home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4. ТЕМНЫЕ УГРОЗЫ, ТЕМНЫЕ СОВЕТЫ

Где-то глубоко под землей, в мрачном помещении с мощными каменными стенами, россыпью разноцветных огней загадочно мерцал гигантский экран. Светящиеся стеклянные плафоны, вделанные в холодный камень, бросали тусклые отблески на идеально отполированную поверхность большого круглого стола, сложенного из черных мраморных плит. Вокруг стола на небольших возвышениях – так чтобы хорошо был виден сияющий экран-карта – стояли четыре черных кресла с причудливо изогнутыми ножками. На их широких спинках и подлокотниках было вырезано множество непонятных значков и символов. Немного поодаль стояло еще одно черное кресло побольше, особенно богато изукрашенное. Оно до сих пор пустовало.

В остальных креслах развалились четыре длинные фигуры в серых балахонах. На первый взгляд можно было принять их за близнецов, настолько похожими друг на друга казались эти люди. Все – абсолютно безволосые или выбритые настолько чисто, что на черепах не оставалось ни малейших следов растительности. Молочно-белая кожа, словно никогда не видела солнца. Заглянув в их глаза, любой человек вскрикнул бы от ужаса: эти бездонные серые омуты, в которых пылал лишь холодный огонь ненависти, могли бы принадлежать случайно ожившим мертвецам. Бледные, болезненно-белые лица оставались совершенно бесстрастными; их расплывчатые черты с трудом позволяли судить о возрасте участников совещания и вместе с тем наводили на мысль о чем-то бесконечно древнем и давно забывшем само понятие «возраст». Только помаргивание ужасных глаз и едва заметные движения рук, касавшихся гладкой поверхности стола, обнаруживали, что жизнь теплится в этих застывших восковых манекенах. Все их внимание было приковано к мерцающему экрану, и только изредка то один, то другой наклонялся и шептал что-то соседу или, едва шевеля пальцами, царапая какие-то пометки на лежавших перед ним клочках бумаги. Высший Совет адептов Нечистого напряженно работал.

Хотя сначала казалось, что Темные Мастера имеют совершенно одинаковую внешность, присмотревшись, можно было заметить и кое-какие различия. Кроме того, у каждого на груди висел цветной медальон – немыслимое сплетение застывших нитей из какого-то странного, холодно поблескивающего вещества. Красный, желтый, голубой и зеленый – почему-то ни один из цветов не радовал глаз; медальоны неуловимо переливались в неярком свете ламп, словно жадные и хищные глаза неведомых чудовищ. Зеленый казался наиболее отвратительным; он выглядел мерзкой пародией на свежий и насыщенный цвет весенней листвы. Вряд ли можно было ожидать иного – в том мире, какой собирались устроить на Земле собравшиеся здесь люди, свежей весенней листве не отводилось места.

Висевший над головами адептов экран походил на паутину разноцветных проводков, изгибающихся под неимоверными ушами; их прихотливый узор постоянно менялся, и казалось, что эта сеть, полная какой-то странной и отвратительной жизни, выплескивает в пространство эманацию зла. На судорожно корчившихся нитях беспорядочно вспыхивали маленькие огоньки, ни секунды не остававшиеся на месте. Не составляло труда понять – четверо в креслах прекрасно разбираются в том, что творится на экране, читая появлявшуюся на нем информацию с той же легкостью, с которой обычный человек пробегает глазами печатный текст. Никто, кроме особо избранных, не знал языка Великого Экрана, на котором отражались все секреты и начинания Темного Братства, его сокровенные планы. Невероятно долго собравшимся здесь адептам приходилось изучать язык зла, постигать его тайные глубины – всей жизни простого смертного едва хватило бы для этого. Но теперь они были Мастерами, первыми в своих Кругах, и Великий Экран – уста Нечистого – говорил им, что и как делать.

Наконец обладатель зеленого медальона отвернулся от светящейся панели и внимательно оглядел соседей. Если владелец голубого медальона казался наиболее молодым из собравшихся, то закутанный в серую робу повелитель Зеленого Круга выглядел самым старым – хотя было бы нелегко объяснить, на чем основывается это впечатление.

– Я собрал вас здесь, следуя заповедям Высшего Совета, где любая мысль имеет свой вес, а любое знание – свою цену.

Эта традиционная фраза походила на ритуальное приветствие, некую формальность, открывающую заседание, что подчеркивал голос говорившего – тонкий, вибрирующий, лишенный всякой эмоциональной окраски. Нечеловеческий, неестественный холод слышался в этом голосе, звенящем, словно мчащаяся под откос глыба льда.

– Итак, как самый старший среди нас, я обращаюсь к брату С'дане, предводителю Голубого Круга нашего ордена. Те события, о которых сейчас пойдет речь, разворачивались в основном на подотчетной ему территории, поэтому он и его ближайшие помощники целиком и полностью несут ответственность за все, что там произошло. Прошу заметить, что я упоминаю об этом совсем не с целью обвинить брата С'дану в нерешительных действиях и ошибочной оценке сложившейся ситуации. Мое первоначальное заявление, по существу, является лишь констатацией факта; я также имею на это соответствующий приказ, – добавил человек с зеленым медальоном, заметив нетерпеливое движение вождя Голубого Круга.

Глаза сидевших за столом загорелись интересом, и адепт с зеленым медальоном, потерев бровь, мотнул головой в сторону пустого кресла на возвышении.

