home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



8. БУРЯ НАД ПОРТАМИ

Хопперы, даже отборные скакуны королевской гвардии, очень устали. Весь бесконечный день они мчались вслед за повелительницей с одного конца поля битвы на другой. Принцесса поспевала всюду; ее золоченые доспехи и яркий плюмаж сверкали то перед линией обремененных оружием копьеносцев, нуждавшихся в королевском ободрении, то впереди лавины атакующих всадников. Ее видели там, где дело принимало тяжелый оборот, и, вдохновленные присутствием Лучар, воины Д'Алва бились насмерть.

Бой тем не менее был проигран. Королевская армия, обойденная с флангов и подавленная численным превосходством врага, отступила. Мятежный герцог – или один из советников противника – оказался неплохим стратегом, и силы его продвигались гораздо быстрее, чем рассчитывали Лучар и король, ее отец. К тому же хитрец Амибал использовал кое-какие неожиданные трюки, что свидетельствовало либо о его остром уме, либо о тайной поддержке Нечистого. Во всем этом ощущалась направляющая рука Джозато. «Однако, – мрачно подумала Лучар, – Амибал оказался достойным учеником». Не успели отряды короля покинуть столицу, как ее потряс бунт нищих, воров и присоединившихся к ним недовольных мелких лавочников. С восстанием быстро покончили, вздернув главарей у городских ворот, но это потребовало времени и сил. И когда две армии встретились в двадцати милях к югу от столицы, королевские войска были уже измотаны и обескровлены уличными схватками.

Амибал, который, надо отдать справедливость, оказался храбрым и решительным военачальником, привел не только своих вассалов, но и орды дикарей; некоторые принадлежали к неведомым и чудовищным расам. Особенным бедствием стали толпы маленьких бледнокожик человечков, выпускавших тучи отравленных стрел из луков и духовых трубок. Но было и кое-что похуже. Колдуны Нечистого на этот раз пришли в открытую с армией бунтовщиков. И на одно крыло войск Д'Алва обрушились обезьяны, Волосатые Ревуны, в то время как отряды яростно визжащих людей-крыс накинулись на другое.

Кроме того, Амибал продвигался так быстро, что далеко не все части королевской армии успели вовремя добраться до поля битвы. Отряды му'аманов, лучших пехотинцев Д'Алва, вызванные с равнин запада, еще не подошли. Придут ли они позже? Не успели собраться ни деревенские ополченцы, ни рыбаки с побережья Лантика, бойцы безжалостные и упорные; не было еще и частей, сосредоточенных на границах королевства.

Итак, в поле вышли только отряды, охранявшие столицу, да личные дружины верных королю дворян, чьи владения располагались поблизости. Сражение было тяжелым. На какой-то миг центр войск Д'Алва дрогнул под яростным натиском мятежников, и только неожиданный удар двух подоспевших эскадронов графа Камила Гифтаха спас дело. Если у Лучар и имелись сомнения насчет графа, упорно не отзывавшегося на письма, теперь они были рассеяны. Гифтах бился словно дьявол перед строем своих всадников и сумел отбросить пехоту противника.

Увы, этого было недостаточно. Сплотив ряды, угрюмо огрызаясь на врага, королевская армия покатилась обратно – несломленная, но и не способная продолжать битву. Уже сгущалась ночная тьма, и у Лучар не оставалось другого выбора, как приказать командирам, чтобы те разместили войска на окраине столицы. Из отдаленных областей страны сообщений не поступало, и слухи о завтрашнем штурме поползли до притихшему городу. Солдаты, мрачные и усталые, в изнеможении падали на землю и засыпали; нигде не было слышно ни смеха, ни обычной болтовни.


Четыре молчаливые фигуры скорчились у пламени крохотного костра. Огонек пылал в углублении причудливо изогнутой ветви дерева – столь огромного, что его крона могла бы прикрыть целый городок. Чуть выше виднелась еще одна фигура – видимо, дозорный. Далеко внизу, даже днем скрытое от солнечного света бесчисленными листьями, побегами, лианами, лежало болото, которое взрастило древесного гиганта.

Иеро совещался с М'рин, Б'ургхом и За'рикшем, сильным молодым воином. Ч'урш, другой молодой иир'ова, стоявший на страже, при желании мог присоединиться к их мысленной беседе. Обычно двое младших Детей Ветра предпочитали молчать, когда говорили старшие, но если они с чем-нибудь не соглашались, то имели право высказаться. Сейчас собеседники хранили ментальное молчание, вслушиваясь в звуки, которые издавала трясина в сотнях футов под ними.

Чудовищный рев раздался вдалеке, низкий, горловой, всколыхнув насыщенный запахом цветущих деревьев воздух; мириады лесных шумов, шорохов и писков испуганно стихли при этом звуке.

– Что это, Иеро? – Б'ургх, как и остальные, знал, что новый друг умел воспринимать мысли других созданий, тогда как способности иир'ова ограничивались общением с соплеменниками. Иеро, сосредоточившись, прикрыл глаза; над головой покачивался огромный цветок, испуская чудесный аромат. Итак, еще один страшный монстр, чей яростный рев на миг поколебал листву… Метс расслабился и улыбнулся:

– Не знаю. Возможно, такого зверя встречал старый эливенер, один из моих друзей, о котором я вам рассказывал. Он и его братья изучают все живое… все, что растет, двигается, дышит. И не умею различать многих низших животных – тех, у кого крошечный вялый мозг. Может, это рептилия, вроде огромной ящерицы или змеи… Но думаю, ревущий зверь скорее похож на амфибию – на лягушку или саламандру. Мозгов у них еще меньше, чем у рептилий. До меня докатилась огромная волна беспричинной злобы… Что-то подобное я встречал раньше – в Пайлуде, большом болоте на севере. Фроги, гигантские хищные жабы… с разумом столь ничтожным, что его нельзя определить. Во всяком случае, мне это оказалось не под пилу.

