home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Несколько дней прошло более-менее спокойно. Рон с Витькой продолжали заниматься с Дерроном, а Аркадий целыми днями пропадал вместе с Мастером. Я тренировался с нунчайками. Мама с отцом часто пропадали в саду или библиотеке, предпочитая знакомиться с новым миром вдвоем. Только Танька оставалась одна, что было понятно, если знать ее характер. На второй день она вывела из себя даже Мастера своими бесконечными требованиями. Мама попробовала ее успокоить, но она закатила скандал, требуя постоянного присмотра за собой: то еды ей давай (которая с первого раза еще может не понравиться), то она не может самостоятельно застегнуть дурацкое платье, которое ей дали, то ее одежда не устраивала. Привыкнув дома быть в центре всеобщего внимания (которого она добивалась любым способом), для нее было совершенно неожиданно, что ее стали сторониться.

На шестой день произошло то, что и должно было произойти: Танька закатила очередной скандал, заявив, что ей не нравится обстановка в комнате. При этом шум стоял страшный. На этот шум и выскочил из кабинета Мастер.

– Что за крик? Нельзя ли потише? Мы сейчас занимаемся очень сложным заклинанием. И вообще, на улице хорошая погода, солнце, искупалась бы ты что ли?

– А кто за мной посмотрит? – возмутилась Танька. – Если я утону, то вы будете отвечать!

Танька прекрасно плавала, поскольку каждую неделю занималась в бассейне. Единственное, что ей требовалось – это чтобы все ходили перед ней на задних лапках. Я вздохнул. Мальчишки говорили, что раньше она была приличная девчонка, но с тех пор, как ее отец разбогател, она изменилась совершенно.

– Слушай, тебе не надоело устраивать скандалы каждый день? – спросил я. – Что ты удивляешься, что все тебя стараются избегать.

Она резво повернулась ко мне.

– Это ты во всем виноват!!! – набросилась она на меня. – Вот я скажу отцу…

– Тебе телефон принести? – разозлился я.

– Ну хватит! – оборвал нас Мастер. – Что тебе не хватает на этот раз? – Он сердито посмотрел на Таньку.

Странно, но, несмотря на то, что Мастер никогда не повышал голос, Танька почему-то боялась его и всегда слушалась, если в этот момент не скандалила.

– Мне не нравится мебель. Нельзя ли изменить обстановку?

Мастер несколько секунд разглядывал ее.

– Иди за мной, – бросил он, развернулся и направился в большой зал Магии.

Заинтересованные, мы все двинулись следом. Рон даже забежал вперед.

Мастер стремительно вышел в центр зала. Взмахнул рукой, в которой тотчас появился какой-то порошок. Мастер рассыпал его перед собой и начал читать заклинание.

Подобное я уже видел еще в прошлое свое посещение. Что последует дальше, я уже мог представить. И тут мне в голову пришла одна мысль. Стараясь не выдать ее смешком, я, со всей силы пытаясь сохранить серьезное выражение лица, осторожно приблизился к Мастеру. Тот недовольно покосился на меня.

– Я только посмотрю. Интересно.

Мастер одарил меня очень недоверчивым взглядом, но заклинание прервать не мог, поэтому все, что он мог бы сказать мне осталось при нем. Он только стал настороженно коситься в мою сторону. Что не говори, а меня Мастер изучил основательно. Я же, стараясь выглядеть как можно безобиднее, прислушивался к словам заклинания.

Мастер на секунду замолк и перешел к концовке заклинания, я насторожился. Еще чуть-чуть. Еще…

Мастер указал рукой перед собой, готовясь произнести окончательный аккорд заклинания.

– Мыши, – опередил я его.

– Мыши, – машинально повторил он и резко обернулся ко мне. – Что!!! Какие мыши?! При чем здесь мыши? Ты… – Продолжить он не успел – в этот момент раздался такой визг…

Визжала, естественно, Танька. Она смотрела поверх нас и издавала такой крик, от которого закачалась даже люстра на потолке. И чего она визжит? Слуги получились очень даже симпатичные. Метра два ростом в шикарных ливреях. На поясах золотые ремни. В общем, ничего, уши симпатичные, слегка заостренные, а вытянутая мордочка с усами даже красиво, но вот серый хвост все портил.

И тут не выдержал Рон. Согнувшись от смеха пополам, он показывал то на парочку мышей в ливреях, то на меня. Мастер же пепелил меня сердитым взглядом, не зная, что ему делать: успокаивать визжащую Таньку, ругать меня или исправлять свое заклинание. В конце концов, он быстро сделал какой-то жест и мыши пропали.

