home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement







____________________


66 Gerard Libaritian. The Challenge of Statehood: Armenian Political Thinking Since the Independence, Yerevan, 1999, p. 113.

[стр. 89] АРМЯНО-ТУРЕЦКИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ РАСПАДА СССР

прекратив или затормозив развитие некоторых ее отраслей. Турецкий «экономический удар» будет чувствительным, в частности, для армянских компаний, производящих продовольственную, текстильную и санитарно-гигиеническую продукцию.

2. Финансово-денежная безопасность. Известно, что именно эта сфера является «ахиллесовой пятой» экономической системы Турции. Проведенная в 1980-90-х годах бывшим премьер-министром Турции, а позже ее президентом Тургутом Озалом политика либерализации турецкой экономики не привела к ликвидации хронического обесценивания турецкой национальной валюты – лиры, и это обстоятельство, наряду с другими системными проблемами, является одной из причин регулярно повторяющихся в стране экономических кризисов. В этих условиях установление с Турцией широкомасштабных экономических связей будет негативно влиять непосредственно на экономическую ситуацию в Республике Армения, в том числе и на показатели стабильности армянской национальной валюты – драма. Посредством валютных инъекций в армянский рынок капитала или просто направления денежных потоков в Армении и установление контроля над ними Турция сможет за короткое время установить контроль над финансовыми потоками в Армении и вследствие этого при желании контролировать обменный курс армянской национальной валюты.

3. Экспорт и импорт. Частичная или полная замена действующих путей армянского экспорта и импорта транзитными путями, проходящими по территории Турции, может привести к нежелательной зависимости с учетом потенциальной возможности новых витков напряженности в армяно-турецких взаимоотношениях. Такая зависимость может стать чрезвычайно опасной в случае превращения Армении в транзитную страну между Турцией и Азербайджаном. В этом случае многократно возрастет вероятность совместных диверсионных-разведывательных операций турецких и азербайджанских спецслужб.

4. Наркотрафик. В результате открытия границ для интенсивных перевозов и двусторонних коммерческих связей повысится вероятность использования территории Республики Армения для перевоза и транспортировки наркотиков и других контрабандных товаров из Центральной Азии, Ирана и Грузии, вероятно также – из Азербайджана.

5. Эмиграция. Открытие армяно-турецкой границы может стать для населения Армении новым путем эмиграции в Европу, что, безусловно, будет поощряться турецкими властями.

Представляя далеко не полный перечень возможных отрицательных последствий, армянской стороне следует учитывать, что в процессе установления двусторонних армяно-турецких отношений в будущем следует руководствоваться реалистичным подходом и трезвым расче[стр. 90] ГЛАВА ВТОРАЯ

том, придавая важнейшее значение полноценному обеспечению безопасности Армении и Нагорного Карабаха.

Азербайджано-турецкая инициатива по блокированию коммуникативных путей Армении является наиболее ярким проявлением практического осуществления идеи тюркской солидарности. Менее известной, но не менее значимой является военно-экономическая помощь Турции Азербайджану, хотя она и оказалась, с практической точки зрения, малорезультативной. После обретения независимости Азербайджаном были подписаны целый ряд турецко-азербайджанских соглашений, касавшихся сотрудничества в экономической, военной и политической областях. Очевидно, что турецко-азербайджанское сотрудничество идет в противовес армяно-российскому стратегическому партнерству в регионе.

Турция, в одностороннем порядке закрывая границу с Арменией и отказываясь установить с ней дипломатические отношения, оказывая, к тому же, всяческое содействие Азербайджану против РА и НКР, продолжает восприниматься армянской стороной частью проблемы и стороной конфликта, а не частью его разрешения67. Турецкая блокада, хотя и рассматривается как действие, направленное на поддержку своего стратегического союзника Азербайджана, по замечанию Ричарда Гирагосяна, сама по себе представляет угрозу национальной безопасности Армении и выходит за рамки конфликта в Нагорном Карабахе или же взаимоотношений Турции с Азербайджаном. По мнению автора, турецкая роль в совместной блокаде Армении мотивирована, скорее, стремлением выглядеть региональной державой, нежели поддержкой Азербайджана68.

За этот период поведение Турции в отношении Армении нельзя охарактеризовать иначе как враждебное. В то же время участились нападения и угрозы в адрес турецких граждан армянского происхождения. Так, в 1992г. было совершено нападение на армянских спортсменов, возвращающихся с Паниранских игр в Армению через Турцию. Имели место попытки поджога церквей, школ и осквернения кладбищ в Стамбуле69. После признания Францией Геноцида армян в начале 2000г. бывший премьер-министр Турции Тансу Чиллер призвала выдворить из Турции несколько десятков тысяч армян-граждан Арме____________________


67 Gerard J. Libaridian. Modern Armenia: People, Nation, State, Transaction Publishers, New

Brunsweek (USA) and London, 2004, p. 195.

68 Richard Giragosian. Turkish-US Relations, с 128.

69 Tessa Hofmann. Armenians in Turkey Today. A Critical Assessment of the Situation of the

Armenian Minority in the Turkish Republic, FAAE, Uppsala 2003, p. 2, «Независимая газета», 19.03.1992, Armenians in Turkey Receive Threatening Letters, «Reuter», 28.10.1994,

Slavic, Baltic amp; Eurasian Archive, HU-OSA, 300/80/3 box II.

[стр. 91] АРМЯНО-ТУРЕЦКИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ РАСПАДА СССР

нии, работающих в Турции, а из Карса была выдворена армянская делегация, находившаяся там по приглашению мэра города70.

В целом несостоявший турецко-армянский диалог стал проявлением неуступчивой и открыто враждебной политики Турции, которая путем политического, экономического и военного давления стремилась добиться от Армении уступок в Карабахском вопросе, а также отказа от поддержки международного признания Геноцида армян, в том числе путем оказания влияния на организации армянской Диаспоры.

Вопрос признания факта Геноцида армян и взятие на себя обязательств по устранению его последствий станут главными аргументами Анкары в решимости к дальнейшей демократизации турецкого общества, уважению прав человека в стране и ее искренней приверженности европейским ценностям. По меткому замечанию Т. Акчама, общество, которое создает табу вокруг обсуждения исторических событий и устанавливает запреты вокруг этого, не может иметь демократического будущего71.

Рассматривая Армению как государство-противник и выступая с позиции амбициозных, неоимперских установок во внешней политике, Турция тем самым резко ограничила свои геополитические возможности не только в южнокавказском регионе, но по всей южной периферии бывшего Советского Союза.

70 Tessa Hofmann. указ. работа, с. 16, Taner Akcam. указ. работа, с. 3.

71 Taner Akcam. Dialogue Across an International Divide, p. 29.Дополнительная информация:



____________________ | Турция | НЕОПАНТЮРКИЗМ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ТУРЦИИ И КАРАБАХСКИЙ ВОПРОС