home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Инновационные стратегии — шанс для бедных стран. Опыт прогнозирования с опорой на кондратьевские циклы.

Слово «инновации» вошло в широкий обиход и порой в обыденном сознании воспринимается как очередное пиаровское жонглирование терминами. На самом деле за ним стоит феномен глобальной значимости, означающий переход общества к новому, качественно более высокому укладу жизни. На инновационное развитие взяла курс авангардная часть мира. По тому же азимуту начинает идти Россия, преодолевшая жесточайший системный кризис, быстро наращивающая свое богатство и способная к концу 2008 года по экономической мощи войти в шестерку ведущих мировых держав. Какое место в этом процессе займут бедные страны? Какое будущее их ждет?

При очевидном контрасте в уровнях и темпах развития авангардной части мира и отстающих бедных стран нередко насаждаются фаталистические представления об отсутствии у этих стран шансов на лучшее. Если в геополитических концепциях мир способен быть устойчивым при многополярной конфигурации, то в социально-экономической системе наличие двух полюсов — богатства и бедности — чревато глобальными и региональными катаклизмами. Нарастание террористической угрозы служит тому свидетельством. Можно ли изменить сложившуюся тревожную ситуацию? Хотел бы изложить свои соображения об оптимистической стратегии экономического развития бедных стран, в особенности стран с ограниченными природными ресурсами. В последнее десятилетие именно они оказались в своем развитии в наиболее ущемленном положении.

Для более выразительного представления своих взглядов обращусь — почти в хрестоматийной форме — к характеристике основных особенностей социально-экономического развития, проявившихся в ушедшем веке, которые неизбежно проецируются на происходящие в настоящее время процессы. При этом подчеркну, что в инновационных подходах природным богатствам, в том числе углеводородам, которые ныне приобрели чуть ли не ключевую значимость, в долгосрочном плане не придается решающего значения. Под влиянием процессов глобализации, которая своими сетевыми структурами опутала весь мир, на передний план выходят знания, информационные ресурсы, способность стран преодолевать инерцию и двигаться по пути, по которому идет передовая часть мира. Для инновационной перестройки в бедных странах нужны политическая воля, приход к управлению нового поколения кадров, адекватных по своему качественному составу требованиям инновационной эпохи.

В ХХ столетии в качестве главной движущей силы социально-экономического развития утвердился научно-технический прогресс на основе процесса перманентных инноваций. Лауреат Нобелевской премии Роберт Солоу убедительно показал, что именно технический прогресс, реализуемый в инновациях, является основным источником экономического роста. В свете этих взглядов инноваторы выступают в роли локомотивов экономического развития, определяя его эффективность, рост производительности труда. Инновации как процесс поддерживаются инвестициями и соответствующими институтами, без которых не действует механизм их реализации. Инвестиции без инноваций бессмысленны и порой даже вредны, поскольку означают вложение средств в воспроизводство устаревших товаров, продуктов и технологий.

Технологические новшества представляют собой конечный результат инновационной деятельности, получившей воплощение в виде нового или усовершенствованного рыночного продукта, нового или усовершенствованного производственно-технологического процесса, а также новых социальных услуг. Производство высокотехнологичных наукоемких инновационных продуктов с высокой добавленной стоимостью стало в последние пятьдесят лет основой бурного экономического роста во многих странах, таких, например, как Израиль и Финляндия.

Сегодня очевидно, что экономическая эволюция происходит через инновационную активность и смену технологий. Эту идею в свое время отстаивал выдающийся австрийский экономист Йозеф Шумпетер. Он утверждал, что через «созидательное разрушение», то есть через отказ от отживших технологий путем смены устаревших организационных форм осуществляется поступательное экономическое развитие. Двигателем прогресса в экономике, по его мнению, является не всякое инвестирование в производство, а лишь вложение средств в инновации с целью освоения принципиально новых товаров, внедрения передовой техники, форм организации производства и обмена. Истоки инновационной теории экономического развития связываются с Шумпетером.


Ренессанс идей

Кондратьева

Технический прогресс развивается неравномерно во времени, ему присуща цикличность. Следствием этого являются цикличные колебания экономической деятельности, которые различаются как по видам деятельности (сферы производства, обращения и т.д.), так и по длительности периода колебаний (краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные). В ХХ столетии в центр внимания попали длинноволновые колебания в экономике, открытые великим русским экономистом Николаем Кондратьевым. Изучая в 1920-х годах закономерности происходящих в мировой экономике явлений, он обнаружил большие циклы конъюнктуры примерно полувековой длительности, которые получили название больших циклов Кондратьева, или длинных волн Кондратьева. Ученый обосновал закономерную связь повышательных и понижательных стадий этих циклов с волнами технических изобретений и их практического использования. В свете его взглядов повышательная фаза большого цикла вызвана обновлением и ростом запасов основных капитальных благ, а также коренными изменениями в структуре и размещении главных производительных сил общества. Началу повышательной фазы предшествуют периоды кризиса и депрессии. Длительная фаза депрессии, считал Кондратьев, стимулирует поиск путей сокращения издержек производства путем внедрения технических нововведений.

