home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Лукерий оказался не слишком большим городом. Как порт, он был не слишком удобно расположен, и поэтому швартовались здесь в основном только боевые имперские корабли, которые использовали этот город как свою базу.

До него мы добрались за три дня, в основном из-за Витьки, который не мог выдержать заданный мной темп и часто падал с седла. Впрочем, за время путешествия он уже довольно прилично (для новичка) держался в седле. Еще неделька такого путешествия и он будет чувствовать себя на коне гораздо лучше, чем в первый день. По дороге Нарнах еще раз связался со мной и сообщил, что нужный нам корабль называется «Роза ветров». Именно его мы сейчас и разыскивали на причалах, пробираясь через груду сложенных здесь канатов, парусов, якорей и товаров немногочисленных грузовых кораблей.

Корабль первым увидел Рон, который вдруг замер и с восхищением уставился куда-то вперед.

– Вот это да!!!

Я проследил за его взглядом. Чуть впереди стоял великолепный белый корабль. Он очень напоминал клипер моего мира с такими же идеальными обводами, его мачты были чуть наклонены назад. Даже не верилось, что этот корабль сделан целиком из дерева. Наверняка не обошлось без магии, иначе как можно согнуть доски так, как они были согнуты при наборе корпуса? С магией он сделан или нет, но это был самый великолепный корабль из всех виденных мной здесь. Рон же родился и вырос в Амстере, городе-порте, городе купцов, поэтому разных кораблей за свою жизнь он повидал намного больше меня, причем кораблей самых разных стран. Но даже он сейчас замер, любуясь этим кораблем.

– Вот это корабль. – Рон оценивающе окинул его взглядом. – Под парусами при попутном ветре даст узлов тридцать. Вот сплавать бы на нем!

Меня же больше заинтересовало название корабля. На носу этого красавца-корабля была привинчена металлическая табличка, на которой были выбиты буквы. «Роза ветров», – прочитал я.

– Твое желание, Рон, может осуществиться раньше, чем ты думаешь. Кажется именно этот корабль нам и нужен. Пошли.

Я покрепче ухватил уздцы своего коня и двинулся к спущенным сходням. Витька с Роном двинулись следом. Около трапа я нерешительно остановился. Хотя мне раньше не приходилось в этом мире плавать на кораблях (кроме разве баржи, которая перевезла нас через Босфор), но я знал, что без разрешения капитана никто не может подняться на борт. Никого же из команды, кого можно было попросить позвать капитана или его помощника видно не было.

– Эй, на корабле! – крикнул я.

Минуты через две через борт свесилась недовольная физиономия какого-то человека.

– Чего надо? – неласково спросил он.

– Можно подняться к вам на борт?

– Пассажиров не берем, – лениво отозвался он и хотел скрыться.

– Подождите, позовите капитана или помощника.

– А зачем? Я же сказал, что пассажиров не берем.

– Но Нарнах сказал…

Сонное выражение немедленно слетело с лица человека.

– Вы от Нарнаха? Так что же сразу не сказали? Поднимайтесь. – Человек обернулся и, обращаясь к кому-то на корабле, закричал: – Эй вы, ленивые свиньи, а ну по местам! Отдать швартовы, приготовиться к отплытию.

Он отдал еще несколько команд, смысл которых я не понял, сопроводив их ругательствами. Впрочем, это не удивительно, корабли я видел до этого только на картинках. Еще знал, что они не плавают, а ходят, на этом мои познания в морском деле заканчивались. Слова швартовы, рында, ют, бушприт оставались для меня тайнами за семью печатями. Поэтому я не стал вникать в смысл приказов, поняв только то, что нам разрешили подняться на борт.

Едва мы трое появились на палубе, как несколько матросов тут же втянули наверх трап, еще один повел наших коней в трюм. Около нас появился седой человек с короткой бородой и одетый в отглаженную белоснежную одежду, по-моему, она называется китель. Только вместо знаков различия, как принято в военно-морском флоте, у него были знаки торговой кампании Вильена Нарнаха.

– Милорд Энинг? – капитан, а это явно был капитан, вопросительно посмотрел на меня.

– Да, капитан…

– Зовите меня Леон Рейпех. Я капитан этого корабля.

Я вежливо поклонился.

– Очень рад, а это мой друг Рон и брат Виттор.

Капитан раскланялся с ними. Витька и Рон неуклюже скопировали его полупоклон. Потом капитан представил нам своего помощника, который в этот момент подошел к нам и встал чуть сзади капитана. На это церемония представления окончилась.

– Я получил приказ от Нарнаха прибыть в этот порт перегрузить товар на любое судно, даже если придется зафрахтовать его, и ждать вас. Потом я должен как можно быстрее доставить вас в Галлию.

Я утвердительно кивнул.

– Нарнах мне все объяснил, только, извините капитан, но мне хотелось бы посмотреть, как там устроили наших коней. Не примите это за недоверие, но ваши матросы все-таки не конюхи.

Капитан усмехнулся.

– Это же торговое судно, милорд. Кого только не приходилось нам перевозить. Один раджа в Индии захотел иметь живого медведя, так нам пришлось почти месяц ухаживать за ним и кормить его. Поверьте, это было гораздо труднее, чем позаботиться о трех конях.

Посмеявшись рассказу, я все-таки настоял на своем. Своего Урагана я никому не доверил бы.

