home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1. КОРОЛЕВСТВО ВОСТОКА

Золотые лучи восходящего солнца лились в узкие окна дворцовых покоев. Где-то далеко задорный гонг возвестил, что в великом и могущественном королевстве Д'Алва снова наступил день. Постепенно воздух зазвенел звуками: стражи на стенах дворца, мостах и крытых подвесных дорогах, вторя главному гонгу, ударили в свои небольшие металлические диски. И теперь казалось, что в огромном городе содрогается, звучит и вибрирует каждая улочка, каждый дом, каждый камень. Иеро сел в постели, широко зевнул и, чуть слышно выругавшись, заткнул уши, чтобы хоть как-то защититься от сумасшедшего гула.

– Ты делаешь так каждое утро, – послышался из-за спины голос Лучар. – А я думала, мы прожили здесь достаточно, чтобы привыкнуть к гонгу.

Он протер глаза и обернулся. Принцесса, уже успевшая принять ванну и облачиться в один из своих повседневных нарядов, сидела у зеркала, покрывая губы и брови какой-то блестящей синеватой пастой – дань дворцовой моде. Иеро мрачно скривил рот и вдруг, не удержавшись, громко и презрительно фыркнул.

Она поймала его недовольный взгляд и расхохоталась:

– Ну, не будь же таким занудой, дорогой! Просто, когда развлекаешь придворных дам за завтраком, нужно и выглядеть подобающим образом. Кстати, а что так задержало тебя прошлой ночью? Опять беседовал с верховным жрецом?

– Уг-м-м… – Обнаружив на подносе рядом с кроватью завтрак, Иеро, не теряя времени, принялся за еду. – Старый Маркама вполне подходит для этой должности, но, Боже мой, что произошло с церковью и религией в вашей стране? Целибат священников! А чего стоят одни эти так называемые монастыри, куда благородные дворяне посылают своих незаконнорожденных отпрысков, чтобы те провели всю жизнь в молитвах или, на худой конец, за рисованием каких-то дурацких картинок, но опять-таки – в целомудрии! У меня такое впечатление, что Нечистый здесь уже добился своей цели – свел людей с ума. – Лицо его внезапно стало совсем серьезным. – И, что хуже всего, это может на самом деле оказаться правдой.

– Милый! – Лучар встревоженно вглядывалась в его лицо. – Я знаю, ты твердо уверен, что Нечистый обосновался в моей стране… даже в этом городе… Возможно, что ты и прав. Но пока ты не обнаружил ни малейших доказательств – только несколько людей, разум которых для тебя закрыт. Но ведь ты же говорил мне, что многих сама природа наградила даром скрывать мысли за ментальным щитом, причем они могут даже и не подозревать о своих способностях.

Иеро вздохнул и сменил тему разговора. Они немного поболтали о большом королевском бале, который должен был состояться сегодня вечером. Затем Лучар отбыла исполнять придворные обязанности, а Иеро, кряхтя и вздыхая, вылез из постели и, натянув какую-то одежду, спустился в сад, окружающий обширное крыло дворца.

Хотя у Иеро действительно не было никаких ощутимых причин для беспокойства, он все время чувствовал, что во дворце замышляется нечто ужасное и отвратительное. Отсюда бил мощный поток злобы и ненависти, какой не скроешь от человека, не раз общавшегося со слугами Нечистого.

И все же обошлись здесь с ним очень хорошо. Когда они с Лучар верхом на Клуце показались перед главными воротами города, стражники, отсалютовав, сразу впустили их, а часом позже его уже представляли самому Даниэлю Девятому – мудрому и справедливому властителю королевства Д'Алва.

К своему удивлению, священник скоро обнаружил, что ему, как ни странно, нравится этот Даниэль Девятый, а последний, словно угадав его расположение, тоже не скрывал, что доволен выбором дочери.

Крупное, мускулистое тело короля кое-где уже начинало наливаться жирком – ведь его величеству недавно стукнуло пятьдесят, – но все еще вызывало ощущение красоты и силы. Его темные вьющиеся волосы плотной шапочкой прилегали к голове, а на симпатичном, открытом лице курчавились внушительных размеров усы и борода. Облаченный в умопомрачительные одежды ярчайших расцветок и с ног до головы увешанный драгоценностями, король тем не менее не расставался с огромным двуручным мечом с абсолютно гладкой, лишенной украшений рукояткой. Как Иеро и ожидал, рукопожатие монарха оказалось сильным и твердым.

Неужели за этой благообразной внешностью таился коварный и жестокий правитель, чья единственная дочь предпочла скрываться в джунглях, лишь бы избежать того блестящего будущего, которое готовил для нее честолюбивый папаша ради политических выгод?

Однако Иеро недолго терзался такими мыслями – при первом же личном разговоре с глазу на глаз король сам поспешил с объяснениями. Присев на край гранитного парапета, обрамляющего одну из террас дворца, они грелись на солнышке и негромко беседовали. Где-то в тени, достаточно далеко, чтобы не услышать их тихий разговор, стояли вездесущие охранники, пристально наблюдая за королем и своим новым принцем.