В комнату влетел Деррон.

– Что тут случилось? Что за крик? Это что? Мастер, впервые вижу, что ты стал использовать мышей в качестве слуг! Это что, эксперимент?

– Эксперимент?! Я сейчас такой эксперимент кое-кому покажу!! Экспериментатор несчастный. – Мастер возмущенно уставился на меня.

Уяснив в чем дело, Деррон тоже захохотал.

– Кажется, ты одобряешь эту шутку? – Мастер угрожающе уставился на Деррона.

– Это ерунда. Для тебя полезны такие встряски – поможет быть всегда осторожным.

– Ага, значит своеобразная зарядка для меня? – в голосе Мастера прозвучали опасные нотки.

– Все, мы уходим, – Деррон мгновенно стал серьезным.

– Идите, ждите в коридоре. – Мастер повернулся ко мне. – А с тобой, молодой человек, мы еще поговорим. Будешь знать, как лезть под руку магу. Шутник.

Мастер выгнал всех из зала оставив только Таньку, которая начала отходить от пережитого.

– И чего это девчонки так боятся мышей? – удивился Рон, когда мы вышли в коридор.

– Какая бы ни была причина, – сухо ответила мама, – но это не повод устраивать такие шуточки.

– Но мама, она мне уже просто надоела! То это ей давай, то это. Я и так уже у нее чуть ли не на побегушках!

– Но ты все-таки мальчик! Ты должен быть терпеливым и прощать ей небольшие слабости.

– Я и так был терпеливым, и все прощал эти шесть дней!

– Егор! Я была о тебе лучшего мнения.

– Ладно. Я извинюсь перед ней.

– И перед Мастером!

– Перед Мастером? Зачем? Его моя шутка не очень и рассердила. А ругал он меня из педагогических соображений.

– Вот я тебе сейчас дам по шее… из педагогических соображений.

– Не стоит. – К нам вышел Мастер. – Его уже не переделаешь. Да он и прав – я действительно не столько на него, сколько на себя рассердился. Ведь прекрасно знал вашего сына, и все равно так попался.

– Неужели мой сын способен на такие шутки? – изумилась мама.

– А он что, не рассказывал, как он однажды переставил этикетки на двух бутылочках, а потом я долго не мог избавиться от привидения, которого приманила полученная смесь?

– Значит, это я виноват был? – возмутился я. – А кто однажды подсыпал мне чихательный порошок в еду?

– Это было в педагогических целях. Я учил тебя замечать отравителей.

– Ага! А я потом два часа чихал без перерыва.

Тут мы с Мастером остановились, сообразив, что все наши «ты первый начал» выглядит как-то несерьезно. Мы переглянулись и расхохотались.

– Четырнадцать-пятнадцать? – поинтересовался я.

Мастер вздохнул.

– Согласен.

– Вы как дети малые! Оба! – воскликнула мама, глядя на нас.

Мастер серьезно посмотрел на нее.

– Может быть. Только если кто-то хочет действительно чему-то научить своего ребенка, он сам должен быть как ребенок. Может все это и выглядит несолидно, но наша игра не раз помогала вашему сыну. Она научила его быть внимательным, развила его смекалку с помощью которой он не раз находил любые, самые невероятные выходы из трудных ситуаций. Самые серьезные вещи гораздо проще и быстрее изучаются самым несерьезным образом. Конечно, сейчас Егор не должен был вовлекать в это постороннего человека, но я могу его понять. Егор, слышишь? Понять, но не одобрить!

В этот момент снова распахнулась дверь в зал Магии. А я то удивлялся, что это Танька там застряла, а она, оказывается, знакомилась с новыми слугами. Я даже рот открыл, увидев, как двое могучих арапа выносят из двери паланкин, в котором удобно развалилась Танька в роскошных одеждах. По бокам шли еще двое слуг, которые обмахивали ее павлиньими перьями на длинных ручках (кажется, это называется опахалами). На лице Таньки застыло озадаченное выражение.

Широкие коридоры замка ничуть не мешали движению паланкина, так что слуги прошли мимо нас даже не затормозив. Мы все проводили удивленными взглядами это шествие.

– Надеюсь, теперь это ее удовлетворит, – заметил Мастер.

– Что это? – спросил Рон.