Корабль уже вышел в открытое море, и матросы убрали паруса. Теперь «Роза ветров» шла на магическом движителе. Скорость сразу заметно возросла. По моим прикидкам не знатока, она составляла узлов тридцать пять, если не больше.

После того, как мы убедились, что о наших лошадях действительно позаботились, мы поднялись наверх.

Погода была великолепная и яркая синева неба сливалась с синевой моря. Брызги, летящие из-под носа корабля, играли на солнце всеми цветами радуги. Как всегда, несколько дельфинов сопровождали плывущий корабль и матросы, пока не занятые ничем, бросали им еду. Дельфины радостно подпрыгивали, выделывая немыслимые пируэты в воздухе. Это напомнило мне о Кешке. Интересно, где он сейчас? На острове я несколько раз подходил к морю, но Кешка так и не появился.

– Прошу к столу, милорд. – Около нас появился капитан.

– Какая красота! – воскликнул я, не отрывая глаз от горизонта.

Капитан так же восхищенно посмотрел вокруг.

– Поэтому я и стал моряком. Прошу вас, милорд, вас ждут.

Ничего не оставалось, как последовать приглашению. Впереди будет еще достаточно времени, чтобы налюбоваться морем.

В Тилон мы прибыли через два дня. Путешествие прошло спокойно и без всяких происшествий. Капитан всячески пытался скрасить время путешествия и скучать не давал. Поэтому я искренне поблагодарил его. Хотел предложить денег, но тут же понял, что этого как раз делать не следовало. Тогда я подарил капитану один из своих кинжалов.

– Это ведь оружие Ордена? – глаза капитана блеснули. – Ты знаешь, сколько это может стоить? Я ведь за год не заработаю столько. – За время путешествия мы уже перешли на ты.

Я пожал плечами.

– Примерно представляю. Только ведь продавать я его не собираюсь, а на подарок не жалко.

– Я не могу принять его, – Капитан с сожалением вернул его мне. – В конце концов, теперь ведь не Нарнах мой шеф, а ты. Я не принимаю подарки от нанимателя за простую доставку.

Однако я уже кое-что узнал о капитане от матросов.

– Тогда примите его как подарок вам на день рождения. Оно ведь у вас через неделю.

– Откуда ты… Впрочем догадываюсь. – Капитан весело рассмеялся. – Нарнах говорил, что с тобой надо быть осторожным. Хорошо, благодарю за подарок, милорд.

Я быстро спустился с корабля, где меня уже ждали Рон с Витькой, переминаясь от нетерпения. Как только я спустился, сходни подняли на корабль. Через мгновение он, маневрируя, уходил в открытое море.

В Тилоне нас уже ждала охрана в десять человек и карета. Начальник охраны вежливо заметил, что Нарнах просил спешить, поэтому стоит выехать немедленно. Я чертыхнулся, проклиная не в меру заботливого Нарнаха. На конях мы добрались бы намного быстрее, чем в карете. Правда, я тут же вспомнил о Витьке и пересмотрел последнее утверждение.

Я же хотел сначала отказаться от поездки в карете, но тут же подумал, что ни разу до этого момента не ездил в карете. Почему бы не попробовать? Когда еще представиться такая возможность? К тому же, это наверняка удобнее, чем верхом. И еще я подумал о том, что у Нарнаха наверняка была какая-та своя причина прислать за мной карету, а Нарнаху всегда стоит доверять в таких вещах.

Карета была удобная, с рессорами внутри оббитая мягкой кожей. Сиденье располагались напротив друг друга, так что здесь вполне могло поместиться четыре человека, а не только два ребенка с восемнадцатилетним юношей. Вообще, в карете было уютно. Даже на окнах были стекла. Хотя пари я держать не стал бы. Кто его знает, что в этом мире используют в качестве стекол? Может «замороженный воздух, тщательно отшлифованный» или еще что-то в подобном духе.

Конечно, мне хотелось бы немного задержаться и осмотреть город, но не вступать же в спор с охраной? И вообще, за каким лешим Нарнах прислал охрану?

– На всякий случай, – ответил Нарнах, когда я вызвал его по даль-связи. – Не хочу никаких неожиданностей. Кто его знает, что может случиться дорогой. Жду тебя через три дня. Постарайся нигде не задерживаться, а то знаю я тебя, опять какой-нибудь переворот устроишь, только теперь в Галийском королевстве.

– Очень смешно, Нарнах. Конец связи. – Я сердито засунул даль-связь в кармашек.

– Какой переворот? О чем это он говорил? – заинтересованно спросил Витька.

– Не важно. Это шуточки у него такие.

– Понятно. – Было видно, что Витьке не понятно, но переспрашивать, благоразумно не стал.

Карета мягко катила по дорогам королевства, оставляя позади километр за километрам. Задерживался наш отряд только для того, чтобы сменить коней да поесть. Через два дня мы переехали границу Галийского королевства и въехали в пределы Амстерского союза. Значит завтра к вечеру, или послезавтра утром будем в Амстере. Рон тоже понимал это и заметно нервничал, нетерпеливо ожидая встречи со своим родным городом. Чем ближе мы были к Амстеру, тем сильнее волновался он. Наконец рано утром наша карета вместе с эскортом въехала в главные ворота Амстера и понеслась по улицам.

– Эй, – я высунулся из окна. – Нельзя ли потише, мы посшибаем половину прохожих.

– Нарнах велел доставить вас как можно быстрее, – спокойно ответил командир.

