home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





____________________


12 Gareth M. Winrow. Turkey in Post-Soviet Central Asia, RIIA, London, 1995, p. 20.

13 Cm. Joseph A. Kechichian and Theodore W. Karasik. The Crisis in Azerbaijan: How Clans Influence the Politics of an Emerging Republic, «Middle East Policy», Vol, IV, No. 1-2, September 1995, p. 63, Об участии афганских наемников в карабахской войне см. ГЛАВА 9.

14 «Turkish Daily News», 30.08.1993.

[стр. 161] КАРАБАХСКИЙ ВОПРОС НА ТЮРКСКИХ САММИТАХ

солдат, принимавших участие в боевых действиях в Карабахе и в становлении азербайджанской армии15. Западные журналисты даже зафиксировали факты, когда не имеющие визы турецкие граждане отлавливались на улицах азербайджанской столицы и депортировались на родину16.

Турецкое военное вмешательство в зону конфликта и большая вероятность поднятия вопроса об экономической и политической блокаде Армении теперь уже на бакинском саммите также играли не второстепенную роль в незаинтересованности центральноазиатских лидеров в участии в бакинском саммите.

Одновременно, Баку и Анкара не раз заявляли, что проведение саммита не направлено против какой-либо страны, вместе с тем не скрывая своего желания выступить с осуждающим Армению совместным заявлением. Центральноазиатские республики критиковались также за экономическое сотрудничество с Арменией. К примеру, посол Азербайджана в Турции Мехмет Новрузоглы Алиев подверг Туркменистан критике за поставки в Армению газа, которые, по его словам, имели стратегическое значение и этот факт «не соответствовал принципам братства»17. По словам одного турецкого дипломата, бакинский саммит был перенесен из-за того, что некоторые лидеры тюркских республик опасались, что их присутствие в Баку будет расценено как присоединение к «антиармянскому фронту». Эта отсрочка, по мнению других, лишь указывала на изоляцию Азербайджана от тюркских республик, ставшую заметной в особенности в период президентства А. Эльчибея18.

Вопреки своим заявлениям о том, что бакинский саммит не будет направлен против какой-либо страны, Г. Алиев все же заявил по этому поводу, что «дело совести каждого предпринимать что-нибудь, когда режут их брата»19.

В конце концов, лидеры центральноазиатских республик во время встречи в рамках Всемирного экономического форума в Давосе в начале 1994г. приняли решение о проведении второго тюркского саммита в октябре 1994г. в Стамбуле20. В повестку саммита было включено также обсуждение конфликта в Нагорном Карабахе с намерением добиться солидарности с позицией Азербайджана в этом вопросе. Еще до начала работы саммита министр иностранных дел Турции Мумтаз Сойсал заявил, что «война на Кавказе является серьезной преградой во взаимоотноше____________________


15 Joseph A. Kechichian and Theodore W. Karasik. указ. раб. с. 64.

16 Elizabeth Fuller. Azerbaijan at the Crossroads, p. 15.

17 «Turkish Daily News», 19.01.1994, «Азг», 27.01.1994.

18 «Turkish Daily News», 19.01.1994.

19 Там же.

20 Турция между Европой и Азией. Итоги европеизации на исходе XX века, (отв. ред. Н. Г. Киреев), М., 2001, сс. 433-434.

[стр. 162] ГЛАВА СЕДЬМАЯ

ниях Турции с Центральной Азией, а также для отношений Центральной Азии и Европы»21. Цель этого заявления была ясна: склонить цент-ральноазиатских лидеров к принятию более конкретных формулировок в отношении Карабахского конфликта для их включения в итоговый документ саммита.

На Стамбульском саммите Карабахский конфликт впервые отдельным пунктом упоминался в итоговой декларации. В ней было отмечено следующее: «Главы государств выразили глубокую озабоченность конфликтами в регионе, которые являются следствием открытого нарушения принципов ООН и СБСЕ, и призвали все стороны соблюдать вышеупомянутые принципы. Главы государств подчеркнули необходимость мирного урегулирования конфликта между Арменией и Азербайджаном на основе соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН»22.

В итоговый документ Бишкекского саммита, принятый 28 августа 1995г., а также в декларацию Ташкентского саммита 1996г. были также включены отдельные статьи, относящиеся к Карабахскому конфликту. В Ташкентскую декларацию этот пункт был внесен в следующей редакции: «…Главы государств подтвердили необходимость мирного урегулирования конфликта между Арменией и Азербайджаном на основе соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН и отметили, что неурегулированность этого конфликта наносит ущерб мирному процессу укрепления доверия и безопасности в регионе»23.

В декларациях последующих саммитов такая формулировка в отношении Карабахского конфликта не претерпела сколь-либо серьезных изменений, хотя ни Азербайджан, ни Турция не отказывались от планов добиться согласия центральноазиатских лидеров на использование более жестких формулировок в отношении Армении.

На первый взгляд такая формулировка должна была устраивать азербайджанскую сторону, поскольку в резолюциях ООН по Карабахскому вопросу говорилось о необходимости вывода армянских войск с занятых территорий. Но одновременно эти резолюции включали также и требования к азербайджанской стороне, от выполнения которых официальный Баку всячески открещивался.

