home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава вторая

ДЕТСТВО КОРИНЫ

В нескольких милях от пещеры Гингемы, на небольшой поляне посреди леса, находилась деревня Дарум. В ней жили собиратели грибов и лечебных трав. Нигде больше в Голубой стране не сыскать было таких замечательных лекарей — увы, даже обитатели этого райского уголка порой чувствовали недомогание. Когда на рынок в Когиду, столицу Голубой страны, прибывали сборщики грибов из Дарума, к их возам сбегались Жевуны со всех окрестных деревень. Только у дарумцев можно было купить самые редкие и вкусные грибы, и только они умели их так вкусно сушить и мариновать. Жевуны знали толк в еде, и потому покупателей у купцов из Дарума всегда хватало.

Понятно, что дарумцы старательно оберегали секреты своего ремесла. Никто из жителей Голубой страны не знал лугов, на которых собирались редкие лечебные травы, или лесных чащоб, в которых росли сладкие крапчатые грибы. Из поколения в поколение дарумцы передавали рецепты целебных настоев и способы варки грибов, при которых даже подосиновики не темнели и сохраняли оранжевый цвет своих шляпок.

Гингема дважды прилетала на помеле в Дарум. Она хотела заставить местных жителей собирать для нее редкие травы, необходимые для приготовления колдовских зелий. Но каждый раз дарумцы быстро прятались в темных урочищах и глубоких лесных оврагах, так что даже колдунья не могла их там сыскать. В конце концов Гингема решила оставить упрямцев из Дарума в покое — и без них у нее хватало слуг.

И вот однажды в семье Дило Новина и его жены Гоны родилась дочка. Родители были уже довольно пожилыми, а девочка была их первым ребенком. Вся деревня сбежалась, чтобы полюбоваться на чудесные зеленые глаза девочки и на ее пока еще редкие, но очень красивые темные волосики. А как забавно она двигала челюстью, словно уже что-то жевала!

Девочку назвали Кориной. Отец решил сделать из нее лучшую сборщицу грибов в деревне, ну а мать — передать ей все тайны своего ремесла травницы.

Увы, мечтам престарелых родителей не суждено было сбыться. Корина оказалась на редкость ленивой и упрямой девочкой. Она терпеть не могла леса, не любила грибов и морщила прелестный носик при виде кипрея или ландыша. Из цветов ей нравились только алые розы, и вовсе не потому, что из их лепестков делают целебное масло и варят отличное варенье, — нет, Корина была покорена их красотой. Она очень любила закалывать розу в свои пышные волосы и разгуливать по деревне, ловя на себе восхищенные взгляды мальчишек.

Ей было пять лет, когда отец чуть ли не силой повел дочь на сбор крапчатых грибов. Они встречались в лесу очень редко и потому высоко ценились на ярмарке в Когиде. Никто, кроме Дило Новина, не знал, что они в изобилии растут на Еловом острове посреди Гнилого болота. Место было глухое, опасное, брод через трясину — узкий. Всего шаг в сторону — и можно мигом сгинуть в темной жиже, даже крикнуть не успеешь. Но Дило знал путь среди кустарников и мертвых сосен как свои пять пальцев и хотел, чтобы и дочь запомнила его.

— Крапчатые грибы надо собирать в полнолуние, лучше — после сильного дождя, — говорил Дило, идя по лесной тропинке чуть впереди Корины. — Шляпки надо класть в корзину со свежей крапивой, а ножки сначала промывают в родниковой воде, а затем пересыпают листьями ландыша. Мать покажет тебе, как готовить из них целебный отвар, очень полезный при простуде… Ты слышишь меня, дочка?

— Слышу, слышу, — буркнула в ответ Корина.

На самом деле все, что говорил отец, пролетало у нее мимо ушей. Нет, не о грибах мечтала Корина! Однажды мать рассказала ей о волшебницах, некогда прилетевших в страну Торна. С тех пор Корина потеряла покой. В снах она видела себя такой же могущественной, как Виллина, страшной, как Гингема, коварной, как Бастинда, и прекрасной, словно Стелла. Ей хотелось жить в роскошных дворцах, одеваться в пышные платья и творить чудеса одним мановением руки.

«Хорошо быть волшебницей, — думала девочка. — Не надо ничего делать, сиди себе на троне, ешь вкусные пирожки да маши рукой. Взмах — и в небе сверкают молнии. Другой — и прямо под окнами дворца вырастают тысячи кустов алых роз. Третий — и все подвалы заполняются бочонками с квашеными грибами и корзинами с сушеными травами. И не надо бродить с утра до ночи по этому противному лесу, терпеть укусы комаров и вздрагивать при вое волка или уханье филина… Неужели ей придется всю жизнь просидеть среди этих гадких трав и грибов?»

Дочь Гингемы (иллюстр. М. Мисуно)

— Все, пришли, — сказал Дило.

Девочка огляделась и увидела, что они стоят на краю обширного болота, заросшего редкими кривыми сосенками и низким кустарником. Было раннее утро, и над буро-зеленой поверхностью болота стелился слоистый туман. Корина поежилась от холода.

— Неужели мы полезем в эту, б-р-р, грязную воду? — тревожно спросила она.

— Ничего не поделаешь, — пожал плечами Дило. — Да ты не бойся, в это время года здесь неглубоко. Ты в своих сапожках пройдешь до самого Елового острова и ног не замочишь. Только, чур, иди за мной след в след и запоминай дорогу. Я вех здесь не ставил, не то завтра полдеревни сбежится собирать мои грибы.

Он решительно ступил в мутную воду. Корина даже зажмурилась: ей казалось, что отец сразу же уйдет с головой под воду. Однако он погрузился в густую жижу только по щиколотку.