– Послушай, Иеро, – Даниэль нахмурился, – я, конечно, представляю, что тебе рассказала Лучар об этом злополучном браке с Эфремом, но, понимаешь, весь мой Совет, включая высших жрецов, требовал его заключения. И что же мне, по-твоему, оставалось делать? Видит Бог, государству нужны надежные союзники, а Чеспек… ну… это Чеспек. Эфрем боится меня, и я надеялся, что он не посмеет причинить девочке вреда. Однако репутация этого подонка всем хорошо известна, Лучар в том числе, черт возьми! Естественно, мне не хотелось отдавать дочь в такие руки; что ж, порой оказывается, что быть королем не слишком приятно. Тем более, когда твой единственный сын и наследник мертв… – Король бросил на Иеро печальный взгляд и тяжело вздохнул.

– Понимаю, – тихо отозвался священник, – королевство прежде всего. – Сейчас он невольно восхищался мужеством властителя Д'Алва. Да, этот король действительно обладал мужеством, если нашел в себе силы извиниться за поступок, продиктованный интересами, пусть даже очень важными, политической игры.

Иеро понимал Даниэля – и разумом, и сердцем. В этой стране у метса пока не возникало трудностей в общении, в том числе связанных с языком. Он обладал врожденной восприимчивостью к чужой речи и, путешествуя с Лучар, успел перенять ее родной говор.

– И что же теперь сделает Эфрем? – Иеро пришлось-таки задать этот вопрос. Жрецы Д'Алва, восхищенные его ментальными способностями и знанием древней истории, успели рассказать многое, а еще больше открыло мысленное зондирование, но ему казалось неприличным вторгаться в мозг короля. Однако Иеро нужно было скорее разобраться в замыслах этого человека. Обладает ли он достаточными способностями и властью? Поможет ли Иеро в новой миссии?

– О, не беспокойся о нем! – В голосе Даниэля звучала уверенность. – Сначала он, конечно, побушует, но потом утихомирится и подчинится воле жрецов, когда придет время замаливать грехи. А это случится, как только он замучает еще одну молодую рабыню. – Король испытующе поглядел на Иеро. – Ведь ты, мальчик мой, тоже связан с Универсальной Церковью, да? Интересно, вашим дворянам удается держать священнослужителей в узде? Или там все так же, как и здесь? Ведь моя главная задача всегда заключалась в том, чтобы не выпустить власть, не отдать бразды правления в их руки… Думаю, в этом деле ты можешь оказаться мне очень полезным.

Что ж, достойное предложение… Иеро вновь задумался. Король, по-видимому, и в самом деле не ловкач, не интриган – просто прямой и честный старый солдат, который, сев на трон, вдруг обнаружил, что окружают его льстецы и подхалимы.

– Мы почти не сталкиваемся с подобными сложностями. – Священник предпочел пока уклониться от прямого ответа. – Большинство дворян занимается не склоками, а охраной границ от орд Нечистого, а каста жрецов, наряду с благородным сословием, признана вторым столпом, поддерживающим все государственное здание. Ведь в наш Высший Совет входят не только знатные вельможи, но и наиболее уважаемые представители духовенства. – Это было ложью только наполовину, поскольку Высший Совет Аббатств действительно существовал. Другое дело, король вряд ли переварит тот факт, что в Республике Метс вообще нет вельмож.

– Ну ладно. – На полных губах Даниэля заиграла едва заметная улыбка.

– Я, правда, все равно не верю, что вы не имеете каких-то своих секретов управления, но суть не в том. Просто я чертовски доволен появлением нового родственника, неважно – принц он или нет. Наверное, это прозвучит странно, но я очень люблю свою дочь и радуюсь ее счастью. Более того, – он нагнулся и легонько потрепал Иеро по колену, – мне думается, ты еще прекрасно послужишь и старому королю Даниэлю, и всему Д'Алва.

Король поднялся и, на прощание хлопнув Иеро по плечу, заспешил вниз по террасе. После этого разговора священнику пришлось признать, что он немного ошибся в своей оценке: лукавый монарх был совсем не так прост, как могло показаться на первый взгляд.

За беседой последовали встречи с другими виднейшими людьми королевства. Маркама – верховный жрец Д'Алва – произвел на Иеро впечатление весьма порядочного и достойного человека, который вполне мог бы обладать властью поистине безграничной, имей он к этому хоть какую-то тягу. К сожалению, святой отец чтил в обрядах жрецов только их внешнюю сторону, а посему не слишком поощрял занятия чистой наукой. Тем не менее его ни в коем случае нельзя было считать врагом; наоборот, Маркаму до глубины души восхищали обширные познания Иеро – как по части церковных обычаев, так и относительно Нечистого и его слуг, которых почетный пастырь действительно боялся и ненавидел.

Большинство административных дел находилось в ведении Джозато – жреца, по рангу уступающего только Маркаме, тощего, бесцветного, постоянно с рассеянным видом таскавшего с собой огромные кипы каких-то свитков. Иеро не нашел в нем ничего необыкновенного за исключением того, что разум Джозато был скрыт непроницаемым ментальным щитом, а с этим приходилось считаться. Возможно, под пышными одеяниями главного счетовода королевства скрывается маленький медальон из голубоватого металла. Конечно, как и предполагала Лучар, существование экрана может иметь и более невинное объяснение – врожденные способности, например, или длительные тренировки, техника которых не была здесь окончательно утеряна. Иеро оставалось только гадать, какова природа столь прочного ментального щита, и внимательно следить за жрецом. Не мог же он попросить его раздеться?