– Ах, велел доставить? – Рассердился я. – Я тебе что, вещь, чтобы меня доставлять? Ничего не случится, если мы приедем на час два позже. Останови карету!

Поскольку меня не послушали, я быстро выбрался на крышу и приставил кончик меча к шее возницы. Это сработало, и карета тут же остановилась, приткнувшись в каком-то безлюдном переулке.

– Милорд, вы должны сесть в карету и мы продолжим путь. – Командир недвусмысленно положил руку на рукоять меча. – У меня приказ!

– Сейчас я разберусь с этим приказом! Я тебе такой приказ сейчас покажу! – Я рассердился не на шутку, но головы все же не потерял. Поэтому бросаться в бой не стал, а вызвал Нарнаха. – Нарнах, что за чертовщина тут происходит?! Ты что, за мной конвой прислал?! Я арестован?

– Эй, потише, Энинг, что случилось?

– Ты еще спрашиваешь?! Эта твоя идиотская охрана даже шага в сторону ступить мне не дает! Тут что, шаг в вправо шаг влево считается побегом? Я что, пленник? В общем так, или ты немедленно убираешь этих идиотов или тебе самому придется объясняться по поводу трупов с многочисленными свидетельствами насильственной смерти. Я не желаю больше терпеть их!!!

– Остынь, Энинг. Скорее всего, они погорячились.

– Погорячились?!

– Я сказал остынь! Дай-ка даль-связь командиру.

– Вас, – едко сказал я, протягиваю палочку офицеру.

Тот нерешительно посмотрел на меня, потом несмело принял ее. Кажется, сообразил, что немного перестарался. Отошел чуть в сторону, где его никто не мог услышать и сжал ее в руке. Несколько минут он слушал, потом его лицо стало заметно бледнеть, потом позеленело, на лбу выступил пот. Я, вместе с Роном и Витькой, с интересом наблюдал за ним.

Наконец командир отряда отпустил даль-связь и быстро подбежал ко мне.

– Милорд, я прошу извинить меня. Я не думал… Прошу прощения… – Он запинался на каждом слове, постоянно облизывая сухие губы. Интересно, что же такого наговорил ему Нарнах. – Извините.

– Может хватит извиняться, – попросил я.

– Слушаюсь. – Он замер передо мной, ожидая дальнейших распоряжений.

Я недоуменно переглянулся с Роном и Витькой.

– Хотелось бы мне знать, что Нарнах наговорил ему, – тихо заметил я им.

– Могу догадаться, – хихикнул Рон. – Теперь по струнке ходит, а раньше такой важный был.

В этот момент совершенно неожиданно раздался вызов по даль-связи. Что еще Нарнаху понадобилось? Однако я тут же сообразил, что вызов не от Вильена. Связь была с родителями. Я поспешно выхватил эту палочку.

– Слушаю, мама.

– Егор, это ты? Просто поразительно, я так и не смогла привыкнуть к этим рациям.

– Даль-связь. Правильно говорить даль-связь. Что случилось?

– Ничего. – Однако в голосе мамы проскользнула тень неуверенности. – Просто мы покинули остров и сейчас подъезжаем к этому, как его… а Амстеру.

– Вы что?! Но… Что случилось?!!

– Я же сказала, что ничего. Просто… понимаешь, Егор, я признаю, что у тебя могут быть дела в большом мире, но если уж нам жить здесь, то лучше быть вместе. Кстати Мастер со мной согласился.

Ну, если Мастер согласился… То, что родители будут с нами, действительно хорошо, но меня смущали определенные моменты. Однако мнению Мастера я доверял, не раз убеждавшись, что в подобных делах он разбирается.

– Это хорошо! Как далеко вы от города?

– Уже видны крепостные стены. Надо же, настоящие крепостные стены!

– Тогда я вас встречу.

– Может не стоит? – голос мамы звучал немного неуверенно. Интересно, из-за чего это. – С нами Таня, она тут охрану взяла, так что с нами все в порядке.

Танька? Охрану? Ну насчет охраны наверняка Мастер или Деррон подсказал и деньгами на нее обеспечил. В этом мире все это обычные вещи, почему же голос мамы звучит так неуверенно? Может, просто не привыкла еще к такому? Скорее всего.

– Я встречу. Конец связи. – Пока она не возразила, я быстро убрал даль-связь и повернулся к офицеру, командующему охраной. – Отвезите нас к восточным воротам.

– Но… – офицер нерешительно посмотрел на меня, потом вздохнул и вскочил на коня. Мы же забрались в карету.

Витька, кажется, испытал огромное облегчение, услышав, что приезжают родители. Наше путешествие оказалось вовсе не тем, что он ожидал.

К воротам мы вернулись за две минуты. Глядя на прохожих сквозь темное окно, я решил, что у карет есть еще одно преимущество, о котором я раньше не задумывался: никто не видит того, кто едет внутри. А вот Нарнах об этом, скорее всего, подумал, это и была та причина, по которой он послал за мной карету. Теперь никто в Амстере не знает, что я здесь, а значит, очень для многих мое появление может оказаться сюрпризом. Впрочем, по соображениям собственной безопасности, тоже не стоит светиться на улице. Если обо мне здесь узнают, то вопрос кто первый вонзит в меня кинжал: агенты Сверкающего, люди Севана или убийцы Братства будет носить для меня не самый принципиальный характер. Поэтому лучше сидеть внутри кареты и не лезть куда попало. Ведь после церемонии награждения меня орденом, а особенно после шутки с грамотой я здесь человек достаточно известный. Из-за этого мне сейчас приходилось наблюдать за всем происходящим из кареты.