Оглянувшись, Дило подмигнул дочке:

— Не трусь! Здесь до острова рукой подать. Соберем грибы, а назавтра повезем на ярмарку. Мать купит тебе новое платье и башмачки, как обещала! Только не отставай от меня и не вздумай хоть шаг сделать в сторону.

Дочь Гингемы (иллюстр. М. Мисуно)

Корина нехотя последовала за отцом. Вскоре девочка поскользнулась и едва не упала в трясину — хорошо, отец успел подхватить ее на руки.

— Не пойду я на твой противный остро-о-ов! — разревелась Корина. — Иди са-а-ам!

Она уселась на валун под елью и стала стягивать с ног сапоги, хлебнувшие немного воды.

— Ну что с тобой делать! — огорченно сказал Дило. — Э-эх, была бы ты парнем… Да ладно, посиди здесь, подожди. Только уговор — никуда отсюда не уходить. Я скоро вернусь — через час, а может, и быстрее. Договорились?

Корина кивнула, продолжая всхлипывать.

Когда отец ушел, ей стало страшно. Туман над болотом еще более сгустился. Где-то среди крон высоких елей закаркала ворона. Оглядевшись, Корина заметила среди подлеска пару светящихся огоньков.

— Волк… — прошептала она, вытаращив от испуга глаза. — Во-о-олк!

Поспешно надев сырые сапоги, она вскочила с валуна. Кусты затрещали, словно в них и впрямь скрывалось какое-то животное.

— Во-о-олк! — завопила Корина. — Папа, помоги, — волк!!

Не помня себя от ужаса, Корина бросилась по тропе прочь от болота. Ей казалось, что позади она слышит чье-то хриплое дыхание.

Остановилась девочка, только когда окончательно выбилась из сил. Тяжело дыша, она оглянулась, но никого не увидела.

Сев на пень, Корина отдышалась и вдруг поняла, что заблудилась. Она и не заметила, как свернула с тропинки и оказалась в еловой чаще. Этого места она не помнила.

— Папа! — закричала перепуганная девочка. — Па-а-па-а-а!

Но отозвалось ей только гулкое эхо.

Впервые Корина пожалела, что не слушала отца. А ведь он не раз говорил: «Заблудиться в нашем лесу может только глупец. Запомни, дочка, наш дом находится по правую руку от заходящего солнца…» Или по левую? Корина не могла точно вспомнить. Что-то отец ей рассказывал о том, как определять стороны света по мху на стволах деревьев и по муравейникам… Но что?

Всхлипывая, девочка пошла наугад. Ей было страшно, как никогда в жизни. Где-то наверху, среди густых крон, светило солнце, но до земли доходили лишь редкие, тонкие лучи. Почва была упругой, устланная желтой прошлогодней хвоей. То и дело Корине попадались заросли высокого папоротника, громадные красные мухоморы и множество других грибов. Девочке очень хотелось пить и есть. Она помнила, что можно есть в сыром виде молодые побеги папоротника-опахала и несколько видов грибов, но не могла их распознать.

Только к вечеру обессилевшая, насмерть перепуганная девочка наконец-то вышла из леса. Перед ней возвышалась огромная, уходящая прямо в серые облака гора. У ее подножия темнел вход в пещеру. Рядом с ним на высоком шесте скалил зубы лошадиный череп.

— Мама… — прошептала Корина, со слезами глядя на незнакомое жуткое место. — Мама… Ой!

Из пещеры вышел волк. Увидев девочку, он тихо зарычал.

— Посмотри, хозяйка, кто пожаловал к тебе в гости, — сказал Нарк.

Корина охнула и закрыла лицо руками. Гингема неохотно оторвалась от стряпни. На ужин она жарила жирных угрей и варила похлебку из уток.

Дочь Гингемы (иллюстр. М. Мисуно)

— Можно я ее съем, хозяйка? — оскалил железные клыки Нарк.

Гингема вышла из пещеры, вытирая руки о передник.

— Ого, какой зайчишка к нам прибежал! — усмехнулась она. — Давненько Жевуны к нам по своей воле не захаживали… А она симпатяшка, Нарк. Ты посмотри, какие у нее пышные волосы! А какие белые ручки! Похожа на меня в молодости, честное слово.

Нарк покосился на седую старуху и проворчал:

— Вот уж не думал, что колдуньи были когда-то девчонками.

— Колдуньи? Вы — колдунья Гингема?

Страх у Корины мигом пропал. Она восхищенными глазами посмотрела на старуху.

— Ой, как здорово! Бабушка, вы научите меня колдовать? Мне просто опротивели эти Жевуны со своими грибами да ягодами.

Дочь Гингемы (иллюстр. М. Мисуно)

— Какая я тебе бабушка? — зло ощерилась Гингема. — Хм… А впрочем… почему бы и нет?

С той поры Корина осталась жить в пещере у Гингемы. Она и думать забыла о своих родителях. Бедные Дило и Гона прочесали вдоль и поперек лес, но не нашли даже следов пропавшей дочки. Им помогали жители всех окрестных деревень. Конечно, никому и в голову не могло прийти, что девочка преспокойно живет у злой правительницы Голубой страны… Поискав девочку с неделю, Жевуны решили, что Корину съел волк или она утонула в каком-нибудь из многочисленных болот. С горя родители Корины заболели и вскоре умерли. Они так и не узнали, что их дочка учится волшебству у могущественной колдуньи.


Глава первая ГРАФИНЯ-КОЛДУНЬЯ | Дочь Гингемы (иллюстр. М. Мисуно) | Глава третья УРОКИ ВОЛШЕБСТВА