home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Распятие и Крестная смерть Иисуса-Агнца Божия. Мф. 27: 34-50; Мк. 15: 23-37; Лк. 23: 33-46; Ин. 19: 18-30

Перед распятием осужденным предложили выпить вино, смешанное со смирною. Этот напиток был наркотическим и несколько смягчал нестерпимую боль распятия. Но Спаситель мира не пожелал ни смягчения страданий, ни потемнения сознания во время принесения Своей великой Жертвы. Он отказался от вина и в полном сознании готовился встретить смерть, надвигающуюся на Него.

Распятие — один из самых мучительных видов казни, которые измыслила человеческая жестокость. Руки и ноги осужденного прибивались, а иногда привязывались к столбу и перекладинам креста. Чтобы тело не упало с креста, для ног делали подпорку. В таком положении осужденного обрекали на медленное и мучительное умирание. Иногда по нескольку дней он мучился под палящими лучами солнца, томимый невыносимой жаждой и нестерпимой болью от ран на руках и ногах, которые разрывались и увеличивались под тяжестью тела. Из-за неестественного положения тела кровообращение нарушалось, мутилось сознание. Страдающий, призывал на помощь смерть, но она медлила...

И вот к такой жестокой казни был приговорен евреями Мессия, Сын Божий.

Палачи сорвали с Иисуса одежду и растянули Его на кресте. Когда Его руки и ноги прибивали ко кресту, Он молился за Своих распинателей: «Отче, прости им, ибо не знают, что делают». Да! Если бы Христос был понят и признан человечеством, Он никогда не был бы распят. Но это не могло произойти, так как мир во зле лежит. Силы ада на земле не могут терпеть Добра, Мира, Любви.

По повелению Пилата над головой Спасителя была прибита надпись на трех языках — еврейском, греческом и латинском — «Иисус Назорей, Царь Иудейский». Первосвященники возражали правителю против такой надписи, но на этот раз Пилат проявил свою твердость и ответил иудеям: «Что я написал, то написал». Он был раздражен поведением иудейского духовенства и Синедриона и этой надписью хотел унизить их. Была в этой надписи и посмертная дань уважения необыкновенному Осужденному. Пилат отдавал Ему честь.

По сторонам Христа распяли двух разбойников. Так исполнилось предсказание древнего пророчества: «И к злодеям причтен» (Ис. 53: 12).

Окончив казнь, воины стали делить между собой одежды Христа. Они разорвали их по швам, а затем разделили на четыре части. Хитон же Христов не имел швов, он весь был соткан (вероятно, руками Божией Матери) сверху донизу. Не желая портить его, воины бросили о нем жребий. И здесь с поразительной точностью исполнилось пророчество о Христе псалмопевца Давида: «Делят ризы Мои между собою и об одежде Моей бросают жребий» (Пс. 21: 19).

Тем временем первосвященники, старейшины и фарисеи торжествовали свою победу. Наконец-то они заставили замолчать ненавистного им Галилеянина. Желая причинить Христу еще большее мучение, они насмехались над Ним и говорили: «Других спасал, а Себя Самого не может спасти. Если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и тогда уверуем в Него», уповал на Бога; пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему. Ибо Он сказал: Я Божий Сын. В этих словах первосвященников слышался голос диавола, который некогда искушал Христа в пустыне.

Было девять часов утра. Недалеко от Голгофы стали появляться прохожие. Некоторые останавливались и с холодным любопытством наблюдали за казнью. Кто-то узнавал Иисуса и злорадно кричал:?»... разрушающий храм и в три дня созидающий! спаси Себя Самого... сойди с креста?»

Огромная праздная толпа народа окружала Голгофу. Она наслаждалась страданиями Праведника, доставляя Ему еще большие мучения. Кругом была ненависть, злоба и месть...

Ни римские палачи, ни первосвященники, предавшие на смерть Царя Иудейского, не понимали того, что совершалось на Голгофе, над Кем издевались они, стоя у креста.

Между тем над Иерусалимом и Голгофой с двенадцати часов дня начала сгущаться тьма. Казалось, само солнце скрылось, чтобы не видеть безумия сынов человеческих. А они продолжали глумиться. Глумились солдаты, глумились священники, глумилась праздная толпа. Даже один из распятых разбойников издевался над Сыном Божиим.

И вот в это время среди всеобщего ликования зла и неправды на Голгофе совершилось чудо, раздался осуждающий голос второго разбойника, который висел справа от Спасителя. Благодать коснулась сердца этого человека, и он, умирая на кресте, воскрес для новой жизни. Внезапно он стал останавливать своего товарища, который вместе с толпой оскорблял Христа. Затем, обратившись к Спасителю, он сказал Ему: «Помяни меня, Господи, когда придешь в Царствие Твоё»Этим исповеданием разбойник не только показал свою глубокую веру в распинаемого Мессию, но и обличил всех Его распинателей и хулителей.

Измученный и умирающий Христос и на кресте был Царем. Запекшиеся уста Его разомкнулись, и Он, до сих пор молчавший, сказал благоразумному разбойнику: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю». Так мог ответить только Царь и Владыка Царства Небесного.

В это время к самому подножию креста Христова подошел апостол Иоанн с Божией Матерью. Та, Которая сподобилась стать Матерью Сына Божия, страдала вместе с Ним на Голгофе. «Жено, — с любовью обратился к Своей Матери Ее умирающий Сын. И указывая глазами на Иоанна, сказал Ей: «се, сын Твой?» Потом, обращаясь к любимому ученику, произнес: «се, Матерь твоя». Так Сам Господь усыновил Иоанна, а в лице его и весь человеческий род Божией Матери. С этого времени Иоанн взял Пресвятую Деву к себе в дом и заботился о Ней до конца Ее жизни.

Близился третий час дня. Тьма все больше сгущалась. Страдания Спасителя достигли предела. Страшные предсмертные муки охватили Его Душу. Отец как будто оставил Сына, отвергнутого и отягощенного грехами всего человечества: «Элои, Элои! ламма савахфани? — Боже Мой, Боже Мой, для чего Ты Меня оставил?» — воскликнул Иисус. Христос, Агнец Божий, взял на Себя ответ за все зло, совершенное всеми людьми на протяжении всех веков, поэтому Он и ощутил на кресте всю глубину богооставленности, весь ужас безблагодатного состояния, всю боль адских мук.

Господа стала томить нестерпимая предсмертная жажда. Смерть близилась, сознание мутилось.

«Жажду» — проговорил Он. Тогда один из воинов, движимый состраданием, быстро взял трость с губкой, смоченной в уксусе, и поднес ее к иссохшим губам Спасителя. Вкусив немного уксуса, Спаситель произнес: «Совершилось?» Среди мрака послышался сильный подземный гул, и начала колебаться почва Голгофы. В этот момент стоявшие при кресте услышали громкое восклицание Сына Божия: «Отче! В руки Твои предаю Дух Мой». Голова Его склонилась на грудь, и Сын Человеческий умер.

Агнец Божий, предназначенный от создания мира, принес Себя во всемирную жертву. Жертвенная Любовь Христа победила власть тьмы и силу диавола. Христос страдал и умер, чтобы человека оживить для вечной жизни с Богом.


Крестный путь на Голгофу. Мф. 27: 31-34; Мк. 15: 20-23; Лк. 23: 26-33; Ин. 19: 16-17 | Священная Библейская история Нового Завета | После распятия и смерти. Мф. 27: 51- 56; Мк. 15: 38-41; Лк. 23: 45-49