На основе эмпирических наблюдений замечено, что на понижательной фазе кондратьевского цикла наблюдается нехватка продовольствия и сырья, вырастают цены на эти товары. Эта фаза оказывает особенно угнетающее влияние на сельское хозяйство. И действительно, начиная с 2000 года, когда пятый кондратьевский цикл вступил в понижательную стадию, стоимость энергоресурсов и продовольствия снова начала расти, что с некоторым запаздыванием привело к замедлению темпов экономического роста в мире. Беспрецедентный рост цен на продовольствие и энергоресурсы уже угрожает бедным странам голодом, а богатым — стагнацией.

В 1939 году Шумпетер опубликовал фундаментальное исследование «Деловые циклы», в котором развил теорию Кондратьева о больших циклах конъюнктуры, разработал инновационную теорию длинных волн и интегрировал ее в общую инновационную теорию экономического развития. Современный этап в развитии теории инноваций ведет отсчет с монографии немецкого экономиста Герхарда Менша «Технологический пат: инновации преодолевают депрессию» (1975 год). Исследуя динамику инноваций, ученый обнаружил циклы их колебаний с периодом 50-60 лет и пики концентрации, приходящиеся на начало повышательной фазы больших циклов Кондратьева. Он показал эмпирическим путем, что волны базисных инноваций в последние столетия наблюдаются примерно раз в полвека при переходе к очередному кондратьевскому технологическому укладу. В каждом случае кластер инновационных технологий лежал в основе формирования новых отраслей, обеспечивающих ускорение экономического роста. Таким образом, по Меншу, наибольшая активность технологических нововведений наступает в фазе глубокой депрессии.

Наконец, в 2006 году в США вышел капитальный труд японского исследователя Масааки Хироока «Инновационный динамизм и экономическое развитие», во многом посвященный обоснованию больших кондратьевских циклов в экономике. Проанализировав огромный массив данных по группе развитых стран, профессор Хироока убедительно показал, что распространение кластера базисных технологий синхронизируется с повышательной фазой цикла Кондратьева и достигает зрелости в области его пика. Он также продемонстрировал, что идеи Кондратьева не только сохраняют свою силу в XXI веке, но и приобретают в современных условиях особую значимость. Хироока пришел к важному практическому выводу: успех государственной инновационной политики целиком зависит от способности правительства предвидеть и активно действовать в те же периоды времени, которые совпадают с повышательной фазой кондратьевского цикла, когда имеет место резонансный эффект усиления. Напротив, когда поддержка правительства осуществляется с запозданием на понижательной стадии, она значительно теряет эффективность.

Последний — четвертый — кондратьевский цикл (примерно 1940-1980 годы) и соответствующий ему технологический уклад, время преобладания которого в авангардных странах выпало на 50-70-е годы, сопровождался всесторонним освоением достижений научно-технической революции — атомной энергии, квантовой электроники и лазерной техники, электронных вычислительных машин и кибернетических устройств. Бурное развитие получило также создание материалов с невиданными ранее свойствами. Четвертый технологический уклад привел к рекордным за всю историю человеческой цивилизации темпам экономического роста. В целом по миру среднегодовые темпы прироста ВВП составили в 1950-1973 годах 4,9%. Таким образом, научно-техническая революция, восходящая к началу ХХ века, породила эпохальные инновации, которые стали локомотивами беспрецедентного экономического развития.

Текущий — пятый — кондратьевский цикл (примерно 1980-2020 годы) стартовал после мирового экономического кризиса 1969-1974 годов. При переходе от четвертого к пятому кондратьевскому циклу объем мирового производства упал почти на 11%. Не случайно и то, что экономический кризис тогда совпал с энергетическим и вызвал скачкообразный рост цен на топливо и сырье. Несмотря на грандиозные успехи мировой экономики в период предыдущего кондратьевского цикла, сработал неумолимый ритм смены технологических и экономических укладов. Ядром пятого технологического уклада стали микроэлектроника, информатика и биотехнологии. Эффективность пятого технологического уклада, основанного на базисных инновациях предыдущего цикла, естественно, оказалась ниже: среднегодовые темпы прироста ВВП по миру в 1973-2001 годах снизились и составили 3,1%. К тому же с последней четверти ХХ века индустриальный способ производства вступил в завершающую стадию своего двухсотлетнего жизненного цикла. После былых рекордных показателей мировая экономика вступила в период снижения темпов роста, углубления и учащения кризисов, растущей неопределенности.