Устав от тяжких раздумий и бесцельного шатания по садовым дорожкам, Иеро направился к королевским конюшням. В этом городе оказалось слишком много людей, разум которых не поддавался его вмешательству; значит, за ними тоже нужно пристально наблюдать. Взять хотя бы молодого графа Камила Гифтаха. Обходителен, учтив, знатен и богат. Будучи одним из лучших полководцев королевства, несколько раз предлагал Лучар руку и сердце, но получал отказ. Граф вел себя вполне дружелюбно, но взгляд его беспокойных глаз столь часто останавливался на новоиспеченном принце, что это заставляло того нервничать.

И все-таки Иеро удалось отыскать настоящего друга. Глава здешних эливенеров, заранее извещенный о его появлении по каким-то известным лишь брату Альдо каналам, сам быстро наладил контакт с новым союзником. То, что Митраш оказался вдобавок еще и лейтенантом дворцовой стражи, пошло только на пользу делу: днем и ночью он мог находиться в любых, самых потайных помещениях дворца, не вызывая подозрений. Хотя эливенер был уже в летах и начал лысеть, его атлетическая фигура излучала силу и уверенность.

Однако после недолгого общения с лейтенантом Иеро убедился, что тот мало чем сможет ему помочь – Митраш не обладал ментальной силой Альдо. Простой солдат, честный, исполнительный, выбранный Братством на роль наблюдателя во дворце, он был обеспокоен разложением, незаметно охватившим всю страну, искренне стремился помочь Иеро и действительно помогал по мере своих скромных возможностей. К счастью, Митраш имел много полезных знакомств в городе и мог, если потребуется, связаться с другими членами Братства, хотя на это требовалось время, и подчас немалое. У него тоже оказался защищенный разум, что, впрочем, пришлось весьма кстати. К сожалению, Иеро пока не удалось сделать его командиром своей личной охраны; тем не менее Митраш старался держаться поблизости и в случае чего сумел бы защитить Лучар, если с ее супругом вдруг что-то произойдет.

Впереди показались конюшни, и Иеро невольно прибавил шаг – нужно проведать Клуца и своего нового скакуна, хоппера-попрыгунчика Сеги.

Огромный лорс обрадованно потерся о хозяина носом, когда восхищенные конюхи медленно и осторожно вывели зверя из стойла. Никто в Д'Алва не то что не видел – даже не слышал о могучем рогатом животном, один вид которого внушал страх и благоговение, невольно распространявшиеся и на всадника. Сознавая это, Иеро не упускал случая покрасоваться на спине великолепного скакуна перед толпой, обязательно собиравшейся при его появлении на улицах города.

Вслед за лорсом вывели Сеги, которого Клуц встретил ревом ярости. Если бы огромному быку удалось как-нибудь оказаться с хоппером наедине, он бы непременно стер беднягу в порошок; видеть хозяина на спине другого скакуна было нестерпимо для его самолюбия. Сеги, казалось, понимал, какие чувства питает к нему Клуц, и старался держаться подальше от легко впадающего в бешенство компаньона.

Прыгуны – еще одна удачная находка взбесившейся эволюции – ходили под седлом в королевской гвардии. Смышленые и дружелюбные, они отлично заменили исчезнувших лошадей.

Сеги, усевшись на мускулистые задние лапы и похожий на подушку короткий пушистый хвост, принялся охорашиваться. Его маленькие передние лапки усердно приглаживали густой мех на грудке и на животе, а огромные, вытянутые уши забавно поворачивались то в одну, то в другую сторону. Наконец он остался доволен своим внешним видом, последний раз провел лапами по белому брюшку и выпрямился во весь рост – лучший скакун королевства, свадебный подарок короля Даниэля своему зятю.

Иеро не знал, от кого вели свое происхождение хопперы, но это нисколько не мешало ему наслаждаться невообразимым ощущением полета, возникающем при скачках на этом животном. Он с жаром принялся изучать приемы езды на прыгунах, которые являли собой фантастическое зрелище для любого хоть сколько-нибудь сведущего в верховой езде человека. Сбруя Сеги состояла из тяжелого седла почти прямоугольной формы, крепившегося на спине с помощью широкого ремня и уздечки. Вместо привычных стремян всадник вставлял ноги в жесткие кожаные футляры, свисающие по бокам седла и стянутые еще одним ремнем поменьше, который, очевидно, заменял подпругу. Поначалу Иеро с трудом удавалось высвобождаться изо всей этой кожаной упряжи, но, после нескольких недель серьезных упражнений, он смог в полной мере оценить эти неудобные на первый взгляд футляры и высокую спинку седла.