– Это? Просто магический образ одного слуги, которого я напрямую связал с магией острова. Теперь он может исполнить почти любое желание этой девчонки. На этот раз она, похоже, пожелала быть индийской принцессой. Конечно, это потребовало времени. Не сразу в кладовых замка найдешь все, что нужно. – Мастер усмехнулся. – На какое-то время новая забава займет эту девчонку. Ладно, мне пора к сьеру Аркадию. А то он там, наверное, уже скучает.

– Ага, совсем соскучился, – заметил я, вспомнив свои занятия с Мастером. – Наверное, рад до смерти, что хоть какое-то время за ним никто не наблюдает и не висит у него над душой.

– Вот и проверю. – Мастер поспешил по коридору.

– Так, а вы что? Или вам не надо заниматься? – Деррон сурово посмотрел на Витьку и на Рона.

– А почему только мы? – возмутился Витька. – Почему вы никогда от Егора не требуете отправляться на занятия? Почему он может приходить и уходить когда захочет?

– Вот когда ты будешь фехтовать так, как твой брат, тогда и будешь приходить и уходить когда захочешь. А сейчас марш!

Я увидел, как, глядя на это, побледнела мама.

Лучше бы все было наоборот – Витька воспринимал бы эти занятия серьезно, а мама нет. Однако с тех пор, как мама увидела мои раны, она относилась к этим занятиям очень даже серьезно. Однажды она поддержала Деррона, попросив его заниматься не только с Витькой, но и со мной. Витька же по-прежнему относился ко всему этому очень легкомысленно. Часто я видел, как он отрабатывает внешне красивые выпады, которые очень сердили Деррона. Он считал их годными только на то, чтобы производить впечатление на дам. Однако, несмотря на все свое красноречие, рыцарю так и не удалось убедить Витьку «закончить заниматься ерундой». Витька упорно продолжал считать эти приемы весьма эффективными.

К вечеру мы уже привычно собрались за ужином. Слуги, одетые в самые шикарные одежды, прислуживали за столом. Это особенно восхищало маму.

После еды я подошел к Аркадию, который в последние дни выглядел каким-то задумчивым.

– Ну, как обучение магическим наукам?

– Да так. Я вот тут думаю, что у них не совсем рационально все устроено.

– В каком это смысле? – удивился я подобному заявлению.

– Ты что-нибудь знаешь о магии?

– Ну, я же жил в этом мире. К тому же Мастер кое-что рассказывал.

– Готов поклясться, что он рассказывал только о последствиях магии, но ничего не говорил о самом процессе.

– Да меня, собственно, это и не интересовало. А что не так?

– Понимаешь, Мастер рассказывал мне кое-что из теории магии. Знаешь, как маги зажигают костер? Они мысленно подносят огонь к бревнам и ждут, пока те загорятся. Так же они делают, если надо вскипятить воду – то есть мысленно зажигают под котелком огонь.

– Ну и что? – удивился я.

– Вы в школе проходили термодинамику по физике? Я вот помню еще, что тело тем горячее, чем быстрее движутся его молекулы.

– Это я знаю, ну и что?

– Не понял? Зачем мысленно разводить костер под котелком, когда можно напрямую воздействовать на молекулы воды? Я тут посчитал примерно, у меня получилось, что это будет намного быстрее и с гораздо меньшими затратами энергии. Говоря по другому: КПД того способа, который применяют здешние маги, равен примерно процентам двадцати, при моем способе всем девяностым. И это не единственный момент, который я заметил.

– Но это можно объяснить. Откуда они знают строение тела? Они больше знают о человеке, а не о предмете. Так что у вас есть преимущество.

– Именно об этом я и думал. Только все это надо проверить.

– А ты еще не проверял?

– Егор, ты просто не понимаешь суть магии…

– Ага, ты понимаешь! Особенно если вспомнить, что о магии ты узнал всего неделю назад.

– Не ехидничай. Может я и узнал о ней неделю назад, но всю эту неделю я, почти не вылезая, сидел вместе с Мастером в кабинете и читал теорию. Так вот, самое сложное в магии научиться контролю, а для этого нужна сосредоточенность. Если ты пробовал абсолютно ни о чем не думал в течение хотя бы минуты, ты меня поймешь. При заклинании же приходится сосредотачиваться на одной мысли дольше минуты, при этом надо уметь быстро отбросить ее и сосредоточиться на новой. Именно в мысленном контроле все дело. Для сосредоточивания и служат заклинания. Они помогают магу не упустить концентрацию внутренней энергии.

– Значит, если человек научиться сосредотачиваться, то заклинания ему не нужны?