Где мы ныне находимся?

Финансовый кризис 1998 года стал предвестником мирового экономического кризиса 2001-2002 годов и ознаменовал переход от повышательной к понижательной волне пятого кондратьевского цикла. Он поразил в большей мере страны с развитым информационным сектором, которые были лидерами в период повышательной волны этого цикла. В 2007 году разразился новый этап экономических неурядиц, которые на этот раз приняли форму ипотечного и банковского кризисов с последующим снижением темпов роста экономики в развитых странах.

Таким образом, первые два десятилетия XXI века — это период нисходящей волны пятого кондратьевского цикла и падающей эффективности связанного с ним технологического уклада. В ближайшей перспективе (примерно 2010-2025 годы) мир, похоже, ожидает ряд глобальных кризисов, первые признаки которых мы уже переживаем. Прежде всего это более глубокий, чем в 2001-2002 годах и 2007-2008 годах, экономический и инновационно-технологический кризис, связанный с предстоящей сменой кондратьевского цикла в 2020-х годах. Нарастают экологический, продовольственный и геополитический кризисы. Первый из них порождается ускоренным ростом потребления ископаемого топлива (нефти, газа и угля) и усилением теплового загрязнения планеты. Будет усугубляться нехватка продовольствия, произойдет дальнейший рост цен на продукты питания. Возможен затяжной геополитический кризис, связанный с формированием нового мироустройства, основанного на диалоге и партнерстве цивилизаций, принципе многополярности. Снижение остроты этого кризиса возможно лишь на основе согласованной долгосрочной стратегии. Рычаги в этой области находятся в руках Совета Безопасности ООН, «большой восьмерки», Шанхайской организации сотрудничества и др.

В силу изложенного наиболее вероятным сценарием представляется падение темпов роста мировой экономики в первые два десятилетия XXI века — со значительным их ростом в последующие два десятилетия, когда базисные инновации шестого технологического уклада начнут давать полноценную отдачу.

Каков выход из назревающей сложной ситуации? В подобных случаях, по-видимому, безотказно действует «правило Герхарда Менша»: инновации преодолевают депрессию. Правительства как ключевые акторы в данной области призваны проводить целенаправленную политику по осуществлению стратегии инновационно-технологического прорыва. Необходимо концентрировать основные усилия на освоении кластера базисных инноваций, формирующих структуру шестого технологического уклада. На это отведено всего 10-15 лет. Еще Кондратьев в качестве одной из эмпирических закономерностей больших циклов конъюнктуры отметил следующее: «В течение примерно двух десятилетий перед началом повышательной волны большого цикла наблюдается оживление в сфере технических изобретений. Перед началом и в самом начале повышательной волны наблюдается оживление в сфере промышленной практики, связанное с реорганизацией производственных отношений». Период с 2010 по 2025 год является, таким образом, самым благоприятным временем для освоения и внедрения новой волны базисных инноваций. В последующем на более высокой волне инноваций, которые проявляются прежде всего в авангардных странах, утвердится и получит распространение в мире шестой технологический уклад.

Ядром шестого технологического уклада, вероятнее всего, будут нанотехнологии и оптоэлектроника, генная инженерия и биотехнология, мультимедиа, включая глобальные интеллектуальные информационные сети, альтернативная энергетика,

в том числе и водородная. Что же касается эпицентра этой волны базисных инноваций, то резонно предположить, что лидеры пятой волны инноваций — США, Япония и Западная Европа — в основном сохранят свое лидерство. К ним могут примкнуть новые индустриальные страны — Южная Корея, Китай, Индия, Бразилия, Сингапур и др.


О месте России в

инновационном мире

Россия с весьма высокой вероятностью присоединится на равных к числу авангардных стран в освоении базисных инноваций шестого технологического уклада. Страна на сегодня располагает для решения этой задачи мощной финансовой базой, сохранившимся высоким научным потенциалом и огромными человеческими ресурсами, которым надлежит привести инновационный механизм в действие. А самое главное — имеется политическая воля российского руководства и в этих целях разработана государственная стратегия инновационного развития до 2020 года.

