home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Таблица №18

Мозг армии. Том 1

За приведенное четырехлетие военные бюджеты увеличились: в Италии на 7%, в Австро-Венгрии – 6,8%, в России – 3,3%, во Франции – З%, в Германии – 2%.

Приведенные цифры показывают, что монархия Габсбургов вслед за Италией шла по пути увеличения своего военного бюджета, обгоняя, правда, только Россию по тяжести военного налога на 1 душу населения. Но если учесть платежеспособность граждан Австро-Венгрии, то, без сомнения, военный бюджет был гораздо тяжелее для ее населения, чем во Франции и Германии.

Пляски миллиардов на военные кредиты шли во всей Европе и с каждым годом государственные долги возрастали. Так в 1911 году они выражались (в миллиардах марок): Франция – 26.046, Германия – 20.000, Россия-19.313, Австро-Венгрия – 15.713, Великобритания – 13.447, Италия – 11.590.

На 1 душу населения приходилось государственного долга в марках: Франция – 657, Италия – 334, Германия – 314, Австро-Венгрия – 305, Великобритания – 296, Россия – 117.

Таким образом, монархия Габсбургов по тяжести государственного долга превосходила Англию и почти сравнивалась с Германией, платежная способность населения которой была, конечно, во много раз выше Нельзя сказать, чтобы Дунайская империя не могла пойти на новые жертвы для повышения своей обороноспособности, она могла заплатить и больше, но ценой подрыва своего экономического состояния. Если в мирное время это не было бы явно ощутительно, то, безусловно, сказалось бы во время войны. Ниже мы услышим доводы против увеличения военных кредитов со стороны ответственных лиц Дунайской империи.

Осенью 1910 года начальник генерального штаба составил общие предположения для бюджета на 1911 год, каковые были направлены для удовлетворения трех важнейших нужд: 1) увеличения контингента; 2) инженерной обороны государства; 3) боевого и технического снабжения армии.

Увеличение контингента разработано по двум вариантам: а) при введении двухлетнего срока службы и б) при трехлетием сроке, но с повышенным контингентом. Стоимость этой реформы определялась: а) при двухлетнем сроке (на 10 лет) 120 миллионов крон чрезвычайных кредитов и 200 миллионов крон добавление к обыкновенному бюджету; б) при трехлетнем сроке – 90 миллионов чрезвычайных ассигнований и 90 миллионов крон добавка к обыкновенному бюджету.

На инженерную оборону (на 10 лет), как минимум, подлежало ассигнованию 155 миллионов крон.

Боевое и техническое снабжение, после разработки в военном министерстве и министерствах обоих ландверов, исчислено в 260 миллионов крон, из которых 36 миллионов на инженерную оборону и 124 миллиона для неотложных заготовок.

Кроме того, на предстоящее перевооружение пехоты предусматривалось ассигнование в 200 миллионов крон, при чем точного расчета не представлялось.

Наконец, на ближайшие 5 лет на нужды морского флота испрашивалось 312 миллионов крон. Таким образом, всего подлежало внесению сверх обыкновенного бюджета:

Мозг армии. Том 1

20 ноября 1910 года, за несколько дней до уточнения требования на боевое и техническое снабжение, состоялось заседание совета министров, на которое начальник генерального штаба приглашен не был, установившее следующие ориентировочные цифры:

Мозг армии. Том 1

Начальник генерального штаба только 6 января был осведомлен о проработке его предложений и о результатах заседания 20 ноября совета министров.

Тотчас же Конрад обратился к военному министру с просьбой построить бюджет так, чтобы покрыть все нужды, а для этого требовалось:

Мозг армии. Том 1

По приказанию Франца-Иосифа, кредит на боевое снабжение армии был вычеркнут, что военным министром совершенно не было сообщено начальнику генерального штаба.

Делегации собрались к февралю в Будапеште, начались заседания, когда… 5 февраля 1911 года из газет, по речи военного министра на заседании 4 февраля, Конрад узнает о внесенном военном министром бюджете, далеко не отвечавшем требованиям Конрада. Такое довольно ненормальное ориентирование начальника генерального штаба объясняется тем, что военный министр запретил своим подчиненным говорить кому-либо из сотрудников генерального штаба о предварительной урезке военного бюджета в военном министерстве. Чаша терпения нашего героя была переполнена, и Конрад 13 февраля мчался в поезде в Будапешт с целью лично доложить Францу-Иосифу о случившемся.