– Фрог! Если это жаба, то она может прыгнуть сюда, – пришла мысль Ч'урша.

– Тварь, наделавшая столько шума, слишком тяжела для высоких прыжков,

– возразила М'рин. – Она только раскачает дерево. – Младшая невольно вздрогнула, свет заиграл на гладкой пятнистой шкурке. – Я рада, что мы путешествуем поверху и не спускаемся вниз, в эту мерзость…

Иеро решил не упоминать о том, что фроги Пайлуда прыгают совсем неплохо. Он чувствовал, что монстр внизу принадлежал к иной породе – какая-то огромная ползающая тварь, копавшаяся в грязи и воде у подножия деревьев.

Маленький отряд уже две недели пробирался на север; последние дни его путь пролегал по болоту. Джунгли грозили опасностью днем и ночью, но когда путники наткнулись на трясину, стало очевидным, что продолжать путь по земле нельзя. Следы, обнаруженные на краю топи, отбили всякую охоту соваться туда. К тому же люди-кошки, обитатели равнины, ничего не знали о бездонной чавкающей грязи и том, что она таит. Но гигантские деревья, которые черпали из топких глубин такую мощь, словно это темное месиво было обычной почвой, подсказали путешественникам вполне логичное решение. Они пошли поверху. Конечно, это отнимало лишнее время. Иногда воздушная дорога, тянувшаяся по огромным, перевитым лианами ветвям, заводила в тупик, и приходилось возвращаться. Но Иеро знал, в какой стороне лежит его дом; внутренний компас лесного рейнджера работал безотказно. Кроме того, он мог наблюдать за солнечным диском, просвечивавшим сквозь листву, что тоже помогало выдерживать направление на север.

Верхний путь имел и другие преимущества. И сам Иеро, и Дети Ветра умели ловко карабкаться по деревьям. Болотные чудища – вроде того, что сейчас ярилось и ревело внизу, – не обладали талантами обезьян и не могли добраться до путников. Воздух наверху был прохладным и свежим, дичи хватало – и птиц, и млекопитающих. В этот полдень Б'ургх, вдруг метнувшись в заросли, точным ударом перерезал горло большой птице, которая сидела на гнезде. Ее – вместе с выводком наполовину оперившихся птенцов – вполне хватило, чтобы насытить всех пятерых, и кое-что еще осталось на завтра.

Конечно, и в кронах лесных великанов скрывались опасности. Однажды человеку и его спутникам пришлось спасаться бегством от древесных гадюк, потревоженных ими в дупле. Другой раз стадо обезьян зловещего вида, очень похожих на Волосатых Ревунов, долго преследовало путников, не решаясь перейти к открытой атаке. Это были огромные короткохвостые звери с глянцевитой черной шерстью, зеленокожими физиономиями и устрашающими клыками. Они сильно раздражали людей-кошек, и сам Иеро не раз был готов прикончить одну из наглых тварей, даже рискуя потерять копье. К счастью, странники достигли какой-то неощутимой и невидимой границы, на которой преследователи остановились; пятеро беглецов поспешили дальше, оставив за собой толпу визжащих и недовольно бормочущих волосатых монстров.

Оба молодых охотника были разъярены, они хотели вернуться и преподать орде кровавый урок. Б'ургх, однако, что-то коротко рявкнул, положив конец спорам.

Поглядывая на могучих спутников, Иеро размышлял о выпавшей на его долю удаче. Путешествие в одиночку через чудовищные, невообразимые леса Юга грозило смертельной опасностью. Правда, он уже бывал тут – в иное время и в иной компании – и, следовательно, имел представление о зле и жестокости, таившихся в джунглях. После встречи с Солайтером метс больше не был беззащитным… пока бодрствовал. Но ни один человек не мог обходиться без сна.

Иеро был приятно удивлен, когда Помнящая вызвала его и спокойно сообщила, что четверо иир'ова пойдут с гостем: военный вождь, Младшая – хозяйка Ветра Смерти, и два молодых воина, вызвавшихся добровольно.

– Ты можешь встретиться с великим Злом, столь же страшным, как то, о котором говорил, – заявила Помнящая. Иеро волей-неволей поведал ночным охотникам кое-что о недавних приключениях, однако не был убежден, что те поверили его словам. Дети Ветра любили рассказывать длинные и неправдоподобные истории.

Покрытая мягкой шерстью рука легла на его запястье, и в голове вновь зазвучал ровный голос Помнящей:

– Иеро, ты идешь сражаться с нашим древним врагом, как сражается с ним твоя женщина на берегу соленых вод. Если эти мучители, убийцы детенышей, эти безволосые со смердящими мозгами победят, долго ли мы останемся в безопасности? Пусть об иир'ова давно забыли, нас быстро найдут… намеренно или случайно. Детей Ветра немного, и никто не знает про нас, кроме тебя. Но враг, с этими ужасными машинами, о которых ты говорил, начнет выискивать и сокрушать всех, кто еще способен бороться… Нет, мы должны помочь! Ты рассказывал, как они ненавидят тебя, как пытались вбить много раз, и я знаю, что ты не лгал нам. Должно быть, ты – один из их главных противников… возможно, самый главный! Друзьям надо помогать, и мы поможем тебе. – На миг она остановилась, затем Иеро уловил чуть заметную насмешку: – Жертва будет небольшой: в конце концов, старого Б'ургха с дырявой шкурой, этого пожирателя оленьего мяса, нетрудно заменить…

Помнящая вздохнула. Теперь в ментальном голосе явно звучало сожаление:

– Хотелось бы мне пойти с тобой… увидеть новое и узнать о неведомом мире за краем степи… Что ж, пошлю Младшую! Она будет моими глазами и ушами. А если пропадет… придется обучить другую… хотя у М'рин подходящая голова… не пустая, как у большинства самцов, что молодых, что старых. Еще двое пойдут с тобой – два молодых болване Однако они из лучших охотников Прайда. Пусть охраняют тебя. А в крайнем случае вспомни, что М'рин знает секрет Ветра Смерти!