Россия способна совершить инновационно-технологический прорыв, ориентируясь не на западные технологии, а путем самостоятельного опережающего освоения технологий шестого уклада с учетом собственного уникального потенциала. Инновационная деятельность и технический прогресс в целом являются эволюционными процессами со свойственной им необратимостью. Следовательно, первоначальный выбор базисных технологий имеет исключительно важное значение в силу его решающего воздействия на весь ход дальнейшего развития. Недостаточная осмотрительность в деле первоначального отбора базисных технологий чревата негативными последствиями. В связи с этим важнейшую роль призвано сыграть средне- и долгосрочное инновационно-технологическое прогнозирование. Ориентация на принципиально новые технологии пятого и шестого технологических укладов позволит осуществить модернизацию российской экономики на современной технической и технологической основе, заменить физически и морально устаревшие основные фонды во всех сферах экономики, обеспечить тем самым существенное сбережение ресурсов и повышение конкурентоспособности продукции.

В 50-е годы прошлого века СССР совершил инновационно-технологический прорыв в освоении и распространении достижений четвертого технологического уклада. Это позволило модернизировать экономику, занять лидирующие позиции в ряде направлений научно-технической революции и в особенности достичь военно-технического паритета с Западом. Однако в последующем по множеству причин инновационная активность стала угасать, энергия прорыва была потеряна. Запоздание с освоением технологических инноваций пятого уклада явилось немаловажной причиной краха советской экономики и развала СССР.

Ориентация на стратегию инновационно-технологического прорыва, на переход к инновационной экономике, активная государственная поддержка базисных инноваций по тем приоритетным направлениям, где имеется научно-технический потенциал для прорыва, даст возможность России к 2025-2030 годам сократить в значительной мере технологическое отставание от авангардных стран, а в некоторых областях и прорваться вперед. Итоги состоявшегося в июне XII Петербургского международного экономического форума, раскрывшего новые гигантские возможности России и ее нарастающую лидерскую энергию, представляются в этом плане в высшей степени впечатляющими.


Обречены ли

бедные страны?

В размышлениях об инновационном развитии моей главной заботой является вопрос о месте в этом процессе бедных стран. Богатые справятся, была бы политическая воля к инновационным переменам. Другое дело — бедные страны с ограниченными природными ресурсами, особенно такими, как нефть и газ. Во многих случаях им не под силу самостоятельное освоение и внедрение современных базисных технологий, эпохальных и базисных инноваций. Подобные страны, к числу которых относится и мой родной Кыргызстан, не имея надлежащих ресурсов и квалифицированных кадров для осуществления базисных инноваций, попали в состояние технологического застоя. В результате их технологическое и экономическое отставание от развитых государств стремительно нарастает. Пример переломивших ситуацию государств, таких как Израиль, Сингапур, Финляндия, Южная Корея и др., свидетельствует, что только на путях преодоления тянущей вниз инерции, перехода к инновационному развитию возможно сократить технологический разрыв и присоединиться к числу успешно развивающихся стран. Другой альтернативы нет! Для малых развивающихся стран крайне важно оказаться в одной упряжке с авангардными странами, своевременно подхватывая, перенимая и внедряя доступные технологии, адаптируя и улучшая их применительно к собственным конкретным условиям. Важно обеспечить воспитание общества, особенно молодежи, в инновационном духе. Инновационная активность населения может эффективно стимулироваться помимо современной системы образования через механизмы социальной мобилизации, через «обучение в действии» и т.д.

Прогресс в развивающихся странах может потребовать не только массового применения технологических нововведений, составляющих суть современного экономического роста, но и существенных преобразований в политической и социальной структурах. Более того, малым странам, как правило, необходимо начинать именно с социальных инноваций — коренного совершенствования образования, социальной мобилизации населения и т.п., поскольку в этой области успеха нельзя достичь, если все общество, вся нация не станут инновационными. Инновационное движение в стране должна возглавлять власть.

Японская элита, приняв сто лет назад осознанное решение сосредоточить имеющиеся ресурсы на социальных нововведениях и на имитации, импортировании и адаптации технических новшеств, добилась исторических успехов. Творческая имитация признается многообещающей предпринимательской стратегией. «Японское чудо» было основано прежде всего на социальных инновациях при сохранении национальных традиций. Развитие в этом духе таких институтов, как госслужба, школы и университеты, банки и профсоюзы, позволило создать социальные структуры — чисто «японские» по духу, но «современные» по форме организации и функционирования. Опыт Японии убедительно показал важность сохранения национальных культурных корней для того, чтобы расти и процветать.