Остановившись в той же гостинице, в которой жил и военный министр Шонайх, начальник генерального штаба утром 14 февраля увиделся с Шонайхом, сообщив ему, что он, Конрад, подаст в отставку. На вопрос военного министра, почему это делается, Конрад объяснил, что по бюджету требуется всего лишь половина необходимой суммы. На замечание Шонайха, что начальник генерального штаба исполнил свои обязанности и к тому же не является ответственный перед делегациями, Конрад указал, что считает себя также ответственным за военный бюджет, и если его требования необходимы, то при отказе от них он должен уйти с поста, или же, если они неосновательны, тогда начальник генерального штаба не соответствует своей должности. Отметив, что о такой постановке вопроса с военным бюджетом еще ничего неизвестно Францу-Фердинанду, который всецело стоял на точке зрения Конрада и был вообще недоволен Шонайхом, начальник генерального штаба пытался доказать военному министру ошибочность мирной политики Эренталя, которая в действительности может оказаться совершенно иной.

Видя, что военного министра убедить трудно, Конрад отправился с докладом к Францу-Иосифу. Начав с просьбы об отставке, Конрад детально изложил свои минимальные требования, указав на то, что не считает больше возможным оставаться на своей должности, ибо в армии все будут показывать на него пальцами. Успокоив своего разгорячившегося начальника генерального штаба, Франц-Иосиф чистосердечно сознался, что не все делается так, как хочет он и правительство, что страна не имеет денег и Италия богаче, поэтому и тратит больше денег на армию и флот. Конрад счел своей обязанностью подчеркнуть боязливое выступление министров перед делегациями и противозаконное связывание делегациями военного ведомства предложением в течение пяти лет не входить с новыми требованиями повышения бюджета. В конце доклада он просил приравнять его к начальнику морского флота, дабы также участвовать в заседаниях совета министров и делегаций, если уже не с правом решающего голоса, то по крайней мере, как эксперт. Указав на то, что все предположения генерального штаба подвергаются критике мелких служащих военного министерства и находя это ненормальным, Конрад просил снова об увольнении в отставку.

Вернувшись домой, он тотчас же письменно сообщил о своей просьбе об отставке Францу-Фердинанду и написал письмо начальнику военной канцелярии с просьбой посодействовать его уходу с должности.

17 февраля от Больфраса (начальника военной канцелярии) пришел ответ, в котором он писал, что посылается резолюция Франца-Иосифа с отказом принять отставку, а от себя добавлял, что уход начальника генерального штаба повлек бы за собой дурное течение заседаний делегации и плохо был бы истолкован за границей, особенно в Берлине, где так высоко ценят Конрада.

Последний не успокоился и снова обратился к Больфрасу, доказывая ему всю невозможность оставаться на месте и обрисовывая всю отрицательную сторону поведения военного министра в бюджетном вопросе.

Результатом хлопот Конрада было приказание Франца-Иосифа собрать совет министров, чтобы на нем начальник генерального штаба подробно доложил свои соображения, при чем просьба последнего о приглашении на этот совет представителей от делегаций была отклонена.

5 марта состоялось заседание совета министров. На нем присутствовали: председатель-министр иностранных дел Эренталь, министры-президенты Австрии и Венгрии, общеимперский военный министр, министры обоих ландверов и начальник генерального штаба.

Эренталь, открыв заседание, объяснил его цель и, предупредив об особой секретности, предоставил слово начальнику генерального штаба.

«Я знаю, что в общем и целом делаю удар по воде, так как мое выступление происходит после времени» (курсив наш; Б. Ш.), – начал начальник генерального штаба, но так как ему приказано подробно доложить его соображения по бюджету, то он это и выполняет. Начав с обрисовки обязанностей начальника генерального штаба по подготовке к вероятной войне и указав, что из этой подготовки вытекают и бюджетные требования, о чем мы говорили выше, Конрад отметил) что он лишен возможности даже, как эксперт, подобно начальнику морского флота, защищать своп предложения в совете министров или перед делегациями. В дальнейшем, подробно изложив историю с бюджетом, начиная с 1907 года и до приказания Франца-Иосифа собрать настоящее совещание, начальник генерального штаба, на основе оперативных соображений, детально разобрал все свои требования, доказывая их необходимость. Перейдя затем к обсуждению создающегося положения с урезкой кредитов, Конрад указал, что для боевого снабжения и инженерной обороны ныне отпускается только 47,9 мил. крон, тогда как им испрашивалось 379 мил. крон и, таким образом, недостает 331 мил. крон. Предполагаемое разассигнование по годам отпускаемых средств ведет к тому, что программа инженерной обороны растягивается на 26 лет, т.е. до 1937 года, когда все это снова устареет, а вопрос с перевооружением пехоты может быть проведен только в 40 лет, т.е. окончен к 1951 году. В то же время флот получает полностью испрашиваемые им 312 миллионов крон.

