home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



9. ВЕТЕР ПЕРЕМЕН, ВЕТЕР УДАЧИ

Поблизости не было никого и ничего, кроме некоего защитного ментального устройства, которое Иеро распознал с легкостью. Он стоял вместе со спутниками в нижнем зале высокого здания – почти наверняка одной из заброшенных церквей, которые описывала Лучар. Священник протянул ментальные щупальца дальше, чувствуя присутствие чуждых и враждебных разумов, таившихся в подвалах и высокой башне, которая венчала здание. Впрочем и там и тут было человека три-четыре, не более. Продолжая мысленный поиск, метс направился сквозь полумрак и клубы дыма туда, где слабый проблеск света падал на узкие ступени. Остальные шли следом, в возбуждении издавая чуть слышное шипение.

– Надо взглянуть, что там, наверху, – передал Иеро. – Б'ургх, останься здесь на страже. Если кто-нибудь появится… один или двое – убей их! Если больше – дай сигнал и поднимайся к нам. – Он понимал, что поручение, возможно, не понравится вождю: тот был любопытен. Что ж, пусть утешается мыслью, что тыл должен охранять лучший из воинов.

Обнажив меч, Иеро начал карабкаться вверх по высоким ступеням лесенки, которая закручивалась в тугую спираль; трое иир'ова шли по пятам. Ступеньки были выщербленные и потемневшие, что свидетельствовало о солидном возрасте. Дым вился над головами, застилая глаза; каждую ступень приходилось осторожно нащупывать ногой. В гробовом молчании они миновали первый этаж Иеро не обнаружил здесь ни жизни, ни движения. За разбитой дверью зияла пустота коридора. Чем выше они поднимались, тем легче было дышать: дым истончался, превращаясь в редкие сизые пряди. Другая раскрытая дверь была пройдена без звука, затем Иеро подал рукой знак приготовиться. Путники достигли самого верха, и сквозь щели в последней двери пробивались тонкие лучики солнечного света. По кивку метса все четверо выскочили на площадку, обнесенную колоннадой, что поддерживала шпиль древнего храма, – вероятно, в минувшие тысячелетия здесь висели колокола. Теперь же тут располагался наблюдательный пост, и те, кто занял старую звонницу, явно оказались не готовы к внезапной атаке.

На небольшой квадратной площадке находилось четверо существ; все пристально вглядывались в северный горизонт, в спокойные воды Внутреннего моря, хорошо различимые даже сквозь дымовую завесу, что окутывала нижнюю часть здания. Пара людей-крыс и один воин-человек умерли мгновенно; ножи иир'ова пронзили шеи наблюдателей раньше, чем те поняли, что их атакуют. Второй человек обмяк под точным ударом, нанесенным Иеро – ребром ладони по затылку, прямо под обрез железного шлема. Две-три секунды – и наблюдательный пост был захвачен. Велев молодым воинам присматривать за оглушенным врагом, Иеро шагнул к деревянному парапету, ограждавшему площадку; дерево казалось древнее потемневшего камня стен. Осторожно опираясь на перила, священник бросил взгляд вниз и вперед – на удивительную картину, что открылась с высоты.

Как он и подозревал, большая часть Нианы была в огне; старые деревянные строения пылали, словно сухой трут. Всюду бушевало пламя, дым стлался над улицами и кварталами, вдоль деревянных заборов огонь стремительно перебирался от дома к дому. Здесь и там над темной пеленой, из которой вырывались алые языки, вздымались древние каменные башни, сопротивлявшиеся натиску пожара. Ветер то тянул с востока на запад, то менял направление – легкий бриз, переменчивый и постепенно избиравший силу.

Внизу, на узких улицах, отряды войск Нечистого двигались к гавани. Им приходилось пробиваться через огонь и толпы обезумевших жителей Нианы, которые устремились в прямо противоположном направлении – на юг, подальше от берега. Вероятно, никто и никогда не составлял планов обороны города на случай серьезной атаки. Мастера Нечистого просто не рассматривали подобную возможность и теперь пожинали плоды своей близорукости. Ужасаясь, священник глядел на группу Волосатых Ревунов, которые мечами прокладывали путь сквозь толпу; они отбрасывали людей к стенам домов, усыпая свой путь окровавленными телами. Вопли жертв заглушали шум сражения.

Взгляд Иеро скользнул к побережью. Противник атаковал порт, и большинство старинных торговых складов и доков пылало; лишь древняя каменная стена вокруг гавани сопротивлялась огню. Однако не это привлекло внимание священника; главные события разворачивались на воде.

Пять больших кораблей с угловатыми формами выстроились в ряд на внешнем рейде, ясно различимые сквозь клочья дыма. Жерла пушек, торчавших в распахнутых портах, с методичной регулярностью изрыгали пламя. Суда не имели парусов; посередине возвышались две дымовые трубы, на корме торчали короткие мачты. И флаги, развевавшиеся на них, заставили сердце Иеро прыгнуть к самому горлу. Зеленый круг на белом фоне, с крестом и мечом в центре! Флаг Аббатств! Республика Метс ударила по врагу!

Дыхание Иеро участилось. Он видел множество парусных судов, сгрудившихся за пятью странными кораблями. Эта экспедиция не являлась безрассудным набегом; перед ним был флот вторжения. Мысли метса не задержались на извергавших пламя орудиях, чьи снаряды рвались на улицах и вызывали регулярный грохот, который путники слышали последние полчаса. В конце концов, его не касалось, как они действовали, вероятно, по тому же принципу, что и давно утраченный метатель, оставшийся в подземельях Мануна.

Рука священника стиснула перила; напрягая разум, он попытался войти в контакт с кем-нибудь на атакующих судак. Бесполезно. Мощный ментальный щит, равно непроницаемый для его мыслей и любых ухищрений Нечистого, накрывал флот невидимым колпаком.

Но он обладал сведениями, которые были сейчас так необходимы там, на кораблях… Он знал нечто жизненно важное, должен был предостеречь, помочь… Иеро с силой опустил кулак на деревянный брус перил; отчаяние сжимало горло.

Шерстистая рука легла на его плечо, вернув к действительности. Это была М'рин.