Как же бедным странам решить задачу внедрения инновационных технологий? Не секрет, что развитые страны, монополизировав научно-технический потенциал планеты и доходы от его реализации, практически лишают отстающие страны шансов сократить технологический разрыв с опорой на собственные силы. В настоящее время никого не удивляет тот факт, что передача технологий от первой ко второй группе стран лишь незначительно способствует достижению объявленных целей. В то же время семена технического прогресса не могут быть просто посеяны, а затем оставлены без присмотра. Они должны культивироваться. Технический прогресс никогда не сводился к перемещению готовой к употреблению техники и технологии из одной страны в другую. Страна, принимающая новую технологию, должна быть готова к ее быстрому освоению и адаптации к конкретным местным условиям. Импорт технологий — это лишь одна сторона проблемы. Развивающиеся страны должны сами стать подлинными творцами своей собственной технологической судьбы. Западные технологические новшества порой держатся в тайне и не передаются ни за что. В ход нередко идут залежалые технологические продукты. Канули в Лету времена, когда происходила добровольная передача передовых американских технологий союзникам, как, например, по «плану Маршалла». Один из последних примеров успешной передачи технологий — японская технологическая помощь Малайзии в 1970-1980-х годах, которая совпала с повышательной фазой пятого кондратьевского цикла и позволила Малайзии сотворить свое «экономическое чудо».

Мировой практикой подтверждено, что наблюдаемые циклы долгосрочного экономического роста больше вызываются множеством частных технологических сдвигов, чем единичными импульсами кардинальных нововведений. Следовательно, нет никаких оснований приписывать базовым инновациям роль единственного фактора, способного в конечном счете сотворить «экономическое чудо». Оказывается, что именно постепенные, пусть и не радикальные нововведения наиболее перспективны. Таким образом, для поддержания устойчивого долгосрочного экономического роста политика стимулирования «малых шагов» в развитии технологий годится ничуть не меньше, чем политика поощрения лишь радикальных технологических сдвигов. Первая хороша для малых стран, а вторая — для развитых богатых стран. Технический прогресс по своей природе является эволюционным фактором, поэтому фундаментальные технологические нововведения становятся возможными благодаря многочисленным мелким нововведениям. Кумулятивное действие большого цикла, казалось бы, незначительных технологических усовершенствований нередко оказывается весьма существенным. А это как раз под силу малым государствам. Необходимо только запастись терпением, чтобы дождаться ожидаемого эффекта.

В рыночной экономике, по мнению Герхарда Менша, упор всегда делается на улучшающие инновации. При выборе между базисными и улучшающими инновациями предпочтение всегда отдается вторым как наименее рискованным и часто более дешевым. Однако когда экономическая ситуация становится критической и улучшающие инновации больше не служат стимулом для подъема, возникает необходимость введения базисных инноваций, которые радикально меняют структуру экономики. Но это, как уже говорилось, удел развитых богатых стран. Улучшающие инновации с необходимостью следуют за базисными, так как раскрывают все возможности базисной технологии: продукты и способы производства становятся качественнее, дешевле, прогрессивнее.


Кыргызстан:

не все еще потеряно

Переходя к проблеме инновационной стратегии для Кыргызстана, хотел бы с особой силой подчеркнуть, что свобода, демократия и уважение прав человека — вот те незыблемые принципы, которые обеспечат динамичное развитие страны в ХХI веке. Наполненное страхом общество становится неспособным к инновациям, соответственно к лучшему обустройству своего будущего. Страх парализует инновационный дух, волю к достижению высоких целей и надежду на преодоление возникающих в процессе развития невзгод и трудностей.

В 2001 году народ Кыргызстана после широкого обсуждения принял «Комплексные основы развития Кыргызской Республики на 2001-2010 годы», реализация которых должна была подготовить страну для перехода к инновационной экономике. «Комплексные основы» успешно выполнялись до 2005 года. К сожалению, реализация этой программы была прервана после мартовского государственного переворота 2005 года. КОР-2010 были нацелены на формирование социального государства, главная их цель состояла в существенном приросте человеческого капитала — ключевого условия инновационного развития. В их основе лежал принцип социальной мобилизации через «обучение в действии».

Если малая страна задалась целью выйти на высокий инновационный уровень, ей нужно в первую очередь наращивать свой технологический потенциал. Если взглянуть на Кыргызстан с этой стороны, то мы увидим крайне низкий технический уровень производства, застывший примерно на показателях двадцатилетней давности. При этом аксиомами стали следующие условия:

— архаичное оборудование неспособно обеспечить технологический прорыв и построение инновационной экономики;

— инновации несовместимы с жизнью людей в бедности и нищете.

