home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





ВВЕДЕНИЕ


Политика перестройки и гласности в СССР, провозглашенная Михаилом Горбачевым в конце 20-го века, очень скоро оказалась в тупике, в основном из-за несостоятельности этой политики в области разрешения назревших проблем в национальном вопросе. Лишенные всякой эффективности попытки советских властей подавить национальные движения внутри страны породили беспрецедентную социальную напряженность, политическую нестабильность и очаги этнического напряжения на Кавказе, в Центральной Азии и в целом по стране.

Именно этнические конфликты в конечном итоге стали одним из основных могильщиков Советского Союза. Однако развал СССР не только не способствовал замораживанию дальнейшей эскалации этих конфликтов, а скорее наоборот: исчезновение с исторической арены советского государства ознаменовало глубинную трансформацию общественно-политических отношений, ценностных систем и идеологий, в дальнейшем способствуя новой эскалации этнических конфликтов, переросших в полномасштабные войны.

Очаги межэтнической напряженности получили дополнительную подпитку извне – со стороны третьих сторон, вовлеченных в конфликтную динамику, тем самым расширив ареал военных действий, их продолжительность, и создавая новые возможности для дальнейшей эскалации. В интернационализации этих конфликтов весомым фактором становится фактор этнокультурной и конфессиональной солидарности, на базе которого были реанимированы находившиеся в латентном состоянии радикальные националистические идеологии, в частности пан-идеологии. Интернационализация конфликтов характеризовалась также вовлечением международных организаций (ОБСЕ, ООН и. т. д.) в процесс урегулирования этих конфликтов и разработки посреднических инициатив.

Южнокавказский регион в силу своего географического расположения и геополитического значения всегда находился в центре внимания крупных сопредельных держав и не раз становился объектом территориальных переделов и кровавых войн. Одной из причин такого интереса можно назвать буферное расположение региона на стыке Европы и Азии, Севера и Юга, где стыкуются этно-конфессиональные и цивилизационные границы. Борьба за советское наследие не обошла и Кавказ, который к тому времени уже превратился в зону ожесточен[стр. 6] ВВЕДЕНИЕ

ных этнополитических конфликтов. Заинтересованность в распространении своего политико-экономического и культурного влияния в регионе не скрывали Турция, Иран, Российская Федерация, Европейский Союз и США. Запад в первые постсоветские годы предопределил для Турции новую геополитическую роль, рассматривая ее в качестве проводника своих геополитических интересов в региональной политике.

Актуальность исследования. Политика Турции в отношении Карабахского конфликта редко становилась объектом отдельного исследования и нуждается в более глубоком анализе в рамках монографии. В научной литературе были проанализированы лишь ее отдельные компоненты. Однако следует отметить, что в большинстве случаев эти исследования выделяются определенной предрасположенностью, если не сказать однобокостью, в особенности в работах западных исследователей, у которых достаточно распространена точка зрения о наличии «деликатного баланса» в отношении Турции к Карабахскому конфликту. Согласно этой точке зрения, Анкара воздержалась от каких – либо агрессивных действий в отношении Республики Армения (далее РА) и Нагорно-Карабахской республики (далее НКР).

Проблема заключается также в устоявших в научной литературе традициях селективного подхода или однобокого освещения проблем, связанных со страной исследования. Другим проблематичным фактором в научных исследованиях являются подходы исследователей на основе банального лоббизма, а проще говоря – лоббирования интересов страны – объекта исследования посредством научных публикаций. В турецкой, а также в азербайджанской политической культуре сложилась порочная традиция использования, если можно так их охарактеризовать, зарубежных «авторов-наемников». К сожалению, это становится негативной тенденцией в научной литературе вообще. В итоге существенные вопросы и проблемы остаются в тени и доминирующим подходом в научной литературе становятся попытки придерживаться основной линии в научном анализе со ссылками на доводы и выводы авторитетных или же псевдоавторитетных авторов, которые также не лишены вышеперечисленных «грехов».

Поднятую в этой работе проблему можно назвать экстренным освещением текущей истории, поскольку именно изучение и анализ недавней истории позволяют нам более детально вникнуть в события недавнего прошлого, сделать соответствующие выводы и воздержаться от грубых ошибок и несостоятельных решений во внешней политике РА в будущем.

История в какой-то мере является политической наукой и, к сожа[стр. 7] ВВЕДЕНИЕ

лению, не гарантирована от политизации. Уроки советского прошлого учат, что в условиях различных политических пертурбаций и конъюнктурных трудностей историк должен по возможности оставаться верным профессиональной добросовестности, не идти в ногу с модными партийными и идеологическими клише и тем более не становиться просто инструментом международной политики. В этом контексте исследование текущей истории представляется нам сверхактуальным, поскольку именно современники событий должны узнавать то, что со временем, так или иначе, станет доступным общественности конкретной страны.

В исследовании анализируются предпосылки и мотивы турецкого экспансионизма на территории Южного Кавказа как в историческом плане, так и на современном этапе. Работа призвана также развенчать миф о турецком нейтралитете в Карабахской проблеме, выявляя истинные мотивы и цели неопантюркистской доктрины в контексте этой проблематики.

В соответствии с этим основные тезисы исследования заключаются в следующем. Первый: Турция сыграла конкретную и определяющую роль в возникновении Карабахского вопроса, второй: в ходе новой эскалации конфликта в первой половине 1990-х Турция являлась одной из сторон конфликта.

