home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3. ВЫЗВАННЫЙ И ПРЕСЛЕДУЕМЫЙ

Отразившись от гладкой каменной стены, тонкий солнечный лучик проник в полутемную пещеру и упал на заросшее щетиной лицо спящего человека. С легким вздохом Иеро пробудился и, зевнув, выглянул из своего убежища сквозь дырочку в куче хвороста, закрывавшей лаз.

Глазам открылась примерно та же картина, что и днем раньше: странные травы и кусты уже развернулись и с наслаждением подставляли листья теплому утреннему ветерку. Некоторые из них выглядели немного помятыми и обкусанными, но ни одно не казалось умирающим. Однако сейчас Иеро гораздо больше заботили собственные нужды. Он быстро обследовал остатки вчерашнего ужина и без особого удовольствия принялся жевать холодное и жесткое сырое мясо. Вкусовые достоинства пищи его не волновали; надо было задать работу урчавшему от голода желудку.

Закончив есть и завернув последние кусочки мяса в шкурку, путник отправился к луже, где смог вдоволь напиться и смыть с тела приставший за ночь песок. Здесь же, присев на корточки, он внимательно осмотрел остатки своей вчерашней трапезы – прожорливые муравьи за ночь отскоблили брошенные у лужи куски шкуры и кости дочиста. Выбрав из этой кучки все полезное, Иеро занялся исследованием валявшихся поблизости камней и вскоре подобрал несколько отличных обломков кремня. Примерно через час он был готов покинуть приютивший его оазис, но только уже гораздо лучше экипированным, чем в тот момент, когда полубесчувственные ноги привели его к курящемуся кратеру.

На голове теперь красовалась широкая круглая шляпа, сделанная из обглоданных муравьями ребер, которые Иеро переплел листьями, а с плеча свешивались два кожаных бурдюка: один – с водой из лужи, второй – с остатками мяса, костяными иголками и тяжелыми кремневыми лезвиями. Он даже умудрился кое-как побриться наиболее острым каменным осколком. Но самое главное, в заветном бурдючке лежал увесистый кусок минерала, который, ударяясь о кремень, высекал обильные искры. Значит, если удастся отыскать топливо, у него будет огонь.

Остановившись на обращенном к западу крае кратерного гребня, Иеро обернулся, чтобы посмотреть вниз, и вдруг почувствовал странную признательность к этому небольшому клочку земли. Когда он, страждущий, пришел сюда, оазис дал ему пищу, воду и надежное убежище. Священник склонил голову в благодарственной молитве и, повернувшись, перешагнул через верхушку гребня. Сбежав вниз по пологому откосу, он волчьим скоком устремился прочь от гостеприимной впадины. Правая рука сжимала каменный клинок, толстый конец которого был превращен в удобную рукоять. К сожалению, несмотря на устрашающий вид оружия, им можно было наносить только колющие удары.

Пройдя несколько шагов, Иеро обнаружил, что снова угодил в духовку. Яркие лучи солнца, отражаясь от камней и искрящегося песка, слепили привыкшие к тени глаза. Тем не менее весь вид протянувшейся на запад пустыни обнадеживал одиноко бредущего путника. То там, то здесь из многочисленных трещин торчали древесные побеги, в основном высохшие и бесплодные, но кое-где и зеленые. Стали появляться разнообразные кактусы, под колючей оболочкой которых таилась сочная мякоть. Так что пустыня впереди определенно оживала. Иеро строго следовал выбранному направлению, пытаясь одновременно припомнить детали карт этого района.

Положение звезд, которое путник наблюдал вчера ночью, лишь немного отличалось от виденного им в Д'Алва. Вполне возможно, что он находится на той же широте. Однако ему пришлось проделать большой путь с похитителями, ведь Джозато намеревался отослать врага как можно дальше от границ королевства. А потом вновь напичкать наркотиками и перерезать глотку! Они знают, что о его физическом уничтожении мгновенно станет известно близким людям, например Лучар. А если Иеро просто исчезнет, те будут удивлены, напуганы, но сохранят надежду и, возможно, не предпримут пока решительных действий… Ну ладно, хватит об этом! Важнее другое: где он теперь?

Запад. Ею везли почти строго на запад, подальше от границ королевства. Иеро снова представил себе карту местности: судя по звездам, если караван и отклонился на юг, то очень незначительно. Поэтому, повернув сейчас на север, он должен вскоре выйти на равнину. Там могут встретиться люди, возможно – дружелюбные, а может – нет. Значит, путь на север для него закрыт: слишком велика вероятность, что там ждет новая засада.