Иногда встречается и такое заблуждение, что успешная экономика может строиться на базе сферы торговли и услуг. Ни одна страна мира не перешла на постиндустриальные хозяйственные рельсы, минуя индустриальный путь. Более того, нельзя стать развитой постиндустриальной страной, обладая неразвитым материальным производством. Это в первую очередь относится к бедным странам. Приоритет материального хозяйства над сферой услуг универсален и неоспорим.

Инновации — это не только оборудование и приборы, в основе которых лежат новейшие научные открытия, изобретения и высокие технологии, но и интеллектуальный потенциал, человеческий ресурс, призванный приводить в действие инновационный механизм. Несмотря на понесенные в последние годы потери, население Кыргызстана по уровню образования не уступает многим развитым странам. Однако в условиях постиндустриального общества резко повышается роль конкретных технологических знаний и информации в производственном процессе. Кадры становятся чуть ли не главным инновационным ресурсом, а их подготовка приобретает наивысшую актуальность. Поэтому необходимы отвечающая требованиям времени перестройка системы образования в направлении гармоничной смычки науки, образования и производства, радикальные изменения в структуре и уровне квалификации исследователей, конструкторов, инженеров, технологов, менеджеров и рабочих, их высокая адаптивность к наукоемким технологиям пятого и шестого укладов. Кыргызстану как воздух необходима национальная инновационная элита. Сама власть должна быть инновационной, только тогда будет обеспечен успех инновационной стратегии. Кыргызстану по примеру России нужно, выбирая стратегию инновационного прорыва, разработать план инновационно-технологического развития на 2010-2025 годы, чтобы с наименьшими потерями преодолеть предстоящее грозовое десятилетие и попасть в повышательную стадию шестого кондратьевского цикла. Для Кыргызстана, как и любой другой малой страны с ограниченными ресурсами, нет гладкого и накатанного пути к развитию и процветанию. Благополучное будущее придется строить засучив рукава, в поте лица, не жалея сил и времени на «обучение в действии». Как говорил Евклид: «К геометрии нет царского пути». Народ Кыргызстана в последние годы убедился, к чему приводит политика популистов, обещающих легкую жизнь. Если сохранится нынешняя инерционная тенденция экономического развития, Кыргызстан скоро ждут перспектива отката на периферию мирового развития, полная деградация и попадание в экономическую и политическую зависимость от соседних стран.

Необходимым условием для реализации Кыргызстаном инновационной стратегии развития является решение трех острейших проблем — продовольственной безопасности, энергетической безопасности, развития инфраструктуры.

Что касается первой составляющей триады, то благодаря успешной земельной реформе 90-х годов Кыргызстану удалось преобразовать колхозно-совхозное производство в динамичное рыночное сельское хозяйство на основе частных крестьянских и фермерских хозяйств. Впервые в СНГ с помощью Всемирного банка была создана эффективная система целевого кредитования производителей сельскохозяйственной продукции и продовольствия на базе Кыргызской сельскохозяйственной финансовой корпорации (КСФК), опыт работы которой был признан лучшим на постсоветском пространстве. К началу 2000-х годов удалось добиться значительного повышения эффективности сельхозпроизводства и улучшения уровня жизни сельских жителей. В последние годы производство сельхозпродукции резко упало. Например, если в 2004 году было произведено 1 миллион 750 тысяч тонн зерновых, то в 2007 году — только 1 миллион 436 тысяч тонн. Сахарной свеклы в 2004 году было произведено 642 тысячи тонн, а в 2007-м — 155 тысяч тонн. Цифры сами говорят за себя. А ведь Кыргызстан способен не только обеспечивать себя продовольствием, но и экспортировать сельхозпродукцию.

Кыргызстан обладает достаточными гидроэнергетическими ресурсами, если ими распоряжаться рационально, с учетом долгосрочной перспективы, а не сиюминутной конъюнктуры. Допущенные в последние годы ошибки в этой отрасли нанесли колоссальный урон народному хозяйству, вдобавок значительная часть населения сегодня фактически сидит без света.

Дальнейшее развитие гидроэнергетики, а также широкое освоение альтернативных источников энергии стали в настоящее время императивом. В ближайшие два десятилетия роль ключевого фактора могут приобрести водные ресурсы. Если нефть и газ имеют в будущем альтернативу в виде водородных и термоядерных источников энергии, то пресная вода альтернативы не имеет. Это может поднять стратегическую значимость таких стран, как Кыргызстан и Таджикистан, не только в региональном, но и в глобальном масштабе.