Конрад ищет выхода из создавшегося положения, усугубленного еще и тем, что в течение 5 лет военное ведомство не имеет права входить с новыми требованиями о повышении бюджета, и видит его в одном из следующих шести путей. Прежде всего бросается в глаза несоответствие ассигнований 200 милл. крон для армии и 312 милл. для флота. Нельзя не приветствовать наличие сильного флота, но не следует и забывать, говорит Конрад, что Австро-Венгрия – континентальная держава, и решение для нее будет на суше, а не на море. Самая блестящая морская победа не сможет сгладить поражения на суше. Поэтому начальник генерального штаба предлагает сократить ассигнования на флот и, по крайней мере, 60 мил. крон отдать на армию. Второй путь – это отказ от введения двухлетнего срока службы, по повышение контингента для усиления штатного состава и формирования технических войск. Затем можно произвести внутреннюю перегруппировку кредита, сосредоточив внимание на отпуск денег на наиболее важное. Четвертый путь – это откровенная и ясная обрисовка перед делегациями существующего положения и, наконец, пятый путь – поставить делегации перед совершившимся фактом, как это сделано с флотом. Нужно помнить, что Австрия кампанию 1859 года проиграла из-за плохих пушек, войну 1866 года из-за плохого ружья, а потому ныне следует заранее дать те средства, которые необходимы для достижения успеха. В заключение своего доклада начальник генерального штаба сослался на пример России, которая урезала военные кредиты перед русско-японской войной и проиграла последнюю, дорого заплатив за это.

После речи начальника генерального штаба Эренталь предложил присутствующим высказаться. Все военные министры поддержали необходимость удовлетворения требований Конрада. Министр-президент Австрии указал что для правильной оценки военных требований необходимо выслушать: 1) сообщение министра иностранных дел о внешнем положении; 2) подтверждение военного министра о необходимости ассигнований; 3) заключение министра финансов о платежеспособности страны. К указанной Конрадом цифре в 1.100 мил. крон необходимо еще добавить требования обоих ландверов, из коих для австрийского нужно считать не менее 100 миллионов (министр народной обороны Венгрии вставил, что для гонведа цифра будет еще более). В виду такой большой суммы, требуемой военным ведомством, может оказаться, что, при всем желании делегаций ассигновать эти суммы, страна не выдержит экономически.

Министр-президент Венгрии, отметив, что политическое и финансовое положение Венгрии иное, чем Австрии, остановил внимание присутствующих на том, что во всех государствах военные кредиты проходят с большим трудом. Представительные учреждения монархии должны быть уверены, что правительство, входя с такими большими требованиями, отдает себе отчет в платежеспособности населения. В Венгрии создастся убеждение, что правительство это не учитывает. К тому же вносится снова проект о введении двухлетнего срока службы, что имеет за собой 10-летнюю историю борьбы. Он не сомневается в правильности требований, но просит учесть, что их необходимо сочетать с политическим, финансовым и хозяйственным положением страны. Эти требования военного ведомства могут быть удовлетворены после финансового и хозяйственного укрепления государства, так как современный бюджет совершенно не позволяет произвести эти ассигнования. Венгерское правительство считало бы легкомыслием напрягать силы страны, не учитывал развития хозяйственной ее жизни. Конечно, нельзя растягивать реформы на 20 или 40 лет, но также нужно в современных условиях удерживаться в границах возможного.

Министр иностранных дел Эренталь отмечает, что, по своему положению, он должен приветствовать усиление армии, но нужно учесть, что новое требование 260 миллионов крон на боевое снабжение произведет неблагоприятное впечатление в области внутренней политики, а за границей будет учтено, как признак агрессивности. Между тем, внешняя политика, по указанию Франца-Иосифа, должна быть сдержанной, стремящейся к разрешению вопросов мирным путем. В заключение, он, как председатель, должен выразить благодарность начальнику генерального штаба за сегодняшний доклад и заявить от имени всех присутствующих полное удовлетворение деятельностью Конрада, но в то же время отмечает, что правительство не может перешагнуть через платежеспособность государства.