– Теоретически да, но с ними все равно безопасней. Понимаешь, если ты потеряешь внутреннюю концентрацию перемещая какой-нибудь предмет по воздуху, то ты просто уронишь его, но при более сложном действии потеря концентрации может обернуться тем, что тебя просто разорвет на части или еще что-нибудь такое же неприятное случится.

– Ничего себе, об этом я не знал!

– Вот поэтому лучше не рисковать и использовать заклинания. А я не могу сосредоточиться даже так, как это умеет делать простой ученик мага. Именно обучением концентрировать внутреннюю энергию Мастер и занимался со мной.

– Но если так, то поговори по поводу своих идей с Мастером. Он ведь не только знает о нашем мире, но даже пробовал изучать некоторые науки. Он поймет.

– А что? – Аркадий задумался. – Это действительно идея. Пожалуй, так будет лучше, чем экспериментировать самому. Извини. – Аркадий отыскал взглядом Мастера и направился к нему.

Что ж, ясно, что Аркадий сейчас с головой окунулся в изучение новой для себя науки и теперь его ничего вокруг не интересует. Я отправился к родителям и брату, которые затеяли игру в карты. Рон стоял рядом, пытаясь понять смысл новой для себя игры.

Кажется, все заняты делами, кроме меня. Пожалуй, стоит уже подумать над тем, чтобы отправиться в большой мир. Что-то я засиделся на острове. Ладно, еще несколько дней и я отправлюсь в путь. Надо дать своим родным еще немного привыкнуть к миру магии. Решив так, я успокоился.

– К вам можно присоединиться.

– Давай. – Подвинулся Витька. – Сыграем в подкидного пару на пару.

– Идет. Рон, садись рядом, будем вдвоем играть.

За игрой вечер прошел довольно весело.

Прошла еще неделя. Волнение все больше и больше овладевало мной. Я буквально не мог найти себе места. Я одновременно рвался навестить Муромца, разыскать остальных друзей и не мог решиться сделать это, видя тревожные глаза мамы, когда речь заходила о том, что мне нужно уйти в большой мир. Однако и оставаться на острове больше было невозможно. За советом я отправился к Мастеру, когда тот ненадолго прервал занятия с Аркадием.

– Честно говоря, я удивлен, что ты так долго терпел, – заметил Мастер.

– Просто мне казалось, что отправиться раньше будет свинством по отношению к брату и родителям. Они ведь попали в совершено незнакомый мир, а я тут же уйду, оставив их разбираться со всем здесь.

– А теперь тебе кажется, что они уже освоились?

– По крайне мере мама с отцом перестали шарахаться от летающих по воздуху вещей. А маме даже понравились ваши магические слуги. Так что они привыкают. Витька же быстро ко всему привык.

– Это-то понятно. Он еще очень молод. Вспомни себя, ведь ты тоже освоился довольно быстро. Но что ты хочешь от меня?

– Поговорите с мамой.

– Хм, то есть ты хочешь скинуть на меня самую трудную работу? Впрочем, ты прав, тебе действительно стоит навестить друзей, а также узнать, что происходит в мире. Только, Егор, на этот раз тебе придется отправиться без меня.

– Я понимаю, теперь у вас другая работа.

– Да не расстраивайся ты. Моя помощь тебе не очень-то была и нужна, ты сам прекрасно справлялся.

– Но от вас я получал советы… Мне будет не хватать вас, Мастер.

– Не расстраивайся. Я дам тебе даль-связь. Когда соскучишься, можешь вызывать меня. И, наверное, стоит дать еще одну даль-связь для твоих родителей.

Мастер повернулся и двинулся в сторону парка.

– Мастер, вы сейчас поговорите?

– А зачем откладывать? К тому же твои родители в парке вдвоем, вот сразу с двумя и поговорю.

Судя по всему, Мастеру удалось убедить родителей не препятствовать моему отъезду. По крайне мере з'aмок тут же наполнили слухи о моем отъезде. Рон немедленно вызвался сопровождать меня, заявив, что одного не отпустит. Правда, Деррон немного посопротивлялся, не желая прерывать занятия с ним, но, в конце концов, согласился. Однако совершенно неожиданно со мной пожелал отправиться и Витька. И здесь Деррон, который не хотел отпускать Рона, неожиданно поддержал моего брата.

– Понимаешь, Егор, – объяснил он мне. – Твой брат не воспринимает этот мир всерьез. Для него мечи – это красивая сказка и больше ничего. Самое лучшее средство избавиться от этой иллюзии – поближе познакомиться с миром. Только тогда, когда он попадет в неприятности, он будет серьезней относиться к моим занятиям и поймет, что мечи убивают также, как и автоматы. С теми его взглядами, которые у него сейчас он рано или поздно обязательно попадет в крупные неприятности, так пусть лучше это будет рано и в твоем присутствии. Гораздо хуже, если он нарвется на проблемы когда будет один.