– Мне не хочется светиться на улице, поэтому, когда увидишь родителей, не выскакивай. Я скажу, когда лучше подойти, – попросил я Витьку.

– А что, есть причина? – Витька удивленно посмотрел на меня.

– Причина в том, что я пока не хочу, чтобы в городе знали о моем присутствии.

– А ты оказывается у нас знаменитость! – Насмешливо протянул Витька. – Да кому ты нужен здесь?

– Вот кому нужен, тому и не хочу попадаться.

В этот момент поток людей в воротах неожиданно оборвался и вперед выехал трубач. Он поднес трубу к губам и звонко затрубил, сообщая о чьем-то приближении. Кого еще черти принесли? Теперь минут на двадцать в ворота никто не въедет, кроме, конечно тех, о чьем прибытии и сообщал трубач. Тут в ворота въехало пятеро закованных в доспехи конника, за ними показалась карета с откидывающимся верхом. Верх в данный момент был откинут и любопытные зеваки могли видеть троих пассажиров. Я без интереса посмотрел на них и едва не выскочил из кареты от удивления – эти трое были родители и Танька. Родители явно чувствовали себя не слишком уверенно и старались сесть поближе друг к другу, растерянно оглядывая набежавших любопытных. А Танька… Танька чувствовала себя на своем месте. В роскошном белом с золотым платье, цену которого я определил динаров в двести, гордо оглядывала всех вокруг, изредка приподнимая руку, словно королева приветствующая своих подданных. Мои родители на ее фоне казались слугами, настолько растерянный вид был у них. Да и их одежда хоть и достаточно дорогая, но меркнувшая по сравнению с платьем Таньки. За каретой ехало еще шестеро всадников.

Авторами этого шествия ни мама, ни папа явно быть не могли. Мама никогда не любила шумихи вокруг себя, а папе на это было наплевать. Подобный въезд прийти в голову мог только Таньке, начитавшейся различных историй о любви, рыцарях и прекрасных принцессах. Откуда только у нее деньги, чтобы организовать все это?

Только сейчас я заметил, что рядом с каретой ошеломленные замерли Витька и Рон.

– Ну Танька, когда я до тебя доберусь, пришибу, – прошипел я.

– Ты думаешь, этот въезд ее идея? – повернулся ко мне Витька.

– А ты думаешь, что подобное придумали отец с мамой?

Витька еще раз посмотрел на кортеж.

– Нет. – Он немного помолчал. – Ну как, присоединяемся?

– Что бы меня увидела половина города? Спасибо! Жизнь во славе, конечно, штука занимательная, но сама жизнь довольно короткая. Я еще жить хочу.

– Это что, шутка? – Витька удивленно повернулся ко мне.

– Хочешь заключить пари на то, сколько я проживу, если сейчас окажусь в этой процессии? – сухо спросил я.

Витька, прищурившись, смотрел на меня.

– Тебе что, действительно что-то грозит здесь?

– А ты считаешь, что в карете я сейчас сижу ради собственного удовольствия?

– Зачем же тогда ты приехал в этот город?

– Ты же слышал. Меня позвал Нарнах. К тому же угроза для меня существует везде в этом мире, просто здесь больше тех, кто жаждет моей смерти. Рон, – позвал я, отворачиваясь от Витьки. Тот немедленно посмотрел на меня. – Беги к моим родителям. Проводи их всех в гостиницу. Я хочу, что бы ты был там.

– Я проведу их в ту гостиницу, где мы с тобой встретились. «У моста».

Я согласно кивнул и Рон исчез. Несколько секунд он пробирался к кортежу, потом я увидел как он прорвался сквозь толпу и ринулся к карете. Один из всадников немедленно двинулся в его сторону. Но тут мама приподнялась и что-то крикнула. Всадник вернулся на место, а Рон запрыгнул в карету. Ну все, теперь надо убираться отсюда.

– Ригер, – обратился я к офицеру охраны, – ты знаешь гостиницу «У моста»?

Тот кивнул.

– Прекрасно, тогда направляемся туда!

– Но Нарнах…

– Подождет, – сердито бросил я. – Сначала я отверну голову одной идиотке!

Видя мое состояние, офицер спорить не стал.

У гостиницы собралось много народу, чтобы посмотреть на прибытие «важных людей». Из слухов я узнал, что прибыла принцесса одного королевства с визитом. Я скрипнул зубами и быстро вбежал внутрь гостиницы. Слава богу, в этом столпотворении на меня никто не обращал внимания. За мной торопился Витька, охране же я велел оставаться снаружи. На лестнице стоял один из стражников «принцессы» и загораживал проход немногим любопытном. Едва я вступил на лестницу, он загородил путь.

– Я живу здесь, – отпихнул я его. Мой решительный вид сбил с толку солдата, и он решил, что я действительно снимаю номер на этаже, поэтому никаких препятствий не чинил.

– Я с ним. – Услышал я голос Витьки, который протиснулся следом.

Как я и ожидал, номер, в котором поселилась Танька, был самым шикарном и занимал половину этажа, поскольку в нем предусматривались помещения для слуг, кладовка для вещей, ванная, три шикарных спальни и прочее, что может понадобиться важным гостям. У двери стояло теперь уже три охранника. Едва мы подошли, они встали перед нами.

