home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



12. УТРО БИТВЫ

Над темной гладью озера клубился холодный утренний туман. Этот обширный водоем – вероятно, протяженностью миль в двадцать – метсы называли озером Слез. Согласно легенде, в давние времена в нем утопилась некая девица – предположительно, от несчастной любви. Более важным, по мнению Иеро, являлось то обстоятельство, что озеро Слез было связано с Намкушем – через озеро Опадающих Листьев и реку Дождей. Озеро Слез было глубоким и формой напоминало бумеранг, изгиб которого указывал почти точно на северо-восток.

В нем было несколько островков: одни – ощетинившиеся зубами скал, другие – увенчанные зеленой короной деревьев; их кроны сейчас плавали над белесым молоком тумана. Здесь и там Иеро замечал движущиеся контуры. Весельный баркас ходко шел от одного островка к другому. Туман, уступая натиску солнечных лучей, рассеивался, позволяя разглядеть темные очертания больших парусных судов. Над некоторыми островками вился дымок. Везде ощущалось скрытое движение – активное, но не слишком заметное чужому глазу.

Иеро, верхом на Клуце, находился на самом конце длинного мыса, вдававшегося в озерную гладь почти рядом с изгибом. Место было весьма удобным для наблюдения и вполне подобающим его новому рангу командующего центром; в этом качестве он подчинялся лично Демеро. Когда состоялось назначение, старый аббат, предупреждая споры, решительно заявил, ткнув Иеро в грудь сухим пальцем:

– Кто знает врага лучше тебя? Никто! Кто встречался с ним чаще всех остальных и ухитрился выжить? Ты! Даже Юстус Бирэйн сказал, что будет рад служить под твоей командой. Неужели ты собираешься спорить с ним? Я включаю в твой штаб Малуйна и молодого Сагеная. И оба Мантана, нечестивые самовольщики, не желают подчиняться никому, кроме тебя. Вся армия знает о твоих кошках; они будут связными. Чего же еще ты хочешь? Все, хватит! Принимайся за работу, мой мальчик!

Теперь Иеро, принц Д'Алва и командующий войсками Севера мрачно усмехался, изучая окрестные берега в подзорную трубу. Сзади доносились тихие голоса младших офицеров и сержантов, толпившихся в почтительном отдалении. Наконец-то до Иеро начало доходить, что он стал живой легендой, и это не вызывало у него восторга. В глазах молодых парней и девушек, служивших под его командой, читалось благоговение, но с этим воин-священник не мог ничего поделать. Он постарался сосредоточиться на оценке расположения своих войск. Приходилось использовать лишь память и глаза, свои и чужие: весь район был накрыт ментальным колпаком. Надо думать, Нечистый тоже позаботился о своих войсках. Время покажет, чья ментальная защита прочнее.

После битвы с вербэрами, выслушав тревожные новости, принесенные Гормом, отряд ринулся на юго-запад. Им удалось выиграть четыре дня ценой страшного напряжения; люди соперничали в скорости с неутомимыми иир'ова. Каждая минута была дорога, и неумолимый Иеро гнал разведчиков, используя безотказного Клуца, чтобы подвезти тех, кто падал с ног. Чаще других лорс нес юного пера Сагеная, непривычного к лесным странствиям. Но дня за три до того, как они выбрались к передовым линиям метсов, Джеор Мантан растянул лодыжку и был вынужден с проклятьями взгромоздиться на широкую спину Клуца. Иначе разведчикам пришлось бы оставить его в лесу.

Они подарили республиканским войскам и их союзникам целую неделю – немалый срок в подобных обстоятельствах. Отряды Отвы были еще далеко и успели столкнуться с трудностями. Видимо, С'дана повел на запад не все свои силы. Уж не было ли у него своих людей в руководстве Отвианского Союза?

«С'дана ненавистен мне, – подумал Иеро, – но было бы ошибкой умалять его ум и хитрость. Выродок соображает хорошо! Он сделал все, чтобы лишить нас любой помощи, на которую мы могли рассчитывать. Естественно, той, о которой он зная. Ну, будем надеяться, что ему не все известно».

Он опустил глаза вниз: девушка-лейтенант застыла перед ним, вскинув руку в воинском салюте. Иеро окинул ее одобрительным взглядом. Кроме короткой юбки из оленьей замши, форма этой амазонки ничем не отличалась от его собственной. И метс знал, что его соплеменницы не хуже мужчин умеют пользоваться оружием и мозгами. К тому же, воительница была хорошенькой.

– Сообщение от генерала-аббата, сэр. В лесу, в двенадцати милях к северо-востоку, идет тяжелый бой. Наши передовые части медленно отходят, пытаясь разведать силы врага. Кавалерия на лорсах отведена назад – там неподходящая для верховой езды местность. Аббат передает, что будет держать вас в курсе событий.

Иеро улыбнулся, глядя прямо в черные дерзкие глаза, отдал салют. Поблагодарив девушку, он тут же забыл о ее существовании.

«Похоже, кавалерия выбывает из игры. В лесу пара-другая всадников могут служить посыльными, но целый отряд не способен маневрировать. Однако Демеро поднял на ноги весь Север, чтобы сколотить эти два легиона на лорсах; такие усилия не должны пропасть».

– Пер Сагенай, – он повернулся к юному священнику, – принеси мне карту местности – той, что перед нами, и западнее.

Вместе они изучили рельеф ближайших окрестностей. Почва там была вязкая и болотистая, но глубоких вод не встречалось – только лужи да медленные протоки в торфянистых берегах. Деревья почти не росли на болоте, его покрывали травы и камыши. Южная окраина полого спускалась к низко лежавшему берегу озера слева от них, примерно в полумиле. Неважное место для размещения войск, но вполне подходящее, если нужно пассивной обороной сковать противника и прикрыть левый фланг. Теперь оставалось выяснить, примет ли этот план начальство. Аббат Демеро изрядный упрямец.