– Ладно, только он обязательно попробует начать командовать мной, а это тоже сулит неприятности нам обоим.

– Я поговорю с ним.

– А как он как боец?

Деррон на секунду задумался.

– Он слишком предсказуем. Понимаешь, он или не умеет или не хочет фантазировать. Он выучил приемы, схемы, разработал стратегию боя, но он не способен на озарения. Его бой построен на жесткой логике и от того предсказуем. Конечно, твой брат сильный боец. У него хорошая защита, стремительная атака, но… Но если он нарвется на бойца равного ему или хотя бы ненамного сильнее, то у него будут большие проблемы.

– А у кого их не будет?

– Вспомни себя. Ты начал побеждать меня еще задолго до того, как твой уровень фехтования превзошел мой. Да и сейчас он ненамного выше. Почему ты побеждал? Потому что ты импровизировал, но не увлекался. Ты жестко вел бой, строил стратегию, а потом делал что-то неожиданное к чему я был не готов. Потом оказывалось, что это ты придумал во время схватки, и подводил логику боя к этому моменту, чтобы нанести удар наверняка. Так вот, твой брат к таким неожиданностям неспособен. Нет, если ему что придет в голову, он сможет выстроить из этого систему, но это что-то приходит ему в голову только после тщательного обдумывания. Он логик, а в бою это не всегда преимущество. В бою иногда приходится фантазировать, выискивая новые пути.

– А этого мой брат не может. Что ж, я всегда это знал. Он всегда называл меня фантазером, когда я что-нибудь придумывал. Недаром он пошел на физмат.

– На что?

– Физмат. Физико-математический факультет в институте. Там всегда требовался логический ум. А что с Роном?

– Он фехтует все лучше и лучше. Если так пойдет и дальше, то года через два очень немногие смогут противостоять ему. Но у него другая проблема. Можно сказать прямо противоположная проблеме твоего брата. Если, как ты говоришь, твой брат логик, то Рон фантазер. Стиль его боя сплошная импровизация. Он буквально взрывается какими-то неожиданными финтами.

– Разве это плохо?

– Неплохо, только Рон не может выстроить из своих приемов логичную систему. Они всегда неожиданны и часто не вовремя. Он что-то придумал и норовит тут же проверить, не думая к месту будет этот прием или нет. Он великолепный тактик и никакой стратег. А ты ведь понимаешь, что на одной тактике далеко не уедешь. Можно выиграть все сражения, но проиграть войну. Это верно и в фехтовании.

– Понятно. Если соединить моего брата и Рона, получится великий фехтовальщик.

Деррон как-то странно посмотрел на меня.

– А зачем гадать? Посмотри на себя.

– А что я?

– Помнишь нашу давнюю беседу, когда я говорил, почему из тебя может получиться самый лучший воин этого мира? Ты соединяешь в себе логику и умение импровизировать. Именно это дает тебе преимущество. Я понял, что слабое умение логически мыслить – это беда нашего мира, но теперь я понял, что бедой вашего мира является слабое умение к интуитивному мышлению, что всегда было сильной стороной этого мира. Тебе в этом отношении повезло.

Об этом я как-то не задумывался. Немного подумав над словами Деррона, я все же решил, что он не совсем прав. Но почему, объяснить бы я не смог. Поэтому просто перевел разговор на другого человека.

– Я слышал, что отец тоже решил брать у вас уроки?

– Да. Уже неделю старательно приходит на стадион и занимается очень упорно.

– И как он?

– Егор, твоему отцу тридцать девять лет. Я, конечно, покажу ему с какой стороны держаться за меч и научу, как им махать, чтобы не порезаться.

Подобная характеристика из уст Деррона говорила о многом, дальнейшие объяснения не требовались. Впрочем, чуда я и не ожидал.

– Ладно, Деррон, пойду прощаться с родителями и собираться. Завтра с утра надеюсь оправиться в путь.

Сборы много времени не заняли. Собрал запасную одежду, теплый плащ, запас еды. Все это упаковал. Приготовил походную одежду с кольчугой, а потом навестил Урагана, в конюшне, у которого я пропадал довольно много времени. Только после этого я осмелел настолько, чтобы пойти на встречу с мамой.