Оставалось признать, что Амибал, Джозато и колдуны Нечистого, их возможные советчики, разработали превосходный план. И, поскольку люди они серьезные и предусмотрительные, совершенно неясно, что будет предпринято, когда от конвоировавших пленника бледнокожих гномов не придет ни одного сообщения. Вполне вероятно, что у врагов возникнут сомнения. Ведь трубившие в рога люди так и не нашли его труп. И прямо сейчас, возможно, по цепи вражеских гонцов летят новые сообщения, новые приказы взять след… если, конечно, это уже не сделано.

Хорошо… Где же они начнут искать? Естественно, на севере: оттуда он появился, туда в случае чего отправится за помощью. Не пойдет же на юг – прямо в лапы Нечистого и его приспешников? Судя по всему, выбор не велик.

Что ж, он, конечно, пойдет на север, но не сразу и не той дорогой, на которой будут ждать. Надо отклониться далеко на запад, в те области, что еще не отмечены на картах, и уже потом, оторвавшись от преследователей, повернуть на север и встретить врагов там, где они меньше всего его ожидают.

Придется, видимо, расстаться пока с надеждой увидеть Лучар, хотя больно от одной только мысли об этом. Несмотря на потерю ментальной силы, Иеро был уверен, что его возлюбленная жива. Их связь прочна, и стучись что, он бы наверняка почувствовал. Нет, Лучар определенно жива, и пока ей ничто не угрожает. Рядом верный Митраш, а в случае чего придут на помощь эливенеры. Да и Клуц, раз хозяина нет рядом, будет ее слушаться. А венценосный отец? Ему Иеро успей рассказать достаточно, чтобы тот держался настороже. При любом раскладе и молодому принцу крови, и продажному жрецу предстоит еще немало потрудиться, чтобы уничтожить королевский дом Д'Алва.

Но беда придет на побережье – если она уже не там. Как принц и престолонаследник, Иеро пытался поднять королевство против Нечистого, и теперь все его начинания пошли прахом. Однако не следует забывать, что он еще и эмиссар далекой северной республики в этих странных государствах полуденного юга. Поэтому его первейшей обязанностью остается неустанная борьба с врагом; нельзя складывать оружия ни на секунду. И если ментальные силы не возвратятся… что ж, придется обойтись без них и отыскать что-то другое. Пока кровь течет в жилах, надо идти вперед, жертвуя всем ради той миссии, которую возложили на него Отцы Церкви и брат Альдо.

И бронзовокожий человек неспешной рысцой преодолевал милю за милей, опаляемый беспощадным огнем, который лился с небес. Острые глаза священника не упускали ни одной, даже самой незначительной детали ландшафта. Появились маленькие бурые птички, следившие за ним с высоких каменных глыб, а кактусов и кустарников стало еще больше. Медленно, почти незаметно синеватый оттенок почвы сменялся обычным, серовато-желтым. Семейство каких-то зверьков озадаченно уставилось на него из вырытых в пологом склоне холма нор, но, казалось, присутствие человека не особенно встревожило крохотных грызунов. Оглянувшись, Иеро увидел, что зверюшки, позабыв о нем, возвратились к прерванным занятиям. Это наблюдение чрезвычайно его обрадовало: раз человека не боятся, значит, люди здесь встречаются очень редко.

А единственное, что сейчас необходимо, – это остаться незамеченным. И каждая пройденная миля уводит все дальше и дальше туда, где легко затеряться в бескрайних степях, в безбрежных джунглях и, наконец, пропасть из поля зрения врагов. Поиски союзников можно отложить на будущее; главное

– спрятаться, исчезнуть, раствориться в воздухе, не оставив никаких следов.

Когда день начал клониться к закату, Иеро принялся подыскивать убежище на ночь. Пища больше не заботила его: в кожаном мешке кроме вчерашнего мяса лежало несколько плодов кактуса с тщательно отскобленной колючей кожурой. Подобные кактусы встречались далеко на севере, в лесах Канды, и метс хорошо знал, что растущие на них колючие шарики весьма питательны и вдобавок еще недурны на вкус. Вскоре после полудня ему посчастливилось наткнуться на гнездо не то птицы, не то ящерицы. Путник с удовольствием полакомился крупными, похожими на куриные, яйцами. Метсианские Стражи Границы могли выжить почти в любой местности, и сейчас, когда перед ним простиралась земля, которая намного плодороднее только что пройденной пустыни, Иеро уже не боялся умереть от голода и жажды. Но раз тут есть жизнь, значит, есть и хищники. Стало быть, с приходом ночи нужно подыскать подходящее убежище, чтобы случайно не попасть кому-нибудь на ужин.