– Б'ургх пришел. Он говорит, что много-много злых вышли наружу. Они не видели его. И больше здесь никого нет, мы остались одни в этом каменном гнезде… – Позади Младшей маячила высокая фигура вождя пиррова.

Почти бессознательно Иеро отметил, что ветер усиливается; теперь он дул с юга, со стороны джунглей. Священник снова бросил взгляд на метсианский флот. Что же делать? Из мозга сержанта Нечистого он почерпнул, что где-то поблизости скрывались два секретных корабля, суда с металлическими корпусами, движимые яростной энергией атома. И на их палубах находились орудия, метавшие электрические стрелы-молнии… Сможет ли флот Аббатств выстоять против него? Эти новые корабли, хотя и такие громадные, выглядели неуклюжими, как выброшенные на берег черепахи. Метс заметил, что суда были заякорены в линию, друг за другом, нос к корме. Видимо, чтобы вести прицельный огонь, они нуждались в полной неподвижности и безветрии. Но если погода переменится…

Он обернулся и посмотрел на очнувшегося пленника. Тот едва ворочал головой, бросая испуганные взгляды на Иеро и Детей Ветра. Физиономия этого человека показалась священнику довольно мерзкой, но был он сравнительно чистым и хорошо одетым, а башмаки и сверкающий шлем выглядели совсем новыми и дорогими. На его шее висело металлическое изображение желтой спирали, что украшала плащи Мастеров Нечистого. Видимо, это был офицер довольно высокого ранга. Прикоснувшись к его мозгу, Иеро без особого удивления встретил непроницаемый барьер защиты.

– Разденьте его! – передал он иир'ова. В один миг острые когти содрали с человека куртку и рубаху, обнажив до пояса. На груди пленника поблескивала цепочка из голубоватого металла с плоским медальоном защитного устройства, которое использовали колдуны Нечистого, чтобы предохранить разум своих слуг. Иеро сорвал медальон и вышвырнул за ограждение площадки. Затем он вслух обратился к пленнику, используя батви, универсальный язык торговцев.

– Говори правду, и только правду, – возможно, это сохранит тебе жизнь. Солжешь – отдам тебя в лапы моих приятелей. – Иеро заметил, как человек содрогнулся под безжалостным взглядом желтых глаз. – Ну, говори! Где секретные корабли? Сколько их тут? Какова численность городского гарнизона? Ожидается ли подкрепление? Когда? И сколько солдат? Где прячутся твои хозяева-колдуны?

Выпаливая вопрос за вопросом и не дожидаясь ответов, он прислушивался к откликам не защищенного теперь мозга. Метса специально обучали подобной технике допроса, и за последний год тот настолько усовершенствовался в ментальном искусстве, что сейчас действовал почти автоматически. Пленника не надо было пытать, вытягивать из него правду раскаленными щипцами – Иеро просто спрашивал, а затем читал мысли слуги Нечистого.

Этот человек, по имени Эблом Горд, был не робкого десятка. Офицер высокого ранга, вроде командира республиканского легиона, он знал немало интересного, но пытался лгать, что не имело большого значения для Иеро, который с непроницаемым лицом выслушивал побасенки пленного.

Оказалось, что вблизи Нианы находились только два корабля с извергающими молнии орудиями; их уже вызвали, и они должны прибыть с минуты на минуту. Гарнизон еще держался, но оборона могла рухнуть в любой момент, если не удастся рассеять или уничтожить флот Аббатств. В самом городе страшных электрических орудий не было. Нечистый, правда, имел значительные воинские силы, но не здесь, в Ниане, а на какой-то секретной базе далеко к востоку; вряд ли эти отряды успеют помочь городу. Большая армия формировалась на северном побережье Внутреннего моря, откуда планировалось вторжение в Канду. Нападение метсов на оплот Нечистого было полной неожиданностью; Республика успела первой нанести удар. Все вызванные подкрепления могли застать лишь пепелище Нианы, все, кроме грозных кораблей, которые способны изменить баланс сил.

Узнав все, что ему требовалось, Иеро пристально поглядел на офицера.

– Ты не сказал ни слова правды, – холодно заметил он, – и понесешь наказание.

Движение руки – сигнал для Б'ургха – было стремительным, но вождь иир'ова действовал еще быстрее; слуга Нечистого не успел вздохнуть, как нож уже торчал в его горле. Иеро окинул труп равнодушным взглядом. Теперь метс знал слишком много о прошлом этого мерзавца, насильника и убийцы, чтобы сожалеть о его смерти.

Священник перешагнул распростертое тело и поморщился, заметив капли крови на сандалиях, но тут же обратил взгляд на военный флот Аббатств, продолжавший методично и с завидной точностью бомбардировать противника. Ветер крепчал, ерошил волосы на затылке Иеро. Постоянные, ровные, за исключением отдельных порывов, токи воздуха стремились на север, в сторону моря. «Ветер, – с отчаянием думая Иеро, – почему в мыслях моих ветер?» Корабли врага идут быстро… серые угрюмые корабли, которым не нужны ни паруса, ни ветер…

Почему же он думал о ветре, несущемся над землей и волнами? Почему? Тут в голове прояснилось. Он знал ответ!

Метс быстро повернулся к спутникам. Посыпались приказы, перемежаемые редкими вопросами. Обмен мыслями занял не больше минуты; решение было принято, и маленький отряд начал спускаться вниз по ступенькам.

Нижняя часть здания по-прежнему казалась тихой и пустынной; сквозь широко распахнутые двери тянуло гарью. Вдалеке раздавались крики, стопы и злобный вой лемутов, треск пламени и грохот разрывающихся снарядов. Острие атаки, отметил Иеро, кажется, немного переместилось к западу, словно флот республики двигался в этом направлении. Что ж, это вполне совпадало с планами священника.