Все дело в том, что самый обычный хоппер – а Сеги был-таки на лучших

– за один прыжок покрывал не менее пятнадцати ярдов, и экипировка помогала удержаться у него на спине. Искусные наездники управляли не только длиной, но и высотой прыжка; при этом хвост хоппера служил отличным рулем. При скачке «в полный мах» длинноухий зверь двигался гигантскими прыжками и с головокружительной скоростью. Священник не раз, затаив дыхание, наблюдал за выездкой эскадрона королевских кавалеристов. Двигаясь слаженно, будто часовой механизм, всадники взлетали вверх, перегруппировывались в воздухе и опускались на землю все в том же идеальном порядке, нигде не нарушив рядов и не поломав строя. А потом – снова вверх, не задерживаясь ни на секунду, пока маленький медный рожок не протрубит остановку. Кавалеристы то легко покачивали грозными пиками в салюте, то стремительно, одним плавным движением, брали их на изготовку. Иеро, сам превосходный воин, не мог не восхищаться искусством езды и слаженностью маневров солдат Даниэля. Да, с такой легкой кавалерией и батальоном поддержки из опытных киллменов на огромных лорсах можно без опаски лезть в любые джунгли!

Иеро с радостью пропадал бы целыми днями в конюшнях, не будь у него множества других забот. Но пару часов в день он обязательно проводил на плацу, оттачивая свое искусство под руководством опытного сержанта. Правда, этим занятиям зачастую мешал Клуц – его бесило зрелище того, как хозяин, устроившись на спине Сеги, демонстрирует чудеса ловкости.

То, как скоро принц приноровился к своему скакуну, одновременно и удивляло, и радовало его наставников. Конечно, они не догадывались, что бесконечные часы утомительной выездки ему заменяет прочный телепатический контроль над животным – Сеги, как и предполагал Иеро, оказался весьма смышленым и прекрасно реагировал на мысленные команды. Однако он не сразу притерпелся к малоопытному седоку.

Покончив с занятиями, Иеро обычно выезжал куда-нибудь верхом на Клуце, пользуясь случаем погарцевать на улицах города. Задавая огромное количество вопросов и чутко прислушиваясь к мысленной реакции собеседников, он ухитрился собрать массу полезных сведений о стране, в которой ему предстояло жить. Он также предпринял небольшое путешествие на побережье, чтобы насладиться незабываемым зрелищем пенистых волн Лантического океана; тихо шурша, они накатывались на пустынный пляж, окаймленный невысокими зеленеющими холмами. Что, если он первый, кому довелось увидеть и великий океан востока, и необъятный западный? Где-то там, за этой беспредельной водной гладью, лежала легендарная Европа – колыбель человеческой цивилизации и родина истинной церкви, уже несколько тысячелетий оторванная от своих детей, обитающих на далеком американском континенте.

Иеро ритмично покачивался на широкой спине Клуца. Его скакун, несмотря на эскорт из четверых охранников на прыгунах, с трудом прокладывал себе путь по запруженной народом улице. Завидев принца, люди стаскивали головные уборы и почтительно кланялись. Да он и в самом деле выглядел принцем – разодетый в багряно-красный шелковый жилет и такого же цвета кильт с золотым шитьем, обутый в мягкие кожаные сапожки и теребящий в руках изящного покроя перчатки для верховой езды. Любимый короткий меч Иеро, как обычно, висел у него за спиной, но только теперь уже на отличном кожаном ремне с огромной золотой пряжкой. И довершала весь этот великолепный наряд небольшая золотая корона, которая сидела поверх щегольской шапочки с белоснежным пером дикой цапли, приколотым бриллиантовой брошью редкостной красоты. Жителям королевства нравились яркие цвета его одежд, а в особенности – слухи о невероятных приключениях принца на севере, уже давно ходившие по всему городу.

Галантно раскланиваясь в ответ на приветствия толпы, Иеро зондировал ментальное поле, пытаясь определить, что скрывается за белозубыми улыбками и восторженными воплями горожан, толпящихся на балконах, которые угрожали рухнуть, и выглядывающих из распахнутых настежь окон. Священник нисколько не сомневался в том, что смертельные недуги прячутся где-то здесь, опасные своей неуловимостью. Легонько пробежавшись по мыслям окружающих его людей, Иеро не заметил и тени недовольства своей персоной, за исключением мыслишек уличных попрошаек и некоторых представителей благородного сословия. Ну что ж, все так и должно быть.

– Куда же они подевались, малыш? – обратился он к Клуцу, осторожно переступавшему по булыжникам древней мостовой, скользкой от грязи. – Ведь они здесь, приятель, это уж наверняка! Как найти их, как выкурить из нор, пока они не окрепли и не добрались до нас первыми?

Хохочущая, едва одетая девица выкрикнула соленую шутку насчет скорого появления наследника трона, и Иеро, остановив скакуна, беспомощно пожал плечами. Люди вокруг просто ревели от хохота. И все-таки даже в обстановке общего благополучия он ни на секунду не давал себе спуску. Да, враг умен, но все совершают ошибки. И если внимательно наблюдать за происходящим и не расслабляться, если не подведет Лучар, рано или поздно противник обнаружит себя. Возможно, именно так все и кончится.