Часом позже ему повезло и в этом – удалось обнаружить невысокий каменный холмик, одна из сторон которого уходила вверх почти под прямым углом. И на этой практически отвесной стене имелся выступ, совсем маленький, но не настолько, чтобы священник не сумел улечься на нем, спрятавшись поп нависавшим сверху карнизом. Забившись в узкую щель, он тут же обнаружил, что выступ изогнут наподобие чайной ложки и это углубление наполнено старым пеплом и полусгоревшими сучьями. Скрючившись под низкой каменной крышей, Иеро разжег маленький костер, подкармливая пламя наскоро собранными сухими ветками. По крайней мере, в таком убежище он мог позволить себе запалить огонь: только с юга, и то с довольно близкого расстояния, можно было разглядеть чуть заметное мерцание пламени.

Если бы не пышные усы, его сейчас можно было бы принять за индейца-охотника, устроившегося на ночлег, как и много тысяч лет назад, на каменном столбе где-то посреди необъятной прерии. Священник проглотил скудный ужин, состоявший из обжаренного на костре мяса и плодов кактусов, но так и не притронулся к бурдюку с водой. Пока он не особенно страдал от жажды, я стоило поберечь ту довольно неприятную на вкус жидкость, которая все равно оставалась водой – величайшей ценностью в засушливых степях. Перед ним на краю выступа лежали стебли кактуса. Брошенные в костер, они могли послужить надежной защитой от любого хищника, который в поисках добычи рискнул бы забраться под манящую каменную крышу.

Повернувшись за ветками, священник внезапно заметил кое-что пропущенное им при первоначальном, кратком осмотре. В слабых отсветах костра на потолке и стенах ниши виднелись странные рисунки, настолько блеклые, что при всем старании он ничего не сумел различить. Еле заметные черточки на камне смутно напоминали фигурки людей и животных, но каких животных и каких людей? Столь неожиданно обнаружив, что не ему первому пришло в голову использовать это место для ночлега, Иеро почему-то приободрился.

Он оглядел раскинувшуюся перед ним равнину, залитую ярким лунным светом; где-то вдали ее поверхность скрадывала повисшая над землей туманная дымка. В небе безмятежно сияли звезды, а застывший под ними черно-серебристый «карандашный» пейзаж, изобилующий резко очерченными контурами, казался священнику искаженным зеркальным отражением того красочного мира, по которому он путешествовал днем.

Неподалеку завыл волк, и его зов был мгновенно подхвачен целой дюжиной глоток. Иеро с минуту напряженно вслушивался в ночной концерт, пока не стало ясно, что серые охотники идут не по его следам. Взлаивания здешних волков совсем не походили на жуткий вой их северных собратьев, но стая была многочисленной. Наконец Иеро облегченно улыбнулся: они явно гнали какого-то зверя, причем далеко в сторону от его убежища. Когда звуки погони окончательно стихли, он притушил костер, оставив лишь тлеющие угли, и устало откинулся на подстилку из веток. Он знал, что проснется вовремя, чтобы поддержать угасающий огонь.

Тихо лежа в темноте, священник некоторое время пытался предугадать, что ждет впереди, прекрасно сознавая всю тщетность этих попыток. Сорок Символов и сопутствующий им кристальный шар остались там, в Д'Алва. Да и чего бы он добился с их помощью, потеряв талант? Нет, теперь для него это просто груда бесполезного хлама. Нужно свыкнуться с тем, что завтрашний день, как у большинства живущих на Земле людей, полон неопределенности… он должен с благодарностью принимать те испытания, которые посылает Господь… Наконец путник задремал вполглаза, оставаясь по-прежнему настороже. Сначала никакие видения не тревожили его сон, но вот пальцы священника судорожно сжались, а на скулах заиграли желваки. Однако это не разбудило его – грудь Иеро продолжала мерно вздыматься, а глаза так и не открылись. Казалось, все замерло на искрящейся в лунном свете равнине, и ни один угрожающий крик не разорвал прозрачный ночной воздух.

И все же где-то глубоко в подсознании мирно спящего воина замерцал сигнал тревоги. Возможно, его ментальные способности оказались подавленными лишь частично, и теперь оборванные нервные окончания еще недавно прекрасно отлаженной системы встревоженно бились, пытаясь о чем-то предупредить оглохший и ослепший разум. Иеро видел сон. Он летел над удивительной, странной долиной. Там было множество холмов – пурпурных, курящихся туманом, что вставал из зеленых ложбин, зажатых между пологими склонами. Округлые, причудливой формы вершины поросли густым лесом. Странные курганы, ничего общего со столь часто виденными им каменистыми холмами родного севера… Священник вздохнул во сне и пошевелил затекшей рукой. Непонятное сновидение потихоньку ускользало из дремлющего сознания, но почему-то он был теперь твердо уверен, что еще увидит пурпурные холмы. Они казались очень красивыми.

