home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Начало темнеть. Солнце уже скрылось за горизонтом, и сумерки постепенно наползали на город. Я не спеша шел по слабо освещенным улицам. Я понимал, что мне стоило бы поспешить, что после происшедшего отец наверняка волнуется еще и за меня. Однако, даже понимая это, я не мог спешить. Мне казалось неправильным прийти домой, где в этот момент не будет мамы. Теперь я отчетливо понимал, почему не хотел возвращаться в Магический мир несмотря ни на что. Просто там не будет никого, кто меня любил. Никого родного. И теперь я понимал, что говорить надо было не с отцом, а с мамой. Она гораздо лучше поняла бы меня. Мы всегда понимаем важность для нас близких только тогда, когда они уходят. Нет!!! Она жива и вернется! Даже в мыслях нельзя позволить себе такого! Она вернется. Ведь Вячеслав Павлович обещал помочь! В глубине души, я понимал, что не стоит надеяться на помощь совершенно незнакомых людей, но надеялся, потому что больше ни на кого надежды не было.

Совершенно незаметно я подошел к своему кварталу.

– Егор! – Я обернулся.

На другой стороне улицы стоял мой отец. Несколько мгновений мы разглядывали друг друга, потом он несмело двинулся вперед. Подошел.

– Прости меня, Егор. Ради бога прости. – Он как-то жалобно всхлипнул. – Только сейчас я понял каким же был скотиной.

– Папка… – я хотел сказать, что не сержусь на него, не могу сердиться, что я тоже виноват не меньше его. И тут понял, что все эти слова лишние. Я бросился ему на шею.

Домой мы возвращались вдвоем. Но если уж не везет, так не везет. Почти у дома мы нарвались на Гугу с компанией. Здесь же были и друзья Петрова, хотя самого его и не было.

– Кого я вижу! – радостно воскликнул Косой.

Интересно, чему он радуется? Вроде после нашей прошлой встречи у него мало причин для радости было. Непонятно только, как Гуга в эту кампанию попал? Он, вроде на мелком рэкете у младшеклассников специализировался. Хотя кто их знает. Может они всегда были знакомы. Впрочем, остальные в этой кампании не производили впечатления невинных овечек. Кое-кого я даже узнавал. Большинство здесь были из старших классов. О некоторых ходила не очень хорошая слава. Кое-кто из них даже засветился в милиции. Всей этой кампании было глубоко плевать на какого-то Громов Егора, и при обычной встрече мы вежливо разошлись бы своими путями. Но были здесь некоторые, которые не могли забыть тому самому Громову некоторые моменты их прошлых встреч. Больше всех горел желанием отомстить Гуга, который с моей помощью искупался в луже. Не отставал от него и Косой. Рядом с Косым стоял еще один мой знакомый, который был вместе с Косым и Петровым. Правда, имени я его по-прежнему не знал. Ощущая за своей спиной поддержку дружков, они посчитали этот момент идеальным случаем рассчитаться за все прошлые обиды. Толпа тоже горела желанием позабавиться.

– Что происходит? – Отец вышел вперед.

– Отойди, дядя, а то и тебе достанется. – Отца отодвинул в сторону какой-то бугай. Тоже, наверно вместе с Косым и Петровым занимается бодибилдингом. – У нас не с тобой разговор, а с этим вот хлюпиком, который в последнее время слишком много выступает. Мои друзья на него обижены.

Кажется, именно он здесь и был главным. Прекрасно, ему первому и достанется. Я слегка наклонил голову набок, оценивая силы противника.

– Ребята, может разойдемся спокойно? Давайте не будем создавать проблем друг другу? – отец все еще надеялся уговорить их.

– Проблем друг другу? – рассмеялся бугай. – Батя, проблемы сейчас только у вас.

Отец растерянно посмотрел на меня.

– Что им надо?

– Ты же видишь, они хотят поговорить со мной. – Потом не удержался и добавил: – Ты по-прежнему считаешь, что мои проблемы по сравнению с твоими были пустячными?

Это было похоже на удар ниже пояса, но я не смог удержаться. Я видел, что эти слова причинили отцу почти физическую боль. Сейчас он с удовольствием позволил бы избить себя, только бы не слушать таких слов. Я понял, что еще минута, и он бросится на всю эту толпу, пытаясь защитить меня.