В полном молчания пять фигур, подобно призракам, выскользнули из древнего храма и заторопились вниз по узкой улице. Иеро шел впереди; в этом людском муравейнике его знания и способности стоили дороже слуха, зрения и феноменальной скорости союзников. Вскоре пятерка достигла маленькой площади и была вынуждена спрятаться за развалинами стены: орущая напуганная толпа прокатилась мимо их убежища. Мельком коснувшись мыслей людей, Иеро понял, что они мчатся в панике, без цели, не разбирая дороги, пытаясь выбраться из-под обстрела. Когда последние фигуры исчезли за поворотом, путники выскочили из-за стены, быстро пересекли площадь и нырнули в туман. Метс выбрал улицу, которая шла под уклон, как многие улицы Нианы, ведущие к морю. Бросив взгляд на купол оставшейся позади церкви, Иеро решил, что до берега всего несколько минут ходу. Отряд двигался быстро. Один раз чей-то силуэт возник впереди, расплывчатый и безликий в дымной мгле; но, разглядев пять стремительных фигур, едва освещенных бледными солнечными лучами, человек дико вскрикнул и метнулся в боковой проход.

– Сейчас надо действовать еще осторожнее, – передал священник. – Мы приближаемся к воде, там собралось много вражеских воинов. Необходимо пробраться сквозь их отряди и найти судно.

– Вода недалеко, – ответила М'рин. – И чувствую ее запах. Хотя в воздухе дым и гарь, от воды тянет свежестью.

Неожиданно, раньше, чем предполагал Иеро, морская ширь открылась их взорам. Переулок, вымощенный старым кирпичом, который хрустел под ногами бегущих, вдруг резко оборвался. Перед ними лежал лабиринт старинных пирсов, наполовину сгнивших и покосившихся, словно спьяну; одни еще возвышались над болотистой почвой побережья, другие пылали, подожженные бомбами или случайной искрой. Ветер продолжал подталкивать путников в спины, выдувая из охваченного пожаром города клубы сизого дыма.

Мозг Иеро быстро обшарил округу. Тут не было слуг Нечистого – по крайней мере, вблизи. Священник ощущал присутствие большого отряда солдат, но достаточно далеко. Он прислушался, и вместе с ним насторожили чуткие уши Дети Ветра. Грохот разрывов сместился влево, к западу, и благодаря странной игре природы там, где стояли путники, воцарилась относительная тишина. Только плескались крохотные волны, набегая на берег, да шипел огонь, пожиравший очередной пирс.

Затем на глаза Иеро попался некий предмет, который был полускрыт покосившимся причалом и чуть заметно двигался в такт набегавшим волнам. Именно эти слабые колебания привлекли взгляд метса. Присмотревшись, тот еще раз окинул окрестности мыслью и взглядом, разыскивая спецы движения. Иеро не нашел ничего, но инстинкт, более древний, чем разум, предостерегал: кто-то затаился неподалеку и следит за ними!

«Не имеет значения! – отмахнулся Иеро. – Время слишком дорого, чтобы тратить его на проверку смутных подозрений».

– Ждите тут и наблюдайте, – велел он спутникам. – Если вон та штука которая болтается в воде, под деревянным настилом, – то, что нам нужно, я дам знать.

Не ожидая ответа, метс быстро пересек открытое пространство и устремился к причалу. Через минуту, оказавшись на борту небольшого суденышка, Иеро внимательно осматривал его единственного матроса – без сомнения, местного рыбака.

Должно быть, бедолага собирался выйти в море: в лодке лежали весла, корму загромождала сеть. Рыбак был безоружен, если не считать короткого ножа на поясе, стягивающем кожаные штаны; торс прикрывала фуфайка. Он, по-видимому, собирался отплыть, когда был сражен выстрелом из арбалета – стрела пробила шею насквозь. Рукояти весел упирались в грудь. Иеро подумал, что несчастный, еще одна жертва войны, расстался с жизнью в тот момент, когда уже хотел оттолкнуть лодку от причала.

Он сотворил над покойным молитву, полагая, что простой рыбак вряд ли мог быть приспешником Нечистого, затем приподнял тело и вывалил его за борт. Пока спутники метса, повинуясь призывному взмаху руки, стремительно неслись к пирсу, Иеро занялся прочной веревкой, привязанной к почерневшей от времени опоре настила. Спустя секунду четверо иир'ова, перепрыгнув узкую полоску воды, очутились в лодке. Иеро сунул весла в уключины и, навалившись на гладкие рукояти, направил суденышко в открытое море.

Чей-то полный ненависти взгляд впился в него, словно стрела, выпущенная с берега, из узкой щели притворенного окна. Белая рука судорожно сжала медальон на голубоватой цепочке, затем, когда ее обладатель принял решение, снова легла на подоконник. Миг – и закутанная в плащ с глухим капюшоном фигура метнулась к выходу.

Утлая посудина – футов пятнадцати в длину – имена заостренный приподнятый нос. Она резво рассекала воду, подгоняемая сильными ударами весел. Дети Ветра со сверкающими глазами и вставшей дыбом шерстью скорчились на дне лодки: пара – на носу, пара – прямо у ног Иеро. Все четверо трепетали от возбуждения и новизны впечатлений, однако они скорее простились бы с жизнью, чем выдали слабость. Когда волнение усилилось, иир'ова только прижали к черепу остроконечные уши, терпеливо ожидая команды руководителя и друга.

Иеро проверил ветер, прокладывая курс. В его стратегических планах зияли такие прорехи, что лишь редкостная удача могла спасти все предприятие от полного краха. Если бы только продержался южный ветер! Священник оглянулся через плечо, наблюдая, как постепенно редеет дым городских пожаров, который до сих пор мутной пеленой висел над лодкой.

Горизонт уже был ясен, и слева по курсу, на внешнем рейде, священник разглядел мачты метсианского флота. Пять дредноутов, при взгляде с воды еще больше похожие на черепах или плывущие по течению крыши амбаров, теперь медленно перемещались обратно к востоку, усердно поливая город огнем, словно клочья дыма, которые нес бриз, не затрудняли поиск целей. Видимо, разрывов в окутавшем город темном тумане было достаточно для канониров. За линией дредноутов неторопливо потянулись на восток и парусные суда, ожидая сигнала к высадке десанта. Над морем продолжал дуть устойчивый южный ветер.

Корабли Нечистого приближались с востока – быстрее любого парусника, стремительнее, чем новые паровые суда Республики. Вызванные Темными Мастерами, они шли на выручку Ниане, им страшные орудия были готовы сокрушить флот метсов.