– Госпожа никого не принимает.

Очевидно, что-то изменилось в моем лице, поскольку они тут же отступили и взялись за оружие.

– Меня госпожа примет. Скажите, что тут Громов.

– Никого пускать не велено. Если бы госпожа кого-то ждала, то сообщила об этом.

Мое терпение и так уже было на исходе, а тут еще этот упрямец. Я готов был взорваться в любую секунду.

– Послушай, солдат, я войду внутрь вне зависимости от того, согласишься ты меня пропустить или нет. Все, что тебе надо, это сообщить о моем прибытии. В противном случае оплачивать услуги врача будешь из своего кармана.

– Что тут происходит? – Откуда-то сбоку подошел командир отряда.

– Да вот, какой-то соп… – солдат посмотрел на меня и осекся, – рыцарь спрашивает госпожу. Говорит, что она его ждет.

– Мне она ничего не говорила. – Офицер вопросительно посмотрел на меня.

– Просто передайте, что здесь Громов.

– Гро-мов, – старательно повторил он. – Хорошо. Жди здесь. – Он распахнул дверь и вошел внутрь. Слава богу, хоть один здравомыслящий человек попался.

Назад офицер вышел довольно быстро.

– Проходите. – Он посторонился, пропуская меня и Витьку.

Я влетел в комнату.

– Ты… – начал я, обращаясь к Таньке, но тут же оказался в объятиях мамы.

– Егор, как я рада тебя видеть.

– Я тоже, мама, но…

Следующий был отец. Он оглядел меня с ног до головы и тоже прижал к себе. Офицер же стоял чуть в стороне и с некоторым удивлением наблюдал за нами.

Наконец внимание родителей сосредоточилось на Витьке, и я смог обратить свой взгляд на Таньку, которая наблюдала за нами, сидя чуть в стороне. То, как она наблюдала, мгновенно лишило меня всякого желания устраивать скандал. Тут не ругать ее надо, а посочувствовать ей. Ведь у нее здесь нет родителей. Я только спросил:

– Это ты устроила этот въезд?

– Я. Тебе нравится?

Несколько секунд я боролся с собой, чтобы не высказать то, что сразу пришло мне в голову. Танька поняла.

– Ты всегда завидовал. А теперь у меня есть деньги.

– Кто тебе их дал? Мастер?

Танька кивнула.

– Это компенсация. А твои родители даже не догадались попросить у него. Он бы и им дал. А теперь они кормились за мой счет.

– За твой счет? – Все сочувствие, которое я испытывал к ней секунду назад, испарилось. – А ты счет, случайно, не собираешься предъявлять?

– Егор, Егор! Не надо. Ей же тяжело.

– Тяжело? А ты слышала, что она только что сказала? Вы, оказывается, жили все это время за ее счет! Эта дура…

– Дура?!! – взвилась Танька. – А ну вон отсюда!!! Это мои комнаты и за них плачу я!!! И я не желаю, чтобы ты тут торчал! Убирайся!

– И уйду, идиотка несчастная!! Устроила тут торжественный въезд королевы! Ты хоть с кем-то посоветовалась?! А тебе не пришло в голову, что это может кому-то угрожать?!

– Ты просто завидуешь! Ты всегда завидовал мне! Но теперь я и без тебя проживу!

– Дети, дети! – пробовала успокоить нас мама. Однако Танька уже разошлась, да и я был не лучше.

– Нет, путь он убирается!!! Эй, охрана, вышвырнете его отсюда! Не пускать!

– Ну хватит!!! – Мама встала, загораживая меня от офицера, который двинулся было ко мне. – Если ты выгонишь моего сына, – повернулась к Таньке маме, то мы тоже уйдем. Подумай, стоит ли из-за обиды оставаться одной здесь? Нам надо держаться вместе.

Однако Танька уже разошлась, и сейчас ее язык опережал мысли.

– Вместе?!! Вам просто нужны мои деньги!! Правильно папа говорит, что мир делится на тех, у кого есть деньги и тех, кто нахлебничает у людей с деньгами!!! Вы нахлебники!!! Убирайтесь!

– Нам лучше уйти, – тихо заметила мама. – Сейчас с ней невозможно говорить. Когда успокоиться, тогда и поговорим. А от тебя я, Егор, не ожидала, такого!

– Сама виновата, – буркнул я, понимая, что больше виноват, все-таки я.

В этот момент в комнату забежал хозяин гостиницы, вызванный кем-то из охраны. Слегка взволнованный, он быстро подошел к офицеру.

– Что здесь происходит? Что за шум?

– Ничего, – ответила Танька. – Просто я хочу, что бы этих людей немедленно выгнали отсюда! – она указала на нас. – Или я немедленно уеду отсюда!

– Конечно, госпожа, как прикажете. – Он повернулся к нам. – Прошу вас уйти или я вызову внутреннюю стражу. Дама, господин, ми… – хозяин вдруг осекся и пристально посмотрел на меня. – Милорд? Энинг. Ты ведь Энинг? – Он от избытка чувств прищелкнул пальцами. – Милорд, почему вы не сказали, что оказали честь нашей гостинице? Для меня большая честь приветствовать вас здесь! Любой номер к вашим услугам за счет заведения!