Мама не плакала, как я опасался, она только печально смотрела на меня, но говорила все время о каких-то мелочах. То воротник поправить, то желала не простудиться. Даже отец чувствовал всю неловкость ситуации. В конце концов, мама взяла себя в руки, хотя мне трудно сказать чего ей это стоило, и оставшееся время до вечера прошло довольно весело. Только Танька заявила, что я дурак, раз отправляюсь неизвестно куда и не на Мерседесе, а верхом на каком-то животном. «Это же так неудобно!» Однако на нее никто не обратил внимания. Это Таньку обидело. Чтобы напомнить о себе, она жестом королевы подозвала своих слуг, созданных специально для нее Мастером. Те резво поднесли роскошный паланкин, в который Танька и уселась под нашими насмешливыми взглядами.

После такого прощания начались сборы остальных путешественников. Рон собрался даже быстрее, чем я. Наши с ним вещи были уже готовы, их оставалось только уложить в походные мешки и привязать к седлу. К тому же лошади были только у меня и Рона, необходимо было найти коня еще для Витьки, но это мы решили сделать в ближайшем городе, а пока он поедет вместе с Роном. Потом Витька захотел прицепить шпагу себе на пояс.

– Тебе что, неприятностей захотелось? – спросил я.

– Почему?

– Потому что шпагу цепляешь. Оружие – это своеобразный паспорт, свидетельствующее о статусе человека. Только дворяне и рыцари имеют право носить оружие. Еще могут носить оружие люди, имеющие специальное разрешение.

– А как же Рон? Он то повесил шпагу.

– Рон мальчишка. Его никто не воспримет всерьез со шпагой или без. К тому же у него есть разрешение. – Не объяснять же Витьке, что дело не только в разрешении. Если бы была нужда, то Мастер мог бы выдать вполне законное разрешение. Просто в этом мире, если человек получал право на ношение оружия, то вместе с преимуществом этого, он получал и недостатки. В частности, этого человека вполне могли вызвать на дуэль. За Рона же я не волновался по той причине, что несовершеннолетний не мог участвовать в дуэлях и любой вызов ему – это вызов его опекуну. А таковым по законам этого мира являюсь я. Витька же уже совершеннолетний, а значит, именно он и должен будет принимать вызов. Надо ли говорить, что такая перспектива меня совсем не радовала?

Тут вмешался Деррон.

– Витя, помнишь, что я тебе говорил о положении рыцарей в этом мире? Советую крепко запомнить, что твой брат является рыцарем, а значит, имеет полную власть над тобой, поскольку ты не дворянин. Все его просьбы к тебе равносильны приказу.

Витьке этот пункт совсем не нравился, но он отнесся к нему немного высокомерно, посчитав, что как старший брат всегда сумеет найти на меня управу. Подобное отношение сулило в будущем крупные неприятности, но я решил отложить решение этой проблемы на тот момент, когда она возникнет. Сейчас же мы сошлись на том, что Витька возьмет кинжал.

Еще некоторое время заняло подбор для него одежды. Деррон отыскал тонкую кольчугу, которую можно надеть под одежду. Однако надеть ее Витька отказался, поскольку она показалась ему не слишком удобной. Я не настаивал, просто посоветовал положить ее в свои вещи.

Я заметил, как при виде всего того арсенала, какой загружал я, печально вздохнула мама и с каким-то испугом смотрела на меня. Только я теперь понимал, что это был страх не меня, а за меня. Она прекрасно понимала, что я не зря так вооружаюсь, а оружие всегда убивает. Отец же виновато смотрел на нас, словно извиняясь за то, что не отправляется с нами.

– Ну все. – Я встал.

Последний тюк был упакован.

– Теперь спать, завтра рано вставать.

– Кто бы говорил, – буркнул Витька. – Это ты ведь у нас любитель поспать.

Я не стал вступать с ним в бессмысленный спор. Просто проверил все узлы и отправился к себе. Тут ко мне подошел Деррон.

– Не возражаешь, если я тебя немного провожу?

– Знаю. Ты хочешь сказать, что не можешь отправиться со мной. Что тебе надо присматривать за всем хозяйством, пока занят Мастер.

– Не только. Мне еще надо заниматься с Аркадием. У него, конечно, подготовка есть, но что касается владения мечом, то здесь ему нужно тренироваться. Но как ты догадался? Я ведь, вроде ничего не говорил по этому поводу? – искренне удивился Деррон.

Я усмехнулся.

– Догадался. Я жутко догадливый. Деррон, присмотри, пожалуйста, за родителями, особенно за мамой. А то Мастер ведь действительно будет сильно занят.