И все же ограниченность тюркской солидарности с очевидностью проявилась и во время второго тюркского саммита. Турция и Азербайджан, как и во время первого саммита, старались воздействовать на ос____________________


21 Ankara: Turkey has no Pan-Turkist Intentions with Summit, «Deutsche Presse-Agentur», 18.10.1994.

22 «Documents d'actualite Internationale», Paris, 1995, 15 Janvier, No. 2, p. 68.

23 E. Уразова. Экономическое сотрудничество Турции и тюркских государств СНГ, М., ИИИБВ, 2003, с. 22.

[стр. 163] КАРАБАХСКИЙ ВОПРОС НА ТЮРКСКИХ САММИТАХ

тальных участников для занятия последними более жесткой позиции в отношении Армении и выражения поддержки Азербайджану в Карабахском вопросе. Но Н. Назарбаев однозначно выступил против определения Армении в качестве агрессора, а Гейдар Алиев выразил свое недовольство позицией центральноазиатских лидеров, отметив, что отношения между Центральной Азией и Азербайджаном находятся не на желаемом уровне24.

Было очевидно, что антиармянская позиция не принесла бы центральноазиатским странам сколь-либо серьезных внешнеполитических дивидендов. Наоборот, в этом случае они могли бы испортить свои отношения с Арменией и тем более с Россией, которая могла бы в этом случае занять непримиримую позицию по отношению к странам-членам СНГ, а этого лидеры республик Центральной Азии не хотели. В случае с Туркменистаном такая формулировка была нежелательна еще и с учетом того, что Армения являлась важным потребителем туркменского газа.

Азербайджан оставался недовольным нейтральной позицией тюркских республик Центральной Азии в Карабахском вопросе. В 1995г. на бишкекском саммите С. Демирель вновь призвал тюркские государства «оказать Азербайджану содействие в стремлении прекратить оккупацию азербайджанских земель Арменией»25. Но каких-либо серьезных изменений как в первоначальной формулировке итоговой декларации в отношении Карабахского конфликта, так и в исходной позиции лидеров тюркоязычных лидеров не произошло.

Как и в период президентства А. Эльчибея, так и во время правления Гейдара Алиева в отношениях Азербайджана с центральноазиатскими республиками не произошло резкого потепления. Это обстоятельство было обусловлено также геоэкономическими факторами, в частности, такими, как вопрос экспорта нефтегазовых ресурсов и права на некоторые месторождения в акватории Каспийского моря.

Это имело конкретные последствия и для турецко-азербайджанских взаимоотношений. Турецкая сторона понимала, что в условиях неокрепшего турецкого присутствия в Азербайджане Россия постепенно «возвращается» в регион, поэтому Анкара предприняла несколько попыток свержения режима Г. Алиева вплоть до организации покушений на азербайджанского лидера26. Так, в марте 1995 года азер____________________


24 Gareth M. Winrow. Turkey in Post-Soviet Central Asia, p. 30.

25 «Turkish Daily News», 29.08.1995.

26 В 1993 году в Азербайджане арестовывали турецкого студента, который обвинялся в связях с турецкой организацией «Серые волки», готовившей покушение на президента Алиева. См. «Эхо», 26.04. 2001, см. также интервью с Г. Алиевым, «Независимая газета» 14.03.1993.

[стр. 164] ГЛАВА СЕДЬМАЯ

байджанская сторона обвинила турецкие спецслужбы в организации покушения на президента страны. Все начиналось с выступления отряда полиции особого назначения под руководством Ровшана Джавадова, которое впоследствии переросло в вооруженный мятеж с политическими требованиями. Однако Алиеву тогда удалось подавить мятеж, а его лидер был убит.

В организации покушения подозревались известный турецкий ультранационалист Абдуллах Чатлы (А. Чатлы участвовал в попытке покушения на лидера АСАЛА Акопа Акопяна – Г. Д.) и турецкий профессор, сотрудник азербайджанского парламента и советник Г. Алиева Ферман Демиркол. Позже Демиркола по просьбе Анкары выдали Турции, с условием, что с его стороны не будет никаких публичных заявлений. Однако в турецкие СМИ просочились его заявления, которые были охарактеризованы официальными лицами в Баку как «лживые». Именно на Ф. Демиркола намекал Г. Алиев, когда во время визита в Турцию вспомнил про лиц, «причастных к попыткам государственных переворотов» в Азербайджане27.

Через месяц, в апреле 1995г., в ходе своего визита в Азербайджан премьер-министр Тансу Чиллер, исключая участие официальной Анкары в этих событиях, все же принесла свои извинения Г. Алиеву «за деятельность неуправляемых правых»28. О турецком следе в попытке переворота говорил и Г. Алиев в одном из своих выступлений в декабре 1996г.29.

По словам одного из лидеров турецкой оппозиции Догу Перинчека, некоторые круги в турецком руководстве, решили, что пришедший



____________________ | Турция | ____________________