– Пап, давай я попробую поговорить. Меня они послушают.

– Да? – он с сомнением посмотрел вокруг.

– Ага, – признал все тот же бугай. – Его мы послушаем. Отойди папаша.

Отец засомневался.

– Ты же всегда успеешь вмешаться. Я же не прошу тебя совсем уйти. – Этот мой аргумент убедил отца, и он отошел в сторону.

Я двинулся вперед, внимательно посматривая на тех, кто оставался по сторонам от меня. Толпа начала плавно обтекать меня.

– Может, спокойно разойдемся? – спросил я.

– Ну нет, Громов! – взвизгнул вдруг Гуга. – Ты не уйдешь пока всю лужу не выхлебаешь! Думаешь, я забыл?! Тогда ты смелый был, а сейчас с миром?

– Гуга, тихо, – вежливо попросил бугай. Гуга моментально подавился словами и замолк, с испугом посматривая на главаря.

– Я гляжу вы тут главный. Мы ведь с вами не ссорились! – Я понимал, что они не отстанут, но мне не хотелось драться. Эта была бы не драка – избиение младенцев. Меня учили сражаться с людьми, которые с детства обучались воевать. Для которых сражения были жизнью. Эти же сражаться не умели – они умели только наваливаться толпой. И бодиблдинговые мышцы помочь им никак не могли. Тем более что таких здесь было от силы человека три-четыре, остальные так, мелочь. Они сильны толпой, но сами по себе как бойцы ничего не стоят.

Этот главарь все-таки был не дурак. Он мгновенно сообразил, что я предлагаю не ссориться не из-за страха. Он понял, что я совершенно не боюсь их, что абсолютно уверен в себе. Он сам был боец и видел, как напрягся я, готовый мгновенно отразить любую атаку. К тому же до него доходили кое-какие слухи не только о стычке с Гугой. Не мог же Косой умолчать о нашей прошлой встрече. Их же было трое на меня, а закончилось все меньше, чем за секунду. Однако он понял и то, что его «друзья» желают позабавиться, и они не простят, если он сейчас прикажет уйти.

Бугай прищурился, быстро сунул руку в карман и вытащил уже с кастетом. Потом сразу шагнул ко мне. Я плавно переместился, не спуская с него глаз. Тот остановился и посмотрел на меня. Потом оглянулся. На нас смотрела вся его шайка – человек шестнадцать.

– Гуга, – бросил он. – Мальчик ведь тебя обидел. Не хочешь рассчитаться?

Тот усмехнулся и вытащил металлический прут. За ним двинулся Косой. Следом шагнули остальные. Меня уже успели окружить, и теперь они осторожно приближаясь. Опасаясь вмешательства отца, которое могло только помешать, я начал действовать.

Сразу взвинтив темп до предела, я бросился вперед. В голове заработал отсчет секунд. Раз, два, три, четыре, пять… десять – секунда прошла. Я шел как ледокол среди тонкого льда. Вокруг меня бестолково размахивали руками, металлическими прутьями, ножами, кастетами и даже нунчайками. Идиоты! Как любым оружием, ими надо уметь владеть. Если не уметь, то больше вреда они причинят самому владельцу, что и подтверждалось сейчас.

Раз, два, три… десять – третья секунда. Впереди врагов не было. Я развернулся. Раз, два, три, четыре, пять. Все. Я остановился. На пятой секунде стоящих врагов уже не было. Причем я мог поклясться, что до большей части валявшихся на земле людей я даже не дотронулся. Они пострадали от своих, которые в такой толпе бестолково размахивали чем попало. Один получил ножом в руку от своего приятеля – может сказать мне спасибо, если бы я не заметил, то ножом он получил бы в бок. А так я вовремя успел спасти этого идиота. Недалеко валялся владелец нунчаек, который с небывалом энтузиазмом размахивал ими в драке, положил троих своих приятелей, а потом заехал себе в лоб. Кому-то досталось и металлическими прутьями. Здесь, правда, не обошлось без моей помощи – я слегка подправлял удары. А вот бугая пришлось успокаивать мне лично, но это не заняло много времени. Ничего, минут через пять очнется.

Я огляделся. На ногах не стоял никто. Некоторые лежали тихо, некоторые стонали. Явно не обошлось без переломов. Ну и ладно, в конце концов, я честно пытался предостеречь их. Рядом со мной лежал Гуга и с ужасом смотрел на меня.