Развитие в Кыргызстане инфраструктуры с учетом его географического положения будет играть все более возрастающую роль. В первые постсоветские десять лет, несмотря на грандиозные трудности, мы смогли привлечь льготные долгосрочные кредиты и крупные гранты для динамичного развития современной инфраструктуры. Была осуществлена реконструкция аэропорта «Манас», который приобрел международную значимость; построена стратегическая дорога Бишкек-Ош; создана современная система телекоммуникаций с наземной спутниковой станцией стандарта «А», открывшая доступ ко всем международным сетям связи; сооружена тысячекилометровая высоковольтная линия электропередачи для надежного и бесперебойного энергоснабжения всех областей республики. В настоящее время вся работа в республике по развитию инфраструктуры практически прекращена. Привлечение иностранного капитала позволило бы продолжать эту работу, но как раз с созданием инвестиционной привлекательности у нынешнего руководства проблемы.

Любая страна не в состоянии развиваться без экспортоориентированных отраслей экономики, эффективной системы поддержки экспортной деятельности. Решающая поддержка экспорта товаров и услуг нужна для притока иностранной валюты, необходимой для улучшения текущего платежного баланса, стабилизации национальной валюты и обслуживания внешнего долга. Резкое ухудшение сальдо внешней торговли Кыргызстана в последние годы — весьма тревожный симптом, чреватый катастрофой. Если в 2004 году оно составляло 222 миллиона долларов США, то в 2007 году выросло до астрономической суммы в 1 миллиард 130 миллионов долларов США. Импорт в 2004 году составлял 554 миллиона долларов США, а в 2007 году — 2 миллиарда 146 миллионов долларов США, то есть страна начала жить преимущественно за счет импорта. Происходит удушение отечественного производителя.

Во всех странах мира предприниматели независимо от масштаба их деятельности — это главная движущая сила экономического развития, генерирующая и увеличивающая национальное богатство. Вынужденные действовать в условиях жесткой конкуренции, они выступают в роли носителей инноваций, берут на себя при внедрении на рынок инновационных товаров и услуг значительные риски. Развитие предпринимательства и малого бизнеса — основной источник создания рабочих мест в республике. Существенно и то, что малые предприятия придают народному хозяйству гибкость, мобильность, способность к быстрым структурным сдвигам и инновациям. В связи с этим развитие малых предприятий является решающим фактором в дальнейшем национальном экономическом развитии. В свое время с помощью ЕБРР и правительства ФРГ было налажено кредитование малого бизнеса. Необходимо вдохнуть в это дело новую жизнь. Инвестиции, инновации и упорная работа — вот что двигает предпринимательство вперед. Руководство республики, если оно намерено находиться на уровне современных требований и учитывать специфику инновационной эпохи, должно направить на поддержку отечественного предпринимательства и свое основное внимание, и все необходимые для этого ресурсы.

И конечно же, борьба с бедностью по-прежнему остается для Кыргызстана наиболее приоритетной задачей. В этой области огромную роль сыграли создание в республике разветвленной сети микрокредитования частных инициатив и обучение бизнесу в форме социальной мобилизации. Опыт реализации программ по преодолению бедности в Кыргызстане вкупе с опытом многих других стран, находящихся в сходной ситуации, убедительно показал, что социальная мобилизация является обязательным фактором успеха микрокредитования. Микроинновации, микрофинансирование и социальная мобилизация — вот триада, эффективно помогающая в борьбе с бедностью. К сожалению, сегодня целенаправленная борьба с бедностью практически свернута. Власти тешат себя иллюзией, что бедных в Кыргызстане нет.

К числу базисных инструментов, оказывающих значительное влияние на инновационный процесс, современная экономическая наука и практика относят социальные институты, основанные на принципах демократии с учетом национальных особенностей и культурной специфики. Среди них на одно из первых мест ставлю местное самоуправление, способное к самоорганизации на уровне локальных сообществ. В свое время в Кыргызстане мы первыми в СНГ ввели систему местного самоуправления, которая наряду с первоочередным учетом интересов граждан отвечала мировым стандартам. Деятельность любой социальной системы требует, однако, перманентных позитивных внешних импульсов. Из-за их отсутствия со стороны властей и по многим другим причинам и в этой области в республике произошел откат назад. Для встраивания республики в инновационную систему необходимо превратить местные сообщества во всеохватывающую сеть свободных и сильных кооперативных объединений граждан. К сожалению, линия государственного руководства на автократическую, по сути, концентрацию власти уводит проблему совершенствования местного управления на дальние задворки.