Иеро встал задолго перед восходом солнца и без промедления отправился добывать пропитание. Ночной холодок все еще давал о себе знать, но священник быстро согрелся, разыскивая следы. Наконец на небольшой полянке, затененной кронами невысоких деревьев, он обнаружил – еще один добрый знак! – отчетливые отпечатки маленьких копыт. Следы оказались совсем свежими, и, принюхавшись, Иеро смог даже уловить слабый мускусный запах там, где зверь потерся боком о шершавый ствол. Он бесшумно двинулся по следу, отметив, что, по всей видимости, маленькое копытное чувствовало себя здесь вольготно: то и дело зверь останавливался, чтобы полакомиться свежими зелеными листочками. Священник прибавил шагу и вскоре увидел животное – небольшую антилопу с забавно торчащими рожками и полосатой спинкой.

«Что ж, – решил он, – настало время проверить в действии новое оружие». Иеро начал мастерить его, как только вступил в полосу кустарников, но закончить работу удалось только к вечеру, как раз перед тем, как он устроился на ночлег на каменном уступе. Для священника это оружие было действительно новым и непривычным, хотя, по свидетельству летописей Аббатства, человечество пользовалось им еще десятки тысяч лет назад. Широкий кожаный ремень, висевший у него на плече, с обоих концов разделяйся на три короткие полоски, к каждой из которых был прочно привязан округлый камень. Пробираясь вперед сквозь заросли, Иеро нетерпеливо теребил ремешки бело, в какой уже раз стараясь убедиться, что камни закреплены надежно и не выпадут из узла в самый неподходящий момент.

Итак, подкравшись к жертве как можно ближе, он с криком выскочил из-за куста и, раскрутив кожаную полосу над головой, мощным рывком метнул ее под ноги остолбеневшему от удивления животному.

Когда же антилопа наконец сообразила, что пора спасаться бегством, ремень прочно обвил ее передние ноги, и бедный зверь, не успев закончить прыжка, повалился в затрещавшие заросли кустарника. Священнику осталось лишь сделать несколько шагов и добить его ударом каменного меча. Разделывая добычу, он не раз бросал уважительные взгляды на лежащий рядом кожаный ремень.

Через несколько минут он уже шагал обратно к убежищу, вскинув на плечо завернутые в шкуру куски мяса. Правда, пришлось немного повозиться и закопать внутренности животного, чтобы не привлекать любителей падали со всей округи, хотя метс и не особенно опасался здешних хищников, охотящихся при дневном свете.

Снова устроившись в расщелине, священник развел небольшой костерок и, нарезан мясо тонкими полосками, принялся коптить его над огнем. Покончив с этим, Иеро отделил от черепа антилопы маленькие изогнутые рога. Хотя каждый из них оказался не длиннее его предплечья, он не сомневался, что сумеет найти им применение. Наконец, уложив все запасы в новый, более вместительный кожаный мешок, он старательно уничтожил все следы своего пребывания. Заодно, воспользовавшись передышкой, путник тщательно осмотрел сандалии; потертые и поношенные, они, однако, еще имели вполне приличный вид и не требовали серьезной починки. Вскоре он уже бодро шагал на запад, продираясь сквозь заросли низких деревьев и буйно разросшихся кустарников.

Так пролетело четыре дня. Колючие, лишенные листьев кустарники постепенно уступали место рощицам зеленых деревьев, и раскинувшаяся впереди равнина, все еще такая же открытая и плоская, теперь походила скорее на прерию, чем на выжженную солнцем, почти бесплодную полупустыню. Появилась вода – сначала редкие грязные лужи, потом мелкие, быстро несущиеся по песчаному руслу мутноватые потоки. Путь, пролагаемый Иеро, теперь пошел на подъем – незаметно, зато неуклонно.

По дороге Иеро больше ни разу не заметил следов, оставленных человеком. Казалось, кострище под скалистым карнизом было единственным подтверждением того, что люди посещали эти места. Припоминая уроки в школе Аббатства, Иеро с трудом мог поверить, что несколько тысяч лет назад здесь обитало столько людей, что его народ остался бы незамеченным среди этой огромной массы. И в очередной раз он ужаснулся тому, какие чудовищные изменения принесла в мир Смерть. Однако, что бы ни случилось в прошлом, поздно сокрушаться о старых грехах, тем более что человечество уже заплатило за них чудовищную цену. И в эту бездну Нечистый и Темное Братство хотят снова ввергнуть Землю! Губы священника упрямо сжались. Чего бы то ни стоило, он расстроит черные козни.