Потолковав с Сагенаем, Иеро отослал его обратно к штабной группе. Он что-то нацарапал на клочке тростниковой бумаги и подозвал М'рин. Солнце разогнало последние клочья тумана над озером; блеск голубого зеркала в зеленой раме листвы слепил глаза.

– Отнеси это нашему вождю, Мудрейшему. И поторопись вернуться. Сегодня у нас много дел.

Она помчалась, словно ветер родных степей иир'ова; все следили за гибкой фигуркой, пока она не исчезла вдали. Ч'урш и За'рикш нетерпеливо переминались с ноги на ногу, готовые ринуться вперед по первому приказу.

Эдард Малуйн шагнул вперед и рассеянно похлопал Клуца по могучему загривку. Другой рукой он, словно тросточку, вертел тяжелую секиру, царапая лезвием землю.

– Что ты думаешь о наших флангах, Иеро? Левый меня особо не беспокоит: там только озерный рукав да болото. Справа – другое дело. Озеро Опадающих Листьев – длинное и неширокое; оно переходит в реку Дождей и ручей Тетивы. Прямой путь к Внутреннему морю, и слишком длинный, чтобы охранять его на всем протяжении.

– Демеро знает об этом не хуже нас. Думаю, и противник скоро догадается – если уже не догадался. Ну что ж… Тут у нас четыре полных легиона Стражей Границы и еще два смешанных, из ополченцев. И женщины, и мужчины неплохо подготовлены… конечно, не так, как Стражи, но неплохо. Шесть легионов – это семь тысяч человек, вместе со вспомогательными войсками и обозными. Присчитай сюда два легиона кавалерии и сильный отряд разведчиков, который сейчас ведет бой с Нечистым. Потом – наших водных союзников, чьи возможности пока неясны, а также все, что ты видишь на озере, – Иеро кивнул на парусники Бирэйна и, подумав, добавил: – плюс то, что не видишь – на востоке и западе. Про отряды Отвы лучше забыть. Они вышли слишком поздно и сейчас находятся в тылу врага. Может быть, они придут через неделю, может, не придут вообще… Но нам, вероятно, помогут сородичи Горма. Я не знаю… никто не знает точно. Горм пошел искать их, но ему надо как-то проскользнуть мимо фланга Нечистого… Очень рискованное дело… И это, мой друг, все. Все! У нас нет ни резервов, ни других союзников. Здесь – наша первая армия, наш первый военный флот. Мы не имеем опыта больших сражений. Тут, на севере, его нет ни у кого – и у Нечистого тоже.

Он перегнулся в седле, пристально всматриваясь в голубые воды, потом поднял взгляд к южному небосклону. Там, на юге, тоже бились армии… Внезапно страстное желание увидеть Лучар затопило его. Он представил, как выскакивает из леса во главе отряда копьеносцев… хопперы мчатся стрелой, ветер рвет султаны на шлемах… он летит к своей любимой, к своей принцессе… «Отец Всемогущий, – с тоской подумал Иеро, – пошли ангела ей во спасение!»

Утро разгоралось. Время от времени подбегали гонцы с донесениями о силах и направлении удара Нечистого, о потерях республиканских войск и с прочими сведениями. Было над чем призадуматься: отряды врага несли много, очень много легких суденышек – от каноэ, способных вместить десяток воинов, до одноместных челноков. И все это добро тащили в первых рядах наступающего войска.

– Похоже, они прекрасно представляют, где мы находимся. – Иеро склонился с седла к перу Эдарду. – Конечно, эта местность изобилует озерами и речушками, но большинство из них можно перейти вброд… Нет, враги задумали что-то иное! Пошли сообщение Бирэйну и во все наши отряды. Пусть будут наготове.

М'рин, давно вернувшаяся, подошла к нему вместе с двумя молодыми иир'ова. Позади маячили угрюмые физиономии братьев Мантан.

– Мы различаем шум битвы, Иеро. А ты? Эти двое, люди с отравленными гневом сердцами, тоже слышат. Они объяснили нам знаками.

– Истинная правда, сэр, – подтвердил Рейн. – Только кошки услышали первыми.

Иеро насторожился. С озера долетали плеск весел и скрип снастей, слова команды, далекий зов горна и грохот якорных цепей. Затем сквозь эти звуки он уловил приглушенный расстоянием шум. Еще немного, и монотонный гул распался на обертоны; до него долетали высокие звуки, словно птичьи вскрики на фоне басовитого жужжания насекомых, затем послышалась серия глухих ударов – легчайшая вибрация воздуха, и только. Но этого было достаточно.

– Принимайся за депо, Эдард, – сказал он Малуйну. – Если хочешь, возьми Сагеная в помощь. И запомни, что я сказал – ни одного движения, пока не придет время. Они уже близко.

Иеро обернулся к близнецам. С застывшими холодными лицами они глядели в сторону леса – два волка, почуявших добычу.

– Вы сумеете управиться с лорсами? Если я найду пару? Иначе вам придется куковать здесь.

Джеор кивнул.

– Попробуем. Мы должны быть с вами… другого дела у нас нет.

– Хорошо. Пойдем на баркасе. Клуца я заведу на палубу.

Он махнул иир'ова, и те затрусили вслед за Клуцем. О них можно было не беспокоиться – Дети Ветра не отстанут от кавалерии. Лорс резво преодолел прибрежный откос, затем двинулся на запад по тропинке, что извивалась вдоль озера. Минут через двадцать всадник и пятеро его спутников спустились в крохотную бухточку, где покачивался на волне палубный баркас. Иеро завел на борт своего скакуна; остальные последовали за ним. Краткий приказ сержанту – и десять длинных весел взбили пену; суденышко шло туда, где чистые воды озера мешались с бурыми потоками болотистой низины.