Курс на инновации,

опора на друзей и союзников — факторы успеха

Углубляясь как ученый и практик в инновационную тематику, я прежде всего думаю о будущем своей родной страны, об укреплении ее потенциала для достойного вхождения в сообщество стран, добившихся в сходных условиях большего прогресса в своем развитии. Эпоха инноваций, идущая голова в голову с процессом глобализации, не просто стучится в ворота, а взламывает двери. Выше мной изложены — без претензии на полноту — некоторые соображения о путях инновационной перестройки национальной экономики Кыргызстана. Разумеется, легче писать, чем это делать. И в качестве начальных практических шагов необходимо, чтобы государственное руководство Кыргызстана по примеру России взяло курс на разработку долгосрочной и среднесрочной программ социально-экономического развития на инновационной основе. Понимая все тяготы нынешней обстановки в стране, полагаю, что от стихийности, текучки, торопливого латания дыр нужно переходить к целенаправленным усилиям по внедрению бурно вошедших в начале XXI века в мировую жизнь элементов инновационного социально-экономического уклада. Успех в решении данной проблемы невозможен без активного вовлечения в процесс инновационного развития нового поколения кадров, талантливой молодежи, адекватно подготовленных для этой цели. В рамках действовавшей в свое время программы «Кадры XXI века» в зарубежных и отечественных университетах подготовлена большая группа киргизских специалистов, понимающих суть дела и способных осуществить амбициозную инновационную программу, о которой идет речь. Решительно отвергаю насаждаемый некоторыми экспертами пессимистический подход, изначальное недоверие к национальным возможностям, принижение творческой энергии нашего народа. В истории киргизской государственности были времена и потяжелее, из которых мы находили достойный выход. Хватит ли только на это мудрости, знаний и опыта у нынешних руководителей, больше озабоченных днем сегодняшним, чем думами о судьбе страны?

Ключевой предпосылкой успеха страны на инновационном направлении являются инвестиции, которые, как правило, идут вместе с новыми технологиями. Вследствие тех неурядиц, которые произошли в республике в последние годы, продолжающейся внутренней нестабильности «золотой дождь» инвестиций на страну, похоже, не прольется. В этих условиях нет иного пути, чем опора на верных друзей и союзников. В свое время я сказал: «Россия дана нам Богом и историей». Вершиной в наших дружественных отношениях стали подписанная президентами в 2000 году в Кремле Декларация о вечной дружбе, союзничестве и партнерстве, открытие в 2004 году российской авиационной базы в Канте. Именно Москва может послужить главной опорой в наших инновационных усилиях. В связи с этим крайне беспокоят сигналы о некоторых недружественных шагах с киргизской стороны в отношении России (суд над офицерами по смехотворному обвинению в шпионской деятельности в пользу России; грубые действия милиционеров в отношении военнослужащих, несущих службу на кантской авиабазе; принятие в парламенте постановления о событиях 1916 года с явно антироссийским акцентом и др.). Важнейшее значение приобретает изучение российского опыта в перестройке социально-экономической сферы по инновационным сценариям. Россия всегда с готовностью откликалась на наши нужды и запросы по всем проблемам. Надеюсь, что так будет и впредь. Пристального внимания также заслуживает опыт нашего южного соседа — Китая. Это, в частности, относится к восприятию инноваций на уровне предприятий обрабатывающих отраслей промышленности, а также к созданию инновационной инфраструктуры. Например, Китай сумел обеспечить инновационное развитие на уровне предприятий, опираясь на широкую сеть неформальных институтов, действующих в этой области. И в наших условиях было бы оправданным создание национальной сети инновационных институтов, центров трансферта технологий.


* * *

Инновационный путь развития труден и сопряжен с рисками. Но иного не дано. Как оптимист я верю, что моя родная республика и другие страны, находящиеся в сходных условиях, смогут шаг за шагом, день за днем, опираясь на творческую энергию своих народов, накопленный внутренний и международный опыт, на помощь и поддержку друзей и союзников, преодолеть сложившийся разрыв с авангардной частью мира.

В исторической практике феномен неравномерности развития проявлялся неоднократно. Задаюсь вопросом: способны ли считающиеся ныне отсталыми страны встать на путь ускоренного развития? Мой утвердительный ответ связан с тем, что именно инновационная эпоха представляет для этого уникальный шанс.

Наступит время, когда в едином и целостном мире не будет океана ужасающей бедности с вкраплением островов вызывающего богатства и процветания.


(Автор: Аскар Акаев)


Curriculum vitae | Политический класс 43 (07-2008) | Постоянные и переменные (43). Как изменилась верхушка российской политической элиты за десять лет