Жизнь в этих безлюдных местах била ключом. Странник мог легко раздобыть свежее мясо на обед и несколько раз сам чуть было не послужил обедом, если бы не его постоянная бдительность и осторожность.

Антилопы здесь бегали целыми табунами, причем настолько большими, что Иеро предпочитал порой благоразумно уклоняться от встречи с лесом острых рогов. Попадались и олени, в основном – безрогие самцы, которые также сбивались в группы в это время года.

Порой священник замечал совершенно незнакомых зверей, как правило – небольших, но иногда встречались гиганты, которых он, не жалея времени, обходил стороной. Некоторые из загадочных исполинов отдаленно напоминали то ночное чудище, что несколько месяцев назад, еще во время путешествия Иеро на юг, с шумом и грохотом вломилось в их лагерь. На мордах страшилищ торчали длинные трубообразные отростки, толстые ноги оканчивались широкими разлапистыми ступнями, а изо рта выглядывали внушительных размеров бивни – изжелта-серые, хищно загнутые вниз. У берегов все более полноводных потоков путник несколько раз видел стада животных, размерами не уступающих хоботным, но более приземистых, с огромной головой и пастью, полной кривых зубов. Несмотря на то что эти существа казались довольно миролюбивыми пожирателями водорослей, метс старался все же не раздражать их своим присутствием. Однажды он наблюдал издалека небольшое стадо диковинных длинноногих тварей, передвигавшихся, как и хопперы, огромными мощными прыжками, и счел их дальними родственниками пушистым скакунов. Эта неожиданная встреча навеяла воспоминания. Он печально подумал о Сеги с Клуцем, им сильных ногах и широких спинах, затем его мысли незаметно обратились к Лучар, и пришлось собрать все мужество, чтобы по-прежнему идти вперед, удаляясь от нее с каждым шагом.

Поскольку на травоядных обитателей равнины постоянно охотились всевозможные хищники, ночи Иеро предпочитал проводить на высоких деревьях, хотя однажды похожая на кота-переростка тварь добралась до него и там. Удар увесистым каменным обломком по голове заставил ее злобно корчиться на земле; немного очухавшись, древесная кошка со злобным рычанием удалилась, по-видимому, на поиски более легкой добычи.

Пожалуй, судьба хранила Иеро от встреч с действительно опасными хищниками. Ведь здесь водились кошачьи и покрупнее, например царственного вида полосатый красавец с коротким пушистым хвостом и заостренными, похожими на саблю, клыками, украшающими массивную нижнюю челюсть. Размеры его были настолько велики, что он мог охотиться на любых травоядных животных, за исключением разве что самых огромных. Заметив, что саблезубые исполины любят устраивать засады у водопоя, Иеро стал долго осматриваться, прежде чем войти в озерцо или речушку и наполнить водой кожаный мех. Попадались также и волки – крупные звери, довольно похожие на хорошо знакомых ему северных волков, только чуть пониже в холке и с менее густым мехом, немного непривычного для его глаза рыжеватого оттенка. И наконец, здесь целыми стаями бродили маленькие шакалоподобные хищники, которые всегда настолько громко выли и лаяли, что Иеро обязательно успевал задолго до их появления забраться на дерево.

Конечно, он мог теперь позволить себе прервать путь на несколько пней, чтобы передохнуть и изготовить лучшее оружие, но ему совершенно не хотелось останавливаться. Чья-то чужая воля, медленно, незаметно подчиняющая себе мозг священника, заставляла его без передышки двигаться вперед, делая привалы лишь в случаях крайней необходимости. Он охотился на мелких зверюшек, встречавшихся по пути, а по ночам, если не приходилось прятаться на дереве, жег маленькие костерки, провяливая мясо в дорогу. Однажды утром, взглянув на солнце, Иеро автоматически отметил, что, должно быть, отклонился к югу несколько больше, чем рассчитывал, но это наблюдение почему-то нисколько не взволновало его. Кто-то или что-то ненавязчиво, чуть заметно направляло и контролировало все его действия и помыслы, однако это неощутимое влияние нисколько не затрагивало жизненно важных рефлексов, и поэтому, продолжая стремиться вперед, он оставался по-прежнему бдителен и осторожен.