Звуки сражения становились все громче, все ближе. Уже можно было расслышать лязг металла и резкие, пронзительные всхлипы вражеских труб; иногда их перекрывали звонкие голоса метсианских горнов. Рев, вопли, стоны раненых и победные крики атакующих дополняли эту какофонию. Иеро знал, что по мере приближения к берегу оборона становилась все плотней, схватка – все яростней. Однако грохот нарастал с чудовищной быстротой; видимо, Нечистый бросил в сражение все силы, не беспокоясь о потерях. Иеро скосил глаз на яркий солнечный диск, проверяя показания ментальных часов. Было около одиннадцати, но скорость, с которой продвигался противник, ломала все расчеты. Гребцы сильней навалялись на весла, баркас прибавил ходу, огибая с подветренной стороны маленький островок. Они прошли уже три четверти пути, и с палубы открывался хороший обзор всего северного побережья, уходившего от изгиба озерного бумеранга к западу и востоку.

Шум продолжал нарастать. Наконец, Иеро увидел, как первые отряды метсов, покинув лес, скатились к длинной линии судов, тянувшейся вдоль берега. Моряки начали переводить на борт раненых, за ними – остальных бойцов. Иеро довольно улыбнулся: маневр проходил безукоризненно, без паники и суеты. Все больше и больше людей появлялось на травянистом откосе, суда загружались и одно за другим отчаливали. Весна мерно взбивали воду – день выдался безветренным, – и парусники скользили по озерной глади. Наблюдая за операцией через подзорную трубу, Иеро видел, что ни один корабль не покинул берега без приказа; их палубы были заполнены воинами.

Он перевел взгляд на берег. Цепочки вооруженных луками разведчиков, ветеранов Границы, появились на опушке – последний отряд, прикрывавший отступление. Иеро видел, как лучники одной из групп на секунду замерли, дали залп и, стремительно перебежав ярдов на пятьдесят, развернулись для второго. Люди падали; по мере приближения к берегу шеренга становилась все короче, строй уплотнялся.

Среди охристых сосновых стволов наметилось движение, затем из-за деревьев выскочила стая Псов Скорби с лемутами на костлявых спинах. То были Волосатые Ревуны, гориллоподобные мутанты, потрясавшие дубинами и топорами; раз за разом они с убийственной точностью швыряли длинные дротики. Чудовищные собаки приходились по плечо рослому мужчине; их кожа, почти лишенная шерсти, пестрела оранжевыми и красными пятнами, уши свисали, мотаясь у глаз, из ощеренных пастей стекала слюна.

Стрелки перебили половину, затем забросили луки за спины и взялись за мечи: выжившие мутанты были уже рядом. Начался ближний бой. Псы Скорби неистовствовали среди шеренг метсов; тех, кто попадал в капкан огромных челюстей, они трясли, словно безвольных кукол. Ревуны сражались яростно; обуреваемые страстью к убийству, они не заботились о безопасности, не обращали внимания на раны. Схватка закончилась быстро. Поредевшая цепочка метсов двинулась к берегу, оставив позади усеянное телами поле. Воины несли раненых, но их было немного.

Теперь сражение развернулось вдоль всего берега. Разведчики отстреливались и отступали к воде. На многих судах прекратили грести, и лучники с палуб начали метать стрелы, прикрывая товарищей. Смертоносный ливень обрушился на атакующих. Последние разведчики карабкались по трапам. Лучники удвоили усилия – стрел на кораблях хватало, и они сыпались градом. Отряд людей-крыс, серых, с голыми хвостами, такой залп превратил в гору трупов.

Суда с разведчиками отходили от берега. Иеро с болью заметил, что на них хватало места; палубы казались полупустыми. Гнусаво запели трубы Нечистого, и отряды лемутов начали отступать под защиту леса. Когда последние твари исчезли, стрельба прекратилась, и отбившие атаку корабли начали медленно продвигаться за линию тех, кто отплыл раньше. Теперь между урезом воды и лесом простиралась мертвая зона, заваленная телами убитых и раненых.

Внезапно баркас дрогнул. Иеро сообразил, что нос суденышка коснулся берега. Он вскарабкался на спину Клуца, и тот прыгнул прямо в жидкую грязь, доходившую человеку до колена. Впрочем, огромного лорса это не беспокоило; его широкие раздвоенные копыта могли одолеть любое болото.

– Держитесь за стремена, – предложил Иеро близнецам, – больше я ничем не могу вам помочь. Вымокнете, конечно, но сами напросились!

Иир'ова вымокли еще раньше. Это им не нравилось, но они были готовы стерпеть и худшее. Маленький отряд пробирался по колено в воде мимо заросших осокой кочек. Иеро оглянулся; со спины Клуца он мог ясно разглядеть берег и прибрежные воды.

Суда, занятые поредевшим арьергардом метсов – вернее, тем, что от него осталось, – медленно уходили к югу. Парусники, подошедшие к ним от цепочки лесистых островков посреди озера, принимали на борт раненых или высаживали гребцов туда, где их не хватало. Вдоль южного берега тянулась едва заметная цепочка солдат; солнце поблескивало на их медных шлемах. И всюду развевались белые с зеленым флаги Республики.

Внезапно картина изменилась. Армия Нечистого плотной молчаливой массой потекла из-за деревьев, затопив северный берег. Видимо, враги успели подготовить следующий удар. Каждый боец – человек или лемут – либо тащил небольшой челнок, либо сгибался вместе с остальными под тяжестью длинного каноэ. Люди-крысы первыми вошли в воду; им, расе пловцов, лодки были не нужны. Войска двигались в полном порядке, что говорило о суровой муштре. Иеро разглядел в воде стаю гибких, покрытых коричневым мехом существ и вспомнил схватку с гигантскими норками у ручья год назад. Похоже, Нечистый собрал все свои силы… Удастся ли сломить их?

Взгляд метса скользнул дальше, к стене деревьев, из-за которой текли все новые и новые отряды. Сейчас он пробирался со своими спутниками в глубь болота, по топкой, хлюпающей почве, кое-где поросшей высоким камышом. На таком расстоянии от врага мысленный поиск был бесполезен – барьеры, поставленные Аббатствами и Нечистым, гасили ментальные волны. Все, что он мог, – переговариваться с иир'ова, и то вблизи.