– Жив? – спросил я.

Тот отрицательно замотал головой. Закрыл глаза и затаил дыхание. Вот черт, надо же так испугаться. Нагнувшись, я пощупал его руку, потом ногу.

– Врешь. Жить будешь. У тебя нет даже переломов, только ушибы. Ладно, лежите. Я милицию вызову, а они и о «скорой» позаботятся. Пока.

Я повернулся к отцу. Тот стоял с широко открытыми глазами и с ужасом смотрел на меня. Когда я шагнул вперед, он попятился. Это больно задело меня, особенно после недавнего объяснения.

– Ну что! Я похож на чудовище?! Беги! Ведь я могу сейчас на тебя наброситься!!!

– Зачем ты так?! – Отец взял себя в руки и шагнул ко мне.

Я опустился на землю.

– Зачем?! Ты бы видел себя. Ты смотрел на меня так, как будто увидел что-то ужасное! Папа, но я твой сын, а не чудовище, а ты готов был убежать.

Отец подошел, обнял меня за плечи.

– Пошли домой, Егор. Дома и поговорим.

– Поздно папа. Я всю неделю пытался поймать тебя, чтобы поговорить. А теперь поздно.

– Неужели ты теперь всегда будешь упрекать меня в моей ошибке? – с болью воскликнул он.

– Нет. Но помнишь, я обещал сначала все рассказать другому человеку. Я не могу нарушить своего слова.

– Хорошо, – признал он, немного подумав. – Я, наверное, не имею право после всего случившегося требовать полного твоего доверия, но я не хочу еще потерять и тебя.

– Ты о чем?! – сразу повернулся я к нему. – Мама жива! Слышишь! Жива!!! Не говори так!!!

Отец, кажется, растерялся.

– Я разве чего-нибудь говорю…

– Вот и не говори!

Домой мы вернулись только через час. Нет, с отцом мы не разговаривали. Просто мы сейчас знакомились по-новому. Он узнавал меня, я его. Слова были не нужны. Они наоборот, были бы сейчас совершено лишними и могли бы только поссорить нас окончательно.

– Давай пока ничего не будем Витьке говорить? – предложил он.

Я кивнул.

– Я сразу всем расскажу. Когда мама вернется.

Отец хотел что-то сказать, но не стал. Вздохнул и отпер дверь.

Витька сразу бросился к нам, прицеливаясь на дежурный подзатыльник.

– Вот он где! Умчался, и ему нет никого дела до того, что мы здесь с ума сходим!

Я быстро увернулся от подзатыльника, а потом нырнул к себе в комнату.

– Оставь его, – услышал я голос отца.

– Оставь? Мы тут с ума сходим…

– Я сказал, оставь. Ему сейчас тоже не сладко. Почему ты думаешь, что ему легче, чем тебе?

Вот так, так. Не зная почему, но я был очень благодарен отцу за эту небольшую поддержку. Я вздохнул, а потом прямо в одежде, не расстилая кровать, улегся. Уснуть я никак не мог, но, понимая, что завтра мне могут понадобиться все силы, я прибег к помощи дей-ча. Через мгновение я уже крепко спал.

Утром меня разбудил настойчивый звонок в дверь. Часы показывали половину восьмого. Я быстро вскочил и кинулся в коридор, благо одеваться не требовалось, вчера я так и уснул в одежде. Там я столкнулся с отцом, который, как я понял, ночью вообще не ложился. Из комнаты показался и сонный Витька. Кажется, кроме меня в эту ночь не спал никто.

Отец посмотрел в глазок, потом рывком распахнул дверь. На пороге стоял Вячеслав Павлович. Он быстро вошел в квартиру и захлопнул дверь. Кивнул отцу и мне. Разулся и, не дожидаясь приглашения, вошел в комнату. Сел в кресло и посмотрел на отца.

– В общем, так, наши подозрения подтвердились. Нам даже удалось установить, где они держат вашу жену. Но… Но, эти ребятки таковы, что если мы вмешаемся, то по каждому из нас можно заказывать музыку. Не в прямом смысле, конечно, просто они сумеют надавить на кое-какие рычаги и нас просто закроют. Однако даже если мы поможем вам, то это еще не гарантирует вашей безопасности. Допустим, мы вызволим вашу жену так, что никто не догадается, кто это организовал. А у нас есть такая возможность. Дальше что? Они знают, где вас искать и поверьте, действовать будут очень быстро. Им совсем не надо, что бы вы заявили в милицию.