На шестой день после ночевки на выступе скалы, где он нашел кострище, Иеро выбрался на гребень небольшой возвышенности, откуда, напрягая глаза, смог различить где-то на юго-западе узкую синюю полоску. Мысль о том, что столь часто являвшаяся в сновидениях цель уже совсем близка, заставила сильнее забиться сердце. Да, скоро он увидит прекрасные холмы, побродит по их отлогим склонам и лесистым вершинам. Это странное желание, безраздельно завладевшее всем его существом, по-видимому, вообще не имело ничего общего с первоначальными планами священника. А любые мысли о том, что он все больше и больше отклоняется от своего маршрута, просто не вызывали никакой тревоги. Таинственный рыболов умело забросил удочку, и ничего не подозревающая рыбка крепко попалась на крючок.

А может, гораздо более важным оказалось внезапно обеспокоившее Иеро открытие – он обнаружил слежку!

Несколько раз по дороге путник замечал странные вещи. Вот и сейчас – солнце уже клонится к закату, день миновал, но почему-то снова накатило странное напряжение. Сегодня дважды птицы целыми стаями – ни с того, ни с сего! – срывались с веток за его спиной, и только глупец мог бы не заметить их тревогу. Да, он не видел и не слышал ровным счетом ничего, что помогло бы облечь подозрения в осязаемую форму, но постоянно ощущал чье-то присутствие за спиной. Пусть верно служившая ему раньше ментальная мощь иссякла, но чутье охотника предостерегало – так любое животное узнает о том, что его преследуют.

Священник склонялся к предположению, что за ним увязался здоровенный степной волк; кошачьи, насколько он знал, никогда не охотились по запаху. Однако не стоило исключать и того, что за ним шел по пятам совершенно незнакомый, опасный зверь; необъятные просторы материка, в древности называвшегося Северной Америкой, теперь кишели бесконечно разнообразными жизненными формами.

И все же Иеро пребывал в недоумении: порою преследователь вел себя странно. Кто бы то ни был, он явно не спешил нападать, и порой священник чувствовал его присутствие совсем слабо, как будто тот останавливался или вообще начинал удаляться. Но потом инстинкты опять принимались отчаянно бить тревогу, словно охотящееся за ним существо снова брало след и пускалось в погоню, двигаясь с удивительной скоростью. Такое поведение было совершенно не свойственно волку или любому похожему на него зверю. Значит, еще один человек? Но он не видел ни струйки дыма, ни проблесков далекого пламени во мраке ночи, что само по себе еще ничего не значило: преследователь мог обращаться с огнем так же аккуратно, как и жертва.

Наконец Иеро пришел к выводу, что время решительных действий еще не настало, пока надо вести себя осмотрительнее и подстерегать удачный случай. Ведь тот, кто идет за ним, рано или поздно непременно обнаружит себя, лучше поглядеть на преследователя из надежного укрытия. Поэтому, продолжая шагать к постепенно вырастающим на горизонте холмам, Иеро постоянно высматривал подходящее для засады место.

Большую часть ночи священник провел на дереве, вслушиваясь и вглядываясь, но, к его удивлению, в звуках ночной саванны не было ничего необычного. Крики охотников и жертв, далекий топот копыт, шорох травы – все это он слышал прошлой и позапрошлой ночью. Стадо толстокожих хоботных пронеслось мимо, и Иеро, стараясь не дышать, приник к ветке. Хотя он всегда выбирал для ночлега наиболее толстые деревья и сегодня не изменил этому правилу, ему совсем не хотелось проверять, сможет ли разъяренный зверь повалить гигантский ствол. Через некоторое время священника насторожил страшный рев, весьма отдаленный, но тем не менее заставивший дрожать и сотрясаться землю. Он моментально представил себе, как огромный саблезубый кот сцепился с одним из тех животных, что недавно пробежали под деревом. После этого ничто больше не беспокоило священника, и под конец, крепко привязав себя к ветке, он заснул и проспал так почти до самого утра.

Рассвет застал его уже на ногах; посматривая по сторонам – нет ли признаков погони? – Иеро бодро шагал к заветным холмам, стараясь держаться поближе к высоким деревьям и термитникам. Последние начали появляться все чаще и чаще, причем священник сразу оценил, какие это надежные укрытия для засады или наблюдений.

Ближе к полудню он все-таки не удержался и забрался на одно из этих причудливых сооружений, чтобы осмотреться и заодно перекусить вяленым мясом и ягодами.

Стайка птиц с испуганным писком взметнулась в воздух там, где он прошел совсем недавно. Путник отложил недоеденный кусок. Аккуратно спрятав мясо обратно в мешок, Иеро пристроился за одним из бугристых наростов на макушке термитника. Похоже, таинственный преследователь наконец-то решил познакомиться с ним поближе. Священник бросил еще один быстрый взгляд за спину – пара высоких деревьев неподалеку послужит прекрасным местом для отступления, если придется сменить позицию.

