home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ИСТОЧНИКИ


Использованные в данной работе источники в основном приходятся на несколько работ документального характера. Это книги американского журналиста Томаса Гольтца «Азербайджанский дневник» и российского публициста Кирилла Столярова “Распад: От Нагорного Карабаха до Беловежской пущи”. Обе эти работы кроме их источниковедческого характера и информации очевидцев, выделяются если не антиармянскими, то во всяком случае откровенно проазербайджанскими симпатиями авторов. Вместе с тем эти симпатии проявляются к разным политическим лагерям азербайджанской политической элиты. Работа Т. Гольтца наряду с антирусской и антиармянской направленностью насыщена и антимуталибовскими сентенциями, а также нескрываемой симпатией к деятелям Народного фронта Азербайджана. Книга К. Столярова, наоборот, направлена против народофронтовских деятелей и выделяется явно промуталибовскими симпатиями. Сопоставление данных обоих авторов позволяет наглядным образом обрисовать политическую конъюнктуру и умонастроение разных политических группировок в Азербайджане на рубеже 1991-1992 гг. в целом и событий вокруг Ходжалы в частности.

Авторы старались избежать использования материалов армянской прессы (за исключением собственных работ на эту тему) и в основном акцентировали внимание на азербайджанкие публикации в СМИ, сети Интернет и т.д.

Посвященные ходжалинским событиям материалы некоторых азербайджанских изданий содержат любопытные данные, иная интерпретация которых позволяет сделать более объективные выводы нежели те, что были сделаны без скрупулезного анализа и критики.

В исследовании использованы материалы, содержащие официальную информацию, а также данные азербайджанской, турецкой, российской и западной прессы.

ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ В 1991-1992гг.

Приобретение Азербайджаном независимости в конце 1991 года логически привело к сложной внутриполитической ситуации. Основными противоборствующими силами в республике выступали находящаяся у власти старая коммунистическая номенклатура и набирающий силу оппозиционный Народный фронт Азербайджана (в дальнейшем – НФА). Обе стороны спекулировали на развитии событий в Нагорном-Карабахе и стремились использовать их в политической борьбе за власть друг против друга.

В январе 1990 года в Баку были организованы массовые жесточайшие армянские погромы, заставившие руководство СССР ввести советские войска в азербайджанскую столицу. Ввод войск в Баку НФА обоснованно счел угрозой своему растущему влиянию, вследствие чего этой организацией было принято решение о вооруженном сопротивлении. В результате столкновений между вооруженными людьми из НФА и советскими войсками с обоих сторон погибли десятки людей, что стало поводом для развертывания оппозиционными силами широкой антиправительственной кампании. НФА расчитывал таким образом завоевать симпатии большинства населения Азербайджана и прийти к власти. Возникшая между властями и оппозицией пропасть со временем углубилась еще больше, причем обе стороны не гнушались никакими приемами во внутриполитической борьбе. По словам президента Азербайджана А. Муталибова НФА “По экстремизму своему, по форме, по структуре, это – коммунистическое, большевистское движение. У них есть опорные ячейки, функционеры – ничего нового кроме названия не изобрели. НФА превратился в самое настоящее супернационалистическое движение”. [1]

Однако уже к концу 1991 года практически все действующие в Нагорном Карабахе азербайджанские вооруженные отряды и формирования ориентировались на НФА и руководились непосредственно из центра этой организации.

НФА Азербайджана в своих внешнеполитических ориентирах придерживался протурецкой линии и получал из Анкары довольно весомую поддержку.

Позиции НФА особенно укрепились после августовской попытки путча в Москве. Дело в том, что находящийся в те дни с официальным визитом в Иране А. Муталибов довольно недвусмысленно высказался в поддержку ГКЧП, что не осталось незамеченным в среде проельциновской группировки. Таким образом лишившийся поддержки Москвы А. Муталибов как бы остался один на один с НФА у себя на родине.

Удобным случаем несколько исправить положение и взять ситуацию в свои руки послужила для Муталибова посредническая миссия Б. Ельцина и Н. Назарбаева и подписание совместного коммюнике между президентами Армении и Азербайджана в Железноводске.

