАО в состав Армянской ССР оказалось неожиданным для турецкой стороны, и, согласно газете «Milliyet», «обратило взоры турецкого правительства в сторону Армении». А бывший министр иностранных дел Турции В. Халефоглу подчеркнул, что «у Советской Армении нет ни права, ни полномочий, ни силы, чтобы принимать такое решение. Это в высшей степени несостоятельное решение»10. В свою оче____________________


8 Там же.

9 William Reese. Turkish Claims to Say in the Status of Nakhichevan, RFE/RL Research institute, RL 136/88, March 28, 1988, p. 1, Krasny Arkhiv, Armenia, HU-OSA, 300/80/1/49.

10 HAA, ф. 1, on. 127, д. 784, л. 7.

[стр. 95] НЕОПАНТЮРКИЗМ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ТУРЦИИ

редь, профессор экономического факультета Стамбульского факультета Т. Атеш сравнил принятое парламентом Армении решение с действиями «ребенка, который настаивает на не принадлежащем ему мяче»11.

Позиция Турции в отношении Азербайджана кардинально изменилась после армянских погромов в Баку и ввода советских войск в столицу Азербайджана в январе 1990г. После этих событий министр иностранных дел Турции Месут Йылмаз, раскритикованный за «недостаточную реакцию» на события в Азербайджане, ссылаясь на «естественное право пристально следить за положением в Азербайджане», заявил, что «за происходящим в Азербайджане процессами Турция следит с особой чувствительностью, поскольку с азербайджанцами имеются общие культурные и языковые связи»12. Великий Национальный Совет Турции (ВНСТ) по итогам обсуждений вне повестки дня событий в Баку осудил решение Москвы о вводе войск в азербайджанскую столицу и потребовал немедленного вывода воинских подразделений из Азербайджана13.

После вступления советских войск в Баку для подавления антисоветского мятежа и пресечения дальнейших погромов армянского населения города советская сторона, в частности, ТАСС, комментируя некоторые высказывания турецких депутатов ВНСТ по поводу событий в Азербайджане, заметила, что они «не соответствуют требованиям нормального развития советско-турецких отношений»14.

После этих событий в общественно-политических кругах Азербайджана все чаще стали обсуждаться идеи обращения за помощью к Турции и создания единого государства. Беспрецедентным в истории Советского Союза стало уничтожение советских пограничных сооружений и коммуникаций по всей длине советско-иранской границы и на нахиджеван-ском участке советско-турецкой границы в январе 1990 года. В этот ряд вписывается и факт провозглашения о выходе из состава СССР Нахиджеванской АССР, Верховный Совет которой на своей внеочередной сессии 20 января принял решение о присоединении к Турции15.

Решение Верховного Совета Нахиджеванской АССР поставило турецкие власти, все еще опасавшиеся серьезных осложнений в двусторонних отношениях с СССР, в затруднительное положение. Вместе с тем, после заседания Совета национальной безопасности с участием

11 Там же, см. также HAA, ф. 1, oп. 127, д. 784, лл. 7-8.

12 Francoise Chipaux,. Ankara a pris garde de ne pas compromettre ses relations avec Moscou,

«Le Monde», 03.02.1990, HAA, ф. 1, оп.127, д. 784, л. 92.

13 Там же.

14 См. «Milliyet», 25.01.1990.

15 См. «Milliyet», 21.01.1990.

[стр. 96] ГЛАВА ТРЕТЬЯ

президента, премьер-министра, министра иностранных дел и начальника Генерального штаба Турции было заявлено, что Турция «намеревается использовать все законные права в случае возможных непредвиденных развитии»16.

Реакция турецкого МИД на эти события не заставила себя ждать. Министр иностранных дел Турции заявил, что он удовлетворен тем, «что Азербайджан пытается открыться внешнему миру»17.

Сразу после ввода советских войск в Баку президент Турции Тургут Озал, находившийся на лечении в США, сделал сенсационное заявление о том, что «азербайджанцы по вере шииты и более близки к Ирану». Параллельно Т. Озал отмежевался и от Карабахского вопроса, указывая, что армяно-азербайджанская проблема не выдерживает никаких параллелей с турецко-армянским историческим вопросом18.