Иеро не питал надежд на победу в морской баталии. Метсианские паровые дредноуты были достаточно сильны, чтобы неожиданно захватить порт. Но священник не сомневался ни минуты, что им не выстоять в сражении с кораблями Нечистого. Инженеры, которые создали паровые суда по распоряжению Совета Аббатств и отца Демеро, не располагали временем, чтобы добиться той мощи и быстроходности, которая отличала корабли противника. Священник с ужасом представил, как запылает военный флот Республики, включая и эти огромные, похожие на плавучие форты дредноуты, под ударами молний. Гроза неумолимо надвигалась с востока.

– М'рин, – торопливо передал он, – приготовься! Торопись, враг приближается! Нам надо лечь на дно, чтобы лодка казалась пустой. Это вызовет меньше подозрений.

– Она уже начала, – отозвался Б'ургх. – А я… я вижу этих безволосых обезьян! Как быстро они приближаются!

Теперь и сам Иеро заметил две темные точки, которые стремительно мчались с востока и росли с каждой минутой. Он стиснул кулаки. Если бы пробиться сквозь ментальный барьер, окружавший его соратников, и сообщить им, что происходит! Укрывшись вместе с иир'ова за низким бортом лодки, он попытался успокоиться. Внезапно священник ощутил волну ужаса, взметнувшуюся над суденышком, и возликовал в душе. Сумка на поясе М'рин была раскрыта, и руки ее лихорадочно двигались, что-то растирая, смешивая, пересыпая из ладони в ладонь. Темный животный страх исходил от Младшей; он как будто совсем не действовал на иир'ова, но тело человека отзывалось каждой клеточкой, каждым нервом! Ветер Смерти обрел крылья и взлетел над морем в поисках жертв. Он понесся вперед вместе с клубами темного дыма, придавая чаду тлеющего дерева смертоносную силу ядовитых газов далекого прошлого.

Иеро бросил торопливый взгляд на запад. Там все шло хорошо. Флот Аббатств вытянулся в линию вдоль побережья, готовясь к высадке десанта. Большие дредноуты прекратили бомбардировать город, парусные суда под их защитой подбирались к берегу.

– Они пришли, – сообщил Б'ургх. – Сейчас мы увидим.

Иеро зажмурил глаза и начал молиться. Он сделал все, что мог; теперь оставалось уповать только на милость Божью. Еще мгновение – и колдуны Нечистого почувствуют силу оружия иир'ова, как это случилось в прошлом, когда Дети Ветра, сбросив цепи рабства, вырвались на свободу.

Он молился, пока не услышал знакомые звуки, которые ждал с ужасом и отчаянием. Молнии Нечистого! Казалось, воздух наполнился шипением и потрескиванием. Неужели враги собирались уничтожить крохотное суденышко? Один выстрел мог испепелить их всех в мгновение ока. Не в силах больше сдерживаться, Иеро чуть приподнял голову над бортом. Остальные последовали его примеру, и теперь все пятеро с благоговейным страхом наблюдали картину морской баталии.

Колдуны Нечистого, что направляли бег стремительных узких кораблей, явно не собирались прибегать к тактическим ухищрениям. Это им не требовалось: таинственные суда намного превосходили любого мыслимого врага. Хищные серые корпуса устремились прямо к метсианскому флоту, а орудия на их палубах одну за одной извергали огненные стрелы. Корабли двигались близко друг к другу, будто соревнуясь в стремлении насладиться безнаказанным убийством. Казалось, они даже не заметили одинокую лодку, дрейфующую в четверти мили к югу от их курса; впереди ждала более крупная и соблазнительная добыча. Молнии били в цель. Как и опасался Иеро, страшные орудия Нечистого превосходили по дальности боя неуклюжие пушки метсианских дредноутов. Уже задымилось одно из неповоротливых судов; в корпусе его зияла большая пробоина, однако оно еще держало строй. И священник понимал, что флот Республики будет сражаться до последнего, пока на плаву останется хоть один корабль, а на его палубе – хоть один живой боец. Он снова взмолился о чуде, глаза слезились от дыма и горечи, ибо что могло быть тяжелей, чем бессильное сожаление о гибнущих соратниках!

И чудо, как бывает порой, когда мужество и стойкость нуждаются в поддержке, произошло.

Оба корабля Нечистого, обтекаемые и стремительные, еще целились острыми форштевнями в метсианский флот, но экипажи их внезапно обезумели. Иеро увидел, как идущее левее судно вдруг резко вильнуло в сторону и ринулось прямо на соседа. Треск и шипение орудий, метавших молнии, смолкли, и скорчившиеся на дне лодки услышали дикие вопли, что неслись над молчаливыми водами. Корабли с грохотом столкнулись; крохотные фигурки, размахивая руками, посыпались в море; остатки обеих команд, охваченные смертным ужасом, искали спасения в волнах. Затем наступил конец. Ближайший к берегу корабль неожиданно повернул в сторону и, поднимая гигантскую волну, устремился на мелководье. Струйка дыма показалась над серым корпусом, затем – ослепительная вспышка взрыва, заставившая пятерых в лодке зажмурить глаза. Последовал чудовищный грохот; Иеро и люди-кошки прижались к смоленым доскам, прикрывая головы руками. Удар обжигающего ветра обрушился на лодку, ее экипаж замер в ужасе под хлынувшим через борт потоком воды.

Переборов панику, Иеро приподнялся – как раз вовремя, чтобы заметить набегавший яростный вал. Он бросился к веслам и одним движением развернул суденышко носом к огромной волне. Оно высоко взлетело, на миг зависнув на гребне, затем рухнуло вниз, в глубокое зеленоватое ущелье. Напрягая все силы, бешено работая веслами, священник удержал лодку поперек волны; вторая и третья были гораздо ниже, и он справился с ними без труда. Затем, бросив весла и потирая горевшие ладони, Иеро кивнул остальным; теперь они могли встать и полюбоваться на результаты своих усилий.

Там, где встретили конец корабли Нечистого, крутилась расширяющаяся воронка; южный ветер сглаживал ее, посылая череду невысоких волн. Обломки дерева, снасти и шпангоуты покачивались на воде, искореженные и раздробленные мощным взрывом. Но ни одного тела, ни мертвого, ни подающего признаки жизни, видно не было. Мрачные таинственные корабли, которые столь долго держали в страхе южное побережье, исчезли, растворились – вместе со своими командами из лемутов и человеческого отребья, вместе с Темными Мастерами, повелевавшими на их палубах.