– Да, – продолжал он, – мне, С'лорну, первому среди мастеров Зеленого Круга, в мою южную твердыню было доставлено послание. Послание от Безымянной Силы, от того, кого сейчас нет с нами, но кто существовал всегда и будет существовать вечно. Любой из нас мог получить его, и мне остается только догадываться, почему для исполнения своей воли он выбрал именно меня. Думаю – а я долго размышлял над этим вопросом во время путешествия, – что данное поручение было возложено на меня, поскольку я живу в наибольшем удалении от места нашей встречи. В течение жизни много поколений мы, да и те, кто воспитал и выучил нас, не считали необходимым проводить подобные встречи во плоти. Сейчас же, видимо, такая необходимость назрела, раз уж мне пришлось заставить вас добираться сюда столь неудобным способом. Наш Безымянный Властитель, Избранный из Избранных, владеет многими секретами. Возможно, у него есть более исчерпывающее объяснение, но нам до поры придется удовлетвориться тем, что было сказано выше. – С'лорн потер бледные ладони. – Ну что ж, пусть брат С'дана введет нас в курс дела.

Предводитель Голубого Круга внешне выглядел совершенно спокойным. Пока что суд над ним еще не объявлен; остальные могут лишь наблюдать и делать для себя выводы. Это совет равных – именно в таком качестве он был учрежден, чтобы избежать междоусобиц, постоянно затеваемых сторонниками Нечистого и подчас сводивших на нет хитроумные планы. Да, все они равны по положению, но на бескорыстную помощь рассчитывать нечего – их так воспитывали с самого детства. Это правильно. Каждый должен справляться со своими проблемами самостоятельно. И хотя последние события серьезно пошатнули авторитет С'даны, другие мастера не питают к нему вражды из-за постигших Голубой Круг неудач. Другое дело, если он проявит хоть малейшие признаки слабости или сомнения…

Кроме того, внушали опасение загадочные инструкции, поступившие якобы от самого Безымянного. Не ожидает ли его наказание за бездарное руководство той злополучной карательной операцией? Неуловимая дрожь пробежала по спине Верховного Мастера Голубого Круга.

– Первым событием, к которому я хотел бы привлечь ваше внимание, – начал он, – была странная смерть Мастера С'нерга из Красного Круга. Довольно долго его тело не могли отыскать, хотя мы уже знали, что он либо убит, либо взят в плен, потому что его искатель по-прежнему двигался по карте. Вскоре после этого мы понесли новые потери, в основном – животными. Все они тоже были убиты. Это послужило нам повторным предупреждением, если, конечно, считать, что гибели одного из высоких братьев оказалось недостаточно, чтобы вызвать тревогу.

Никто не шевельнулся и не попросил слова, однако нужные акценты были расставлены: все поняли, что Голубой Круг отнюдь не первым принял на себя удар противника.

– Потом это существо – или существа – надолго исчезло в трясине Пайлуда, где даже мы не осмеливаемся появляться. И все же мы навели на его след обитающее в тех местах создание, которое сами не слишком хорошо понимаем и которого опасаемся, хотя иногда и используем в своих целях. Насколько мне известно, пришелец убил и его. – Пауза. Прозвучала еще одна ключевая мысль. – Тогда мы начали уже серьезно беспокоиться.

Каким-то образом преодолев болото, существо быстро приближалось к границам моего Круга. Теперь мне уже приходилось самостоятельно рассчитывать его вероятный маршрут, потому что оно уничтожило искатель С'нерга, по-видимому догадавшись о его функциях. Так или иначе, я устроил на него ловушку и захлопнул ее.

Но тут нам был преподнесен сюрприз! Мы поймали всего-навсего одного из этих размалеванных священников северных Аббатств, грязного лесного бродягу – наполовину солдата, наполовину охотника. Обычно именно таких головорезов они и посылают куда-нибудь со своими дурацкими поручениями. Его спутников – двух животных и девчонку-рабыню, которую он отбил у местного племени каннибалов как раз в тот момент, когда они собирались ее съесть, – мы даже не стали преследовать. Было трудно представить, что эта разношерстная компания могла так переполошить всех наших людей!

С'дана поочередно оглядел сидящих перед ним мастеров, как будто взвешивая очередную фразу, прежде чем произнести ее вслух.

– И вот здесь, признаю, я допустил ошибку. Если наш Великий План хоть как-то пострадал по моей вине, я готов нести любую ответственность за этот просчет. Потому что просто не мог поверить, что захваченный нами дикарь, пусть даже весьма смелый и опытный воин, окажется сильным противником. Я решил тогда, что Аббатства – или сам этот священник – обнаружили в Городах Смерти какое-то новое знание – машину или странный наркотик, позволяющий усиливать ментальные способности. Поэтому пленник был отправлен в твердыню на острове Манун, где мы собирались не спеша вытянуть из него все секреты.

Свет ламп отразился от блестящего черепа мастера Голубого Круга, когда он недовольно покачал головой.

– Мы ошиблись снова. Этот человек обладал врожденными телепатическими способностями, причем настолько мощными, что со временем они могли бы привести его сюда, в эту комнату – как и всех нас. И основным нашим промахом является то, что мы недооценили силу и изобретательность жалкого служителя культа какого-то всеми давно забытого божка!

Неподдельная страсть, прозвучавшая в голосе говорившего, заставила С'лорна зашипеть от ненависти, но он моментально взял себя в руки, увидев, что мастера Красного и Желтого Кругов согласно кивнули.

