home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




АРМЯНО-ТУРЕЦКИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ РАСПАДА СССР И КАРАБАХСКАЯ ПРОБЛЕМА


Поворотным пунктом в истории армяно-турецких отношений явилось обретение Арменией независимости и ее превращение в субъекта международного права и геополитическую единицу.

После развала СССР и образования СНГ для Армении и Турции первостепенную важность приобрел вопрос о выработке определенного modus vivendi в дальнейших взаимоотношениях.

Армяно-турецкие отношения, а точнее, их фактическое отсутствие может служить наглядным примером «неконвенциональной дипломатии», т. е. двусторонних отношений между государствами в условиях отсутствия дипломатических отношений1.

Первоначально у обоих государств существовали определенные опасения в отношении друг друга. У Армении оно выражалось в боязни оказаться лицом к лицу с мощным соседом, который являлся правопреемником Османской империи, виновной в совершении Геноцида армян на территории Западной Армении, и в то же время отрицающим сам факт этого геноцида. Опасения Турции касались факта появления независимой армянской государственности, которая могла бы инициировать процесс международного признания Геноцида армян и тем самым удвоить усилия армянской Диаспоры в этом направлении. Еще больше Анкару беспокоила перспектива возможности репараций армянской стороне, в особенности территориальных уступок, в случае интернационализации вопроса признания Геноцида.

Дополнительной трудностью для турецкой стороны в контексте стремления европейских стран всячески преградить путь Турции в Европу виделось включение Армянского вопроса в повестку дня международных отношений. Эти опасения особенно усилились после того, как Европейский парламент 18 июня 1987г. большинством голосов одобрил резолюцию «О политическом решении Армянского вопроса». Наиболее важным положением этой резолюции являлся пункт, гласящий, что: «… Трагические события, имевшие место в 1915-1917 гг. в отношении армянского населения Османской империи, являются ге____________________


1 Более подробно об этом см. Р. Сафрастян. «Значение изучения армяно-турецких отношений для современной теории международных отношений: предварительные замечания» в «Страны и Народы Ближнего и Среднего Востока», том 21, Ереван, 2002, с. 147.

[стр. 66] ГЛАВА ВТОРАЯ

ноцидом в соответствии с Конвенцией ООН «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него», принятой Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1948 г»2.

Вместе с тем турецкий «прагматизм» в вопросе установления торгово-экономических отношений с Арменией исходил из желания предстать перед западными партнерами миролюбивым и готовым идти на компромисс, хоть и недружественным государством.

Турция с первых дней распада бывшего СССР не скрывала своих интересов в Азербайджане и республиках Центральной Азии. В этой связи турецкое руководство придавало большое значение стратегии своих отношений с Республикой Армения, поскольку Армения, во многом благодаря своему географическому положению, могла стать серьезным препятствием на пути реализации экспансионистских, нео-пантюркистских планов Анкары.

Таким образом, разработка стратегии взаимоотношений с Республикой Армения была для Турции приоритетом и с точки зрения налаживания непосредственной связи с Азербайджаном и центральноазиатским регионом3.

В политической риторике армянских лидеров на раннем этапе развития государства наметилась определенная ревизия традиционного представления Армении как заграждающего фактора на пути реализации пантюркистских программ и проблемы вовлечения Армянского вопроса в сферу сложной международной дипломатии с непредсказуемыми последствиями. По словам первого президента Армении Левона Тер-Петросяна в бытность его одним из лидеров Карабахского движения, пантюркизм ныне потерял свое содержание как политический фактор и всякие призывы к «крестовым походам» способны лишь превратить его вновь в таковой, сделав Армению мишенью для пантюркизма и панисламизма4. Таким образом, затрагивание в тот момент вопросов пантюркизма и захваченных Турцией, вследствие геноцида, армянских территорий, по мнению лидеров Армянского общенационального движения (Л. Тер-Петросян, Вазген Манукян и др.) могло придать Армении образ реваншистски настроенного государства, дискредитировать справедливые требования в Карабахском вопросе и помешать помощи союзников, сделав при этом армян орудием для до____________________


2 «The Official Journal of the European Communities», No (190/119), «Droshak» English Supplement, January, Athens, 1988, pp. 18-19.

3 Elizabeth Fuller. Nagorno-Karabakh: Internal Conflict Becomes International, RFE/RL Research Report, 13 March 1992, p. 2, Нагорный Карабах, HU-OSA, 300/80/1/15.

4 Заседание Верховного Совета Арм. ССР, 23.06.1989, см. «Дрошак», Афины, 05.07.1989, В. Манукян. Армянская мечта в тупиках выживания, Ереван, 2002, сс. 7-8, (на арм. яз.).