Впереди появилась темная движущаяся полоска, и священник поспешно потянулся к зрительной трубе. Это было то, чего он ждал! Клуц вытянул длинную шею и затрубил от восторга. Устремившись вперед, он через несколько мгновений оказался перед длинными шеренгами всадников, словно по волшебству возникших среди вод, осоки и зарослей камыша. Иеро поднял руку, приветствуя свое войско.

Тут затаились два полных легиона, сбившихся плотным прямоугольником под защитой бурых стен тростника. Иеро знал обоих командиров, которые были значительно старше его. Он служил под командой полковника Саклара и учился у полковника Льюиса в военной академии. Оба – типичные воины-метсы с суровыми бронзовыми лицами; жизнь их прошла в седле, в бесчисленных пограничных стычках. Вместе со своими адъютантами они встретили молодого командира, вытянув руки в воинском салюте. Иеро ответил тем же, испытывая некоторую неловкость.

Но Саклар быстро развеял ее:

– Мы оба просто в восторге от такого начальника. Еще бы! Стоит вспомнить твои прошлые подвиги… – Тут он чуть прищурил насмешливый черный глаз, что могло сойти за подмигивание. Иеро облегченно вздохнул, и все трое, улыбаясь, соединили руки. Не было сомнений, что в этой битве они встанут как один, плечом к плечу.

– Кстати, я нашел пару лорсов, хотя у нас не так много запасных, – сказал Льюис, с интересом поглядывая на Мантанов. – Мы все слышали об этих парнях. Думаю, ты захочешь держать их при себе… как и кошек… О них тоже всем известно. Чудные создания! Ну ладно, еще успеем на них полюбоваться. Пойдем, командир! Мы тут приготовили одну штуку… тебе, наверно, пригодится.

Штука действительно оказалась полезной. Неподалеку, на холмике, который древние немцы назвали бы «генеральской высоткой», группа людей и лорсов трудилась над установкой наблюдательного пункта – платформы на трех массивных подпорках. Вскоре бревна треноги были закреплены в вязком грунте, и к верхней площадке приставлена лестница. Очевидно, все части этого сооружения заготовили заранее и проволокли сюда через болото.

Минутой позже Иеро и оба полковника уже стояли наверху, изучая поле битвы в подзорные трубы. С платформы открывался превосходный обзор и северных берегов, и озера Слез; наблюдатели едва поспели к началу следующего этапа сражения.

Войска Нечистого, люди и лемуты, все еще текли из леса нескончаемым потоком. Не меньше тысячи суденышек, совсем крохотных и побольше, роилось у северного берега; легкие и юркие, они были сделаны из шкур, натянутых на деревянные каркасы. Вся эта стая двигалась в сторону редкой линии метсианских парусников, медленно уходивших к спасительному южному берегу. Иеро заметил, что суда с ранеными уже почти пересекли озеро; те же, что были ближе в врагу и несли боеспособный экипаж, явно не торопились. «Все идет как надо, – подумал он, – но, великий Боже, сколько еще тварей лезет из леса! И они тащат лодки – все больше и больше!» Чудовищные огромные собаки плыли целыми стаями; на некоторых восседали Ревуны, видимо командовавшие сворой. Большинство Волосатых уже находилось в лодках, но из леса по-прежнему прибывали свежие отряды людей-крыс, тут же бросавшихся в воду. То тут, то там перед фронтом наступавшей армады показывались гладкие головы гигантских норок. Иеро перевел дыхание. Когда же прозвучит сигнал?

Саклар тронул его за плечо.

– Надень-ка вот это, – сказал он, протягивая прочную кожаную кирасу и бронзовый шлем – защитные доспехи всадника. Саклар и все остальные офицеры уже облачились в боевой наряд.

Иеро не заметил, как оба полковника натянули на него жесткую кирасу и приладили наколенники; он даже не обратил внимания на увенчанный белым генеральским плюмажем шлем. Взгляд его блуждал по воде. Основная масса судов противника уже достигла цепочки островов, к берегам которых вплотную подступал лес, так что длинные поникшие ветви купались в озере.

Внезапно звонкий зов горна эхом раскатился над голубыми водами, перекрыв вопли и завывания орд Нечистого. Затем послышался плеск – это, вздымая фонтаны брызг, падали ветви и целые стволы. Из потаенных бухточек и протоков между островками выплывал метсианский флот: пять дредноутов, испускавших клубы дыма, – впереди, за ними – сонм парусников. Юстус Бирэйн был человеком основательным и неторопливым; он ударил, только когда почувствовал – время пришло! Пушечные порты в бортах кораблей были раскрыты и широкие жерла извергали не ядра и бомбы, а шрапнель – смесь обломков керамической черепицы с камнями и металлической дробью. Вслед за пароходами двигался целый флот гребных галер со стрелками и пращниками; их прикрывали установленные вдоль бортов щиты, деревянные и плетенные из ивовых прутьев. Град стрел обрушился на врага, довершая опустошение и панику, что вызвали первые пушечные залпы.

Под этим шквалом огня, камня и железа, потоком стрел и натиском тяжелых корпусов дредноутов, дробивших каноэ в щепки, противник подался назад. Хрипло взвыли трубы, и из леса потекли новые орды, торопясь к воде.

Тут и там в плотных рядах людей и лемутов Иеро видел теперь облаченные в серые плащи фигуры. Колдуны Нечистого! Что они собираются делать? Контратака флота была полнейшей неожиданностью для них, но слуги зла учились быстро!

Он опустил взгляд на стройные шеренги метсианской кавалерии, замершие у подножия холма, и почувствовал облегчение. Четыре тысячи всадников застыли в грозном молчании – цвет республиканской армии, ее ударная сила. Шлемы сверкают, длинные пики вытянуты в ряд, огромные скакуны словно выточены из черного базальта. У лестницы, что вела на платформу, переминались трое Детей Ветра; рядом, с неистощимым терпением лесных жителей, ждали Мантаны. Чуть поодаль стоял Клуц и еще два лорса, предназначенные для братьев.