А наблюдать, вообще говоря, было за чем. Иеро перевел взгляд на пересекавшую площадь группу мужчин в белоснежных одеждах и зеленых приплюснутых шапочках. Му'аманы… Метс знал только, что они поклоняются какому-то другому богу, не Иисусу Христу, а также весьма почитают Луну. Жили они в юго-западной части королевства и в столице показывались редко, предпочитая тихо и мирно пасти свои стада, славившиеся по всему побережью. Му'аманы почему-то презирали длинноухих попрыгунчиков, и никого из них никак не удавалось посадить на этих добродушных животных. Зато они превосходно бегали, стреляли из лука и отлично владели мечом – недаром лучшие полки легкой пехоты королевства всегда набирались именно из му'аманов. Подоткнув белые хламиды, они могли бежать за своими коровами хоть целые сутки.

Несмотря на обособленный образ жизни, лояльность кочевников никогда не подвергалась сомнению. Если не принимать во внимание странную одежду, му'аманы выглядели так же, как все жители Д'Алва, – темнокожие, с шапочками курчавых, плотно прилегающих к голове волос. Они приветствовали принца, когда он подъехал поближе, уважительно, но без тени низкопоклонства; их черные глаза внимательно оглядывали необычного скакуна и вооружение, почти не задерживаясь на красивой одежде и золотых побрякушках.

Вслед за му'аманами навстречу Иеро двигалась длинная процессия крикливо разодетых торговцев, видимо только что прибывших из южных областей страны; на их лицах и просторных халатах ярких расцветок толстым слоем осела дорожная пыль, а кое-где проступали и кровавые пятна – признак того, что путешествие прошло не совсем гладко. Священник воздержался от зондирования их мыслей – не стоит труда. Как и все путешественники, проходящие через город, купцы обязательно предстанут перед придворным летописцем, следящим за событиями в королевстве. На пропыленных одеждах Иеро заметил шестиконечную звезду – знак давидов, еще одной странной религиозной секты Д'Алва. Давиды жили и в самом городе; как и му'аманы, они почти не отличались внешне от остальных его обитателей и встречались на всех ступеньках социальной лестницы – от нищих и бедняков до богатых торговцев и дворян. И верили они вроде бы в того же самого бога, только не признавали ни его мессию, ни пророков, а их священники вели свои службы по каким-то таинственным книгам, глядеть на которые позволялось лишь единоверцам. Хотя многие семейства му'аманов и давидов уже долгие годы состояли при дворе, они отличались замкнутостью, и их юноши весьма редко женились на девушках-христианках. Все же Лучар и король Даниэль верили им безоговорочно. «Хотел бы я доверять своим собратьям во Христе так же, как я доверяю им», – частенько говаривал король. Когда Иеро поближе познакомился с делами государства, его совсем не удивило, что в королевской гвардии и среди стражников вдруг оказалось необычайно много представителей этих сект.

Улица впереди сужалась, и в просвете между домами показался один из столь часто встречавшихся в городе мостов, защищенный с обеих сторон толстыми каменными стенками. Такие мосты перекидывали через воды многочисленных каналов, струившиеся вдоль городских улиц, чтобы слиться в дюжину сонных речушек, текущих к Лантическому океану. Подъехав поближе, Иеро в очередной раз убедился, что внушительные каменные стены, прикрывавшие мост и прилегающий к нему участок канала, отнюдь не бесполезное украшение. На один из толстых металлических штырей, вмурованных в каменное ограждение моста, была наколота уродливая, забрызганная кровью голова какой-то рептилии, оскалившей в агонии два ряда огромных, заостренных, словно лезвия, зубов. Увидев ее, Клуц всхрапнул и неуверенно переступил копытами по окровавленным булыжникам мостовой.

– Это грантер, ваша светлость. – Заметив его замешательство, один из охранников мгновенно оказался рядом. – И здоровый, надо сказать. Я пару раз слышал, как они ревут на болотах, – от их воплей можно просто оглохнуть! Вообще-то, лет десять-пятнадцать назад их было совсем немного; но если дело пойдет так дальше, боюсь, нам скоро придется строить новые стены.

– Они годятся на что-нибудь? – поинтересовался Иеро. – Вид-то у него, прямо скажем, не слишком аппетитный.

– Ну, мясо неплохое на вкус, хотя его приходится долго отмачивать, а из шкуры получаются отличные щиты. Не знаю, правда, что с ними делают крестьяне – наверное, просто уничтожают, ведь даже небольшой грантер, в три раза меньше этого страшилища, может запросто утащить ребенка. А уж как они расправляются со скотом – костей не соберешь! Так что если в деревне нет колодца, вода становится серьезной проблемой. – Охранник поморщился. – Я сам когда-то потерял маленького племянника. Мы плыли на барже; парнишка утром открыл люк и высунулся наружу, тут грантер его и схватил. А теперь эти твари уже и в городе кишат, и с каждым годом становится все хуже и хуже.

Задержав взгляд на выпучившей остекленелые глаза голове рептилии, Иеро глубоко задумался. Очевидно, рассказанное охранником только следствие. А где кроются причины? Ведь из-за участившихся нападений грантеров и прочих не менее смертоносных водяных хищников посты охраны на мостах и вдоль каналов совсем недавно пришлось удвоить. Нет сомнений, что колдуны Нечистого насылают на столицу Д'Алва целые орды голодных тварей вроде грантеров или еще похуже. Это как раз в их стиле – незаметная, но приносящая ощутимый вред акция, прекрасный способ потихоньку ослабить государство. А зачем? Затем, что тогда легче будет развязать в нем настоящую войну… Да, над этим стоит поразмыслить.