– То, что случилось потом, вам тоже хорошо известно, – продолжил С'дана. – Он бежал! Бежал с Острова Смерти, захватив свое оружие и убив еще одного брата! Предводитель моих Ревунов-телохранителей каким-то образом почувствовал тревогу и бросился за ним, но тоже был зарезан, хотя я лично обучал и натаскивал его не один год. А теперь вдумайтесь, братья! Мы до сих пор не знаем, как все это проделано! Наши знания, наши информарии не дают ответа! Да, несомненно, во время побега этот человек воспользовался ментальными способностями. С их помощью он убил одного из братьев – это ясно. Но без помощи наших машин – да и с их помощью тоже – способны ли мы сделать нечто подобное? Вы прекрасно знаете ответ.

Что же дальше? Опираясь больше на догадки и предположения, мы снова выследили убийцу-священника, этого пера Иеро Дистина, о котором теперь знаем так много. Оказывается, он отыскал девчонку-оборванку и животных, использовав направленный мысленный сигнал. Как ему удалось сделать это, не разрушив собственный мозг, опять-таки неизвестно. Что же потом? Потом целый отряд наших слуг, посланный вдогонку за беглецами на одном из новейших кораблей, которые приводятся в движение силами Смерти, вся корабельная команда и один из наших высших братьев, С'карн, командир отряда и достойный противник для кого угодно, исчезли. Все, повторяю, все исчезли!

Теперь пауза длилась дольше: С'дана никак не мог справиться с охватившей его яростью. На лицах остальных мастеров застыло выражение озабоченности. Казалось, даже глава Зеленого Круга С'лорн глубоко потрясен последними словами.

– Мы делали все, что могли. Выпускали столько персональных защитных экранов, сколько успевали выдавать наши мастерские. В районе Внутреннего моря подняли на ноги всех своих людей, все посты. Предупредили об опасности наших братьев из Желтого Круга, и в конце концов я сам отправился к южной границе наших территорий. Ибо к тому времени уже понял, какую угрозу несет нам этот человек, играющий ментальной силой, словно разрядами молний. Да, тогда я уже понял это!

То, что произошло дальше, известно нам уже из менее надежных источников. Случилось примерно следующее: каким-то образом священник умудрился пересечь Внутреннее море. При этом ему еще раз пришлось сражаться; его судно – непонятно, где и каким образом он его раздобыл, – догнал пиратский корабль, команду которого мы давно контролировали. Вызвав на поединок капитана пиратов, он зарубил его, а кроме того, еще и глита – а ведь эту породу мы считали одной самых перспективных! После поединка команда нашего корабля немедленно сдалась. Даже страх перед Темным Братством не заставил их нарушить неписаный морской закон, запрещающий причинять вред победившему в схватке.

По возмущениям ментального поля мы снова вычислили их вероятный маршрут и выслали на перехват еще один корабль с тайной базы на южном побережье. Он настиг и уничтожил судно священника, но, к сожалению, слишком поздно. Нам досталась лишь груда дымящихся обломков, застрявших на рифах, а вся команда парусника успела сойти на берег и растворилась в дремучем лесу, который мы никогда раньше не посещали. Но это еще не все, братья.

Голос С'даны, который и так нельзя было назвать особенно благозвучным, теперь стал похож на шипение приготовившейся к броску кобры.

– Вместе с ним на корабле находился эливенер! С каких пор, я спрашиваю, эти презренные обожатели букашек, эти глупцы, которые копаются в грязи и нянчатся со всеми тварями, что ходят, летают и ползают, эти доброхоты, утешающие слабых и кормящие голодных, – аг-г-г-р-р! – с каких пор эти мерзавцы стали совать нос в наши дела?!

Животная ярость огненно-красной волной захлестнула его сознание, но отчаянным усилием воли Верховный мастер Голубого Круга вновь овладей собой.

– Так вот, одного из них видели на корабле вместе со зверьми, женщиной и священником. Это был старик, вероятно, обладатель весьма высокого ранга в их иерархии, потому что он мог управлять даже огромными морскими животными. Вполне возможно, что именно он приложил руку к исчезновению нашего корабля на севере.

Затем я отправился в Ниану, чтобы попросить у сидящего рядом со мной брата С'райта из Желтого Круга совета и помощи. И поскольку после этого я полностью передал ему контроль за проведением операций, пусть он расскажет, что мы задумали и что из этого получилось.

Довольный тем, что отчет завершен, С'дана облегченно откинулся на спинку кресла. По его высокому мертвенно-белому лбу медленно стекали струйки пота.

С'райт, находившийся слева от С'даны, некоторое время сидел молча, размышляя, с какого места продолжить рассказ, затем поднял голову и заговорил:

– То, что мы попробовали предпринять, насколько я теперь понимаю, нужно было сделать гораздо раньше. – Глаза Темного Мастера недоверчиво обежали лица коллег, как будто он ждал какого-то вызова с их стороны. – Мы рассуждали следующим образом: почему этот священник вдруг ни с того ни с сего оказался столь далеко на юге и сам ли решился на такое отчаянное путешествие или его кто-то послал? Не скрою, С'дана сумел убедить меня, что это отнюдь не ложная тревога и что теперь нашим великим планам грозит серьезная опасность. И, наконец, даже если его никто сюда не посылал, то что он здесь ищет? Примите во внимание – тогда мы еще не знали, что его сопровождает эливенер. Эти сведения поступили намного позже.