[стр. 67] АРМЯНО-ТУРЕЦКИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ РАСПАДА СССР

стижения целей других государств5. При этом оговаривалась, что установление политических и экономических отношений с Турцией не означает забвения Геноцида и претензий по поводу возврата исторических армянских территорий6.

Большинство политических группировок Армении в начале 1990-х были склонны считать, что установление отношений с Турцией является в какой-то мере неизбежностью, но в вопросах примирения и условий, при которых оно должно происходить, были существенные разногласия7. В инаугурационной речи первого президента Армении Левона Тер-Петросяна была отмечена необходимость установления стабильных торгово-экономических отношений с непосредственными соседями Республики Армения – Ираном и Турцией «с целью превращения Армении из тупика в оживленный международный перекресток»8.

В посвященных Армении публикациях турецкой печати конца 1991г. приводились следующие доводы в пользу развития двусторонних отношений. Во-первых, учитывая напряженные отношения Турции с большинством ее соседей, установление добрососедских отношений с Арменией позволило бы удержать последнюю от сближения с группой государств, занимающих антитурецкую позицию. Во-вторых, установление подобных отношений с независимой Арменией способствовало бы ослаблению давления на Турцию со стороны западных государств, послужив удобным поводом к снятию с рассмотрения в международных структурах вопроса международного признания Геноцида армян 1915-23 годов в Османской империи и дальнейшего развития обусловленных признанием Геноцида нежелательных для Турции процессов. В-третьих, установление дружественных армяно-турецких отношений способствовало бы продвижению экономического и политического влияния Турции на Южном Кавказе, одновременно сводя к минимуму возможности России по распространению своего влияния в этом регионе.

В апреле 1991г. Ереван посетил посол Турции в СССР Волкан Вурал. В ходе двусторонних встреч с турецким послом армянские лидеры указывали на отсутствие каких-либо территориальных претензий к Турции со стороны Армении и это было с удовлетворением восприня____________________


5 Armenia at the Crossroads. Democracy and Nationhood in the Post-Soviet Era, edited by Gerard J. Libaridian, Blue Crane Books, Watertown, 1991, pp. 2, 156, Shireen T. Hunter, The Transcaucasus in Transition. Nation-Building and Conflict, pp. 24, 44.

6 Armenia at the Crossroads, cc. 43, 73.

7 Shireen T. Hunter, указ. работа, с. 44.

8 «Республика Армения», 12.11.1991.

[стр. 68] ГЛАВА ВТОРАЯ

то Анкарой. Однако впоследствии в доброжелательной позиции обеих сторон на начальном этапе установления двусторонних отношений выявились трещины. Причиной тому стало интервью Председателя Верховного Совета Армянской ССР Л. Тер-Петросяна газете «Аргументы и факты», в котором среди прочих высказываний было отмечено, что «после провала идеи перманентной революции в Европе в 1920-1921 годах, Советская Россия обратила свой взор на Восток, стремясь обрести симпатии мусульманских народов и прежде всего Турции. Для достижения этой цели Армения была расчленена. Карсскую область Россия уступила Турции, а Нагорный Карабах Азербайджану. В Карсской области и Нахиджеване была осуществлена насильственная депортация армян»9. Такая интерпретация исторических событий явно не устраивала турецкую сторону и ее реакция не заставила себя ждать.

Турецкое посольство в Москве выступило с нотой протеста, в которой говорилось: «Ни одно государственное образование, соседствующее с Арменией, не может и не должно дать Республике Армения ни пяди земли… апеллировать к историческим фактам и тем более фальсифицировать их недопустимо. В случае, если Республика Армения выдвинет какие-либо территориальные притязания к Турции, в первую очередь пострадают интересы армянского народа»10. В ответ на предъявленную ноту в российской «Независимой газете» был опубликован ответ помощника председателя Верховного Совета РА Александра Арзуманяна. В нем, в частности, говорилось, что «подобная реакция посольства Турции на элементарную констатацию исторического факта вызывает недоумение. Новые власти Армении неоднократно заявляли, что не имеют к Турции территориальных претензий. Недавно президент Турции Тургут Озал сделал заявление о том, что Ирак исторически входил в состав Османской империи. Но ведь никому в голову не пришло расценить данное заявление как территориальную претензию11.

Таким образом, процесс установления предварительных межгосударственных отношений между Арменией и Турцией с самого начала был отложен, а последующее развитие событий в Нагорном Карабахе еще более ужесточило непримиримую позицию Турции в вопросе налаживания двусторонних отношений.

Новую попытку нормализации отношений стороны предприняли в августе 1992г., когда в Ереван с официальным визитом прибыла



____________________ | Турция | ____________________