Душа Иеро преисполнилась благодарности. Ему нравился степной народ; люди-кошки были творением слуг Нечистого, но претерпели от них столько горн, что могли теперь с честью послужить целям Господним. Еще более теплые чувства охватили метса, когда иир'ова сделали то, о чем он не рискнул просить. Они поклялись, что оставят в покое людей в деревнях, если те не выдадут тайну существования Детей Ветра. Иир'ова не станут больше красть их детей для забавы и не тронут пастухов или крестьян, случайно задержавшихся в саванне после заката. Это обещание являлось большой уступкой со стороны ночных охотников.

Теперь четверо иир'ова окружали священника. Он бросил взгляд на их лица с резкими чертами, которые оживляло загадочное мерцание огромных глаз, на мускулистые тела и гибкие конечности со смертоносными когтями… Кто бы мог предположить такое две недели назад? Спутники оказались ему чрезвычайно полезны. Просеивать мысли бесчисленных обитателей джунглей было невероятно тяжело, и, как бы ни старался Иеро, многие опасные твари могли ускользнуть от его внимания. К примеру, те, обезьяноподобные… Хотя ментальные импульсы приматов были весьма мощными, метс упустил их, потому что настроился на плотоядных млекопитающих и низшие формы… В тот раз отряд спас За'рикш: молодой воин услышал треск ветвей, заметил колебание листвы и предупредил спутников о засаде. Обоняние у иир'ова было неважным

– тут даже Иеро превосходил их, – но зрение и слух оказались фантастическими. Однажды М'рин уловила шелест змеиных тел, скользивших по коре, и путники избежали встречи с целым выводком гадюк. К счастью, тогда им попалось подряд несколько широких ровных ветвей, позволивших быстро удалиться от опасных соседей.

Да, иир'ова были неплохой компанией и имели достойную цель, хотя Ч'урша стоило распять за его шуточки! Мало приятного, проснувшись, обнаружить на груди огромного, пусть и вполне безобидного червяка! Иеро ухмыльнулся про себя. Тогда он с воплем ужаса отшвырнул предполагаемую змею, даже не разглядев ее. Крик разбудил Б'ургха, который, придя в ярость, вознамерился тут же оскальпировать молодого воина; однако вмешалась М'рин, и дело кончилось строгим нагоняем. Хотя будущая повелительница Прайда была еще очень молода, от ее слов провинившийся прижал уши и повесил голову. Учитывая чистосердечное раскаяние шалопая, Иеро ограничился кратким замечанием о молодых идиотах, создающих мнимые опасности там, где вполне хватает реальных. На этом история закончилась. Впрочем, шутка была забавной!

– Хотел бы я знать, где мы. – Мысль Б'ургха нарушила сосредоточенное молчание, в котором пребывали все пятеро, прислушиваясь к реву и чавканью копавшегося в грязи чудища. – Далеко ли еще до моря, до Большой Воды, о которой ты рассказывал нам, Иеро? Я видел его в твоих мыслях, но до сих пор не могу поверить… Столько воды в одном месте!

– О, можешь не сомневаться, – ответил человек. – И нам предстоит каким-то образом пересечь его. И должен бороться с Нечистым… должен узнать, что случилось с моим народом, что замышляют враги. Вдруг записи о думающей машине не попали на север?.. – Это было лучшее описание компьютера, которое он мог предложить иир'ова. – Кто знает, что происходит в моей стране… существует ли она еще… и есть ли вести с юга, от жены… Единственное, в чем я уверен, – путь в обход Внутреннего моря займет много месяцев. Мы должны перебраться через него и сделаем это!

Снова наступило молчание: люди-кошки обдумывали новую, необычную идею. Великие Воды… Подобный феномен казался очень странным воинам степного племени, наблюдавшим только ленивое течение маленьких рек в саванне. И мысль о том, что по воде можно перемещаться в долбленом стволе, похожем на плывущую по ручью ветку, устрашала.

– Эти корабли, суда, о которых ты говорил… – начала М'рин, – как они движутся? Я понимаю, если много людей начнет отталкиваться шестами от воды, эта вещь… корабль… двинется вперед. Но чтобы ветер гнал его… заставлял двигаться… Как поверить в такое?

В сотый раз, вероятно, Иеро начал рассказывать о парусах и о том, для чего они предназначались. Улыбаясь про себя, он подумал, что из кошачьего племени получились бы превосходные матросы. Они не боялись высоты и карабкались по стволам и ветвям, словно… словно кошки! Пожалуй, с ними не сможет состязаться ни один экипаж из бывалых моряков! Им надо только объяснить главное… ну, и еще немного опыта… Конечно, не стоит забывать о морской болезни, но Иеро был уверен, что такие мелочи не смутят его друзей. Он все еще усмехался, погружаясь в дремоту; огромный трехмачтовый барк скользнул перед мысленным взором, на реях судна метались и танцевали гибкие, похожие на сказочных эльфов фигуры…


На следующий день Иеро пришлось сделать внезапную остановку. Была середина дня; они быстро двигались вперед по дороге, что пролегала меж небом и землей, по скрещивающимся, простирающимся вдаль огромным ветвям, одолевая милю за милей с такой легкостью, словно шли по городской улице. Вдруг человек поднял руку, и спутники его замерли, готовые и к сражению, и к бегству.

Как всегда, Иеро мысленно изучал предстоящий путь, но сейчас он делал это тщательнее и старался углубиться дальше, чем обычно. Неожиданно метс понял, что где-то недалеко лежит берег Внутреннего моря: мощное биение жизни, дыхание титанических лесов вдруг прерывалось, словно обрезанное ножом; впереди царила полная пустота. Жизнь кончалась – во всяком случае, та буйная круговерть, к которой он привык за долгие дни путешествия в джунглях.