Правда, позднее, в интервью французскому журналу «Politique e'trange're», Т. Озал заявил следующее: «По-моему, сепаратизм, аналогичный литовскому, набирает силу. А столкновения между Арменией и Азербайджаном, возникшие из-за неприемлемых притязаний Республики Армения на исторические азербайджанские земли, не должны использоваться для подавления сепаратистских движений»19.

Первое заявление турецкого президента породило резкое негодование среди широких кругов турецких общественно-политических организаций, вызвав недоумение и критику со стороны бывшего президента Турции Кенана Эврена, депутатов ВНСТ и проживающих в Турции этнических азербайджанцев. Председатель действующего в Анкаре «Азербайджанского общества» Фейзи Акюзюм по этому поводу заметил, что происходящее в Азербайджане – не религиозное, а национальное возрождение, и что тюркизм Азербайджана без содействия и покровительства Турции потерпит крах. Одновременно он выразил сожаление, что люди, подобные Озалу, избранные на пост президента страны, могут делать такие заявления от имени Турции20.

Несмотря на то, что в исследовательской литературе существует определенный консенсус по поводу заявления Т. Озала и его интерпретации как отмежевания Турции от событий в Азербайджане, оно, в то же время, имело вполне определенную цель. Во-первых, Озал сделал акцент на религиозную сторону конфликта, что было свойственно за____________________


16 Fuat Borovali. Azerbaijan: From Trauma to Transition, in «Nationalism and the Breakup of an Empire. Russia and Its Periphery», ed. by Miron Rezun, Praeger, London, 1992, p. 116.

17 RFE/RL Reports on the USSR January 19, 1990, pp. 29-28, HU-OSA, 300/8/38/box 1.

18 Cm. «Milliyet», 19.01.1990.

19 «Зеркало мировой прессы», 27.11 – 04.12.1990.

20 См. «Азг», 24.07.1991.

[стр. 97] НЕОПАНТЮРКИЗМ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ТУРЦИИ

падной риторике в интерпретации истоков конфликта, во-вторых, он, таким образом, завуалировал истинную причину турецкого внимания к Азербайджану, постаравшись сместить акценты в сторону Ирана и тем самым обеспечить свое, если можно так выразиться, геополитическое алиби насчет пантюркистских устремлений, а заодно настроить Иран против Армении.

Спустя неделю после бакинских событий, на заседании Совета НАТО постоянный представитель Турции в этой организации Унал Унсал выступил по положению в Азербайджане и указал на три основных момента. Во-первых, Турция ожидала от стран-членов НАТО проявления такого же внимания к событиям в Азербайджане, которое они уделяют «националистическим движениям» в республиках советской Прибалтики и тем самым подтверждения, что блок не проводит политику «двойных стандартов». Во-вторых, указывалось, что в средствах массовой информации Запада отражается лишь точка зрения армянской стороны и, по мнению Турции, подход азербайджанской стороны тоже имеет большое значение: Запад не сможет сделать правильные выводы, основываясь лишь на односторонней информации. В то же время турецкий представитель оговорился, что считает все это внутренним делом СССР21. Представители стран-членов Североатлантического блока оставили заявление У. Унсала без внимания.

С ослаблением Советского Союза интерес Турции к Карабахскому вопросу заметно усилился. В этой связи примечателен и тот факт, что визиту президента Казахстана Н. Назарбаева в Турцию сразу же после подписания Железноводских соглашений придавалось особое значение для получения информации о происходящих событиях, так сказать, из первых рук. Н. Назарбаев, таким образом, выступал не только посредником между сторонами, но еще и между Турцией, обеспечивая ее косвенное воздействие на процессы22.

После принятия Акта о суверенитете Азербайджана в сентябре 1991 года турецкий МИД выступил со специальным заявлением о том, что «Турция с одобрением и пониманием встретила решение об объявлении независимости братского азербайджанского народа, с которым нас связывают общие исторические и культурные ценности. Мы верим, что это решение будет выполнено в соответствии с желанием и волей самого народа в рамках процессов перестройки, начатых нашим северным соседом, путем мирных переговоров между сторонами»23.



НЕОПАНТЮРКИЗМ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ТУРЦИИ И КАРАБАХСКИЙ ВОПРОС | Турция | ____________________