Развитие событий в этом направлении явно не устраивало оппозиционные силы Азербайджана и НФА в особенности. Ведь карабахская карта была самым сильным козырем в антипрезидентской борьбе.

Для поиска новых методов политической борьбы НФА не пришлось особо трудиться. 19-го ноября в небе над Карабахом при загадочных обстоятельствах потерпел катастрофу азербайджанский вертолет. В результате этой аварии погибли многие государственные лица Азербайджана, военный комендант Района Чрезвычайного положения, а также представители президента Казахстана и России, которые прибыли в зону конфликта с наблюдательской миссией.

В Азербайджане, видимо, по инерции, поспешили объявить о диверсии карабахцев, однако выдвинутые против армянской стороны обвинения оказались беспочвенными и никакого доказательства их причастности к катастрофе не нашлось. Косвенные свидетельства о причастности азербайджанской стороны к катасрофе вертолета Т. Гольтц. [2]

Авиакатастрофа в ноябре 1991 года стала ощутимым ударом по позициям Муталибова. Напомним, на борту в это время находились самые близкие соратники А. Муталибова. Лишившийся ближайших единомышленников А. Муталибов сознавал, что теряет полноту власти в Баку. По словам К. Столярова, Муталибову оставалось только сожалеть, что он “не связал воедино катастрофу в небе над Карабахом с тотчас возросшей активностью оппозиционеров. Здесь нужно было искать ключ к разгадке, чего он, к сожалению, не сделал и за что вскоре поплатился”. [3]

Катастрофа в небе над селом Бердашен (Каракенд) резко изменила поведение и подходы А. Муталибова, который к тому времени уже осознавал определенную уязвимость своих позиций, в вопросе карабахского урегулирования. Разногласия между президентом Азербайджана и оппозицией в лице Народного Фронта проявилась и в подходах и методах разрешения карабахской проблемы. В первой половине 1991 года Муталибов был сторонником самых радикальных мер в отношении армянского населения Нагорного Карабаха. Эта позиция президента Азербайджана проявилась в частности в беспрецедентной по своим маштабам и жестокости операции “Кольцо”, в ходе которой совместными действиями азербайджанского ОМОН-а и советских войск были полностью депортированы жители 24 армянских сел. Однако после упразднения азербайджанским Меджлисом (парламентом) автономного статуса Нагорного Карабаха, Муталибов неоднократно выступал против действий, направленных на прервание отношений с Арменией.

С началом обстрела Степанакерта реактивными установками “Град” из города Шуши, А. Муталибов резко критиковал тогдашнего министра обороны Азербайджана Рахима Газиева за безответсвенность и пренебрежение возможными противодействиями армянской стороны. После получения известий об обстреле Степанакерта из реактивных установок “Град”, Муталибов связался с Р. Газиевым и довольно резко выговаривал: ”Что вы вытворяете?! Решили, видно, что у армян не найдется такого же “Града? Как бы не так! Вы хоть подумали, что тогда будет с Шуши?… Впредь не смейте самовольничать!”[4] Однако обстрелы Степанакерта не только не прекратились, но и наоборот, интенсивность их росла с каждым днем. Нам остается предположить, что Газиев действительно продолжал “своевольничать”, то есть армия уже не контролировалась со стороны своего главнокомандующего. Возможен и иной вариант: хорошо осведомленный об огромном количестве жертв среди мирного населения Степанакерта и колоссальных разрушениях города Столяров просто пытается выгородить А. Муталибова. Но и в этом случае Муталибов выглядит не лучшим образом. Обратите внимание, его беспокоит не факт обстрела запрещенным оружием мирного города с многочисленным населением, а возможный адекватный ответ по его соотечественникам.

Факт остается фактом: азербайджанская армия в период карабахской войны нередко использовалась в политических целях, не вызывает сомнения даже у самых азербайджанцев. Об этой особенности азербайджанской армии хорошо осведомлены и в международных организациях. [5]



ПРЕДИСЛОВИЕ | Ходжалинское дело. Особая папка | ПРИЧИНЫ ШТУРМА ХОДЖАЛУ