Итак, выделив три главных вопроса, мы приступили к обработке данных. Как нам стало известно, пришелец захватил все имевшиеся у погибшего С'нерга карты. На них были помечены те места, по которым Смерть ударила особенно сильно, – центры древней цивилизации. Не ищет ли, он одно из таких мест? В свете той скудной информации, которой мы тогда располагали, эта мысль показалась нам весьма вероятной. Разведчики Голубого и Красного Кругов обшарили весь север, но им, к сожалению, требовалось определенное время, чтобы составить полные отчеты, а временем мы как раз и не располагали. Поэтому пришлось в какой-то мере действовать наугад… правда, мы стянули свои подразделения – людей и всех имевшихся под рукой рабов-животных – поистине с удивительной скоростью. К тому моменту, когда священник снова дал о себе знать, мы собрали уже порядочные силы под командованием полудюжины высоких братьев. В полученном нами донесении сообщалось, что интересующие нас люди сошлись в ментальном поединке с какой-то странной жизнью, обитающей в том районе. Что это была за жизнь и с чем еще придется столкнуться нашим отрядам, мы не знали. Слишком много отличных разведчиков бесследно исчезло в этих лесах, и качество поступающей информации оставляло желать лучшего.

Мы внимательно изучили карты южных территорий и на одной из них нашли весьма любопытную пометку – вход в подземное хранилище, построенное людьми во времена до Смерти. Из многих сотен подобных сооружений, обнаруженных разведчиками и дожидающихся пристального изучения, только этот объект находился в пределах интересующей нас области.

С'райт с некоторым вызовом оглядел присутствующих.

– Да, ни С'дана, ни я не присоединились к нашей армии. Возможно, если рассматривать сложившуюся ситуацию с нынешних позиций, нам обоим стоило сделать это. Но тем не менее я не собираюсь ни перед кем оправдывать свое решение. В самом деле, зачем тогда подбирать и учить помощников? И если сейчас кто-то усомнился в нашей преданности Плану, я прошу незамедлительно заявить об этом!

Никто не двинулся с места, и, слегка понизив голос, мастер Желтого Круга продолжил:

– Нашему отряду было нанесено самое сокрушительное поражение за всю историю Темного Братства. Последние ментальные сообщения от братьев говорили о том, что они обнаружили указанное на карте место и спускаются внутрь. Больше посланий от них не поступало.

Много дней спустя один из разведчиков со всей осторожностью осмотрел это место. Растительность там либо захирела, либо погибла, а из чудовищных разломов в почве вытекала горячая слизь и поднималось отвратительное зловоние. Непохоже, что такие разрушения могли быть вызваны силами Смерти, потому что мы умеем определять некоторые последствия их применения. Очевидно, враг использовал какой-то из еще более древних секретов погибшей расы. На этом моя история кончается.

С'райт замолчал и бесстрастно уставился на полированную поверхность стола. Его соседи тоже безмолвствовали. Несмотря на то, что они практически не услышали ничего нового, столь подробное и точное повествование об их величайшей неудаче угнетающе подействовало на всех. Но вот чей-то голос нарушил затянувшееся молчание:

– Зато я, братья, могу продолжить эту историю. – Мастер Зеленого Круга С'лорн улыбался, если так можно было назвать мерзкую ухмылку, перекосившую его лицо (это, впрочем, совсем не означало, что Верховный Мастер собирается пошутить – подобные ухмылки не имеют ничего общего с чувством юмора). – Не сочтите за труд выслушать последние новости из моих южных владений. Кстати, многие из них были доставлены только сегодня специальным нарочным. Не скрою, они немного поднимут ваше настроение.

Сообщив это, С'лорн возбужденно подался вперед, пальцы его длинных белых рук соприкоснулись друг с другом на полированном мраморе столешницы.

– Вы все, должно быть, знаете, что вскоре после уничтожения нашего отряда священник объявился в Д'Алва, пустив прахом несколько лет кропотливой работы слуг и союзников Братства. Более того, оборванная девчонка, маленькая лесная крыса, которую он подобрал где-то на севере, на самом деле оказалась единственной дочерью короля этой дикарской страны и, стало быть, законной наследницей престола! Такого поворота событий никто не мог предугадать! А пройдоха-священник сумел предусмотрительно охмурять девку и первым делом женился на ней, став фактически полновластным правителем королевства! По большей части успехи шустрого северянина объясняются либо невероятно удачным стечением обстоятельств, либо, как мне ни прискорбно говорить это, серьезными просчетами наших собратьев.

С'лорн внимательно оглядел мастеров, следя за реакцией каждого на только что сказанные слова.

– Я заранее приношу извинения тем из вас, кого я мог обидеть подобным заявлением. Но в свете последних событий мое мнение о ловкости этого потрясателя основ и гения ментальной защиты, этого пера Иеро Дистина, несколько изменилось. Прежде всего я задумался над тем, кто же он такой. Насколько мне известно – причем с ваших слов, – он состоит на службе у северных Аббатств, а ведь я очень мало знаю о том, что это за Аббатства и чего они добиваются. Поэтому я решил, что наиболее разумным будет считать его некой естественной флюктуацией, странным телепатическим мутантом, которые еще изредка появляются то там, то тут. И как только наш священник подпал под одно из определений строгой классификации, сразу стало ясно, как его одолеть.

Я собрал братьев Зеленого Круга и вместе с ними разработал свой собственный план. Вы знаете, что у нас есть весьма могущественные союзники в Д'Алва, даже королевской крови, не говоря уже о том, что все их храмы просто нашпигованы соглядатаями Братства, занимающими там большинство ключевых постов. Нужно также отметить, что как раз к тому времени в моих секретных лабораториях были завершены последние испытания некоего наркотического вещества, которое обладает способностью подавлять ментальную активность мозга, даже весьма тренированного, – видите ли, у нас была возможность провести и такие эксперименты…

Остальные трое прекрасно представляли, сколько братьев, не угодивших Верховному Мастеру, стали жертвами подобных опытов, но никто не протестовал: подобные мелочи ничего не значили, если требовалось вырвать инициативу из рук противника.