Начальнику генерального штаба оставалось только указать, что разница в оценке положения происходит из-за различного подхода к нему: в то время, как присутствующие оценивают ею с точки зрения сегодняшнего мирного дня и выдвигают вперед мирные требования, он, Конрад, по своей должности, прежде всего должен считаться с войной и из нее исходить.

Потерпев поражение, Конрад, однако, не терял еще надежды повернуть бюджетный вопрос в свою пользу. В виду возникших трений в австрийском парламенте, Конрад обратился с предложением сменить кабинет, как нам известно из предшествующих глав, а затем 23 апреля подал Францу-Иосифу письменный доклад, в котором, обрисовав складывающуюся внешнюю политическую ситуацию, грозящую конфликтами, указывает, что и военное положение монархии ухудшилось, вследствие усиленного вооружения соседей. В противоположность этому производится отпуск 312 милл. крон на флот, а на армию только 200 милл. крон. Причины отказа в ассигновании кроются в финансовых возможностях государства, но напряжение таковых далеко еще до предела. Как пример, начальник генерального штаба приводит Австрию, которая не находит возможным ассигновать 30 миллионов крон в год на армию, а на развитие местных железных дорог, не имеющих значения для общей сети путей (по-видимому, с военной точки зрения), и даже вредных, отпускает в год 278 милл. крон. То же самое в Венгрии, которая охотно отпускает 125 милл. для гонведа и скупится ассигновать 68 миллионов крон на общеимперскую армию. Мало того, на содержание колоссального чиновничьего аппарате тратятся громадные суммы; достаточно указать, что численность чиновников в обеих половинах монархии достигает 536.000 человек, превосходя, таким образом, армию мирного времени – 415.300 человек. В заключение начальник генерального штаба вновь просит принять меры к поднятию боеспособности общеимперской армии за счет флота и обоих ландверов.

Борьба вокруг бюджета на этом не закончилась. У Франца-Фердинанда накопилось много против военного министра, вошедшего в «клику» Эренталя, ведшего закулисную борьбу против него – наследника, и Конрада и «ползавшего на коленях перед парламентом». Пора было кончить с этим, и летом 1911 года Шонайх получил отставку, замещенный Ауффенбергом. Но и последний, из-за личной к нему неприязни Франца-Иосифа, долго не удержался в новой должности и через год был сменен Корбатиным.

Так, в 1911 году закончилась война «алой» и «белой» розы, т.е. военного министерства с генеральным штабом. Известный нам Краусс, равно как Новак в книге «Дорога к катастрофе», согласно свидетельствуют о враждебной позиции, занятой военным министром по отношению к начальнику генерального штаба, и не по причинам какого-либо расхождения в основных вопросах, но исключительно из-за личных отношений, Короче говоря, военный министр, убежденный Эренталем в возможности проводить мирную линию во внешних отношениях, не хотел обострять отношений и внутри государства, не желая к тому же портить свою репутацию у представительных учреждений монархии. Конрад приводит в своих мемуарах его разговор с политическим деятелем Венгрии и затем письмо последнего, в котором с очевидностью показано, как венгерская оппозиция стремилась использовать борьбу за бюджет для достижения уступок во внутренней политике. К сожалению, начальник генерального штаба не понимал, что его правительству не было доверия, и обе половины монархии с большей охотой шли на развитие ландверов, нежели общеимперской армии, видя в ней оплот режима Габсбургов.

Мысль как-нибудь изменить решение об ассигнованиях не оставляет начальника генерального штаба, и в своем мемуаре для 1912 года от 15 ноября 1911 года Конрад сомневается в том, что нет возможности отпустить для военного ведомства больше денег. Он сознает, что трудно проводить высокие военные кредиты, но если учесть траты на железные дороги местного значения, на содержание армии чиновников и т. д., то нет сомнения, что при сокращении подобных расходов найдутся деньги и для военного ведомства. Свои требования Конрад делит на две группы: а) подлежащие реализации до окончания 1913 года и б) те, которые необходимо выполнить в 1912 году.

Представление мемуара Францу-Иосифу совпало с окончанием конфликта начальника генерального штаба с Эренталем, когда уход Конрада был решен, и он, оставив свой мемуар, вернулся с докладом уже не начальником генерального штаба.

За год отсутствия Конрада был проведен закон о двухлетнем сроке службы, и получены кредиты на формирование тяжелой артиллерии. Правда, все это прошло при сильном сопротивлении парламентов, но дело было сделано.

С возвращением на пост начальника генерального штаба Конрад снова начал хлопоты по усилению армии и обеспечению ее боевым снабжением, но на этот раз в полном единении с военным министром и с министрами обоих ландверов, чем обрадовал Франца-Иосифа.