Заросли кустарника впереди заколыхались, словно чье-то массивное туловище осторожно раздвигало колючие ветки. Сидящий на верхушке термитника Иеро заранее напряг мускулы, готовясь к прыжку и немедленному отступлению, если выяснится, что со зверем не совладать. Судя по треску и шорохам, которые производило чудище, продираясь сквозь кусты, габариты у него были солидные.

Вдруг яркий солнечный луч ударил в лицо Иеро, отразившись от чего-то блестящего, и в тот же миг треск веток оборвался, и существо робко выступило из зарослей. Иеро, не веря своим глазам, в изумлении уставился на незадачливого пришельца; наконец счастливая улыбка заиграла на его губах. Он едва сдержал крик радости.

По песчаной насыпи неспешно, словно направляясь после прогулки в уютное стойло, прыгал его пушистый скакун. На спине животного болталось высокое седло, с боков свисали кожаные поножи. К седлу были приторочены весьма объемистые баулы, из которых торчали острые и блестящие предметы, столь неожиданно привлекшие внимание Иеро. Попрыгунчик Сеги наконец-то нашел хозяина!

Впрочем, даже если бы тот – что было бы странно – не узнал своего скакуна, вид заветного копья, которое когда-то составляло часть снаряжения Клуца, а теперь красовалось у седла хоппера, мог развеять любые сомнения.

Иеро слез с термитника и медленно двинулся вперед по насыпи, тихонько подзывая прыгуна. Услышав свое имя, Сеги удивленно заложил одно ухо за спину, но остался на месте, не выказывая признаков беспокойства и, по-видимому, не собираясь удирать от приближавшегося к нему загорелого человека в грязных отрепьях. Когда священник подошел совсем близко, попрыгунчик наклонил голову и тщательно обнюхал его. Потом, удовлетворенный осмотром, он столбиком уселся на пушистый хвост, глядя решительно и гордо, словно говоря: «Ну вот, моя работа окончена. Посмотрим, что теперь ты сделаешь».

Довольно долгое время Иеро простоял молча, уткнувшись лицом в мягкое плечо скакуна. За подобную удачу стоило помолиться еще раз – Господь послал ему царский подарок в бесплодной пустыне! Помахивая длинными ушами, Сеги терпеливо ждал, пока его хозяин справится с волной внезапно нахлынувших чувств и прикажет, что делать дальше.

Наконец, словно проснувшись, священник ласково потрепал пушистый бок хоппера и принялся разбирать его ношу.

Вначале он вытащил из мешка копье с тяжелым плоским наконечником и крестообразной распоркой, закрепленной позади лезвия, – похожие копья когда-то изготовлялись в средневековой Европе. Иеро аккуратно высвободил оружие из чехла и положил на траву. Развернув следующий пакет, он даже присвистнул от восторга: здесь находилось все его военное снаряжение! Там был даже старый короткий меч с клеймом древнего, уже давно позабытого государства, подаренный ему на окончание академии. Перекинув через плечо широкий кожаный ремень и ощутив за спиной приятную тяжесть, Иеро вновь почувствовал себя счастливым и полным сил.

Итак, копье, меч и кинжал, отличный шестидюймовый кинжал с обоюдоострым лезвием и рукояткой из оленьего рога! Затем рядом с оружием на траве оказались кожаный пояс и небольшая, но удивительно тяжелая коробочка из дубленой кожи, открыв которую, Иеро обнаружил магический кристалл и гадательные символы. Последними из мешка были вынуты два увесистых пакета с сушеным мясом, специально приготовленным для долгих путешествий. Теперь он не сомневался, кто послал ему все это!

Но где же ее письмо? Проворные пальцы метса принялись дюйм за дюймом исследовать сбрую хоппера. Однако после беглого осмотра удалось обнаружить лишь небольшую фляжку – очень полезный предмет для путешествий. Черт возьми, да где же оно? Иеро был убежден, что послание должно быть где-то здесь, совсем рядом!

Стоп! Иеро заложил руки за спину и попытался рассуждать логически. «Пошевели мозгами, дубина! – убеждал он себя. – Сеги могли убить… – Попрыгунчик засунул холодный нос прямо в волосы священника и возмущенно фыркнул. – Как бы ты поступил на ее месте, зная это? Неужели приколол чертово письмо к левому уху хоппера, чтобы кто угодно мог найти и прочитать его?»

После долгих поисков он нашел-таки под седельной покрышкой вожделенное послание – клочок бумаги, припрятанный в малюсенький, не больше ногтя, мешочек из хорошо промасленной кожи.