Дав знать спутникам, чтобы те сохраняли неподвижность, Иеро скорчился на ветке и вслушивался в бездонное, необъятное пространство, призывая все силы исцеленного мозга. Он чувствовал присутствие людей – так называемых цивилизованных людей – впервые за последние месяцы. И эти люди очень не нравились священнику.

Метс был уверен, что обнаружил команду судна Нечистого! Он не видел другого объяснения. Люди находились близко друг к другу, составляли плотную группу – это Иеро определил без труда. Их окружала пустота, хорошо знакомая из прошлого опыта, – пустота морского простора. В море обитало множество жизненных форм, но водные существа редко поднимались на поверхность, а их ментальные излучения занимали другие диапазоны, чем у людей. К тому же ни одно создание, рожденное в безбрежных пресных водах, не могло обладать ментальным щитом Нечистого! Лишь люди, да и то не все, располагали подобной защитой! Иеро хорошо изучил эти штуки во время прошлых странствий и знал, что их можно засечь, когда владелец щита передает ментальное послание. В другое время они защищали мысли слуг Нечистого, не пропуская ничего. Но сейчас один из врагов начал передачу, и священник сразу же нащупал ауру мысленного излучения. Более того, он мог перехватить и само послание! Оно оказалось небезынтересным.

– Не видно ни одного из наших кораблей. Вообще нет никаких судов – даже этих подонков торговцев. Кажется, что кто-то начисто вымел прибрежные воды к западу от Нианы. Мы в двух днях хода от порта, но встретили встречный ветер. У всех – команды и офицеров – такое чувство, будто случилось нечто странное. Ни одного торговца! Вообще никого! Думаю, надо послать сюда могущественного брата, на новом секретном корабле. Мы возвращаемся в порт и будем ждать дальнейших приказаний. Конец сообщения. Сулкас.

Иеро вслушивался в тишину; каждый нерв дрожал от возбуждения. Никакого ответа! Если отклик и пришел, то наверняка слишком слабый из-за дальности расстояния, чтобы можно было его уловить. Но, скорее всего, никто не ответил на послание Сулкаса. И, кем бы ни был раб Нечистого, он, несомненно, не состоял в Темном Братстве. Интеллект достаточно высок, но мозг явно не того калибра… Доверенный слуга, не больше. Какой-нибудь пират, вроде Лысого Рока, павшего на «Морской Деве» от меча капитана Гимна… Пока иир'ова быстро переговаривались на своем гортанном языке, священник опустился на корточки и попробовал обдумать донесение неведомого Сулкаса.

Вероятно, оно было послано в заранее оговоренное время и не требовало ответа. Иеро знал, что адепты Нечистого контролировали Ниану, крупный порт на южном берегу Внутреннего моря. Судно вышло оттуда – небольшое судно с дюжиной человек на борту, явно посланное в разведку. Команда ничего не нашла в пустынных водах и забеспокоилась: и сезон, и погода благоприятствовали морским перевозкам. Донесение, конечно, направлено на главную базу, в Ниану… И содержит предложение прислать одного из членов Братства, адептов Нечистого, на «секретном корабле» для выяснения подробностей.

Иеро хорошо представлял, о каком судне идет речь. Он был пленником на таком «секретном корабле», движимом таинственной силой. И, подобно старому эливенеру Альдо, не сомневался, что колдуны Нечистого овладели энергией атомного распада! Мерзкой, отвратительной, греховной, упоминаемой разве что в проклятиях! В подземных лабораториях ученые Нечистого сотворили много жутких вещей. Они вывели из животных верных рабов-лемутов… хотя иногда их постигали неудачи – Иеро бросил взгляд на спутников. Однако все это ничтожно по сравнению с завершающим аккордом – Смертью, вселенским ужасом, столь чудовищным, что разум любого нормального существа содрогался в отвращении и страхе.

Иеро вспомнил, какие странные чувства охватили их – его, Лучар, брата Альдо и Горма – в той гигантской пещере, полной безмолвных, закрытых пластиковыми чехлами машин… Орудия уничтожения ждали своего часа, хранили ужас прошлого – Смерть, готовую раскинуть над миром черные крылья… Брат Альдо, поклонявшийся живому, стал почти больным!

Иеро сидел, размышляя над услышанным, и решимость его крепла. Итак, Нечистый собирается уничтожить мир… обрубить ветви, выдернуть корни, спалить ствол… уничтожить всех от мала до велика… до последнего раба, до самой крохотной букашки… Что ж, предназначение Иеро ясно – не допустить этого!

Священник повернулся к спутникам. Он знал, что кочет сделать, но объяснить это Детям Ветра было непросто. Ну, по крайней мере, стоит попытаться…

– Должно быть, мы находимся чуть южнее главного пути, что ведет с запада в город врагов. Этот старый тракт тянется с юго-востока на северо-запад, пересекая много других дорог. Над надо двигаться примерно вдоль него, но на безопасном расстоянии, подальше. Это единственный путь с востока в Ниану, который ведет через южные леса. На запад от города есть много других дорог, но, думаю, там более открытая местность… мне не приходилось бывать в тех местах. Я видел их только на карте, мельком… Берега мори очень опасны для нас, в это время года суда встречаются часто…

И метс открыл свои намерения: где-то в прибрежных водах вражеский корабль, и нужно быть очень-очень осторожными. Если судно удалилось от порта всего на два дня плавания, значит, местность вокруг не безлюдна. В любой момент они могут столкнуться с опасностью и должны встретить ее во всеоружии.

– Нам придется охранять свой разум, – добавил священник. – Говорите друг с другом вслух и старайтесь пореже обращаться ко мне. Ваш народ использует необычные ментальные частоты… это хорошо, вряд ли кто-нибудь прослушивает такой диапазон. Но у Нечистого много слуг… не людей, других существ, с которыми говорят колдуны. Так что будьте осторожны! Все эти создании наблюдают и слушают, так как должны получать приказания от хозяев. Мы будем красться, словно тени… Что-то странное случилось на море, и это обеспокоило врагов. Я не знаю, что произошло, но все, что во вред им, на пользу нам!