Вместе со своей маленькой свитой Иеро пересек мост и отправился дальше, кружа и петляя по городским улочкам. После обеда нужно будет проверить посты охранников; оставались еще эти бродячие торговцы с юга. Королю Даниэлю пришелся весьма по вкусу искренний интерес зятя ко всем государственным делам, и теперь он старался любое решение обсудить с Иеро. Священник покачал головой – как он мог забыть! – ведь сегодня вечером состоится большой королевский бал, на котором Даниэль наверняка представит нового принца всему высшему сословию страны.

Тонкие губы Иеро изогнулись в ухмылке, – подумать только, Лучар заставила его брать уроки танцев! К счастью, врожденное чувство ритма и зачатки музыкального образования, полученного еще дома, облегчили знакомство с местными плясками, тем более что огорчать свою милую женушку ему не хотелось.

Он выехал на площадь, постоянно кивая и прикладывая руку к шапочке в ответ на звучащие отовсюду приветствия. Иеро повернул голову направо, и широкая улыбка заиграла на его лице – с другой стороны площади бешено мчался хоппер, на спине которого с небрежной грацией восседала гибкая, тонкая фигурка в ярком развевающемся одеянии. Прыгун в последний раз взлетел над головами перепуганных крестьян и, тяжело дыша, приземлился в футе от флегматичной морды Клуца.

– Мой привет достойнейшему принцу из далекой страны ледяных драконов!

– Под алым тюрбаном сияло веселое лицо молодого наездника.

Герцог Амибал Аэо, доводившийся Лучар троюродным братом и всего неделю назад прибывший в столицу королевства Д'Алва, успел уже стать любимцем Иеро, – впрочем, как и всего города. Сын покойного кузена короля в свои неполные восемнадцать лет предпочитал вести веселую жизнь, беззаботно принимая знаки внимания, подобающие его высокому титулу. И хотя мягкую, нежную поросль на верхней губе Амибала еще никак нельзя было назвать настоящими усами, мальчишка отнюдь не считался молокососом. Когда ему надоедало со страшной скоростью гонять на хоппере по лабиринту дворцового парка, он отправлялся на реку – поохотиться на тамошних обитателей в маленьком одноместном каноэ. Несмотря на столь юный возраст, за герцогом тянулась длинная цепочка разбитых девичьих сердец, а по части употребления крепких напитков он легко мог заткнуть за пояс даже поседевших в боях армейских ветеранов. Иеро быстро понял, что за кажущимся легкомыслием Амибала скрывается нечто большее: в его весело поблескивающих глазах светился недюжинный ум, а черты лица, еще по-детски округлого, уже приобретали резкость и силу. Без умолку болтая, Амибал пустил своего скакуна рядом с Клуцем, и они вместе двинулись через площадь. Наряд молодого герцога был прост – широкий алый кильт и короткие сапожки, а тонкий изогнутый меч и кинжал, прицепленные к поясу, ничуть не умаляли впечатления радостной беззаботности.

– Ну что, все уже готово к большому балу, а, Иеро? – Амибала просто распирало от удовольствия. – Погоди, погоди, ты еще увидишь, какой костюм я себе приготовил! Я покажу этим стареющим придворным бездельникам, как должен выглядеть настоящий принц крови! Надеюсь, что и вы с Лучар наденете что-нибудь этакое… чтобы у них глаза на лоб вылезли! Хотя за нее-то я не беспокоюсь – я пекусь о тебе, неряха-северянин. Говорят, гвардейцам пришлось немало потрудиться, чтобы вытащить тебя из тех отвратительных кожаных доспехов, в которых ты здесь появился.

– Мы оденемся, как это принято в моей стране, – вымолвил Иеро, глядя прямо перед собой. – Белые льняные туники без всяких украшений – по приметам, это отпугивает злых духов.

Надувшись, Амибал слегка повернул прыгуна, чтобы поймать букет цветов, который бросила ему с балкона симпатичная смеющаяся девушка. Один цветок он пристроил за ухом, а все остальные зарыл в пушистый мех своего скакуна. Широкая ухмылка священника мигом согнала озабоченность с юного лица. Герцог разразился потоком беззлобных проклятий, но потом, не удержавшись, расхохотался.

– Черт бы тебя побрал! С этим каменным выражением лица ты можешь одурачить кого угодно. Но все-таки скажи, что вы наденете? Ты ведь знаешь, это будет бал-маскарад в традициях тех времен, когда вельможи надевали на бал маски, опасаясь наемных убийц. Ну, давай же, – Амибал нетерпеливо заерзал в седле, – я никому не проболтаюсь, честное слово!

– Еще не знаю. Лучар сказала, что я обязан поразить всех своим нарядом, но к тебе, видимо, это не относится. Пожалуй, я буду в костюме Синего – шелковом с золотой полоской… Будь я проклят, если соглашусь надеть что-нибудь более хитрое! А Лучар ни за что не покажет мне свое карнавальное платье. У вас, болотных жителей, просто какая-то мания наряжаться. Создается впечатление, что любой скорее согласится голодать и жить под дырявой крышей, чем выйти на улицу без кружевных штанов, расшитого золотом плаща или чего-то в том же духе.