Иеро повернулся к полковникам.

– Скоро наш черед, – задумчиво произнес он. – Пока все идет по плану. Вот только как обстоят дела на нижнем озере?.. Там у нас всего один пароход, самый новый… Правда, есть кое-какие сюрпризы… Ну, еще немного

– и все станет ясным.

Они продолжали следить за баталией. Сражение бушевало на всем водном пространстве и было доступно взгляду вплоть до того места, где изгиб восточного рукава озера скрывал происходящее. Рев и стон, крики людей и животных, грохот канонады неслись над водой; а вслед за ними – потоки стрел, клубы дыма и смертоносная шрапнель.

– Хвала Создателю, конец виден, – буркнул Саклар, направив трубу на лесную опушку. – И так уже достаточно. Я думал, они заняли половину Тайга… Но смотрите!

Это заметили уже все, и Иеро вознес про себя благодарственную молитву. Устрашенные бойней, воины Нечистого в лодках и плывущие в воде твари повернули назад. Хрупкие суда с кожаными бортами не могли защитить ни от стрел, ни от камня и железа. Довершая разгром, дредноуты врезались в гущу вражьей стаи; они давили, сокрушали, опрокидывали каноэ и челны, одновременно бортовыми залпами разнося в клочья скопища пловцов. Те снова и снова бросались в атаку, тщетно пытаясь по скользкой керамической обшивке вскарабкаться на палубу, но только несли огромные потери. Галеры с лучниками шли в кильватере паровых кораблей, поливая стрелами пространство; парусники с арьергардом – ветеранами Границы, которые час назад бились на берегу, – вдруг повернули и полным ходом устремились на врага. За ними шли все новые и новые суда – те, что скрывались в бухточках южного побережья.

Иногда на борт небольшого корабля прыгала прямо из воды гигантская норка или группа Ревунов цеплялась за скользкие доски; люди-крысы тоже пытались применить эту тактику. Но ивовые плетенки и деревянные щиты сдерживали одних и позволяли быстро расправиться с другими. Что касается людей, служивших Нечистому, то они были не слишком опытными пловцами; огромные же Псы Скорби оказались совершенно беспомощными в воде. Вскоре поверхность озера покрыл слой трупов самых разнообразных существ, столь плотный, что, казалось, по нему можно пройти, не замочив ног. Среди массы трупов темнели перевернутые лодки, обломки разбитых, изрешеченных шрапнелью корпусов.

Вражеские трубы взвыли пронзительно и тревожно; люди и лемуты, остатки разгромленного войска, устремились к северному берегу. Впрочем, отступление началось даже раньше, чем прозвучали сигналы. Разбитые, павшие духом, но все еще многочисленные, воины Нечистого плыли и гребли изо всех сил; их устрашал лик смерти, глядевшей из жерл метсианских пушек. Ни одному из них не удалось шагнуть на откосы южного побережья, где плескали на слабом ветру флаги Республики.

Дредноуты двигались за обезумевшей толпой, поливая ее картечью. Пушечные залпы вымели берег, стрелы сыпались сквозь темный дым. Взглянув на солнце, Иеро понял, что уже полдень; всего лишь час прошел с той минуты, когда первые лодки Нечистого поплыли по голубым водам озера Слез. Название его оправдалось! Но как обстояли дела восточнее? Враг все еще обладал большой силой, и, если он сплотит ряды, бой будет нелегким. Иеро решил, что осторожность не помешает.

– Треногу убрать – и быстро, – велел он, поворачиваясь к Льюису и Саклару. – Если их отряды двинутся к западу, наш пост сразу заметят.

Они спустились вниз по длинной лестнице, вышку тут же повалили, и три полководца медленно поехали вдоль фронта замершей в плотном строю кавалерии. Саклару и Льюису достались правый и левый фланги, Иеро взял на себя центр. Прислушавшись, он уловил отдаленный грохот орудий, но гул канонады постепенно смолкал. Вскоре лишь случайный выстрел доносился с озера – видимо, подворачивалась подходящая цель.

Иеро наклонился к Детям Ветра, ожидавшим у его стремени.

– Для вас, друзья, особая задача, очень опасная, – передал он. – Мы должны знать о всех передвижениях врага – и очень быстро. Ч'урш, ты пойдешь налево, За'рикш – направо. Постарайтесь говорить со мной мысленно; если не получится – возвращайтесь назад. Убивайте только в случае крайней необходимости – мне нужна информация, а не трупы. Понятно? М'рин, ты пойдешь впереди нашего строя, но не беги так быстро, как твои братья. Все, что услышишь от них, передавай мне.

Иир'ова даже не ответили. Три стремительные тени мелькнули, словно сказочные эльфы, меж тростников и зарослей осоки и пропали.

– Будь тут посуше, я бы и вас послал в разведку, – сказал Иеро близнецам. – Но не хочу, чтобы враг увидел даже одного всадника, а по грязи вы не можете бегать со скоростью кошек.

Мантаны одновременно кивнули и расслабились в седлах, отдыхая перед боем.

С томительной неторопливостью тянулось время. Иеро пытался размышлять о будущем; оно, если учесть события на юге, не радовало, и священник сосредоточился на ближайших задачах. Их было две, и обе требовалось решить быстро. «Первая, – думал он, – разнести к дьяволу остатки орды! Разнести и уничтожить! Вторая – добраться до горла этой бледной нечисти, С'даны. – Он судорожно сглотнул; ненависть сжимала горло. – Ты здесь, лысая мразь, я знаю! Ты вывел всех – и людское отребье, грязных предателей, и своих лемутов, оскверняющих очи Божьи! Ты не мог остаться на Мануне в такое время!»

Позади тихо фыркали лорсы, изредка побрякивал металл. Все всадники были в седлах, все ждали только его слова. Где же кошки?

Мысль М'рин, словно молния, пронизала облака изголодавшихся москитов, что вились вокруг людей и животных.

– Мы возвращаемся! Мои воины нашли их! Они идут от опушки, их много, очень много! Будь осторожен!