– Что вы предлагаете? – сухо спросил отец.

– Собственно у меня два предложения. Вполне возможно, что если вы заплатите… Сколько, кстати?

– Двести тысяч долларов.

– Ого. Так вот, если вы заплатите, то, возможно, они вернут вам жену. Потом вы можете заявлять в милицию. Тех людей, с которыми вы имели дело уже нет не только в городе, но и в стране. Никаких концов вы не найдете. В случае второго варианта, они тут же соображают, что какие-то концы остались, если вы вышли на то место, где они держат вашу жену. В этом случае они постараются ликвидировать и вас и вашу семью. Вам придется немедленно убираться. И убираться куда-нибудь подальше.

– И что вы хотите?

– Я хочу услышать ваше решение.

– Вы можете гарантировать, что мама останется жива после освобождения? – вмешался я.

– Сто процентов я не дам, но за девяносто девять и девять десятых поручусь. Ее держат в отдельном домике и из охраны там всего два человека. Да больше и не надо. Она с двумя не справится, а никто, кроме них это место не знает.

– В таком случае освободите ее.

– Ты уверен? – Вячеслав Павлович посмотрел на меня. – Ведь вам придется немедленно бежать. Скрываться.

– Не придется. Я могу отвести всех в такое место, где они никогда не найдут нас. При этом далеко идти не придется. – Все в комнате с удивлением посмотрели на меня. Я же мучительно размышлял, потом все-таки заговорил. – Наверное, я нечестно поступаю, я должен был бы предоставить выбор, но сейчас не время для обсуждений. Однако, думаю, мне стоит все рассказать.

На меня смотрели выжидательно и настороженно, не зная чего можно ожидать.

Я же испытывал совершенно непонятное чувство тревоги и волнения. Не в силах стоять на месте, я стал прохаживаться по комнате, рассказывая о другом мире, как он появился, и как я туда попал.

– В том мире все по-прежнему пользуются мечами, а катапульта – это самое страшное оружие, однако по строю, он скорее находится на уровне конца семнадцатого века. Впрочем, опять таки только по строю. В некоторых областях знаний, таких как медицина, биология, анатомия они опередили даже наш мир. Например, для них рак – это всего лишь легкое недомогание, которое излечивает простой врач прямо на дому. А сломанный позвоночник – не причина для расстройств. Просто это означает, что человек несколько недель проведет в постели, а потом будет ходить, бегать и даже сможет заняться тяжелой атлетикой. К тому же они гораздо больше нас знают о человеческом мозге. Да это и понятно, ведь магия и основывается на внутренних силах организма. У нас бы магию назвали пси-способностями. Телекинез, гипноз, телепортация. Правда, человека еще никому не удалось телепортировать. Вернее удавалось, но на место он прибывал законченным идиотом. – Тут я сообразил, что отвлекся. – Впрочем, это все неважно. Теперь вы понимаете, что я предлагаю отправиться именно в тот мир. Кроме меня в ближайшие семьдесят лет никто не сможет открыть ворота из мира в мир, но даже спустя семьдесят лет человек должен будет сперва отыскать Ключ.

Когда я закончил, воцарилось недоуменное молчание. Витька опасливо покосился на меня.

– С тобой все в порядке? – вежливо спросил он.

Я усмехнулся. Что ж, реакция вполне ожидаемая. Однако Вячеслав Павлович меня удивил. Он смотрел вполне серьезно, и во взгляде не было никакого недоверия.

– Тут я получил кое-какую сводку из милиции по поводу происшествия в одном доме, где жил некто Вестров, бывший мастер спорта по фехтованию. Ты говоришь, что тебя учили владеть холодным оружием?

Я кивнул, не понимая, к чему он клонит.

– А твой стиль боя мне совсем незнаком, – вдруг закончил он. Натолкнувшись на мой недоуменный взгляд, он объяснил. – Я видел, как ты сражаешься. Вчера, недалеко от твоего дома. Я уже хотел на помощь идти, но не понадобилось. Мои люди ведь наблюдали за твоим отцом. – Пояснил он. – Так вот, твой стиль совершенно для меня незнаком. Я не верю в магию, в параллельные миры, но я верю, что нельзя на пустом месте придумать новый вид борьбы. Твой же рассказ все объясняет.