– Я встретился с союзниками из Д'Алва как можно дальше от столицы государства, – продолжал Мастер Зеленого Круга, – чтобы предмет нашего интереса не ощущал около себя ни малейшего следа ментальной активности. Я хотел, чтобы никто из окружающих не возбудил его подозрений – и он так ничего и не обнаружил! А теперь слушайте внимательно, братья. Сегодня я могу с полной уверенностью сообщить вам следующее: пер Иеро Дистин, этот лжепринц и возмутитель спокойствия, мертв!

Кто-то из Мастеров не сумел подавить вздоха облегчения. Однако это был явно не С'дана, на холодном лице которого не дрогнул ни один мускул.

– Этого ментального монстра просто-напросто оглушили ударом по голове, вкатили ему огромную дозу нового наркотика и под надежной охраной отправили подальше из города. Священника убили не сразу, иначе его жена, эта высокородная шлюха, почувствовала бы, что он мертв, и приступила бы к решительным действиям. Тогда большинству наших людей в стране пришлось бы туго… Но теперь уже не остается никаких сомнений: пер Иеро мертв, совершенно, абсолютно, целиком и полностью мертв! Все! Его фигура сошла с игральной доски, и мы можем, как прежде, свободно планировать наши дела, не опасаясь того, что он снова сумеет нам помешать.

На этот раз тишина не затянулась: вкрадчивый голос С'даны моментально оборвал наступившее молчание, но в нем не было и тени радости, а только ледяной холод:

– Прежде чем мы окончательно удостоверимся в твоей правоте, старший брат, я, как единственный из вас лично видевший этого человека, смиренно прошу дать ответ на некоторые возникшие у меня вопросы. Где и каким образом он был убит? Кто опознал труп? Могут ли ваши союзники показать тело? И если труп действительно у них, то что они собираются с ним делать? Услышав ответы на эти простенькие вопросы, я, вне всяких сомнений, сочту себя удовлетворенным.

Слабый румянец выступил на мертвенно-бледных щеках обладателя зеленого талисмана. Было совершенно ясно, что подобная просьба застала его врасплох, и поэтому Верховный Мастер сейчас всеми силами пытается подавить новый всплеск раздражения. Наконец, собрав всю волю, С'лорн заговорил заметно дребезжащим голосом:

– Предводитель наших союзников в Д'Алва воспитывался мной с детства. Его доверенные люди увезли одурманенного священника далеко на запад, пользуясь тайными тропами, не известными никому, кроме них. Он отправил с пленником самых преданных слуг, причем двигались они двумя партиями: первая везла священника, а вторая следовала за ней в некотором удалении. Это оказалось совсем не лишней предосторожностью, потому что вторая партия наткнулась на изрубленные тела первой. Все, повторяю, все были убиты, и я не вижу оснований сомневаться в словак тех людей, что принесли мне эту весть. Пока неясно, кто именно их убил, но, по всей видимости, это могли сделать бандиты, скрывающиеся в западных пустошах. Ну? Теперь вы удовлетворены моим ответом?

– Да, я удовлетворен, – медленно произнес Судана. – Но я еще раз предупреждаю вас всех – и да простит старший брат мою, быть может, неуместную настойчивость, – что этого человека неимоверно трудно убить. И я окончательно поверю в его смерть, когда услышу, что один из высших братьев самолично осмотрел тело и признал его мертвым. Скажу честно, мне не очень нравится то, что я услышал… хотя, возможно, я и ошибаюсь. Можете поверить, я, как и вы, от всей души надеюсь, что подозрения неосновательны.

– Если сообщенное мной не подтвердится, – отрубил С'лорн, явно раздраженный тем, что кто-то пытается приуменьшить его триумф, – я готов нести ответственность. Сейчас же надо думать о другом: действия северянина являлись деталью какого-то плана. Итак, налицо целая организация, целая страна, открыто бросающая вызов нам, чьи деяния и имена всегда были скрыты от врагов. Никто не подозревал о нашем существовании, за исключением разве что эливенеров… Но сам смехотворный девиз этого ордена – «Да не уничтожишь ты ни Земли, ни всякой жизни на ней» – служил для нас надежной защитой от любых посягательств. Так мы думали, зная об их пассивности. Ничего, пусть они пока болтаются под ногами, рассуждали мы в своей гордыне, а потом, когда Великий План начнет действовать, мы сотрем их с лица земли вместе со всеми остальными бесполезными людишками!

Но теперь, – голос Верховного Мастера дрогнул, – что мы узнаем? Оказывается, они отбросили все свои ложные заповеди и активно помогают нашим врагам! Хуже некуда! Только то, что эливенеры всегда казались такими беспомощными и убогими, сдерживало в прошлом нашу карающую длань! А они, ловко изображая слабых и немощных, изучали нас! Изучали внимательно и вдумчиво и, должно быть, намного дольше, чем мы можем себе представить. И это знание, отданное ими в руки тех, кто умеет ненавидеть по-настоящему, будет опасным оружием против нас!

Сделав небольшую паузу, С'лорн продолжал:

– Да, священник мертв. Но те, кто послал его, живы. Вы говорите, братья, что он пришел с севера, из этих Аббатств, которые якобы находятся под неусыпным контролем. А на самом деле объединенные под властью Аббатств северные государства – Республика Метс и Отвианский Союз – представляют собой серьезную угрозу для наших планов. Конечно! Где гарантия, что оттуда не хлынет орда убийц? Значит, нам самим нужно теперь действовать быстро и слаженно. Угроза с севера должна быть немедленно устранена – раз и навсегда! Чувствую, что именно поэтому мне и было предложено возглавить совет.