Иеро махнул рукой, и гул оживления, смешанный со скрипом седел, пыхтением лорсов и звоном оружия, побежал по рядам в обе стороны, словно рябь на воде от брошенного камня. Дети Ветра вынырнули из зарослей; они мчались зигзагами, стремительные, как гончие псы; частокол дротиков вырастал в их следах.

Пика генералу не полагалась. Белый плюмаж на шлеме Иеро дрогнул, когда он, склонившись, потянул длинный прямой меч из подвешенных к седлу ножен. Оба Мантана находились по обе стороны от него, чуть сзади; каждый сжимал длинную рукоять боевого топора. Стена тростника впереди рухнула, втоптанная в грязь, и вражья орда, люди и лемуты вперемешку, покатилась по болоту.

Правой рукой, по локоть укрытой латной рукавицей, Иеро поднял меч и резко опустил его вниз.

– Вперед, парень! – мысленно пришпорил он Клуца. – Пришло наше время!

Позади потрескивал камыш под быстрыми ногами иир'ова.

В кулаке, защищенном чашеобразным эфесом, Иеро сжимал рукоять длинного кавалерийского тесака; он выставил клинок вперед, словно пику. Пока Клуц набирал скорость, всадник мог слышать долетавший сзади плеск и грохот копыт. Он покосился налево, потом – направо. Добро! Атакующий строй оставался плотным и ровным.

Затем левое крыло, северные шеренги кавалерии, не ломая рядов, начало медленно заворачивать. Правое повторило маневр; теперь строй напоминал полумесяц. Левый фланг должен был ударить первым, смять тылы врага, отрезать от леса и вытеснить основную массу войск Нечистого на открытое пространство болотистой равнины.

Уже не оставалось времени, чтобы мысленно проиграть еще раз давно обдуманную стратегию; Иеро сосредоточился на том, что ждало впереди. Воспоминания о днях и неделях, ушедших на разработку планов, рассеялись как дым; сейчас он был только киллменом, машиной убийства, и ничем более. Клуц, предчувствуя битву, яростно взревел, и тысячи глоток его сородичей подхватили этот крик; подобный грому, он раскатился от одного конца строя до другого.

Орда Нечистого остановилась – раздробленная, ошеломленная. Для крыс и уже немногочисленных Псов Скорби болото не представляло серьезного препятствия – оно лишь слегка замедляло их бег. Но люди, хорошо обученные и готовые биться до последнего дыхания на твердой земле, увязли в грязи, спотыкались о кочки, поросшие осокой. Большинство Ревунов шли в пешем строю, и топь под ногами нравилась гориллоподобным монстрам не больше, чем их союзникам-людям. Когда перед ними возник лес рогов и сверкающих острых копий, многие ударились в бегство. Другие, потверже духом или находившиеся под командой лучших офицеров, попытались сформировать каре. Результат был плачевным! Крики, вопли, разнобой в приказах – и войско противника обратилось в толпу!

Развернув полумесяцем фланги, которые растянулись слева направо на добрую милю, грозная кавалерия Севера шла в атаку!

Под мечом Иеро треснул череп огромного Ревуна; Клуц подался в сторону, помогая всаднику освободить клинок. Молодой предводитель оглянулся. Каждое копье нашло цель, поразив, самое меньшее, одного врага в передних рядах или в тылу орды. Затем пики были выдернуты из трупов и нацелены вновь; сверкающие острия по-прежнему жаждали добычи.

Уже не имело значения, кто из приспешников Нечистого пытается скрыться, а кто готов принять бой. Там, где не поспевали меднокожие всадники, дело заканчивали их разъяренные скакуны. Тяжелые копыта дробили кости, их острые края рассекали плоть, рога и каменно –твердые лбы таранили людей и лемутов, отбрасывали бездыханными в грязь, а зубы, тоже пущенные в ход, перекусывали конечности, словно ивовые прутья.

Чудовищный пес – глаза налились кровью, с клыков капает слюна – прыгнул на Иеро слева. Не раздумывая, священник бросил поводья и прикрылся щитом – даром своего далекого странного друга. Рядом свистнул топор; одним ударом Рейн Мантан раскроил собаке череп.

Могучий напор кавалерийского удара медленно, но неизбежно теснил орду к лесу. Всадники не давали возможности бойцам Нечистого остановиться и занять оборону; впереди уже маячили лесные гиганты, возносившие к синим небесам могучие кроны. Враги – сломленная, скованная теснотой беспорядочная толпа – уже не пытались сражаться; они желали только поскорей найти убежище в зеленой крепости Тайга. Те, кому удалось добраться до деревьев, начали метать стрелы и дротики, силясь остановить страшных всадников. Некоторые седла опустели, но лорсы, даже потеряв хозяев, не были беззащитной мишенью! Они оставались в строю и сражались так же яростно, сокрушая врагов копытами и рогами. Иногда огромный зверь падал, пронзенный десятком стрел, но тут же другой – со всадником или без

– заступал на место погибшего, продолжая атаку. Наибольшие потери нес левый фланг; однако, сплотив ряды, ни на миг не ослабляя напора, всадники разрезали орду, оттеснив основную массу визжащих лемутов вместе с их закутанными в серые плащи повелителями от спасительной опушки.

Иеро не получил ни царапины, но правая рука его отяжелела. Огромный зверь под ним, глыба неистовой ярости, заработал десяток легких ран; впрочем, Клуц не обращал на них внимания. Он ревел, как боевая труба, не замечая боли; глаза его налились кровью. Рейн Мантан и М'рин, с длинного клинка которой срывались багровые капли, обороняли командира слева, двое молодых иир'ова и Джеор Мантан – справа. Оба брата держали округлые щиты, обитые бронзой и непроницаемые для дротиков и стрел, надежно прикрывая Иеро.

Молодой предводитель, охваченный холодной яростью, не присматривался к тем, кто заступил ему дорогу; он рубил и колол с неослабевающей силой. Наконец-то он добрался до врага! Метс метил за дни беспамятства, за свою потерянную любовь, за боль и предательство! Смерть им всем! Уничтожить гнусных тварей, освободить от них землю навсегда!