Иир'ова поняли его, хотя близость извечного недруга, о чьих преступлениях им рассказывали с детства, привела Детей Ветра в дикое возбуждение. Когда Иеро объяснил, что в его планы входит захват какого-то маленького судна, это задача не смутила ночных скотников. Несложное депо – смести тек, кто встанет на пути, и завладеть кораблем.

– Я выпущу на них Ветер Смерти. А затем мы приблизимся и перережем им глотки! – М'рин судорожно стиснула висевшие на поясе ножны.

Иеро потребовалось время, чтобы успокоить спутников и удержать от опрометчивых шагов. Вскоре он убедился, что первая вспышка ярости прошла и обычная расчетливая осмотрительность вернулась к ночным охотникам.

Они шли вперед весь день, соблюдая осторожность. Теперь иир'ова общались с Иеро только жестами; друг с другом они говорили на своем гортанном языке. Для ночлега путники облюбовали естественную площадку, которую образовала изогнутая ветвь гигантского дерева. Иеро обжарил несколько кусков мяса; затем огонь залили, чтобы никто не заметил отблески пламени или рдеющие в темноте угли. Вода здесь была под рукой: дупла и углубления в стволах накапливали ее, а огромные эллипсовидные листья хранили целые озерца.

Вечерний полумрак сгустился, сменяясь тьмой тропической ночи. Люди-кошки дремали, опустив головы на колени; человек вновь и вновь посылал мысль в темноту, исследуя не только предстоящий путь, но и окрестности, до самого побережья. Если чувства не обманывали его, распространявшийся веером ментальный сигнал вскоре достиг Нианы – к северо-востоку от места их ночевки. Метс не мог прочесть мысли каждого жителя города, но ощущение, порождаемое большими скоплениями людей, ни на что не похоже: он словно касался теплой колеблющейся ауры, которая нависала над Нианой, шапка смога. Да, несомненно, на северо-востоке лежал город, крупный город; теперь он окончательно уверился в этом.

Иеро не собирался приближаться к нему – во всяком случае, на небольшое расстояние. Опасность и так возрастала с каждым шагом на север; адепты и слуги Нечистого были бдительны. Обдумывая планы похищения судна, метс понимал, что дорога в крупный порт им заказана. Что же тогда? Он ничего не знал о других городах на востоке; капитан Гимн во время плавания на «Морской Деве» не упомянул ни одного, хотя на побережье, конечно, есть небольшие поселения. Священник не имел подробных сведений и о западной части Внутреннего моря. Там находился шумный порт Намкуш, куда при случае заходили караваны, что везли товары из Канды на юг, во он лежал где-то в северо-западном углу морской акватории, за многие мили от тропических лесов. Впрочем, аббат Демеро год назад не советовал появляться в этом городе: там кишели шпионы Нечистого и лишь немногим торговцам можно было доверять. Через зеленые просторы Тайга к Намкушу струилась река – главный, хотя и небезопасный торговый путь, связывавший Республику Метс с побережьем Внутреннего моря. Но в любом случае в Намкуш не попадешь пешком; разве что удастся привести туда похищенный корабль.

Метс смежил веки, но мозг, настороженный и недремлющий, продолжал нести охрану. Однако утром Иеро почувствовал себя отдохнувшим.

Путники прошагали всего несколько часов, когда впереди показалась полоска накатанного тракта. Повинуясь жесту Иеро, вся группа спустилась ниже; теперь их путь пролегал по огромным, чудовищной толщины ветвям, которые отделяла от земли сотня футов. Трясина кончилась еще вчера, и могучие лесные исполины побережья возносили свои титанические кроны над твердой почвой.

М'рин, которая шла впереди, первой увидела дорогу. Подав знак, она остановилась; остальные собрались вокруг нее, разглядывая петлявшую внизу желтую ленту.

Этот торговый путь был довольно широк и хорошо утоптан, хотя и извилист. Дорога струилась, подобно ручью, огибая чудовищные стволы лесных гигантов, с которыми не могли справиться ни топор, ни огонь, ни ураган. Тракт извивался меж несокрушимых башен, одетых в толстую грубую кору, то отступая, то вновь устремляясь вперед, но сохраняя примерное направление с востока на запад. Иеро никогда раньше не видел эту дорогу; во время предыдущего путешествия по южным лесам он оставил ее далеко в стороне. Метс знал, однако, что тракт, разветвляясь на множество дорог и троп, связывает Ниану с Д'Алва и другими королевствами на побережье Лантика; по нему везли ткани и шерсть, шкуры и металлические изделия, фрукты, пряности, вино и другие товары – не исключая рабов. Вполне возможно, что сейчас с востока в Ниану гонят новые толпы невольников, среди которых бредет его жена… Иеро боялся думать об этом.

Пустынная дорога текла мимо него в сонном безмолвии. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь зеленые облака крон, золотыми пятнами ложились на примятую траву. Присев на корточки, Дети Ветра терпеливо ждали, пока человек осторожно перебирал частоты ментального спектра, пытаясь нащупать вражеский след. Без сомнения, Нечистый недреманным оком наблюдал за главной торговой артерией, соединяющей восток и запад, и метс совсем не хотел внезапно наткнуться на сторожевой пост врага. Однако он не обнаружил ничего ни на востоке, ни на западе и удивился. Далекое облако ментальной активности, которое, как он был уверен, висело над Нианой, стало плотнее, чем утром, но в ближайших окрестностях царило безмолвие. Почему? Неужели на дороге никого нет? Ни торговцев, ни патрулей Нечистого? Иеро погрузился в размышления. Ментальная защита, которую Нечистый стал использовать со времени его странствий по северу, могла бы объяснить такую тишину. Однако это представлялось маловероятным. Иеро полагал, что щиты-медальоны были редкими и весьма дорогими устройствами – столько времени и сил затрачивалось на як производство. Он не сомневался, что эти медальоны выдавали только самым доверенным людям – начальникам воинских отрядов, капитанам кораблей, членам Темного Братства. Вряд ли кто-нибудь в обычном порожном патруле обладал таким прибором – разве что командир… Но тогда он должен слышать мысли солдат, которых не защищало коварство Нечистого! Однако вокруг властвовало полное, необъяснимое молчание.