По размерам нашего труда мы не имеем права подробно останавливаться на программе усиления армии, предложенной в 1913 году, тем более, что она фактически не была выполнена. Но вместе с тем, и виду ее интереса и связанных с ней предварительных обсуждений, не можем пройти мимо нее.

Программа 1913 года начала разрабатываться в январе этого года и была закончена в декабре. Она состояла: 1) в увеличении контингента для некоторых новых формирований в армии и ландверах и для увеличения штатного состава пограничных корпусов; 2) в развитии материального снабжения. Увеличение контингента предусматривалось в 36.000 человек.

Кроме того, в течение -этого же года Конрадом разрабатывается проект формирования резервной армии, расчитанный выполнением на 10 лет. Проект предусматривал развертывание в военное время, кроме существующих частей, еще 22 пехотных дивизий и 14 пехотных горных бригад, общей численностью около 450.000 человек.

С выполнением этой программы в 1922-23 году начальник генерального штаба намечал с 1924 года провести реорганизацию ландштурма, закончив ее в 1929 году.

Проект резервной армии сильно заинтересовал как самого Конрада, так и прочих лиц, стоявших во главе военного управления, а также и Берлин. Проект давал значительный прирост сил во время войны армии Гасбсбургов.

Конечно, создание такой армии требовало денег, которые исчислялись в 400 милл. крон чрезвычайного кредита и добавления к обыкновенному бюджету 36,7 милл. крои ежегодно.

Какое значение придавал резервной армии Конрад, видно из того, что в январе 1914 года, беседуя с представителями военного министерства по этому вопросу, он сказал открыто, что ему известно, как его, Конрада, проекты в военном министерстве подвергаются критике, но на этот раз он не уступит. «Я настаиваю на создании резервной армии и с ней паду», – закончил свой разговор начальник генерального штаба.

Встретив сочувствие созданию резервной армии у Франца-Иосифа, у министра иностранных дел, к которому обращался с просьбой поддержать военные требования, у военного министра, который, однако, не находил возможным вносить ее в бюджет ранее 1916/17 года, Конрад доказывал возможность осуществления проекта тем, что раз на флот могут быть отпущены 426 мил. крон, то выгоднее их ассигновать для резервной армии. В подкрепление этих соображений Конрад обращал внимание на то, что если бы даже флот и одержал морскую победу при защите берегов монархии, то с поражением на суше может случиться, что победоносному флоту не придется и вернуться к своим берегам, ибо они будут заняты противником с суши.

Стремясь наверняка обеспечить осуществление проекта резервной армии, и вообще военного бюджета на 1913/14 год, Конрад предложил военному агенту в Берлине передать Мольтке просьбу Конрада поддержать проекты начальника австрийского генерального штаба. Военный агент исполнил приказание и в письме от 20 мая 1913 года сообщил, что Мольтке охотно обещал поддержать требования Конрада и, по-видимому, переговорит об этом с Вильгельмом и руководителями правительства с тем, чтобы Вильгельм повлиял на Франца-Фердинанда, а представители правительства соответственно на политические круги монархии.

Вообще, начальник генерального штаба решил снова дать бой за военный бюджет. На докладе у Франца-Иосифа 2 октября 1913 года, в виду имеющего быть 3 октября совета министров по рассмотрению бюджета, Конрад горячо отстаивал необходимость принятия проекта увеличения бюджета и контингента, ссылаясь на идущие в этом впереди соседние государства. На замечание Франца-Иосифа, что, может быть, увеличение контингента и пройдет, но труднее провести повышение бюджета, так как нет денег, начальник генерального штаба снова указал, что раз на чиновников деньги находятся, то для армии они должны быть изысканы. Если в совете министров военный бюджет будет урезан и увеличение армии отклонено, то он, Конрад, ходатайствует о применении Францем-Иосифом исключительных мер, в виде прямого приказа провести все это, так как у министров немилость Франца-Иосифа значит гораздо больше, чем общественное мнение. В проведении же проекта постройки железных дорог Конрад советовал, если проект сорвется, применить к Австрии всесильный параграф 14 конституции. На все это Франц-Иосиф заметил, что в денежных делах он не согласен использовать указанный параграф.

Как бы то ни было, но начальник генерального штаба решил добиться осуществления намеченных мероприятий.

3 октября состоялся совет министров, на котором присутствовали: председатель – министр иностранных дел Берхтольд, оба министра-президента, три военных министра, три министра финансов, начальник генерального штаба и начальник морского флота.