Я хмыкнул и вышел из комнаты.

– Неужели вы верите в это? – успел услышать я вопрос отца. Дальше я ничего уже не слышал, поскольку дверь в зал закрылась.

Я быстро достал из сумки свой костюм рыцаря и оделся. Правда, маску теперь одевать не стал. Взял в руку орден Чести и появился в зале. На меня уставились слегка ошарашено, с удивлением оглядывая мой наряд.

– Это и есть твой маскарадный костюм? – наконец спросил Витька.

– Ага, а это бутафорский меч. – Я вытащил клинок и сунул его Витьке под нос. – Видишь, какая мягкая сталь? И совершенно тупой к тому же. Им даже капусту не настрогаешь. Верно? А это бутафорская игрушка со стекляшками. Я бросил на стол орден.

Брат скосил глаза и посмотрел на кончик меча, маячивший у него перед глазами. Об оружии он собирал много разного материала, поэтому мог отличить бутафорию от настоящего. Сейчас у него не было никакого сомнения относительно «правдивости» моей характеристики. Вячеслав Павлович и отец рассматривали орден.

– Можно посмотреть? – попросил Вячеслав Павлович, отложив орден и кивнув на меч.

Я взмахнул мечом и протянул его рукояткой вперед. Несколько минут Вячеслав Павлович старательно изучал оружие. Пробовал ногтем остроту. Цокал языком.

– Великолепный клинок, – признал он. – Я никогда такого не видел. А острота такова, что им можно голову срубить. – Он вопросительно посмотрел на меня. Никак не пойму, к чему эти намеки на Вестрова? Что он хочет?

– Нет, – покачал я головой. – Это оружие для такого совершенно не приспособлено. Головы срубать проще ятаганом или тяжелым мечом. Секирой можно, на худой конец топором. А у этого меча рабочая поверхность кончик и пять сантиметров от него. А чтобы окончательно убедить вас в правдивости моего рассказа… – Я достал кошелек и высыпал на стол золотые монеты. – Это деньги того мира.

Некоторое время все были заняты тем, что разглядывали их. Потом Вячеслав Павлович сложил их обратно в кошелек и протянул мне. Я вернул его.

– Пусть это будет платой за помощь. Золото ведь ценится в нашем мире хоть и меньше чем в том, но все-таки. Только их надо предварительно переплавить, чтобы не возникало лишних вопросов.

– Тут ведь целое состояние. Золото довольно высокой пробы.

– И что? – спросил я, глядя в упор на Вячеслава Павловича. Тот понял и спрятал кошелек.

– Хорошо. Мне кажется, Егор убедил всех в правдивости существования Магического мира, хотя в него и трудно поверить. А то, что ты можешь быстро спрятать всех, облегчает спасение твоей матери. Не надо будет принимать лишний предосторожностей. Так что я жду решения.

Отец растерянно посмотрел на него, потом на меня.

– Другой мир? Я о нем ничего не знаю. А здесь у нас все…

– Это все мы теряем в любом случае, – добавил я. – Или кому-то нравится вечно скрываться от этих негодяев?

– Говоришь, что там самое страшное оружие катапульты?

Я тут же понял, к чему клонит брат.

– Не обольщайся. Тот мир ничуть не более опасен, чем этот. Безоружных, как правило, не трогают. Но оружие, если ты не умеешь с ним обращаться, скорее втравит тебя в неприятности, чем вытащит из них. Так что безопаснее быть совсем без него. В общем, в этом отношении тот мир очень похож на наш.

– Все равно было бы интересно посмотреть.

Витька так и не понял, что если мы отправимся туда, то нам придется не смотреть, а жить там. Об этом я и сказал. Однако мои слова совершенно не убавили его энтузиазма. В конце концов удалось убедить и отца.

– Только вот как к этому отнесется мама? – вздохнул я.

– Ерунда. – Брат махнул рукой. – Я ведь правильно понял, что ты отправишься в тот мир в любом случае?

– Да, у меня там остались кое-какие долги.

– Так неужели ты думаешь, что она позволит отправиться тебе без своего присмотра?