Ослабив ментальный сигнал настолько, чтобы его можно было уловить только на расстоянии нескольких ярдов, священник передал иир'ова несколько приказов. Им следовало разведать обе стороны дороги, двигаясь на восток – не слишком торопливо и с предельной осторожностью. Обнаружив нечто заслуживающее внимания, союзники оповестят Иеро криком: он решил, что пронзительное мяуканье Детей Ветра вряд ли покажется подозрительным в тропическом лесу. Сам метс пойдет в арьергарде, обеспечивая разведчикам ментальную защиту. М'рин с Б'ургхом должны оставаться поближе к нему с левой стороны тракта, двое молодых скотников двинутся направо.

Итак, решение было принято, и путники начали спуск вниз, туда, где над усыпанной гниющей корой и обломками ветвей почвой лианы и воздушные корни переплетались в густую сеть из гибких стеблей, листьев и цветов. Наконец они ступили на землю и разделились.

Разведчики крадучись продвигались вперед. Все подозрительные заросли и пещерки, образованные каскадами воздушных корней, были осмотрены и отмечены. Для этого пришлось обойти кругом не одно дерево, а некоторые из них достигали чудовищной толщины. Путники стремились не терять дороги из виду, оставаясь незаметными для любого, кто мог бы наблюдать за лесом с обочины. Священник особо предупредил иир'ова, чтобы они следили за кронами деревьев, и вскоре его опасения подтвердились, хотя, к счастью, до столкновения с врагом депо не дошло.

Слабый протяжный крик Ч'урша, долетевший с другой стороны дороги, заставил группу Иеро насторожиться. Эти трое собрались и, прячась за кустами на краю довольно широкого здесь тракта, разглядели вдали фигурки молодых воинов, стоявших под деревом. Ч'урш и За'рикш жестами показывали вверх, на какое-то инородное сооружение, темневшее в развилке лесного гиганта; его ствол и крону оплетали лианы толщиной с руку, а кое-где даже из щелей в толстой коре пробивался кустарник. Напрягая глаза, Иеро рассмотрел некую конструкцию, едва заметную среди густой листвы.

Путники потратили пять минут на осмотр ближайших окрестностей, прежде чем осторожно вскарабкались наверх. Перед ними находился тайный наблюдательный пункт врага – площадка из жердей под навесом, так ловко замаскированная ветвями, что заметить ее с дороги было невозможно. Она оказалась пустой. Правда, покинули пост совсем недавно: в углу обнаружились груда спелых плодов, еще не тронутых гниением, и корзинка с хлебом и сушеным мясом. У входа на новом кожаном ремне с бронзовыми заклепками и пряжкой висел полупустой бурдюк с вином. Отхлебнув глоток, Иеро нашел напиток весьма сносным.

Священник сразу учуял слабый кисловатый запах, который узнал без труда. – Люди-крысы, – сообщил он спутникам, опять до предела ослабив сигнал, – мерзкие твари, которых Нечистый вывел себе в помощь. И с ними был человек… крысы не пьют эту дрянь, что налита о кожаный мешок. Их отозвали внезапно, и я плохо представляю зачем.

Иеро подумал с минуту, затем решил рискнуть. Очень осторожно он начал зондировать морское побережье, которое лежало всего в нескольких милях к северу; мысль скользила все дальше и дальше над поверхностью хрустальных вод. Наконец метс обнаружил нечто интересное, хотя и не смог бы точно определить что.

В море двигался некий предмет… или совокупность предметов… Однако, чем бы ни было это смутно ощущаемое нечто, Иеро не удалось выяснить его природу, надежно скрытую ментальным барьером. Он сумел нащупать лишь гигантское облако, переплетение сотен или тысяч непроницаемых разумов. Несомненно, облако двигалось; и шло оно к Ниане, хотя не очень быстро.

Лишь однажды священник встречался с похожим явлением – когда корабль Нечистого, стрелявший молниями, едва не захватил его, Лучар и Горма в затонувшем городе на северном берегу. Иеро вернулся к изучению моря, прибрежных джунглей и дороги. Ничего. Ничего, кроме таинственного сгустка ментальной энергии, в который никак не проникнуть! Оставив напрасные попытки, Иеро перенес внимание в другую сторону – туда, где, по его предположениям, лежала Ниана. Тут шансы казались более реальными.

Ниана напоминала бурлящий котел ментальной энергии. Мысли ее жителей, растерянных, устрашенных, метались, как у муравьев, чье гнездо разворошили палкой. Должно быть, маленький отряд Иеро находился ближе к порту, чем метс предполагал, – милях в трех-четырех от городских границ. Теперь стало ясно, почему вдоль тракта не идут караваны и покинут наблюдательный пост. Зондируя различные разумы, священник быстро выяснил, что Ниана подверглась нападению! Всех подходящих по возрасту и сноровке послали к морю, на помощь тем, кто защищал побережье и подходы к гавани. Удар, встревоживший муравейник Нечистого, был нанесен именно оттуда, и не требовалось сложных умозаключений, чтобы понять – его источником является то самое ментальное облако, которое Иеро обнаружил пятью минутами раньше. Итак, Ниана атакована… Но кем же, во имя Творца?