На носу рыбачьей лодчонки, сокрушившей силу Нечистого, сидела М'рин: на коленях – кожаная сумка, острые ушки стоят торчком, широкая улыбка приоткрывала острые зубы. Ветер Смерти помог одержать победу над врагами племени – такую победу, о которой они даже не могли мечтать. О ней будут петь у родных очагов, она войдет в легенды для грядущих поколений! Безгубые рты иир'ова растянулись в торжествующей ухмылке; низкий горловой звук – не то рычание, не то смех – затопил лодку. Они радовались, они были переполнены счастьем; те, кто осмелились когда-то наложить цепи на вольных Детей Ветра, мертвы!

Иеро улыбался, наблюдая за ликованием команды, которая сверкала глазами и вздыбила шерсть на загривках. Он с удовольствием присоединился бы к дружному хору, если бы обладал необходимыми вокальными способностями. Но вместо того священник вознес молчаливую хвалу Создателю. Он, всемогущий, податель всех благ, даровал удачу! И время, и место, и оружие, сразившее Нечистого, были выбраны верно! Но никто не мог рассчитывать, что подобные чудеса будут продолжаться бесконечно, и потому следовало приступить к делу. Выиграна только первая стычка в кровопролитной битве, в тяжелой войне, которая растянется на долгие года и многие мили.

Священник с сожалением прервал триумфальный пеан Детей Ветра, вернув их к суровой действительности.

– Друзья, – его мысленная речь была наполнена дружелюбием и теплотой,

– сражение еще не кончено. Надо действовать. В первую очередь – встретиться с моим народом. Вот то, ради чего я проделал такой длинный путь с юга, – Он вытянул руку в сторону метсианских кораблей, на палубах которых царило легкое замешательство, вызванное столь неожиданным и впечатляющим концом баталии. – Успокойтесь и сядьте; сейчас я постараюсь подплыть ближе к большим лодкам. И молитесь Ночному Ветру, чтобы мои приятели не обрушили на нас громы прежде, чем разберут, кто мы такие.

Впрочем, это оказалось несложным. Метсианские боевые корабли неторопливо перемещались вдоль линии побережья, и маленькое суденышко, устремившееся к флоту, было замечено сразу. Передовой дредноут замедлил ход, клубы дама перестали валить из двух высоких труб, из рулевой рубки на носу появилась группа людей. Заметив, что несколько пушечных жерл развернулось в их направлении, Иеро бросил весла, встал и скрестил руки над головой. Затем он медленно осенил крестом широкую грудь – так, чтобы на судне могли ясно разглядеть этот жест и понять его смысл.

На миг наступило молчание; метс стоял неподвижно, рыбачья лодка тике покачивалась на волнах. Затем густой бас, усиленный рупором мегафона, проревел:

– Ну, поглядите-ка на его грязную рожу! На его тощее брюхо! На голодную ухмылку этого пожирателя навоза! Я же говорил вам, что даже лысая бестолочь Нечистого побрезгует подвесить за ребра самого тупоумного и бесполезного священника Аббатств! Он таки жив!

Иеро с облегчением рассмеялся:

– Что ты делаешь на этом плавучем гробу – ты, старый лесной хорек? Вот не думал, что тебя возьмут в плавание. Ведь ты так боишься воды, что не мылся ни разу в жизни!

Огромный человек поглядывал на него с борта судна с некоторой благосклонностью. Пер Эдард Малуйн был на голову выше Иеро и весил вдвое больше. Он обладал бычьей силой и круглой физиономией невинного дитяти. Кроме того, он являлся ветераном Границы, умелым бойцом и одним из лучших друзей Иеро – они встретились впервые в школе Аббатств, еще десятилетними мальчишками.

– Кто там с тобой, Коротышка? Ну, тебе сильно повезло! Ты видел, что мы сейчас сделали? Мой корабль и четыре остальных?

Иеро взялся за весла и подгреб к массивному корпусу судна. Затем он поднял насмешливый взгляд вверх, на столпившихся у борта людей.

– Вы сделали? Вас всех – и тебя, Толстяк, – объедали бы сейчас крабы на дне морском, если бы не эти мои приятели. – Священник кивнул в сторону четырех иир'ова. – Ты думаешь, что отродья Нечистого сошли с ума и протаранили друг друга, испугавшись твоей немытой физиономии?

Глаза пера Эдарда сузились, на широком лбу пролегла морщина; какая-то смутная мысль бродила в его голове. Наконец он протянул:

– Значит, это был ты? Что ж, я мог бы и догадаться… Ты уже не раз натягивал нос этим грязным выродкам… И хвала Создателю за это! Теперь давай-ка быстро на борт! У нас новый ментальный щит, слишком прочный, чтобы я мог говорить с твоими приятелями. Залезайте сюда, пойдем на мостик и примемся за работу. Скоро войне конец! Мы выметем это змеиное гнездо!

В одно мгновение все пятеро оказались наверху и, миновав узкий проход, по скошенной к воде палубе направились к мостику. Они встали там, разглядывая недавно покинутый город, пока пер Эдард отдавал приказы. Мгновением позже грохот большого орудия где-то под ними и дрожь палубы указали на возобновление бомбардировки. Улучшив минуту между командами рулевым, канонирам, сигнальщикам и десятком других дел, пер Эдард засыпал гостей отрывистыми вопросами, поглядывал на них из-за могучего плеча. На нем были кожаные штаны и куртка – обычное одеяние Стражей Границы, – но над козырьком фуражки Иеро заметил серебряный значок, который никогда не видел раньше. Он пригляделся. Кораблик с квадратным парусом был изображен так, словно он смотрел на него спереди; под ним – скрещенные якорьки, окруженные извивающейся цепью.