Молодой герцог и не пытался возражать:

– В нас просто говорит горячая южная кровь. Боюсь, что вы, холодные северяне, никогда не сумеете этого понять… – Впереди показались главные ворота дворца, рядом с которыми маячили крохотные фигурки охранников. – Значит, Синий. Странный народец из пустынь Смерти… Ну что ж, прекрасный выбор. Говорят, они обязаны синим цветом кожи зловещему сиянию мертвых песков. А еще ходят слухи, что Синие могут чувствовать присутствие невидимой Смерти и заблаговременно обходят те места, где она еще царит.

Иеро отсалютовал стражникам и перевел Клуца с легкой рыси на шаг. Что-то подсказало ему, что пока не стоит хвастаться перед юным Амибалом своей способностью избегать опасных мест. Он снова осторожно прощупал мозг юноши и убедился, что его ментальный щит все так же непроницаем. Да, мысленный экран у парнишки ничуть не хуже, чем у него самого. Не стоит забывать, конечно, что в монастырских школах еще преподавали молодым дворянам искусство ментальной защиты, однако с годами практика обучения все ухудшалась и ухудшалась, потому что большинство церковников считало подобные занятия совершенно бесполезными.

Иеро тепло попрощался с Амибалом и тут же забыл о нем. Пока метс шагал к своим покоям, в голове билась мысль, которую он только что отчетливо осознал. Значит, ментальные тренировки считаются теперь пустой тратой времени… Да, процесс гниения в этой стране зашел уже достаточно далеко! И сколько еще усилий понадобится приложить, чтобы наверстать упущенное, вновь преодолеть людскую подозрительность… особенно если учесть, что мастера Нечистого тоже не будут сидеть сложа руки. Погруженный в тяжкие раздумья, священник молча прошел в свою опочивальню, и стражник в коридоре, заметив выражение его лица, даже не осмелился отдать салют.

– Наконец-то, – Лучар приветствовала его с порога. – Я почувствовала твое приближение: облако мрачных мыслей летело впереди, пока ты поднимался по лестнице. Так что же на этот раз расстроило непобедимого воителя из великой северной державы?

– Ужасная трясина темных вражьих помыслов засосала меня. – Иеро непроизвольно улыбнулся, когда она встала на цыпочки, чтобы поцеловать его. – Но на этом мои огорчения не кончаются, потому что дурость и тупоголовость твоих… – Тут маленькая ладошка закрыла его рот.

– Знаю, знаю, не нужно даже напоминать. Жрецы непроходимо глупы и не способны смотреть в лицо фактам, духовное и физическое разложение высшего сословия достигло небывалых размеров, все заняты только собой, и, конечно, никто не замечает, как вольготно чувствует себя в стране Нечистый. Все, или я что-то забыла?

– Нет, моя радость, ты ничего не забыла, но я как-то не собирался докучать тебе подобными разговорами в карнавальную ночь. Кстати, это твое праздничное платье? – На его лице появилось выражение безмерного восхищения полупрозрачным, тонким одеянием, под которым, похоже, ничего не было.

– Болван! Это ночная рубашка! И как меня только угораздило связаться с этаким неотесанным дикарем, который не в состоянии отличить жалкую тряпку от бального платья!

– Ну что ж, когда мы впервые повстречались, на тебе не было даже тряпки, – примирительно заметил Иеро. – Однако я сказал Клуцу: «Клуц, дружище, неужели ты думаешь, что ей нужна одежда?» Можешь сама у него спросить, если не веришь.

Он упал в огромное мягкое кресло, и Лучар тут же уселась к нему на колени и ласково обняла за шею.

– Что-то беспокоит тебя, милый? – спросила она после минутной паузы.

– Ничего конкретного. – Иеро выбрался из кресла и, подойдя к узкому оконцу, устремил взгляд на город внизу. Оглушительный многоголосый шум улиц просачивался в башню далеким невнятным бормотанием. – Просто я увидел сегодня голову одного из ваших речных чудовищ. Охранник сказал мне, что за последние годы мерзкие твари расплодились. Вполне возможно, за всем этим тоже стоит Нечистый – колдуны и не такое могут… Но больше всего меня беспокоит предчувствие, что прямо здесь, под нашим носом, зреет какой-то ужасный заговор. Даже невинные шутки юного Амибала порой кажутся мне подозрительными. И наконец, самое худшее, – несмотря на все свое умение, я никак не могу разобраться в том, что же должно произойти.

– А по-моему, все эти страхи – реакция на незнакомое окружение. Тебя изматывают королевские приемы, необходимость носить какие-то, как ты считаешь, глупые наряды, все время быть на виду. Нервы, нервы и еще раз нервы. Хотя знаешь, – она покачала головой, – твои подозрения насчет Амибала могут оказаться вполне обоснованными. Он, конечно, порядочное дерьмо, и многие об этом знают, но не стоит забывать, что его титул лишь чуть пониже моего, и отец возлагает особые надежды на молодого герцога. Спасибо хоть, он не уродился совсем в свою мамочку; его папаша – кузен Каримбал – был просто немного глуповат, но Фуала – ох!