Это верно. Я печально вздохнул. Несмотря на все объяснения, они еще не поняли некоторые вещи. Например то, что я там буду обладать всеми правами совершеннолетнего человека. И не просто совершеннолетнего, там я буду гораздо выше их по социальному положению. Так что это мне придется присматривать за ними.

Я не стал это объяснять, потому что понял, что это бесполезно. Это все должны понять на месте, объяснять что-либо сейчас попросту сотрясать воздух. Для них, пока мне не будет восемнадцати, я останусь ребенком. Понятие же рыцарь для них – это что-то из средневековых романов и никак не ассоциируется с ребенком тринадцати лет.

– Значит, вы приняли решение. – Поднялся Вячеслав Павлович. – Эх, если бы у меня не был дел здесь, то я, пожалуй, тоже посмотрел бы на Магический мир. – Он улыбнулся мне. – Желаю счастья там. Не позорь нашего мира перед иномирянами.

– Постараюсь, – улыбнулся я. – И объясните маме по дороге, что к чему.

– Обязательно, а вы ждите здесь. Мы привезем вашу жену сюда.

– Не сюда. – Вмешался я. – Привезите маму на пустырь за гаражами. Знаете такое место позади школы?

Тот кивнул и вышел.

Я быстро переоделся, сложил костюм и оружие в сумку.

– Вы пока собирайте вещи, а мне надо по делам.

– Куда это ты? – удивился Витька. – Сейчас-то куда?

– Сказал же, по делам. Мне надо забрать человека, который отправиться с нами, а потом вернуть того, кто пришел из того мира вместе со мной.

Не дожидаясь дальнейших вопросов, я выскочил на улицу. Через пять минут я уже звонил в дверь Снегиревых. Несколько минут ничего не было слышно, потом дверь распахнулась. Открыл ее сам Костя.

– Ты? Что случилось?

– Ничего. Где Рон? Пусть собирается. Мы в любой момент можем отправиться в Магический мир. Собственно, я за ним и пришел.

– Понял. Я сейчас. – Он скрылся за дверью. Вскоре он выскочил на площадку. Таща за собой Рона, который на ходу пытался застегнуть рубашку.

– И постарайся не задерживаться. Что у вас там за дела в такую рань? – донеслось из-за двери.

– Ладно! – крикнул в ответ Костя и захлопнул дверь.

Мы быстро сбежали вниз.

– Что, правда, уходим? – спрашивал Рон. – Ты тоже?

– А куда я денусь? – усмехнулся я. – Ты же ведь все равно меня затащишь туда.

– Ага! – счастливо сказал Рон.

Тут я заметил, что Снегирь как-то мнется.

– Ты чего, Костя?

– Знаешь, – тот переступил с ноги на ногу. – Я тут много думал… наверное, я не пойду с тобой. Как представлю, что мне придется расстаться со всеми: с братом, с мамой, отцом. Я не могу! Я понимаю, что они даже не заметят моего отсутствия, но я не могу их бросать! Ведь я то буду все знать… это как обман.

Я молча подошел к нему и положил руки ему на плечи.

– Костя. Это только ты можешь решить. Если ты так думаешь, то не надо оправдываться. И… я буду помнить тебя.

– Я тоже. Ты меня многому научил, Егор. И что я раньше к тебе цеплялся?

Мы некоторое время стояли напротив друг друга. Потом я взял Рона за руку и, постоянно оборачиваясь, пошел с ним по улице. Костя по-прежнему стоял посреди двора и смотрел мне вслед. Вскоре он скрылся из вида.

– Почему он не пошел с нами? – спросил Рон.

– Потому что у него здесь есть семья.

– Но ведь он вернулся бы к ним?

– Через семьдесят лет по времени твоего мира. Я не уверен, что смогу открыть ворота оттуда. Кто знает, когда иссякнет тот запас энергии, который сейчас есть у меня? Даже Мастер этого не знает. Тебе Аркадий сказал, где он будет ночевать?

Рон кивнул.

– Он сказал, что будет в подвале какого-то строящегося магазина.

Я сразу понял, о чем говорил Аркадий. Этот магазин начали строить недавно и построили только фундамент с погребами. Но на этой недели стройка почему-то замерла. Однако это все равно не самое лучше место для ночлега.

– Ладно, пошли за ним. Понял я, что он имел в виду.