– Что это такое? – повторил пер Эдард вопрос Иеро. – О, мы все носим этот знак. Демеро раскопал его в каких-то древних книгах. Обычная глупость, я полагаю, но людям нравятся такие вещи. У нашего адмирала – им стал полковник Бирэйн – золотой значок; капитаны носят серебряный, а у тех, кто рангом пониже, – кораблик из бронзы. Мы теперь моряки, друг мой… – Он хмыкнул, поглядывая на пылающий город. – Нам хватило времени, чтобы собрать металл для пушек. Эта бронза, я полагаю, доставлена из какого-то древнего города. Корпуса судов? Нет, они не металлические, всего лишь дерево. Но армированы тонкими пластинами керамического материала. Неплохая защита от огня и всего прочего… конечно, кроме этих дьявольских пушек, что мечут молнии. Готов допустить, мой мальчик, что на этот раз мы сохранили головы только благодаря тебе.

Корабли?.. Эй, рулевые! Куда правите, медные лбы?! Решили, что это каноэ? При таком курсе мы расстреляем соседа, а не доки! Левей, болваны! – Он снова повернулся к Иеро. – Да, корабли… Ну, Демеро собрал моряков с побережья на озере севернее Намкуша. Прекрасное озерцо, знаешь ли, я Народ Плотины помог перекрыть речку, что вытекает из него. Они теперь заодно с нами… Многое изменилось с тех пор, как ты отправился геройствовать на юг, мошенник!

Он погрозил Иеро пальцем толщиной с доброе топорище, потом снова начал реветь на парней, стоявших у огромного двойного рулевого колеса. Через минуту пер Эдард опять повернулся к приятелю:

– Да, так мы о кораблях… Понимаешь, тут нет ничего нового. Один бог знает, откуда взялись все нужные сведения, но выглядело это так: мы задавали вопрос, и нам отвечали. Довольно быстро, надо сказать. Думаю, помогли записи, что хранятся в Аббатствах. Там есть что угодно… Как построить все эти проклятые штуки, разные машины… Они называются «паровыми двигателями высокого давления», и мы разнесли две штуки в клочья, прежде чем научились управляться с ними. К счастью, никого не задело… Старые корабли, которые мы копировали, строились так же, но с железными корпусами. Ну, столько железа нам было не набрать, во всяком случае – быстро. Но мы откопали состав этой керамики – она похожа на черепицу, но раз в двадцать прочнее. Хорошая штука… Теперь я даже рад, что нам не хватило железа… Один удар проклятых электрических стрел мог поджарить всех нас, как на сковородке!

Одним словом, мы построили пять кораблей. Народ Плотины открыл шлюзы, и мы отправились вниз по реке к Намкушу… и прибыли туда, дай-ка вспомнить… ранним утром три недели назад. Мы тащили за собой баржи с двумя легионами, и через полчаса город был наш. Ни одни корабль не удрал из гавани! Слуг Нечистого там было немного, но шпионов – торговцев, пиратов и всякого отребья – выше макушки. Мы посадили всех под замок, допросили и часть мерзавцев повесили. Затем реквизировали пиратские корабли и те суда, что побольше, а к остальным приставили охрану; никто не мог предупредить Нечистого. Ну, и двинулись мы вдень побережья к югу, со всеми этими парусниками на хвосте… Шли довольно медленно, но вот мы здесь… Что тебе, сынок?

Остроглазый паренек примчался с кормы и вытянулся, подняв руку в салюте.

– Приказ адмирала, сэр. Двигаться к побережью и следить за его сигналами. Он дает команду парусникам пройти сквозь наш строй я высадить десант. Корабли должны прикрывать пехоту.

– Ясно. Эй, внизу! Прекратить огонь и ждать команды! – Малуйн оторвался от переговорной трубы и первый раз пристально посмотрел на Детей Ветра. – Твои друзья могут получить кресла в первым рядах, старый бродяга. Значит, так: один большой разбойник, два молодых бандита на подхвате и эта… настоящая красотка! Где ты их подцепил? Никогда не слышал о таких лемутах… извини, чужаках.

Его взгляд, восхищенный я откровенный, скользнул по округлым формам М'рин, моментально преодолев естественный барьер между двумя расами. Младшая сердито прижала ушки, но промолчала.

– Полегче, парень! – осадил приятеля Иеро. – Эта юная леди, что так сердито на тебя поглядывает, недавно обратила в прах два корабля Нечистого

– те самые, что могли превратить твое игрушечное суденышко в погребальный костер. Хочешь, чтобы она и с тобой проделала такую же штуку?

При этом поразительном сообщении глаза пера Эдарда расширились, но он слишком хорошо знал Иеро, чтобы сомневаться в его словах. Склонив голову перед необычными гостями, капитан метсианского дредноута с изысканной вежливостью произнес:

– Я счастлив встретить таких храбрых воинов, друзей моего старого товарища. И я приношу глубокую благодарность от всех нас за помощь – она была весьма своевременной. Те, кто возглавляет наш народ, вожди и мудрецы, скажут вам то же самое при встрече. А сейчас мы рады считать вас дорогими гостями и союзниками на борту этого судна. И все, что мы можем сделать для вас, будет сделано. Только скажите.

Иеро перевел речь приятеля я стал ждать, любопытствуя, кто же ответит. Отозвался Б'ургх; видимо, военный вождь все же считался главным среди четырех иир'ова, несмотря на высокое положение М'рин в Прайде.

– Благодарю тебя! Мы пришли издалека, чтобы помочь нашему другу Иене и его народу. И хотим сражаться с теми, кого вы зовете слугами Нечистого; наше название дня них еще хуже. Загляни в разум каждого из нас, и ты убедишься, что мы желаем только искренней дружба Нельзя ли, однако, сделать так, чтобы мы могли дышать чистым воздухом? Запах города и твоей плавающей в воде большой черепахи угнетает нас… Можно ли сделать его не таким сильным? Если нет, мы потерпим. И обещаю: мы пойдем туда, куда пойдешь ты, будем есть, пить и сражаться вместе с тобой – и умрем, если будет нужно, с твоими воинами.

Закончив перевод, Иеро заметил, что слова огромного иир'ова произвели впечатление на северянина.

– Пожалуйста, скажи им, – торопливо начал пер Эдард, – что я постараюсь при первой возможности перевести их на вспомогательное парусное судно. Там воздух почище… нет этого дыма я угольной пыли. Честно говоря, меня я самого иногда мутит от запахов… Ну ладно, теперь мне надо прикрывать высадку десанта. Гляди: первый парусник уже приближается к берегу!