И остальные трое, склонив головы, стали внимательно слушать новый план владыки Зеленого Круга.


Далеко-далеко от мрачных подземелий слуг Нечистого колыхалась на ветру роща могучих сосен или очень похожих на них деревьев. Кора огромных, таранящих небо стволов была иссечена трещинами и покрыта наростами седого лишайника. В самом центре рощи находилась поляна почти идеально круглой формы, покрытая толстым ковром опавших сосновых игл. В серебристом свете луны ее поверхность казалась совершенно шлей, потому что ничего не росло на этом ковре из иголок, хотя он выглядел необычайно свежим и чистым.

Ни один звук не нарушал тишину опустившейся ночи, за исключением отдаленного уханья вылетевшей на охоту совы и слабого шелеста ветвей, колеблемых шаловливым ветерком. И все же усыпанная сосновыми иглами поляна отнюдь не была пустой. Здесь тоже проходил своеобразный высший совет. Бесформенные туши, буро-коричневые, мохнатые, вольготно разлеглись на колючем ковре, и только горящие в темноте глаза отличали их от замшелых каменных валунов. Только незаметно, в такт дыханию, вздымались крутые медвежьи бока, пока старейшины племени выслушивали мысленный отчет застывшего в центре круга разведчика.

Глубокие мысли, едва ли доступные живым существам иной природы, неторопливо кружились в мохнатых головах. Терпеливо и внимательно старейшины изучали доставленную информацию. Уже очень долго они скрывались ото всех остальных разумных обитателей этого мира. И теперь, когда от одного решения зависело все будущее, они совсем не торопились выносить его.

Ночь медленно истончалась, пока мысленные импульсы неспешно перетекали от одного подключенного в цепь разума к другому. Луна скрылась за облаком. Когда она появилась на небосводе снова, маленькая фигурка Горма исчезла из центра круга, но кольцо огромных бурых тел осталось на месте. Их крутые бока по-прежнему мерно вздымались.


В самом сердце непроходимых джунглей, столь же далеко от поляны медвежьего совета и подземелий Нечистого, как эти места находились друг от друга, раскинулось тихое озерцо. По отлогим берегам прихотливо изгибали ветви зеленые великаны, по сравнению с которыми гигантские северные сосны казались лилипутами. Толстые канаты лиан и прочих лесных паразитов застывшим дождем свешивались с могучих боков древесных башен. В сонном мареве горячего полудня заунывно жужжали тучи насекомых, изредка раздавались звонкие трели суетящихся на ветвях птиц.

По проторенной тропе к озерцу осторожно подходил огромный черный зверь. Остановившись в густых кустах, он принялся внимательно обозревать пустынные берега, в то время как его широкие влажные ноздри глубоко втягивали сырой озерный воздух. На бугрящемся могучими мышцами плече животного краснели кровоточащие рубцы – след свирепой схватки. Венчающие голову тяжелые разлапистые рога были выпачканы еще не запекшейся кровью. И все же зверь не выглядел испуганным – просто казалось, что он от природы осторожен.

Наконец, решив, что под темным покрывалом воды не таится опасность, зверь бесшумно вошел в озерцо и поплыл к противоположному берегу, продолжая ловить широко расставленными ушами каждый подозрительный звук.

Выбравшись из озера, Клуц встряхнулся, разбрасывая брызги, и все так же бесшумно затрусил вперед по тропе – на север.


Иеро пробудился на рассвете и, широко раскрыв глаза, с наслаждением потянулся и зевнул. Вот и еще одна ночь позади. Сверху открывался прекрасный вид на саванну, только кое-где обзор закрывали купы деревьев, на одном из которых он и заночевал. Метс забирался все дальше на возвышенность. С каждой пройденной милей стволы деревьев прибавляли в обхвате, хотя оазисы буйной растительности встречались по-прежнему редко. Присев на «ложе», Иеро мог любоваться кочующими по степи табунами маленьких грациозных животных, похожих на антилоп. С восходом солнца они спешили укрыться в колючих зарослях, спасаясь от назойливых кровососов и вездесущих хищников, подстерегающих жертву среди бескрайнего моря пожелтевшей травы. Стада животных покрупнее возвращались на пастбища после ночного водопоя.

Священник склонился над просветом в ветвях и издал протяжный вибрирующий крик.

Моментально из зарослей колючего кустарника показалась длинноухая голова, и вскоре попрыгунчик, такой бодрый, словно он провел ночь в устланном мягкой соломой стойле, уже стоял под деревом.

Человек спустился вниз и, разбросав кучу веток, вытащил из норы между корнями седло и всю прочую амуницию, спрятанную там с вечера. Каждое утро он испытывал необычайное облегчение при виде живого и здорового Сеги.

– Беда с тобой, парень! – вздохнул Иеро, почесывая хоппера между ушей. – Куда спокойнее было бы отослать тебя подальше отсюда. Не правда ли, хорошая благодарность за службу?

Шершавый розовый язык прошелся по его лицу, и священник, отплевываясь, расхохотался.

Однако безопасность Сеги не на шутку беспокоила хозяина, не находящего способа защитить животное. Если человек ночью мог забраться на дерево, то попрыгунчик оставался совершенно беспомощным. Выросший на открытой равнине, он еще мог спастись бегством на открытом пространстве, но по мере приближения к холмам саванна постепенно переходила в лес. А в чаще Сеги будет все труднее ускользнуть от кровожадных ночных хищников. Конечно, огромные задние лапы хоппера – грозное оружие, но для того чтобы размахивать ими, прыгать и уворачиваться, нужно место. А на это как раз рассчитывать не приходилось.