– Но…

– Нет, нет, милорд. Для гостиницы такая честь, приветствовать вас!

В этот момент стоило полюбоваться на лица родителей, Витьки и Таньки, которая наблюдала за мной сквозь прищуренные глаза.

– Хозяин, вы видно не поняли, – холодно проговорила она. – Я не хочу, чтобы этот человек оставался в гостинице или отсюда съеду я!

Хозяин нерешительно посмотрел на нее, потом на меня.

– Мы уходим, – повернулся я, но хозяин ухватил меня за руку.

– Хорошо госпожа, я пришлю слуг помочь погрузить ваши вещи.

Танька такого не ожидала и замерла с открытым ртом.

Я же никак не мог понять причину поступка хозяина. Ну никак он не похож был на альтруиста. Однако он тут же разъяснил причину своего поступка:

– Госпожа, не поймите меня неправильно. Но, выгоняя вас, я теряю только деньги, выгоняя милорда, я теряю репутацию и деньги. Да все в городе будут обходить мою гостиницу стороной, если узнают, что я выгнал спасителя Амстера из-за капризов взбалмошной девчонки.

– Спасителя Амстера? – Родители и брат уставились на меня как на привидение.

Танька в последней надежде посмотрела на офицера охраны.

– Выкиньте отсюда этого сопливого рыцаря! Я хочу, что бы он вылетел отсюда.

Офицер посмотрел на нее и не двинулся с места.

– Разве вы не слышали имени этого рыцаря?

– Какое, черт возьми, значение имеет имя?!

– Большое. Боюсь, что из города выкинут нас, если узнают, что мы напали на почетного гражданина города.

Я неожиданно даже для себя подошел к Таньке.

– Слушай, хватит дуться. Я, конечно виноват, что начал кричать, прости меня, но нам действительно стоит держаться вместе.

– Уходи, – прошипела она.

Мама взяла меня за руку и чуть ли не силком вывела из комнаты.

– Потом будешь прощения просить, а сейчас я хочу услышать все! Слышишь, все, что ты скрыл от меня!

– Не сейчас, мама, мне срочно надо попасть в магистрат. Это я никак не могу отложить. Мне действительно надо!

– Честно?

– Ну мама? Когда я тебя обманывал? Да, я не все говорил, но не обманывал!

– Дин, ты зачем здесь? – прервал наш разговор хозяин.

Я резко обернулся. Чуть в стороне нерешительно стоял Дин. Рядом с ним, подбоченясь стоял Рон, выставив свою шпагу напоказ.

– Дин! – позвал я. – Привет.

Дин нерешительно подошел и оглянулся на Рона. Тот усмехался.

– Милорд, – нерешительно проговорил он. – Я рад вас видеть.

– Я тоже рад тебя видеть. И не завидуй Рону, у него все равно шпага игрушечная.

– Игрушечная!!! – возмущенно завопил Рон. Дин же весело рассмеялся.

– Он рассказывал, как с драконом сражался, – объяснил Дин.

– Надо же, с драконом? – я с восхищением посмотрел на Рона. Тот смущенно отвел глаза. – А почему ты мне никогда об это не рассказывал?

– А он сказал, что дракон тебя ранил и отшвырнул своим хвостом. Ты потерял сознание и тогда он смело бросился вперед, – опять объяснил Дин со смехом.

– А-а, – протянул я. – Тогда понятно, почему я об этом не помню, я, оказывается, сознание терял.

– Ну и че? – Рон с вызовом посмотрел на меня. – Подумаешь, сочинил немного, а вы сразу на маленького.

– Маленький, ты пойдешь со мной в магистрат или останешься с Дином?

Рон нерешительно потоптался.

– Лучше я с Дином побуду. Я не очень хорошо себя чувствую в магистрате.

– Хорошо, но если будешь придумывать собственные подвиги, то постарайся, чтобы проверить их правдивость было невозможно.

– Ладно, – пообещал он. Рон подошел к Дину и вдвоем они куда-то убежали.

– Дин должен службу нести, – неуверенно заметил хозяин.

– Пусть побудут вдвоем. Они же давно не виделись. А еще лучше, отпустите Дина на несколько дней, пока я здесь. Я даже готов оплатить отпуск Дина?

Хозяин несколько секунд размышлял.

– А, ладно, пусть отдохнет ребенок и не надо никаких денег, милорд. На эти дни я найду ему замену. А к вашему возвращению из магистрата я приготовлю вам лучшую комнату. Ваши родители, милорд, пойдут с вами?

– Родители? – Я замер. Почему такая простая мысль не пришла мне в голову. Почему бы не познакомить их с Мервиным? Я повернулся к ним. – Не хотите познакомиться с одним человеком?

Мама вздохнула.

– Я бы тебя вообще никуда одного не отпускала. И мне действительно хочется познакомиться со всеми твоими друзьями.

– Друзьями? – рассмеялся я. – Согласится ли Мервин считать меня своим другом? Он все-таки старше меня лет на шестьдесят. – И провожаемый ошарашенным взглядом хозяина гостиницы, я спустился вниз. Следом спустились родители и Витька.

– Милорд, – подбежал ко мне офицер. – Нарнах меня убьет, если я срочно не привезу вас к нему.

– А где он? Впрочем, неважно. – Я достал даль-связь. – Вильен, я еду в магистрат к Мервину. В чем твоя проблема, ты можешь объяснить?