– А что же было не в порядке с Фуалой? – вяло поинтересовался Иеро, не отводя глаз от запруженных народом городских улиц. – Насколько я понимаю, она мертва… так же, как и ее муж.

– Совершенно верно, – сухо ответила принцесса. – Один из многочисленных любовников зарезал ее прямо в постели. Его потом привязали между двумя взбесившимися хопперами, и те разорвали беднягу пополам. Надо сказать, ее смерть принесла отцу только облегчение. Она вообще-то редко появлялась при дворе, но я хорошо ее помню, и это совсем не удивительно, – видит Бог, никогда не встречала столь ослепительно красивой женщины. Только вот было в ней что-то дьявольское… Фуала постоянно пропадала где-то в южных лесах. Она отправлялась туда в одиночестве, и нередко брала с собою Амибала – на неделю и больше. Возможно, я сгущаю краски, и это была просто грязная шлюха, но ни я, ни отец никогда не доверяли ей. Отец всегда считал, что у этой женщины какие-то неумеренные политические амбиции – она вертела своим мужем как хотела, а он – дурак! – шел на все, что угодно, истязал рабов… сплошное изуверство! Нет, я не могу сказать о ней ничего хорошего. И Амибалу, конечно, тоже повезло, что она умерла… если она действительно умерла.

– Но ведь ты только что сказала, что ее зарезали. Как же понять твое последнее замечание?

Лучар ненадолго умолкла, и Иеро вдруг осознал, что она смущена.

– Ты знаешь, – она повернулась в кресле, чтобы увидеть его глаза, – многие люди считали ее ведьмой, а с ведьмой так не покончишь. Хотя… хотя, конечно, она мертва… просто она всегда пугала меня. От нее проистекала настолько сильная эманация зла, что даже сейчас от одних только мыслей о ней мне становится не но себе. Каримбал умер через месяц после ее смерти. Говорят, от какой-то редкой болезни…

– Ну что же, – примирительно произнес Иеро, – всегда существуют люди, которые нам не нравятся. Кстати, этим торговцам-южанам тоже очень не понравится, если я не смогу хорошенько поприветствовать их из-за того, что опоздаю на королевскую аудиенцию. – Он отошел от окна и быстрым шагом направился к двери. – Надеюсь в следующий раз увидеть тебя в более подобающем высокому титулу платье.

Лучар швырнула ему вслед подушку, но промахнулась.


Большой королевский бал оправдывал свое громкое название. Иеро и представить не мог столь великолепного зрелища: в освещенном разноцветными фонариками огромном зале беззаботно кружились тысячи законопослушных королевских подданных, разодетых в необычайные костюмы. Его собственный наряд из лилового и золотого шелка выглядел гораздо скромнее, чем облачения большинства присутствующих на празднике. Король, восседая на троне в пышном пурпурном одеянии, с широкой, расшитой драгоценными камнями лентой через плечо, весело приветствовал гостей. Рядом с ним стояла Лучар в изумрудно-зеленом платье фантастического покроя. Из украшений на принцессе был только массивный браслет – подарок Вайлэ-ри, – ослепительно сверкавший на темной руке, а милое личико скрывала тонкая шелковая полумаска. По залу важно вышагивали священники в длинных, богато изукрашенных мантиях. Они оказались здесь не случайно: событие подобной значимости требовало обязательного публичного благословения. А цвет дворянства Д'Алва в нарядах, отягощенных грузом драгоценностей, весело приплясывал под рожки и барабаны, выводящие какой-то экзотический, варварский мотив, причем мужчины пышностью костюмов не уступали прекрасному полу.

У метсианского священника от буйства красок мгновенно разбежались глаза, и ему пришлось удовольствоваться лишь общим впечатлением гигантского праздника. Он, словно в полусне, пробирался между рядами танцоров, похожих на какие-то невиданные цветы, когда слуга легонько коснулся его руки.

– Срочное послание, ваше высочество. Его принес человек из вашей личной охраны. Пойдемте, он ждет в малом зале.

Удивленный Иеро поспешил за слугой, чье лицо показалось ему странно знакомым. Уже покидая зал, он послал Лучар мысленную весточку:

– Какое-то срочное послание, милая. Постараюсь не задерживаться.

Принцесса в этот момент не спеша прогуливалась по крытой галерее дворца, усердно развлекая расфуфыренного аристократа, чья семья контролировала что-то очень важное. Ее шутливый ответ был наполнен теплом и нежностью:

– Поторопись, любовь моя, ведь тебя дожидаются еще как минимум пять толстых дам, с которыми ты должен потанцевать, прежде чем сможешь сбежать отсюда.

Иеро ухмыльнулся и вслед за слугой нырнул в маленькую боковую комнатку, примыкающую к бальному залу. Мыслями он еще был с Лучар, когда почувствовал стремительное движение за спиной, но так и не успел обернуться. Страшный удар обрушился на него, и все вокруг погрузилось во тьму.


ПРОЛОГ. НОВАЯ МИССИЯ | Иеро не дают покоя | 2. ОДИН