– Само собой, Егор. И будь осторожен. Мне бы не хотелось объявлять твоим родителям о твоей смерти.

– Да я и сам, вроде, не тороплюсь умирать.

– Зато есть очень много людей, которые очень хотят, чтобы один небезызвестный рыцарь умер.

– Я помню о них.

– Надеюсь.

Мы подошли к двери моей комнаты. Здесь Деррон пожелал мне спокойной ночи, а сам отправился к Мастеру. Я еще несколько мгновений смотрел ему вслед. Все же мне будет не хватать мудрости Мастера и ехидных замечаний Деррона. Но я не собираюсь показывать им как мне не хочется отправляться в путь без них. У них и без этого проблем хватает – одна Танька чего стоит. Я зашел в комнату и плотно закрыл за собой дверь.


На следующий день я поднялся в пять утра. Быстро надел свою походную одежду, натянул кольчугу, от которой уже успел отвыкнуть. Теперь мне снова казалась непривычной эта тяжесть на плечах. Ну и ладно, через три дня путешествия снова привыкну. Теперь шеркон с кинжалом на пояс. За спину, в специальный чехол, приделанный к ремню, который я сделал сам, положил нунчайки. Подвигался. Вроде совершенно не мешают. Теперь чехол с метательными ножами через плечо. Рыцарский обруч. Все.

Я попрыгал, проверяя хорошо ли все на мне надето. Вот теперь действительно все. Я быстро вышел в коридор и постучал в комнату Рона. В ответ раздалось какое-то ворчание. Тогда, позабыв про хорошее воспитание, я просто зашел в комнату, и вытряхнул Рона из постели.

– Уже пора? – осведомился он, протирая глаза.

– Нет, я просто в гости зашел, пожелать спокойной ночи. Вставай, а я пока разбужу другого путешественника.

Не дожидаясь окончательного пробуждения Рона, я вышел. В коридоре я столкнулся с Мастером.

– Уже встал?

– Да. Я решил отправиться как можно раньше, только, Мастер, а как вы собираетесь переправить нас на материк?

– Естественно на корабле. Как еще можно переплыть море?

– А разве на ваш остров есть коммерческие рейсы?

– Специально для вас организую, – усмехнулся Мастер. – Кстати, я вот тут приготовил для тебя. – Мастер протянул мне две палочки даль-связи. На одной было написано «родители», на другой буква «М». – Одна связывает тебя со мной или Дерроном, а вторая для связи с твоими родителями. Я научу их ей пользоваться. Ну ладно, в наставлениях ты не нуждаешься, так что счастливого путешествия. Желаю заранее, так как при отправлении у меня вряд ли будет время поговорить с тобой. Да, тебе деньги не нужны?

– Вы шутите, Мастер? Я не знаю, что делать с теми, которыми снабжает меня Нарнах.

– Странное заявление. Были бы деньги, а что с ними делать всегда найдется. Ну, раз не надо, то счастливо.

Мастер отправился по своим делам, я же остановился перед дверью в комнату Витьки. Нерешительно постоял. Потом решил, что с братом особо церемониться не стоит. Вспомнив, каким образом он довольно часто будил меня в школу, я пожалел, что не захватил стакан с водой. Возвращаться за ним не хотелось, да и не очень солидно это для рыцаря. Хм, для рыцаря. Как бы не зазнаться тут.

Витьку я разбудил самым простым способом – заколотил в дверь рукояткой кинжала и колотил до тех пор, пока полуголый Витька не выскочил из комнаты, проклиная меня всеми известными словами и обещая ужасную кару.

– Хорошо, что ты встал. Нам пора в путь. Нас ждут великие дела.

Витька прервал проклятья и сурово посмотрел на меня.

– А такой грохот поднимать было обязательно? Всех на ноги, наверное, поднял.

– А все, в отличие от тебя, уже встали.

Словно подтверждая мои слова, распахнулась дверь комнаты родителей и к нам вышли мама с папой уже полностью одетые. Мама, увидев мой наряд, сжала губы, но промолчала. Я поспешно засунул кинжал в ножны, сообразив, что продолжаю держать его в руке. Тут из комнаты вышел Рон. Таким образом, только Витька стоял одетый только в штаны. Сообразив, что в своем наряде он выглядит довольно глупо, брат ругнулся в последний раз, и скрылся за дверью.

– Рон, приведи коней к выходу.

Тот кивнул и быстро направился на конюшню.

Когда он ушел, мама стремительно подошла ко мне и обняла.