Единственное, что мог сделать Иеро, – каждый раз при остановке на ночлег снимать с Сего всю упряжь, чтобы хоть как-то облегчить зверю свободу передвижений. Не раз он просыпался в надежде, что попрыгунчик ушел, отправился обратно к далекому дому и относительной безопасности. Если уж Сеги смог догнать хозяина, обремененный грузом, то, двигаясь налегке, он имел куда больше шансов благополучно закончить рискованное путешествие.

Но хоппер не уходил. Приказы, заложенные Лучар в бесхитростный мозг, и привязанность к Иеро не отпускали Сеги. Он нашел хозяина и теперь явно предпочитал оставаться с ним вопреки уговорам и понуканиям.

Однажды ночью Иеро, рискуя сломать шею, спустился с дерева, на котором спал, и попробовал незаметно убраться подальше. Однако, прислушавшись, он обнаружил, что лопоухий скакун как ни в чем не бывало шлепает за ним по тропинке, подвергая себя еще большей опасности. После этого происшествия Иеро прекратил все попытки избавиться от привязчивого Сеги. Раньше с помощью телепатического внушения он бы в два счета справился с ним. Но теперь…

Иеро вздохнул и рассеянно почесал теплый бок животного; за последние дни он здорово привязался к пушистому спутнику. Там, в Д'Алва, Сеги был для него лишь занятной игрушкой, не более. Теперь же между ними возникла прочная привязанность. Конечно, мозг попрыгунчика сильно проигрывал по сравнению с мозгом Клуца; к тому же Иеро воспитывал лорса много лет… однако он начинал испытывать к Сеги столь же теплые чувства.

Путник достал еду и принялся завтракать. Интересно, где теперь Клуц? И жив ли он? Следующая мысль, непроизвольно всплывшая в его сознании, была тут же подавлена – нет, сейчас совсем не время терзать себя воспоминаниями о далекой возлюбленной.


Несколькими часами позже Иеро остановил Сеги и, прикрывая ладонью глаза, стал всматриваться в открывающийся пейзаж. Далеко впереди сплошной стеной вставал лес. Насколько путник мог понять, перед ним лежала западная оконечность великих джунглей юга. И те деревья, которые до сих пор встречались по пути и на севере считались бы просто огромными, на самом деле были всего-навсего жалким подлеском, возвещающим о близости царства зеленых гигантов – самых дремучих и самых опасных дебрей на всей планете. Порожденная Смертью радиация почему-то необычайно подстегнула рост богатейшей флоры южных лесов. Незаметные прежде растения приняли поистине чудовищные формы и размеры. Возможно, сказалось и то, что древние называли парниковым эффектом. Так или иначе, южную оконечность североамериканского материка теперь покрывали непроходимые тропические чащи невиданной пышности и разнообразия.

«И за этими деревьями, – возбужденно думал Иеро, – всего на расстоянии одного дневного перехода, лежат пурпурные холмы». Как бы он хотел сейчас прогуляться по их живописным склонам, курящимся синим туманом; только прирожденная доброта к животным не позволяла ему гнать бедного попрыгунчика во весь опор, вперед и вперед, навстречу пурпурно-синей мечте.

Сохрани Иеро хотя бы четверть ментальных способностей, он бы без труда понял, что действует не по своей воле и что навязчивая идея, уже не первый день отклоняющая его на юго-запад от выбранного маршрута, внедрена в сознание весьма умело и деликатно. Но Иеро безвозвратно утратил телепатические навыки: дар чтения мыслей, защитный экран, ясновидение и способность к мысленным битвам. Тщетно пытался он восстановить потерянный талант. Наркотик Джозато поработал на славу, сведя его ментальную мощь к возможностям новорожденного младенца.

Итак, слепота разума заставила Иеро полагать, что и для всего мира он

– «пустышка», но это была ошибка. Дьявольское снадобье действительно вытравило былые способности, и для большинства живых созданий, включая слуг Нечистого, Иеро стал «ментальным нулем». Даже Лучар, нерасторжимо связанная с ним, не смогла обнаружить мысленную ауру возлюбленного. Попрыгунчику помогло прекрасное обоняние; он шел по следу, как хорошо натасканная собака-ищейка.

Но кроме слуг Нечистого существовали и другие порождения Смерти, обладавшие способностями к телепатии. Иеро убедился в этом на собственном опыте, но не догадывался, что одно из таких созданий проникло в самый глубокий, неповрежденный слой его мозга.

Весь день священник верхом на скакуне медленно, но неуклонно продвигался к лесу, стараясь по возможности огибать кучи опавшей листвы и завалы из сухих веток. С каждой пройденной милей делать это становилось все труднее и труднее. На пути стали попадаться промоины – сначала мелкие, а потом все глубже и шире. Пока что эти рытвины не составляли серьезного препятствия для прыгуна, но они грозили перерасти в обширные овраги, вымытые на склонах холмов дождевыми потоками.

С приходом ночи Иеро разбил лагерь в одной из таких промоин, по дну которой лениво струилась маленькая речушка. В склоне оврага, довольно высоко над уровнем воды, он обнаружил вместительную каменную нишу, где удалось устроить даже хоппера. Загнав Сеги внутрь, священник завалил вход кучей хвороста.

Пушистый скакун прекрасно чувствовал себя в убежище; закусив травой и сползающими по каменным стенкам лианами, он улегся в углу и принялся флегматично перемалывать жвачку.