Сильная рука перехватила повод, и громкий голос прорвался сквозь безумие битвы, овладевшее Иеро. Он опустил меч, сообразив, наконец, что кто-то из соратников пытается привлечь его внимание. Со всхлипом втянув воздух, он почувствовал, как ходят под ним бока Клуца. Багровый туман в голове медленно рассеивался; еще немного, и звуки начали складываться в слова, слова – в фразы.

– Остановись, генерал! Мы разбили их! Может быть, четверть удрала в лес, не больше. А остальные… Ты только погляди!

Почти против воли Иеро повернул голову. Полковник Льюис, свесившись с высокого седла, показывал на заваленную телами врагов болотистую пустошь.

Итак, свершилось! План сработал! Поредевшие отряды Нечистого, сокрушенные в водах озера Слез, выползли на берег и объединились с войсками, ожидавшими под прикрытием леса. Эта орда все еще представляла немалую силу, и ее вожди повернули направо, в казавшееся пустым болото. Несомненно, они хотели смести заслоны республиканских войск, обогнуть западный рукав озера и зайти в тыл армии ненавистных метсов.

Так бы и случилось, не помешай одно маленькое обстоятельство. Мудрый старый аббат и его ученик, вынудившие врага на этот маневр, обладали единственной с сотворения мира кавалерией, которая могла сражаться на болоте не хуже, чем на сухой земле. И теперь Иеро созерцал плоды своей стратегии – груды, холмы, горы трупов! Он не мог в это поверить, хотя сам помогал разрабатывать план!

Остатки сил Нечистого, устрашенные атакой конницы, отрезанные от спасительного леса, сгрудились на топком берегу. Эта толпа спотыкающихся, сломленных существ, людей и лемутов, оказалась зажатой между шеренгами всадников со смертоносными пиками и водами озера. В плотном строю кавалерии не было щелей. В сражении на болоте Республика потеряла, вероятно, восьмую часть своей конницы, но оставшихся сил вполне хватало, чтобы втоптать в грязь обезумевших врагов. За основной линией воинов и лорсов, у самой опушки, растянулся цепочкой заградительный отряд, но в лесу царило безмолвие.

А позади последних приспешников Нечистого лежала смерть. Там, застыв в молчаливом ожидании на водах озера, высились громады пяти дредноутов; за ними – галеры и парусники со стрелками. Яркое послеполуденное солнце освещало картину готовящегося уничтожения. Пропели горны метсов, и всадники остановились, сплачивая ряды и ровняя строй. Шеренги конницы вытягивались полумесяцем; в центре его находилась вопящая в панике толпа грязных людей и грязных монстров, неумолимо теснимая туда, где край болота упирался в озеро.

Иеро с удовольствием наблюдал за сценой сквозь полуприкрытые веки. Приказ гласил: «Не щадить!» Было хорошо известно, на что способны эти твари; что ж, здесь они, по крайней мере, примут скорую смерть. Впервые за долгие годы попытка нормальных людей, желавших только спокойствия и мира, избавиться от приспешников Тьмы была близка к завершению. Возмездие близилось. Тем, кто породнился со Злом, отказано в искуплении; и сейчас, под ярким светом солнца, они растают как дым. Навсегда!

В рядах всадников снова запели горны, и копья опустились, сверкая широкими остриями; полумесяц пришел в движение, и битва – скорее, бойня – началась. Это было нетрудно. Утопая по колено в грязи, сторонники Нечистого умирали, не надеясь на побег. С воды за ними бдительно следили жерла молчаливых пушек и лучники, выстроившиеся на палубах малых судов. Никто не ушел от расплаты…

Когда конец стал очевиден, Иеро повернул к середине пустоши, вглядываясь в линию лорсов и всадников, наблюдавших за зеленой стеной леса.

Он сунул в нежны длинный клинок. Оба полковника сопровождали его, и под их восхищенными взглядами Иеро чувствовал себя довольно неуютно.

«Почему они так смотрят? – мелькнула мысль. – Ведь эти люди когда-то учили меня…» У стремени Меряя обматывала длинным лоскутом голову За'рикша, пока Ч'урш пытался вычистить из шерсти грязь. Они тоже с обожанием поглядывали на командира. Братья Мантан, вышедшие из битвы целыми и невредимыми, с невозмутимыми лицами восседали на скакунах, но глаза их говорили о многом!

«Я же ничего не сделал, – напомнил себе Иеро. – Немного предусмотрительности и четкое планирование… в основном это заслуга старика Демеро. Может быть, я слегка помог… Но это не повод для поклонения! – Он начал молиться, устремив взгляд к сияющему небу: – Вседержитель, охрани ничтожнейшего из слуг Твоих от грека гордыни! Кроме того, – смиренно добавил священник, – я же и вправду не сделал ничего особенного!»

Бог – или замещающая его Судьба – прервал эти благочестивые размышления. Перед ними возник курьер на перемазанном грязью лорсе, вручивший Саклару депешу. Быстро вскрыв пакет, полковник углубился в чтение, потом воскликнул:

– Ну и ну! Та банда, что успела удрать в лес, идет обратно – мчится прямо на наши позиции! – Саклар вскинул взгляд на Иеро. – Ваш план, сэр, сработал еще лучше, чем ожидалось. Примите мои поздравления! – Глаза его возбужденно блестели. – Ты понимаешь, Иеро, сейчас мы возьмем всех! Всех!

– Вдруг полковник смущенно улыбнулся: – Простите, генерал… Я забылся. Но, во имя ран Христовых, кто же остановил их в лесу?

– Отряды союзников, о которых никто не знал, – вполголоса произнес Иеро, наклонившись к старому бойцу. – Однако, полковник, какие новости с востока? Мы отбили атаку здесь, а что творится на нижнем озере и реках, ведущих к Намкушу?