Метс ухитрился наладить устойчивый контакт с одним из приспешников Нечистого – довольно скверным малым, надо сказать, – который, похоже, был из числа младших командиров городского гарнизона. Группа его подчиненных строила сейчас баррикаду из бревен и мешков с песком поперек выходившей к порту улицы. Они отчаянно спешили. Из разума подопечного Иеро извлек картину большого флота – не меньше тридцати кораблей! – который надвигался на город с севера. Затем он выяснил, что колдуны Нечистого не в силах подчинить своей власти людей на борту судов. Это стало известно и населению, и войску, и очень не понравилось солдатам. Эти убийцы привыкли иметь дело с теми, чью волю сломили Темные Мастера, в то время как их самих защищало колдовское искусство хозяев. «Похоже, адепты злых сил ошиблись, – подумал Иеро. – Сраженные удивлением, они позволили распространиться по Циане слуху об их бессилии».

Он продолжал копаться в мозгу сержанта. Этот мерзавец, хотя и был обеспокоен, не потерял доверия к хозяевам и утешал себя мыслью, что скоро в море выйдут два секретных корабля. Будет забавно поглядеть на вражеский флот, когда их орудия метнут огненные стрелы!

Прислонившись спиной к плетеному бортику платформы и закрыв глаза, Иеро попытался успокоить ломоту в висках, вызванную сильным и длительным напряжением. Отгородив разум от звуков и излучений внешнего мира, он думал над тем, что же теперь делать. Идти в Ниану не хотелось. Однако, если он с друзьями не может попасть на корабль странного флота, лучше всего воспользоваться сумятицей и завладеть подходящим суденышком. Пожалуй, стоило рискнуть.

Повернувшись к иир'ова, он поделился с ними результатами мысленной разведки.

– Мы пойдем в город, – добавил священник, – тот, что у большой воды. На него напали, и, думаю, дела у защитников идут неважно, иначе они не решились бы вызвать на помощь патрули и охрану с дороги. Сейчас все их воины на побережье… может быть, оставлена застава у въезда в город, но немногочисленная. Убивайте, если потребуется, только тихо. Но не самок и не молодых… их достаточно оглушить.

Покинув наблюдательную площадку, путники снова вышли к дороге. Теперь они двигались вперед много быстрее; Иеро вел молодых охотников с одной стороны тракта, Б'ургх и М'рин скользили вдоль другой.

Они мчались, словно тени, огибая древесные стволы, мелькая в пятнах солнечного света, что пробивался сквозь зеленый полог листвы. Иеро постоянно прощупывал петлявшую рядом дорогу. Он не жаждал непредвиденных встреч и смертельно боялся наскочить на патруль Нечистого, скрытый от мысленного взора ментальными щитами, медальонами из голубоватого металла, с которым метс познакомился в прошлом году. Даже тогда, во всеоружии телепатической мощи, способный убить врага одним усилием воли, он не смог проникнуть сквозь защитные барьеры и был уверен, что это и сейчас ему не под силу. В то же время в подсознании шевельнулась неясная мысль, которая также имела отношение к прошлому. Что-то упущено… нечто важное, что могло пригодиться теперь… Дьявольщина, да что же? Иеро поморщился. Придется потерпеть. Не ждать же, пока воспоминание всплывет на поверхность, пробившись сквозь толщу времени.

Быстрым шагом путники прошли около мили. Вдруг Б'ургх поднял длинную, испещренную пятнами руку, подавая знак к остановке. Затем он быстро перебежал к Иеро на другую сторону дороги и, схватив его за плечо, приставил другую ладонь к уху. Отряд остановился; священник, напрягая слух, попробовал различить, что встревожило чутких спутников. Наконец он тоже услышал отдаленные крики и рев, иногда перемежаемые высокими пронзительными звуками. Шум сражения, несомненно! Иногда гул перекрывался тяжким грохотом – казалось, целое здание или огромное дерево падало на землю. Лес притих, словно испуганный бушевавшим вдали взрывом человеческой ярости.

Иеро приказал увеличить скорость; теперь они почти бежали, стараясь, однако, скрываться за деревьями. Пожалуй, в этом не было особого риска; метс чувствовал, как возрастает впереди ментальная активность – там, где грохотал и кипел бой. Теперь с каждым шагом все лучше и лучше ощущалась аура отдельных людей. Священник мог уже уловить мысли перепуганных детей и женщин и тек мужчин, которые не участвовали в битве, но пытались скрыться. Темные Мастера Нианы по-прежнему скрывались в тайных убежищах, обнаруживая свое присутствие только вспышками воодушевления, которое внезапно охватывало сражавшихся людей и лемутов; оно эхом отдавалось среди торговцев и прочего люда, который не знал – или предпочитал не знать, – кто на самом деле правит городом. Большинство горожан были сейчас в панике и думали лишь о том, как бы выбраться из опасного места.

Путники приближались к Ниане, и теперь Иеро уже мог слышать крики и стенания несчастных, чей мир рухнул в единое мгновение. Но мысли адептов Нечистого по-прежнему оставались недоступными: их, несомненно, прикрывали ментальные щиты, те механизмы, с которыми он встречайся раньше. Не стоит и пытаться их обнаружить. Метс снова попробовал коснуться разумов нападающих, но те – кто же это? – были недосягаемы за огромным щитом. Священник ощущал их напор, смутное возбуждение большой толпы – но и только. Он устал искать смысла в хаосе мыслей над городом, к тому же дорога требовала внимания. Да и непрерывный поиск истощал силы.

Грохот сражения бил в уши. Лес редел. Путники начали ощущать запах дыма, едкий и вонючий. Черные завитки становились все гуще, затмевая солнечный свет и застилая пространство между деревьев. Иир'ова фыркали и судорожно чихали. Все пятеро теперь продирались сквозь заросли кустарника. Иеро мчался впереди с мечом в руке; щит и копье мотались на ремнях за плечами. Похоже, предстояла неприятная работа, но он все еще надеялся ее избежать. Хотя крики и завывание впереди перешли в рев огня, регулярно повторявшийся грохот как будто стал реже. К запаху гари теперь примешивался другой, острый и резкий; Иеро никогда не ощущал раньше чего-либо подобного.