Пока шла беседа, суда со Стражами Границы миновали строй дредноутов и начали с осторожностью продвигаться к вытянутым в море причалам. Разговоры на мостике смолкли; все застыли в напряжении, всматриваясь в берег и ожидая контратаки. Иеро попытался вытянуть к городу ментальный щуп, но наткнулся на непроницаемую стену. Барьер, который воздвигли Аббатства над своим военным флотом, оказался так же непроницаем изнутри, как и снаружи. Священник не мог ни послать, ни принять сообщение; сфера действия его ментальных сия была ограничена палубой корабля. Шепотом он сообщил об этом перу Эдарду.

– Да, правильно. Аббат Демеро предупреждал нас. И еще я слышал, что за последний год ты стал прямо рекордсменом в таких вещах! Теперь у нас много народа занимается этим… наверно, они будут счастливы заполучить тебя обратно! А что касается щитов… Знаешь, большие люди – я имею в виду Совет – решили, что в наших рядах есть пара-другая мерзавцев, а потому каждому навесили эти штуки. Так что утечка любых сведений исключена.

Иеро кивнул, и они обратились к созерцанию стройных шеренг пехоты Аббатств, катившихся мимо причалов к затянутым дымом узким улочкам, что вели в центральную часть Нианы. Кроме отдаленных криков, доносившихся сквозь треск и шипение огня, других звуков не было слышно. Не замечалось и каких-либо попыток к сопротивлению – во всяком случае, в порту. Второе парусное судно подошло к пирсу, и с него хлынул поток воинов. Офицеры – некоторых из них Иеро знал – выкрикивали команды, строили своих людей я вели их в глубь городского лабиринта. Один корабль за другим причаливал к берегу, выплескивая человеческий груз, пока Иеро не подсчитал, что в город вошли уже два полных легиона, не меньше четырех тысяч бойцов. Невольная зависть охватила священника. Он был разведчиком-рейнджером, офицером отборных частей военных сил Аббатств, и сейчас не мог сдержать желания – немного детского, как он сам понимал, – ринуться вместе со Стражами Границы на завоевание Нианы. В нем проснулся солдат, опьяненный предвкушением битвы. Но Иеро был достаточно мудр, чтобы глубже разобраться в собственной душе. Целый год метс не виден соотечественников. Он прошел тысячи миль, подаривших ему новых друзей, жену, высокое положение – все, о чем стоило мечтать. Однако новое оставалось новым, и сейчас Иеро чувствовал себя так, словно вернулся к родному очагу. И пока монолитные ряды пехоты пересекали предпортовую площадь, исчезая в разверстых зевах улиц, ему страстно, до боли захотелось стать одним из этих парней, рядовым бойцом, частью роя, стан, легиона, корпуса. Чувство, древнее как мир. Иеро не догадывался, что в этот миг его глазами смотрит один из ветеранов-легионеров, которые пронесли римских орлов от болот Британии до обожженных солнцем плоскогорий Ирана.

Однако метс был не только солдатом – он был священником. И невольно слова благодарности Творцу начали складываться в голове; Господь благословил его, дозволив лицезреть поступь воинов Божьих по земле врага. Он знал, что лишь гордыне обязан этим смятением души. Господь благословил его и не раз вел к победе. Он даровал своему рабу много больше, чем тот потерял, и пер Дистин, смиренный служитель Божий, ни в чем не мог упрекнуть Создателя. Но… но как он хотел бы маршировать в этих молчаливых шеренгах!

Эти раздумья были прерваны некоторым оживлением, воцарившимся на мостике. Кто-то поднимался по трапу – несколько человек, как Иеро успел мельком заметить. Но все взгляды были прикованы к первому из них. Он был уже немолод и почти лыс – редкий случай для метса. Чисто выбритое лицо не выдавало возраста – лишь подсказывало, что его обладателю за сорок. Вновь прибывший не носил фуражки, но левый рукав украшала знакомая эмблема – золотой якорь я кораблик с распущенным парусом. В остальном его одежда казалась столь же простой, как у другим, но ни один из стоявших на мостике моряков не сомневался, кто посетил их.

Быстро повернувшись к Иеро, адмирал ответил на салют и произнес:

– Пер Дистин? Рад приветствовать тебя, сын мой. Юстус Бирэйн, милостью Божьей командир этой эскадры. Я слышал странные вещи насчет тебя… – он сделал паузу, – и твоих друзей. И если все понял верно, Нечистый был уничтожен благодаря твоим усилиям? Расскажи-ка все с самого начала.

Это потребовало времени. Затем Иеро представил Детей Ветра, и адмирал, быстро установив с ними мысленный контакт, произнес все приличествующие случаю благодарности и комплименты. Одновременно он раздавал указания посыльным и курьерам, подходившим непрерывной чередой.

Прислушиваясь к докладам, Иеро получил представление о том, как шли дела. Казалось, сопротивления, кроме незначительных стычек, не было. Город выглядел пустым: видимо, охваченные паникой жители покинули его. Войска Республики продвигались вперед без затруднений. Малочисленные отряды лемутов, которые рисковали ввязаться в бой, полегли на месте. Ни одного из Темных Мастеров найти не удалось. Некоторые улицы были завалены трупами сотен людей, мужчин и женщин. Кое-где начались грабежи, но им тут же был положен конец твердой рукой.

– Я предложил бы, сэр, – заметил Иеро, – чтобы наши офицеры допросили пленных и выяснили, где находятся вражеский центр. Тут была очень крупная база, и у них не хватило времени, чтобы все уничтожить. Вряд ли мы накроем кого-либо из главарей, но они не могли обходиться без помощников и слуг. Можно многое узнать. Думаю, самое важное скрыто под землей… так что скажите нашим людям – пусть, ради Бога, будут поосторожнее, когда полезут вниз.