– У меня есть сведения, сэр! – Это вступил в разговор молодой человек, один из адъютантов Саклара. Иеро заметил, что левая рука юноши висит на перевязи – он тоже побывал в бою.

– Выкладывай, парень! – восторг, светившийся в глазах юного офицера, не вызывал ответных чувств у Иеро. Сколько таких ребят легло в землю этим утром?

– Сэр, все их попытки продвинуться на востоке оказались безуспешными. Наши корабли и Народ Плотины блокировали каждый водоем. У нас там было одно паровое судно да баркасы с лучниками – вполне достаточно… разбежавшихся прикончили бобры. Нечистый послал туда лишь несколько отрядов.

– Значит, оборона выстояла… Хорошие новости! – Радостная волна нахлынула на Иеро, но он помнил, что вторая задача еще не решена. Где же С'дана?

Он заставил себя вникнуть в слова юного офицера. Народ Плотины! Сколько же молодых самцов и самок из племени Чароо больше не увидят света дня? Сколько малышей потеряли родителей, которые никогда не вернутся в свои уютные хижины? Вероятно, эти восточные реки и ручьи стоили немало жизней… Он глубоко вздохнул, отгоняя мрачные мысли.

Было еще что-то – нечто важное, сказанное им самим… Да, никому не известные союзники! По крайней мере, неизвестные ему. Но он мог догадываться.

Иеро резко повернулся в седле, поймал взгляд Саклара, потом – Льюиса.

– Командиры! Войско – в парадный строй! – Голос метса сорвался, он заметил недоумение на лицах офицеров и попробовал успокоиться. – Великий новый союзник идет к нам с севера. Я хочу встретить его с почестями. Эту мерзость, – он кивнул на горы трупов, – свалите у воды. Пусть на равнине выстроятся все войска и приветствуют гостей.

Но где же С'дана? Странно, священник не ощущал ни одного щита Нечистого вблизи… Поставленный колдунами барьер пал; значит, он должен был нащупать С'дану или его защиту… Но ничего подобного не замечалось.

Иеро испытывал тревогу, смешанную с радостью. Как хорошо, что Горм успел вовремя! Приятно знать, что он где-то вблизи… даже приятней, чем известие о полностью очищенных тылах…

Копьеносная конница Республики застыла в плотном строю, когда три фигуры одна за другой показались на опушке и направились к молодому генералу. М'рин преклонила колено; ее примеру последовали оба самца. Дети Ветра никогда не оказывали такого почтения Иеро, но он не нашел в себе сил упрекнуть их.

За грузными телами двух посланцев медвежьего народа Горм был едва заметен. Эти гиганты превосходили размерами даже древних кодьяков и бурых сибирских медведей. Лишь высокие лбы, под которыми сверкали маленькие глазки, да вытянутые, яйцевидные черепа свидетельствовали о разумности этих созданий. Они двигались по болотной грязи иноходью, покрывая расстояние с поразительной быстротой.

Предводитель – важность, с которой он держался, не оставляла сомнений

– сел на задние лапы; его морда находилась теперь на том же уровне, что и голова Клуца. Инстинктивно Иеро отметил, что скакун не встревожен подобной близостью. Шерсть гиганта, тронутая серебристой сединой, пахла отвратительно.

– Я останусь безымянным, – пришла мысль огромного существа. – По крайней мере, до тех пор, пока лучше не познакомлюсь с твоим народом. Люди, которых вы зовете эливенерами, эти сторонники мира, попросили нашей помощи в войне. Но что такое мир? Дни, проведенные в покое. Мы хотим покоя и пришли сражаться. Думаю, мы не ошиблись.

Второй медведь, отличавшийся пропорциями жителей Бробдингнега, опустился в лужу и теперь перекатывался там с боку на бок. Иеро осторожно скосил глаза на своего приятеля, меньшего из троицы. Кавалерия метсов по-прежнему застыла в парадном строю с поднятыми вверх пиками.

– Я полагаю, – ментальный сигнал был отчетливым и мощным, что странным образом не вязалось с тяжеловесностью фразы, – эти мыслящие, твои братья, стоят так, чтобы почтить нас? Нет необходимости. – Маленькие глазки гиганта уставились прямо на Иеро. – Ты – тот, кто взял малыша на Юг? Наш народ в долгу перед тобой… Но мы знаем, что такое благодарность… и принесли дар. Малыш, покажи!

Горм шагнул вперед. Ремни, охватывавшие шею и туловище, удерживали на спине грубый короб, сплетенный из коры. Медведь наклонился и вывалил его содержимое на землю.

Две лысых головы, два блестящих черепа, два ненавистных лица… Головы покатились по мокрой траве под ноги Клуцу… Одно лицо казалось незнакомым; друге же… другое Иеро не забывал никогда. Голова С'даны, грубо оторванная от тела, лежала перед ним; губы кривились в гримасе смерти.

Предводитель медвежьего народа продолжал:

– Мы подумали, что такой мрази нет места в мире. Гляди! Это два вождя, которых ты искал, Красный и Голубой. Их Круги уничтожены. Мы знаем, как много ты сделал для этого… И наш малыш считает так же, а он никого не станет лизать зря. Придет день, и он достигнет настоящей мудрости. И это будет хорошо для него и для тебя. – Гигант покачал мохнатой головой и смерил человека оценивающим взглядом, – По нашим понятиям, слишком уж ты скор… Но ничего. Ты можешь стать первым из своего народа, достигшим мудрого равновесия.

Когда Иеро оторвался от созерцания головы врага, две огромные мохнатые фигуры уже исчезли в лесу. Он вскинул глаза: Горм был здесь.

– Они сказали, что я могу остаться, – передал молодой медведь. – Дело еще не закончено. Иеро, где Лучар?

Этот внезапный вопрос прорвал барьер, возведенный Иеро в своем сознании. Воспоминания о ней, стянутые в точку и упрятанные под непроницаемый колпак, взметнулись мощным взрывом, затопив мозг.

Лучар!


11. В ДЕБРЯХ ТАЙГА | Иеро не дают покоя | ЭПИЛОГ