– Егор, береги себя. Не понимаю, почему я вообще отпускаю тебя?

– Мама, мне действительно надо уходить.

– Тогда почему бы нам не пойти вместе?

– Мы встретимся, но чуть попозже. Когда Мастер решит, что вы уже готовы к этому миру. Ведь вы же ничего о нем не знаете.

– Вряд ли Витя знает больше нашего.

– Он занимался с Дерроном. И потом, за ним я присмотрю.

– А кто присмотрит за тобой? Ладно, иди, Егор. Если мы еще задержимся, то я тебя вообще никуда не пущу.

– Пустишь. Ты же ведь все понимаешь, мама. – Я развернулся и быстро ушел.

Около выхода меня уже ждали оседланные кони с притороченными к седлу вещами. Рядом, держа их за уздцы, стоял Рон.

– Молодец. Когда это ты успел их оседлать и даже вещи привязать?

– А я и не успевал, – честно признался Рон. – Когда я вошел в конюшню, они уже были оседланы и все вещи загружены.

– Ясно, тогда давай ждать остальных.

Остальные показались минут через двадцать. Первым шел Витька, одетый в походный костюм, предназначенный для езды верхом. На поясе у него висел кинжал. Следом шли родители, Аркадий, за ним Мастер с Дерроном. Таньки не было. Дрыхла, наверное. Ну и пусть, по крайне мере некому будет устроить скандал.

– Слушай, Витька, если мне не изменяет память, ты ни разу не ездил верхом?

– А ерунда, – беспечно отозвался он, подходя к Урагану. – Я не раз видел в кино, как это делается.

– Эй, не туда. Тебе на другого коня.

– А какая разница?

– Вот сел бы, тогда понял. Не задавай глупых вопросов. И вообще, практика и кино немного разные вещи. – Я понаблюдал за тем, как Витька борется со стременем. В конце концов, ему удалось оседлать коня. Рон тут же вскочил позади него. Причем проделал он это так ловко, что сразу бросалась в глаза неловкость Витьки.

Витька покраснел.

– Не обращай внимания, – посоветовал я, забираясь на Урагана. – Рон с раннего детства имел дело с лошадьми.

– Сам знаю, – огрызнулся он. – Куда нам ехать?

Я вопросительно посмотрел на Мастера.

– Езжайте к причалам. Ты должен помнить о них, Егор. Это старая пристань города. Там я вас встречу.

Я кивнул – это место я действительно помнил.

– До свидания, – замахали руками родители. Мама даже слегка прослезилась. – Витя, позаботься о Егоре.

Еще вопрос, кто о ком будет заботиться. И как бы его попытка позаботиться не втравила нас в неприятности. Но спорить я не стал, понимая бессмысленность этого. Дал коню шпоры и направился в указанное место. До причалов мы добрались минут за пять. Как и весь город, они были полуразволившиеся, некогда одетая в камень набережная осыпалась. Море явно побеждало в борьбе с деятельностью человека. Уже не было мостов, к которым раньше приставали могучие корабли из разных стран. Однако во всем этом запустении было одно исключение – один причал был крепок и готов принять корабль. Именно корабль и стоял около него. Корабль был не очень велик, но красивый, тщательно сделан и украшен резьбой. Прямо на причал были спущены сходни такие крепкие и широкие, что по ним можно было заехать прямо верхом.

– Корабль, естественно магия, – заговорил Мастер, непонятно как очутившийся рядом с нами. Витька с Роном даже вздрогнули от неожиданности. Я же к таким фокусам привык за время моего проживания здесь. – Сразу предупреждаю, магия не слишком надежная, но до берега вас довезет гораздо быстрее, чем обычный корабль. Примерно через час он прибудет к берегам Византии.

– Через час? – изумился я. – Вот это скорость! Почему же такой способ перевозки не используют в этом мире?

– Что значит почему? – Вопрос явно вызвал неодобрение Мастера. – Кому охота добираться до дома вплавь, если кто-то разрушит заклинание? Или если оно разрушится? И потом, для наложения таких чар надо быть очень сильным магом и кое-что еще. Ведь не из воздуха я сделал этот корабль!

– А из чего? – поинтересовался Рон.

– По моему, вам давно пора было быть на борту? – осведомился Мастер.

– Так точно! – Я отдал Мастеру честь и первым завел коня на корабль. За мной въехали Рон с Витькой. В тот же миг сходни исчезли, и корабль отплыл от берега.


Глава 1 | Рыцарь двух миров | Глава 3