– Могу, но не буду. Езжай к Мервину, я тоже туда прибуду. Там и поговорим. Надеюсь, ты доберешься живой.

– А что, есть проблемы? – Я едва не обругал Нарнаха, увидев, как побледнела мама. Удержался я только потому, что помнил, чем закончился наш спор с Танькой.

– А ты сомневаешься? Тебе напомнить о Севане, Сверкающем, Братстве?

– Севан так зол?

– Не знаю, но как только при нем упоминают твое имя, у него из ушей валит дым. Кстати, Сверкающий назначил за твою голову двадцать тысяч динаров.

– Всего-то! – возмутился я. – Он меня не ценит! – я постарался за шуткой скрыть растерянность.

– Так это за мертвого. За живого он дает сорок тысяч. Если тебя это успокоит.

Я спокоен, Нарнах. Ты всегда мог меня успокоить. Большое спасибо!

– Теперь я совершенно спокоен, Вильен! Ты не представляешь, как меня успокоил!

– Конечно, ведь мы же друзья.

Я секунду молчал, потом сообразил, что Нарнах просто смеется.

– До встречи, – рявкнул я, убирая даль-связь и прерывая смех Вильена.

– Кто такой этот Сверкающий? – поинтересовался отец, пытаясь успокоить испуганную маму. – Это не о нем говорил Мастер, когда рассказывал о проблеме этого мира?

– Неважно, – буркнул я, забираясь в карету. – Вы едете?

Вскоре мы уже подъезжали к зданию магистрата. Как всегда здесь было полно народа и никто не обращал ни на кого внимания. Поэтому нам удалось, не привлекая внимания добраться до приемной. Здесь собралось много людей, которые пытались добиться встречи с тем или иным чиновником. Чуть в стороне стоял Альфонсио и пытался навести порядок. Шум стоял страшный. Кто-то требовал встречи с каким-то Валерием, кто-то с самим Мервиным.

– Ну и гам, – заметил отец. – А бюрократия тут такая же, как у нас. И куда нам надо?

– Нам надо к Мервину.

Отец искоса посмотрел на меня.

– Насколько я понял, Мервин – это верховный правитель Амстера. Мне кажется, что нас не пустят… Подожди, ты сказал, что хочешь познакомить нас с Мервиным?

Я не ответил и замахал руками, пытаясь привлечь внимание Альфонсио.

– Альфонсио!!! Я здесь.

Секретарь обернулся на крик. Увидел меня и двинулся навстречу проталкиваясь сквозь толпу.

– Милорд, я не знал, что вы в городе.

– Никто не знал. Вот будет сюрприз для кое-кого.

– Ага, – Альфонсио неожиданно усмехнулся. Черт возьми, я первый раз вижу как этот чопорный, всегда такой деловой человек усмехается. Видно мое удивление не осталось незамеченным, потому что секретарь уже откровенно улыбался. Тут он огляделся. – Не место нам здесь, идите за мной, милорд.

– Это со мной, – кивнул я на родителей и брата.

Альфонсио махнул нам рукой и двинулся к неприметной двери. Через секунду мы были уже в пустом коридоре, по которому Альфонсио и повел нас, шагая по какому-то запутанному лабиринту из дверей, коридоров, проходов. Наконец, он привел нас в небольшую, довольно уютную комнату. На полу здесь лежал великолепный ковер, на котором стояли несколько мягких кресел. Вообще обстановка в комнате создавала довольно уютную атмосферу, а великолепное убранство делало ее неповторимой.

– Ждите здесь. – Альфонсио удалился.

– Егор, ты должен мне все объяснить! Немедленно!

– Но мама, сейчас не самое подходящее время!

– Немедленно! Прежде всего, кто такой Сверкающий?

– Ну, Сверкающий – это маг, король Большого Острова…

– Император. Три дня назад Сверкающий принял титул императора.

Я резко обернулся. В дверях, улыбаясь, стоял Мервин.

– Здравствуй, Энинг, рад тебя видеть. – Он подошел ко мне, взял за плечи и обнял.

– Я тоже рад вас видеть, Мервин.

– А меня, значит, ты не рад? – раздался насмешливый голос от двери. – Ну вот, делаешь людям добро, делаешь, работаешь тут на него не покладая рук, а он ноль внимания. А я ему деньги зарабатываю.

– Нарнах, – я повернулся в сторону говорившего, – Напомни-ка мне, сколько заработал ты и сколько составляет моя прибыль? Мы тут немного посчитаем, а потом решим на кого же ты работаешь не покладая рук.

Нарнах рассмеялся.

– А ты ничуть не изменился, Энинг. Также остер на язык, как и прежде. Но я действительно рад, что ты до сих пор живой.

– Рад, что я живой или рад, что сохраняется прибыль?

– Естественно рад, что сохраняется прибыль, – тут же парировал Нарнах. – Кстати, может нам стоит пересмотреть договор? В связи с увеличивающимся риском для тебя, может мне стоит увеличить мою часть, чтобы как можно больше успеть заработать?

– Какое совпадение, я только что хотел попросить тебя о том же, правда, увеличить доходную часть для меня.

– Вам не надоело? – поинтересовался Мервин, с улыбкой разглядывая нас. – Нарнах, не пытайся казаться человеком, которого заботит только прибыль, тебе все равно никто не поверит.

– Почему? Я деловой человек и прибыль превыше всего.