Бирэйн с минуту молча глядел на собеседника; видимо, он не привык выслушивать советы от младших офицеров, к тому же высказанные столь твердым тоном. Иеро выдержал его взгляд. Он был принцем Д'Алва и справедливо полагал, что испытания последнего года сделали его равным любому. Наконец адмирал отвернулся и посмотрел на пылающий город. Пер Эдард затаил дыхание, ожидая взрыва. Но не обладай Бирэйн острым умом, он не стая бы крупным военачальником. Слабая улыбка коснулась его губ, и только.

– Ты прав, пер Дистин, мне самому следовало об этом подумать. Готов ля ты высадиться на берег? Я дам людей – можешь обыскивать все подвалы в Ниане. Ты лучше нас знаешь, где можно найти что-нибудь интересное.

Итак, Господь услышал Иеро и явил очередную милость. Через несколько минут воин-священник уже шагал мимо пирсов и причалов к городу; за ним торопились четверо иир'ова и десяток метсов-пограничников под командой сержанта. Одни из молодых офицеров, адъютантов Бирэйна, проводил отряд на центральную площадь, куда была согнана сотня пленников. Иеро представился охранявшему их капитану и приступил к проверке – и зрительной, и мысленной.

Вдруг си указал на рослого человека, пытавшегося укрыться за чужими спинами:

– Ну-ка, притащите сюда вот этого… да разденьте! Думаю, у него на шее кое-что висит.

Под удивленными взглядами солдат-метсов четверо иир'ова ринулись в толпу и мгновенно содрали с человека куртку и рубаху. Получив голубоватую металлическую пластину, Иеро швырнул ее наземь и сокрушил ударом каблука, затем, не спуская глаз с вражеского офицера, он произнес на батви:

– У тебя, приспешник зла, есть шанс сохранить жизнь – один, и только один. Скажи правду: где расположен центр, где все записи и ваши дьявольские машины? Поторопись! Секунда отделяет твою душу от вечности… если у тебя, конечно, есть душа.

Офицер Нечистого не был трусом; возможно, он бы, не дрогнув, принял смерть от пики или меча в открытом бою. Но эти огромные создания, внезапно схватившие его… устрашающие когти, которые вмиг содрали одежду… явили свету дня тайный знак доверия хозяев… пылающие яростные глаза… Слуга зла был сломлен, устрашен! Захлебываясь слезами, он распростерся у ног Иеро и с криком: «Пощади!» – попытался облобызать пыльную сандалию метса, но тот с отвращением отдернул ногу.

– Ты проживешь до первой лжи, слетевшей с грязных губ! Слушай и отвечай!

Все получилось лучше, чем надеялся Иеро. Пленник оказался третьим по должности среди командиров городского гарнизона и знал многое. С веревкой вокруг шеи он повел отряд Иеро через площадь к ближайшей башне. В стене ее утопала маленькая неприметная дверь, с трудом поддавшаяся усилиям солдат; за ней – как и ожидал Иеро – истертые скользкие ступени вели вниз, в темноту.

Пришлось подождать, пока не принесли факелы. Затем люди и иир'ова, возглавляемые пленником, держа оружие наготове, приступили к спуску. Лестница уходила вниз, вниз, вниз; она вилась бесконечной спиралью, иногда переходя в маленькие площадки без дверей. Когда наконец замерцал голубоватый свет, позволявший погасить факелы, Иеро знал, что они уже спустились очень глубоко под землю.

Сырой и узкий каменный коридор уходил в обе стороны. Его заливало холодное сияние светильников, закрепленных на потолке через равные интервалы. Стояла гнетущая, мрачная тишина. Иеро подтолкнул пленника вперед острием копья. Жест был достаточно красноречив, и тот, повернув налево, уверенно направился по коридору. Остальные последовали за ним в молчании, которое нарушалось только звуком шагов да случайным клацаньем оружия.

Они прошли довольно большое расстояние, не найдя ничего, кроме пустоты, когда Иеро, подняв руку, велел отряду остановиться. Разум метса прикоснулся к чему-то, и в следующий миг он с гримасой отвращения понял, что это было. Священник бросился бегом по коридору, безжалостно подгоняя впереди себя пленного. Внезапно каменные стены разошлись, и отряд очутился в большой овальной комнате, по периметру которой шло множество небольших дверей. И все они были распахнуты! Тошнотворным запахом смерти и крови тянуло из них – столь явственно, что люди на секунду замерли. Одного быстрого взгляда в каждую из камер оказалось достаточно. Мужчины, женщины, даже дети – злоба Нечистого не миновала никого. Все были скованы цепями, и все были мертвы. Раздробленные кости и плоть, страшные раны от мечей и топоров показывали, как пленники встретили конец; и, вероятно, большей милости, чем смерть, и не могли ждать от тюремщиков. Теперь Иеро не сомневался, что там, в коридоре, поймал последнюю вспышку агонизирующего сознания.

– Раны свежие, сэр, – сказал сержант. – Должно быть, мерзавцы только что сбежали.

– Да, и мы последуем за ними. Теперь глядите повнимательней. Негодяй, который ведет нас, говорил, что главная камера впереди. Проход тянется прямо туда… Ну, парни, за ними!

Троих Мастеров Нечистого, не успевших ни ускользнуть на поверхность, ни воспользоваться секретным тоннелем, настигли посреди зала в конце коридора. Возможно, негодяям удалось бы сбежать, не задержи их последняя вспышка садистской жестокости, с которой они перерезали беззащитных заключенных. Когда Иеро со своими людьми ворвался в зал, они еще не успели отворить тайную дверь, скрытую за портьерами. Вместо этого все трое пытались уничтожить огромный проволочный экран. Световые точки, что раньше двигались на нем, уже погасли, но колдуны Нечистого хотели превратить нервный центр Желтого Круга в кучу обломков; видимо, они не ожидали, что их выследят так скоро. Серые одеяния адептов, запятнанные кровью, взметнулись, когда те сделали шаг навстречу атакующим. Их руки крепко сжимали оружие, но три высокие гибкие фигуры скользнули вперед, и колдуны захлебнулись собственной нечистой кровью.

Подняв взгляд от распростертых на каменных плитах тел, Иеро осмотрел комнату и попытался сообразить, что же он нашел.


8. БУРЯ НАД ПОРТАМИ | Иеро не дают покоя | 10. ПЕРЕГОВОРЫ НА СЕВЕРЕ