Они очутились в городе, даже не успев понять, как это произошло. Минутой раньше пятерка бежала сквозь редкий невысокий кустарник, и вот уже оказалась на узкой улочке меж рядов жалких хижин, наполовину скрытых клубами дыма. Вонь отбросов, навоза и человеческих фекалий стала так сильна, что перебивала запах горящего дерева.

Б'ургх предостерегающе зашипел, когда какие-то смутные фигуры возникли из дымного облака впереди. Порыв ветра на минуту развеял темную пелену, и обе группы почти одновременно увидели друг друга.

Пара крупных людей-крыс, обвешанных оружием и тащивших мешки с припасами или награбленным, застыли, недоуменно моргая, перед человеком с мечом и четырьмя Детьми Ветра. Грозные лики иир'ова были последним, что лемуты увидели перед смертью. Прежде чем успели шевельнуться огромные уши и когтистые лапы потянулись к оружию, оба рухнули с коротким хрипом; их глотки были перерезаны, тела с голыми короткими хвостами подергивались в агонии. Иеро в изумлении раскрыл рот, в очередной раз потрясенный скоростью, с которой действовали его союзники. Молодые воины уже стояли рядом с ним с обнаженными клинками, готовые к новой схватке, а тела лемутов еще не успели опуститься на землю!

– Убивайте всех вооруженных! – велел Иеро. – Пойдем вперед, надо найти место, с которого можно взглянуть на город. Ищите! Здесь нет деревьев, но местные жители строят высокие хижины, много выше нашего роста. И здесь слишком много людей… много разумов, очень возбужденных… мне трудно слушать всех сразу. Вы должны использовать свои уши и глаза.

Метс попытался припомнить, что Гимн и брат Альдо рассказывали год назад про Ниану. Лучар тоже проходила здесь с караваном рабов. Что они говорили? Город очень стар; возможно, в том или ином виде он существовал еще до Смерти. Нечистый владел этим местом, слуги его кишели повсюду, но главные адепты скрывались в тайных убежищах. Здесь сохранились полуразрушенные древние церкви, в которых давно не велась служба. Были тут каменные здания и башни. Возможно, гарнизоны Нечистого засели в них или использовали для наблюдения. Впрочем, стоило попытаться найти какое-нибудь высокое сооружение: блуждать наугад в этой зловонной мгле, где метались охваченные паникой жители, представлялось большим риском.

Пока Иеро взвешивал шансы за и против, впереди вновь раздался загадочный грохот, земля под ногами содрогнулась. Где-то вдали раздавались такие же звуки, ослабленные расстоянием. Что это значило? О, если бы найти место, с которого видна гавань!

Метс бросил взгляд на людей-кошек. Они молча стояли позади, плотно прижав уши к голове; шерсть на их загривках стояла дыбом. «Должно быть ужасно, – подумал Иеро, – нырнуть в этот смрад и гарь после чистого лесного воздуха, слушать чудовищный грохот, пробираться по лабиринту узких улиц, грозящих неведомой опасностью». Но его бойцы явно не собирались отступать, они рвались в битву. Священник почувствовал облегчение, хотя уже не первый раз пожалел о том грузе ответственности, который лег на плечи четырех иир'ова.

Дети Ветра крались сквозь клубы дыма, выглядывая из-за углов, прежде чем пересечь перекрестки, напрягая зрение и слух, чтобы обнаружить врагов раньше, чем те найдут их. Смрадная тьма затопила все. Иеро, презрев риск обнаружить себя, передал:

– Держитесь поближе ко мне, протяните друг другу руки. Б'ургх, пойдешь сзади. Убивай любого, кто заметит нас.

Он сожалел о своей неосторожности, но лишь Бог ведает, на кого они могли наткнуться в этом вонючем тумане. Слишком давно и прочно враг обосновался в городе, и лишь полная скрытность могла обеспечить безопасность. Пробираясь вдоль деревянного частокола, сейчас расшатанного и местами рухнувшего на землю, священник разумом и слухом воспринимал многоголосый вопль, который повис над Нианой. Мягкая ладошка М'рин дрогнула в его пальцах, и он попытался передать Младшей частицу своей силы.

На миг Иеро замер, когда вытянутая вперед рука коснулась чего-то твердого, массивного. Камень! Чуть скользкий от копоти, полированный, со щербинками, которые могло оставить лишь время. Иеро стоял, ощупывая стену ладонью. Он знал, что остальные тоже не двигаются и, вытянувшись цепочкой у него за спиной, впитывают охвативший предводителя трепет возбуждения.

Ни криков, ни воплей не слышалось вблизи, хотя вдалеке по-прежнему гремел шум битвы. Пот и грязный пар горячим одеялом покрывал всех пятерых, но что еще таилось за темной завесой? Священник попытался прикинуть, сколько сейчас времени, – вероятно, за полдень. Они находились в городе не более часа… Иеро невольно вздрогнул от близкого грохота, долетевшего с соседней улицы; земля под ногами качнулась, затем последовал ряд более слабых толчков. Звук следующего разрыва донесся издалека, откуда-то из района порта.

Метс сжал руку М'рин, приказывая двигаться медленнее. Он всмотрелся прищуренными, слезящимися от дыма глазами в каменную стену и пошел вдоль нее. Пальцы скользили по древним камням, ощупывая то ровную шлифованную поверхность, то заделанные цементом швы. Десять футов, двадцать… Стена тянулась дальше, и, подняв руку, он не мог достать до края; казалось, камни уходили к небесам.

Новая волна удушливой гари накрыла пятерку. Иеро, кашляя и протирая глаза, согнулся у стены. Потом рука скользнула дальше, и метс замер, нащупав канавку в камне, какой-то орнамент и наконец гладкую поверхность массивной деревянной двери. Она была открыта. Моргая от едкого дыма и напрягая разум и слух, священник стоял у входа в древнее святилище.


7. ОХОТНИКИ И ИХ ЖЕРТВА | Иеро не дают покоя | 9. ВЕТЕР ПЕРЕМЕН, ВЕТЕР УДАЧИ