– Да? – Мервин ехидно посмотрел на него. – А кто требовал от своих агентов постоянно присматривать за неким Энингом. А кто тут чуть с ума не сходил, когда Энинг вдруг перестал отвечать на твои вызовы?

Я удивленно посмотрел на Нарнаха. Тот отчаянно покраснел.

– Я только защищал человека, который приносит мне огромную прибыль.

– Я, конечно, уже старик, память не та, но все же помню, как кое-кто сказал, что готов отказаться от доходов по грамоте, только чтобы…

– Все ложь! Гнусная инсинуация!

Я же с интересом смотрел на Нарнаха, который открывался мне совершенно с неожиданной стороны. Не то, чтобы я не ожидал такого, просто мне не представлялось до каких пределов он готов пойти ради партнера. Теперь же становилось понятно, что, несмотря на нашу короткую встречу, я для него гораздо больше, чем партнер. Если бы не разница в возрасте, можно было бы сказать, что он мой друг. А так… скорее всего он решил взять на себя отцовские функции.

– Я запомню это, Вильен. Спасибо.

– Не стоит, – буркнул он. – Но сейчас важно не это. Гильдия купцов собирается на заседание. Они хотят лишить нас права пользоваться грамотой. Основание то, что ты должен был сам представить меня.

– Но это чушь! Такого нет ни в одном законе!

– Верно, – заметил Мервин. – Однако Вильен тоже не до конца осведомлен. Тут недавно мне на стол лег один проект. В нем предлагается в центре города установить памятник спасителю Амстера. С этой целью мне предложено выступить посредником между героем и купеческой гильдией. – Мервин явно с трудом сдерживал смех. – В общем, все уважаемые купцы города просят забыть рыцаря Энинга об оскорблении и нижайше… – Мервин фыркнул, – нижайше просят не обижаться. И если рыцарь согласится предать забвению этот оскорбительный документ, они готовы компенсировать моральное оскорбление, которое было нанесено ничтожеством Севаном тем, что поставят знаменитому герою памятник в центре города.

– Так и сказали? – с интересом спросил я, забыв и о родителях и о брате. Как-то получилось, что они были просто выключены из разговора, а я на время даже забыл о них. – Они что, действительно готовы это сделать? Но ведь я слышал, что в Амстере есть закон, который запрещает ставить памятники при жизни.

– Энинг, ты плохо представляешь мышление купцов. Поверь мне, если ты потребуешь памятник из чистого золота, то они согласятся даже на это. Те потери, которые несут они от твоей договоренности с Нарнахом, гораздо больше, чем расходы на установку памятника из золота. Твой друг умеет вести дела. В Амстере все купцы стонут от деловой хватки твоего партнера.

– Мервин, вы только не обижайтесь, но почему тогда вы помогаете нам? Ведь Амстер теряет от этого? А ведь вы должны заботиться, прежде всего, об Амстере.

Мервин серьезно посмотрел на меня.

– Не знаю, поймешь ли ты меня, но я считаю, что Амстеру совершенно необходима такая встряска. Она пойдет ему только на пользу. Понимаешь, мы слишком привыкли считать себя великой торговой державой, которая держит в руках восемьдесят процентов морской торговли. В своей успокоенности мы уже не хотим замечать, что на морях нам все чаще и чаще приходится встречаться с кораблями бриттов и галлийцев. Они прокладывают новые пути, в то время как мы довольствуемся старыми. За последние сорок лет Амстером не был проложен ни один новый торговый путь. Мы начинаем терять свои позиции. Ты же со своим другом поднял огромную волну. Это оживило наших купцов. С момента начала деятельности Нарнаха произошло резкое оживление в торговле. Он заставил шевелиться очень многих. Теперь, чтобы не потерять, наши купцы вынуждены действовать. Если коротко, то я считаю, что хоть Нарнах и забирает много денег у Амстера, не платя никаких налогов, но он разворошил наше сонное царство, заставил задуматься о наших позициях на мировых рынках. А это в настоящее время для Амстера гораздо важнее тех денег, которые получает Нарнах. Именно поэтому я благодарен ему за эту деятельность и благодарен тебе, за то, что ты нашел такого человека.

Честно сказать, я не все понял. Понял только, что Нарнах каким-то образом способствует оживлению деловой жизни Амстера, что очень радует Мервина. Так я и сказал.

– Примерно так. Только, Энинг, не слишком ли вежливо забыть о своих спутниках? Может ты представишь их нам?

Ох! Я растерянно замер. Совершенно забыл о родителях. Конечно, я рад встречи с Мервиным и Нарнахом, но это не повод забыть о родственниках. Впрочем, моя забывчивость объяснялась еще и тем, что они сами не напоминали о себе, а, глянув на них, я понял, чем это было обусловлено. Наверное, мне все же стоило рассказать им все, а не скрывать свои похождения. Мне даже трудно описать их состояние. Ошеломление? Потрясение? Просветление? А может все вместе и еще что-то?

– Прошу прощения. Это мои родители. Мама, папа. А это мой брат Виттор.

Нарнах бросил в мою сторону пристальный взгляд.

– Почему-то мне кажется, что для них все произошедшее немного неожиданно. Есть такое подозрение, что ты очень многое от них скрыл.

Я только вздохнул. Определенно, мне стоило рассказать родителям сразу все. По крайне мере тогда для них не стала бы шоком та часть правды, которая всплыла сейчас.


Глава 3 | Рыцарь двух миров | Глава 5