Заседание открыл Берхтольд речью о внешнем положении, обрисовав его не исключающим в будущем вооруженного конфликта, и признав необходимым принятие мер к усилению вооруженных сил до границ экономической мощи и особенно по усилению южной и юго-восточной границ.

После обмена мнений о внешнем положении совет перешел к обсуждению военного бюджета. Военный министр Корбатин, ссылаясь на усиление соседями вооруженных сил, указал на необходимость усиления боевой готовности таковых и в монархии. Военные требования сводятся: 1) к усилению штатного состава пограничных корпусов; 2) новым формированиям в ограниченном числе; 3) к организационным мерам по повышению штатов некоторых частей, а главным образом к развитию артиллерии. В то же время он отметил, что принято во внимание возможно меньшее обложение населения.

Начальник генерального штаба указал на недостаточность сил в военное время.

Главным оппонентом выступил министр-президент Венгрии Стефан Тисса, который начал с того, что указал причины отсталости Австро-Венгрии в развитии вооруженных сил, борьба за что ведется с 1888 года, т.е. в течение 25 лет. Причины эти кроются в недостаточных финансовых и хозяйственных возможностях страны, из которых всегда и следует исходить. Если бы таковые были перенапряжены, то это принесло бы один вред. Однако, он вполне согласен с тем, что усилить военную мощь страны необходимо, а потому переходит к детальному рассмотрению выдвинутых требований. Не возражая против развития артиллерии и технических войск, он признает необходимым усиление пограничных корпусов только в Галиции. Что же касается усиления штатного состава роты на 5 человек, то Тисса считает значение этого мероприятия преувеличенным, а между тем, оно вызовет напряжение финансовых средств. Не нужно забывать, что финансовое и экономическое благополучие государства необходимо для войны так же, как боевая готовность вооруженных сил. Тисса подробно разбирает значение выдвинутой меры и доказывает, что оно выявится не ранее как через 10 лет, срок очень долгий. На замечание военного министра, что реформу можно растянуть на 5 лет, так что увеличение кредитов будет только на 40 милл. крон в год, министр-президент ответил, что при трехлетнем сроке службы такое увеличение контингента было бы понятно, но теперь, когда установлен двухлетний срок лишь только в 1912 году, входить в 1913-14 году опять с новым проектом кажется нецелесообразным. Венгерское правительство стоит за усиленно мощи армии, но, чтобы входить с дополнительный увеличением контингента при трудных условиях парламентской борьбы, необходимо вернее оценить будущий ход событий, экономическое развитие страны, а равным образом, и другие важные нужды, как, например, постройка железных дорог в Боснии. Заводить речь о новом увеличении контингента без ухудшения внешнего положения трудно, к тому же это только побудит Италию к новым вооружениям.

Берхтольд заметил, что нет оснований рассчитывать на ухудшение отношений с Италией на ближайшие годы. С политической стороны военные меры не могут быть обоснованы.

На это Конрад возразил, что военные мероприятия не должны зависеть от временной политической ситуации. Мы должны убедить соседей в спокойном развитии своих вооружений.

Представители финансов указали, что принятие военных требований ложится тяжелым бременем на финансы, которые испытывают это с 1909 года. С этого времени и до 1914 года сверх нормального бюджета уже ассигновано 1.200 милл. крон, не считая ассигнований по экстренным случаям, вызывавшимся политическими кризисами. Между тем, финансовое положение страны не из блестящих. Обе половины монархии имеют фонд всего лишь в 900 миллионов крон. Не нужно забывать, что военной готовности должна соответствовать и финансовая готовность, и поэтому представители финансов настаивают на сокращении требований и растяжке их на пять дет, как предложил военный министр.

В результате дискуссии кредит на боевое снабжение был урезан, деньги на гаубицы перенесены в бюджет 1915/16 г.г., что касается увеличения контингента по 5 человек на роту, то об этом дополнительно военный министр должен был договориться с обоими правительствами.

В дальнейшем были рассмотрены заявки на флот, который также просил увеличить кредит. Кредит не был уменьшен, но растянут по годам.

В обычном порядке 16 января 1914 года Конрад представил Францу-Иосифу последний перед войной свой мемуар за 1913 год, в котором изложил свои требования.

Для полноты картины мы считаем необходимым сравнить развитие контингента и военного бюджета Австро-Венгрии с другими государствами Европы. Таблица № 19 показывает увеличение контингента:


Таблица № 17 | Мозг армии. Том 1 | Таблица № 19