Цели и задачи работы. Основной целью работы является выявление динамики вовлеченности Турции в зону Карабахского конфликта, степень вовлечения, многовекторность подходов и результаты этой политики в контексте неопантюркистской доктрины и их воздействие на общерегиональные развития.

Работа призвана на основе доступных материалов решить следующие основные задачи:

1. выявить исторические мотивы турецкой экспансионистской политики на Кавказе и место Нагорного Карабаха в этой политике;

2. рассмотреть динамику армяно-турецких отношений и роль, придаваемую Турцией Карабахскому конфликту в контексте этих отношений;

3. проследить эволюцию турецкой внешней политики в отношении Карабахской проблемы и ее влияние на внешнеполитическую и внутриполитическую борьбу;

4. выявить особенности противоречий в позициях региональных держав вокруг Карабахского конфликта;

5. проследить процесс трансформации турецкой политики в отношении Карабахского конфликта с момента его новой эскалации с 1988г. до 2001г.;

[стр. 8] ВВЕДЕНИЕ

6. сопоставить и проанализировать факты предоставления военной помощи Турцией Азербайджану в период между 1991-1994гг.;

7. выявить степень заинтересованности центральноазиатских тюр-коязычных государств в Карабахской проблеме;

8. проанализировать значимость для Турции фактора религиозной солидарности в контексте конфликта;

9. оценить актуальность и причины противоречий между тюркскими государствами в двусторонних отношениях и на тюркских саммитах в контексте Карабахского вопроса,

10. проанализировать факты привлечения исламских наемников в зону Карабахского конфликта и последствия этой политики для Азербайджана в контексте распространения сети международного терроризма в Азербайджане и Турции.

Научная новизна. Работа является попыткой в рамках одной монографии рассмотреть политику Турции в отношении проблемы Нагорного Карабаха, степень ее вовлеченности в конфликтную динамику, выявления доселе малоизвестных данных о турецком вмешательстве в зону конфликта на стороне Азербайджана в контексте неопантюркистской доктрины Турции.

Объектом исследования является Карабахский конфликт и широкий спектр проблем, относящихся к турецким подходам к конфликту.

Методологической основой работы послужили объективные исторические и политологические подходы, историко-сравнительный анализ, зиждящиеся на принципе взаимодополнения источников и их анализа на основе многостороннего научного подхода.

Источники. Для подготовки данной работы были использованы источники на армянском, русском, английском, французском и турецком языках. Научная база работы выделяется использованием документов из Архива Открытого Общества (Будапешт, Венгрия), Национального архива Армении (далее – НАА), материалов армянской, российской, турецкой, азербайджанской и западной прессы, литературы по изучению пантюркизма и др.

В современной зарубежной и российской историографии существует конъюнктурная тенденция рассмотрения проблемы современного пантюркизма в контексте лишь гуманитарного сотрудничества с сознательным или же несознательным преуменьшением важности фактов, доказывающих деструктивную роль этой идеологии в отношениях межгосударственного сотрудничества и межэтнических взаимоотношений как в историческом срезе, так и в новейшее время. Некоторые авторы, к примеру, известный знаток пантюркизма Якоб Ландау, затрагивая проблему турецкого военного вмешательства в Карабахский конфликт, склонен даже лимитировать предоставленную воен[стр. 9] ВВЕДЕНИЕ

ную помощь лишь 150 турецкими офицерами, а указания о присутствии более полутора тысяч турецких военных в зоне Карабахского конфликта считает преувеличением1. Другой исследователь – Сванте Кор-нелл, считает, что в вопросе Карабахского конфликта Турция придерживалась позиции деликатного балансирования, «не предоставляя ни оружия, ни финансов для их приобретения и даже не угрожая интервенцией на стороне Азербайджана…»2. К сожалению, такая однобокая трактовка вопроса не единична, а ангажированные и упрощенные интерпретации исследователей переносятся на страницы зарубежных СМИ и занимают прочное место в журналистских статьях.

Для обоснования базовой концепции работы были изучены разные первоисточники, а также вторичные источники. Учитывая новизну, а также современность тематики работы, не исключено, что со временем появится новая литература по тематике, которая дополнит выдвинутые тезисы и выводы.

Научно-теоретическое значение работы заключается в выборке малоизученных деталей конфликта, обобщении разбросанных источников на разных языках и составлении целостной картины турецкой политики в отношении карабахского кризиса. Особое внимание было уделено освещению таких вопросов, как предоставление военной помощи Азербайджану со стороны Турции и привлечение исламских наемников азербайджанскими властями в зону карабахского противостояния, а также использование религиозного фактора в конфликтном дискурсе. На основе этих фактов делались теоретические выводы о сущности политики неопантюркизма, роли религиозного фактора, а также истоках проникновения сети международного терроризма в Азербайджан.

Хронологически работа охватывает период с начала 20-го века до 2001 года, то есть весь 20-й век в целом, но с акцентированием событий 1988-1994гг. и последующие развития вплоть до 2001 года, т. е. до времени террористических атак на США, которые стали эпохальным водоразделом в новейшей истории.

Научно-практическое значение работы. Исследование, подготовленное на основе широкого фактологического материала, может быть использовано с конкретной и практической целью в разработке внешнеполитических установок РА на современном этапе, а представленные тезисы и рекомендации могут оказаться полезными в процессе выработки современной внешнеполитической линии РА.



ПРЕДИСЛОВИЕ ОТ АВТОРА | Турция | ____________________