Дрожащими руками священник развернул бумажку и, не обращая внимания на нещадно палящее светило, погрузился в чтение. Над его головой в такт дыханию трепетали розовые ноздри прыгуна, вбирая разнообразные запахи, которые нес легкий ветерок. Однако в них не таилось угрозы, поэтому голенастые ноги Сеги оставались по-прежнему расслабленными. А его хозяин снова и снова перечитывал несколько строчек, торопливо набросанных на смятом листке бумаги:

«Дорогой мой! Я знаю, что ты жив. Не знаю только, где ты и что они с тобой сделали. Кто виноват во всем этом, мне, конечно, понятно. Раз ты не умер, а я никак не могу прикоснуться к твоему сознанию, значит, без Нечистого здесь не обошлось. Я бы с радостью послала к тебе Клуца, но он убежал той же ночью. Конюх говорит, что он страшно бился и ревел в своем стойле, а когда его попытались успокоить, сломал ворота и мгновенно исчез в темноте. Стражники утверждают, что незадолго перед рассветом видели животное на северной дороге. Наверно, он последовал за тобой, так что будь готов к встрече. На балу один из гостей пытался убить короля. Этот человек так и не заговорил. Даниэль ранен серьезно, но выживет. Мой кузен Амибал куда-то подевался, и никто не может сказать, где он теперь. Джозато тоже исчез. Даже верховный жрец ничего не знает о нем. В казармах пока все спокойно, а Митраш теперь постоянно со мной. Он просил передать тебе, что уже разослал людей на поиски и сообщил обо всем друзьям. Да хранит тебя Господь, любимый! Я оставила в мозгу Сеги еще одно сообщение. Если хоппер сможет тебя найти, он это сделает. Возвращайся скорей ко мне! Твоя Л.»

Иеро был рад, что никто, кроме Сеги, не видит его сейчас. Кто бы мог представить, что опытнейший киллмен, один из самых отчаянных лесных рейнджеров севера, будет плакать в три ручья над письмом любимой женщины.

Вытирая слезы, он еще раз поблагодарил Бога за то, что у него такая жена. Она ведь еще совсем ребенок! Но какое самообладание! Раз Иеро жив, значит, надо попытаться помочь ему. Сбежал Клуц – пошлем второго скакуна, пусть и лучшего из хопперов королевства. Иеро восхищенно покачал головой. Он мог поспорить, что охрана во дворце уже удвоена и все войска приведены в боевую готовность. И как проницательно она подметила исчезновение молодого герцога и главы канцелярии верховного жреца! А главное, теперь совершенно ясно, что заговорщикам будет непросто добраться до нее. Митраш ведь разослал сообщения, так? Очень хорошо! Иеро не сомневался, что совет эливенеров уже знает обо всех последних событиях. Стало быть, прямо сейчас брат Альдо и его соратники могут, правильно оценив обстановку, сделать ответный ход. Да, прочитав письмо, священник почувствовал, что у него гора свалилась с плеч. Даниэль и Лучар теперь в безопасности, а все королевство

– настороже. Метс получил ту помощь, которую она могла ему оказать, и все остальное уже зависит только от него самого. Правда, судьба Клуца немного его беспокоила. Куда мог подеваться лорс? Иеро еще раз погладил Сеги. Этот попрыгунчик действительно сотворил чудо. Обремененный тяжелым седлом и поклажей, он одолел сотни миль, терпеливо следуя за пропавшим хозяином. И, что совсем удивительно, выглядел просто отлично. Даже если принять во внимание все то, что Иеро слышал о силе и выносливости этих животных, способности Сеги поражали воображение. Ведь он, должно быть, тоже пересек голубую пустыню, несколько дней обходился без воды, а потом вынужден был скрываться от многочисленных хищников саванны. И так, почти не останавливаясь, он продвигался вперед и вперед, пока наконец его нерасторопный хозяин не отыскался. Не всякий человек способен на подобное. Чем же он, Иеро Дистин, заслужил столь безграничную преданность?

Ему потребовалось несколько секунд, чтобы вновь вскарабкаться на термитник и обозреть окрестности. Затем Иеро ослабил ремень, удерживающий стремена-футляры, уселся в седло и, ласково потрепав шею хоппера, послал его вперед. Сеги передернул ушами и, все ускоряя бег, припустил к встававшей на горизонте цепи холмов. Странные курганы по-прежнему манили священника в свои объятья. И потому он бездумно гнал скакуна на юго-запад, навстречу тому, что лежало за лесистыми склонами.


2. ОДИН | Иеро не дают покоя | 4. ТЕМНЫЕ УГРОЗЫ, ТЕМНЫЕ СОВЕТЫ