Луна этой ночью не взошла, но звезды светили ярко. Иеро почти не сомкнул глаз, изучая темную изломанную линию высившихся на горизонте холмов. «Это, должно быть, очень старые горы, – решил он наконец, – одряхлевшие и прилизанные ветром». По крайней мере, молодые северные хребты сильно отличались от того, что предстало его глазам. Там, где ветер нанес достаточно почвы, склоны холмов щетинились лесом. Впрочем, несмотря на почтенный возраст горных вершин, добраться к ним было отнюдь не просто: среди макушек деревьев, словно клыки дракона, поднимались голые каменные утесы, преграждающие дорогу наверх. Мысли Иеро возвратились к попрыгунчику. Как заставить Сеги уйти домой? Ведь в этой гористой, заросшей лесом местности хоппер лишится основного преимущества – скорости; тут быстрые ноги не спасут его. Значит, хозяину придется работать за двоих, а это уменьшит и без того скромные шансы выбраться отсюда живыми.

Дважды за ночь негостеприимные обитатели джунглей пытались добраться до убежища. В первый раз чей-то гневный рык заставил прыгуна, вращавшего глазами от страха, прижаться к дальней стене пещерки. К чести Сеги, тот не запаниковал и целиком положился на воинское искусство хозяина. Начни он метаться по крошечному пятачку земли или попробуй выбраться наружу, все могло бы кончиться печально.

Иеро же, пригнувшись и взяв оружие наизготовку, застыл у завала. Внезапно и абсолютно бесшумно из-за кучи веток протянулась огромная когтистая лапа, покрытая редкими пучками ярко-алого меха. Священник посчитал это достаточным, чтобы подхватить широким наконечником копья несколько пылающих углей из костра и ловко высыпать их на конечность, неожиданно вторгнувшуюся в убежище. Наступило секундное молчание. Затем лапа исчезла, и снаружи донесся оглушительный вопль, сопровождаемый треском сухих веток, которые в ярости топтал обладатель громоподобного голоса. Вскоре вопли и взвизгивания затихли в ночи, и Иеро позволил себе облегченно улыбнуться. По-видимому, неосторожный ночной гость отправился к речке залечивать ожоги.

Потом священник несколько часов дремал, привалившись к теплому боку попрыгунчика, и просыпался только для того, чтобы подбросить хвороста в огонь. Ночь вокруг звенела криками и шорохами; когда чуть слышные шаги огромных лап раздавались рядом с укрытием, Иеро сразу же пробуждался от дремы и нашаривал в темноте копье. Хищники, однако, не решались ломиться сквозь преграду из веток и предпочитали бродить вокруг – их явно отпугивал огонь, а также незнакомые запахи человека и скакуна.

Иеро так и не удалось уснуть толком – к счастью, как оказалось. Забудься он хоть на минуту, вторая вылазка хищников вполне могла увенчаться успехом.

Сквозь дремоту священник уловил странный звук, то заглушавший журчание речки, то замиравший вдали. Он доносился откуда-то сверху и походил на негромкие хлопки паруса, повторяющиеся необычайно быстро и ритмично. Вкрадчивый размеренный шум почти сливался с несмолкающим рокотом джунглей, так что Иеро удавалось различать его только в минуты затишья. Попрыгунчик же, если и заметил странный звук, определенно не встревожился. Забившись в угол, он сонно таращился на огонь и, не переставая, жевал.

Перед самым рассветом Иеро вдруг услышал хлопки совсем рядом и почтя инстинктивно подбросил несколько веток в догорающий костер.

Звук неожиданно превратился в оглушающий рокот, и биение огромных крыльев подняло небольшой ураган на маленьком клочке земли, где скорчились человек и попрыгунчик. В ярком свете разгоревшегося пламени Иеро наконец-то разглядел, кто на этот раз вторгся в убежище, и глаза его расширились от ужаса.

Прямо над ним нависло искаженное, демоническое лицо: острые клыки, светящиеся глаза, поросячье рыло и треугольные, словно вырезанные из жесткой лоснящейся кожи, уши-локаторы. Сморщенное голое тельце ночного призрака поддерживала в воздухе пара огромных кожистых крыльев. Словно в насмешку, голова чудовища, размерами и формой напоминавшая небольшой винный бочонок, была посажена на маленькое и костлявое туловище.

Острые челюсти щелкнули перед лицом Иеро, и тот, моментально отпрянув, поднял копье. Летучая тварь рванулась наперерез, ветер, поднятый гигантскими крыльями, заставил пламя костра взметнуться еще выше. Обезумевший от страха попрыгунчик жалобно пищал в углу. Но метс был начеку.

Копье описало короткую стремительную дугу и, несмотря на поразительную увертливость монстра, впилось глубоко в плечо, туда, где крыло соединялось с уродливым телом. Вскрикнув на невероятно высокой ноте, творение мрака конвульсивно забило крыльями и через мгновение сгинуло в темноте. Поглядев на восток, Иеро заметил на небе тоненькую светлую полоску – длинная ночь закончилась.

Опираясь на копье, священник преклонил колени и вознес благодарственную молитву за спасение от сил тьмы. Он молился о будущем всех достойных людей, каждой наделенной разумом и добротой твари Божьей, славил красоту и свежесть благословленной Господом земли, просил Бога укрепить его дух для новых испытаний и не оставить милостью тек, кто ему так дорог. Наконец, осенив себя последним крестным знамением, Иеро устроился на холодном камне и уснул, как только голова коснулась земли.

Сеги, с первыми лучами солнца забывший ночные страхи, насторожил длинные уши и потянулся к свисавшим со стены молодым зеленым побегам. Пришла его очередь нести караул.


3. ВЫЗВАННЫЙ И ПРЕСЛЕДУЕМЫЙ | Иеро не дают покоя | 5. ТКАЧ И ПАУТИНА