Аркадий откликнулся сразу, как только я позвал. Он вылез из какой-то клетушки, отряхиваясь от пыли.

– Привет, Егор. Что случилось? – Он вопросительно посмотрел на меня.

– Нашли, где держат маму, сказали, что скоро ее спасут, но после этого придется немедленно уходить. Так что я за тобой. Мы не должны терять время.

– Ясно. А где твой друг – Костя? Я так понял, что он тоже с тобой собирался.

– Он отказался идти. Сказал, что думал всю ночь.

– Ишь ты? – одобрительно воскликнул Криворецкий. – А он, оказывается, соображает. Понимает, что это вовсе не невинное приключение, а все вполне серьезно. Далеко пойдет, если даже сейчас умеет думать.

– Ага, – невесело поддержал я. – Только мне будет его не хватать. Мы уже успели подружиться.

– Что ж поделать? Только терпеть.

– Я и терплю.

Мы вышли на улицу и быстро двинулись ко мне. Хорошо, что Криворецкий сообразил спрятаться недалеко от моего дома, и нам не пришлось долго мотаться по городу.

Дверь распахнулась сразу же, как только я позвонил. Кажется, меня ждали.

– Вы собрались?

– Я не знаю что брать, – как-то жалобно ответил отец. По моему, он до сих пор не верит мне. Точнее верить-то верит, но просто не может осознать. Ему все это кажется каким-то нереальным. Вроде, правда, но вдруг дурацкая шутка?

– Собирай все, что тебе дорого. Много брать не надо.

Только сейчас отец заметил моих спутников и с удивлением посмотрел на них.

– Это кто?

– Это Аркадий Анатольевич Криворецкий, он отправиться с нами. А это Рон – мой друг из Магического мира.

На него сразу уставились как на привидение.

– Это правда? – поинтересовался брат.

Рон кивнул.

– И как там жить?

Рон немного удивленно посмотрел на Витьку.

– Я же там живу.

– Эт-та да. – Витька растерялся. – Здравствуйте, – тут же нашелся он, переведя внимание на Криворецкого, но тут же снова замолчал, не зная, что говорить дальше.

Помог Криврецкий. Он подошел к отцу.

– Давайте я вам помогу.

Я же занялся инспектированием того, что было уже собрано в сумки. Сердито хмыкнул и повыкидывал все консервы, спички и прочие туристские принадлежности. Какая польза от спичек, если в том мире они все равно не загорятся? А сухое горючее зачем? Но это были мелочи. Открыв чемодан, я чуть не ахнул, столько запасной одежды в него было напихано. Да в одежде нашего мира там можно только клоунами работать. Под сердитым взглядом отца я выкинул почти всю, оставив только один комплект на всякий случай для него и для брата. Туда же ссыпал все столовые приборы – серебро, да и будет о доме воспоминание за едой. Потом сложил пачки с фотографиями и все мамины украшения. Положил несколько книг. Все, этот чемодан полон. Рядом с ним я положил свою сумку с костюмом рыцаря и оружием. Туда же положил несколько своих любимых книг. Потом стал инспектировать то, что собрал брат.

Не удержавшись, я хмыкнул, увидев гору журналов про оружие, которую понапихал в сумку Витька, но ничего не сказал. Однако тут же выкинул плеер с кассетами. Витька возмутился.

– Да на кой он тебе сдался, если он там все равно не будет работать? Не работает в том мире технология!

Брату пришлось смириться. Вместо плеера он тоже положил книги. В журналах я увидел и игральные карты. Мои сомнения вызвал только мощный бинокль. Вроде это не слишком уж и технология. Кажется, я даже видел подобие подзорных труб. Ладно, на месте видно будет. Бинокль я вернул обратно в сумку и отнес ее к собранным вещам.

Видя мои действия, отец сообразил, что лучше всего брать. Поэтому он быстро собрал все самые ценные вещи, потом выбрал те, что особенно любила мама. Собрал для нее литературу. Наконец, с помощью Рона и Аркадия нам удалось упаковать все вещи.

– Все, выходим.

Отец с Витькой немного замешкались, но потом решительно подхватили каждый свои вещи и двинулись к выходу. Последний, пропустив Рона, который тащил свои кожаные доспехи со шпагой, вышел я. Дверь захлопнулась. Не сговариваясь, мы все разом обернулись и посмотрели на закрытую дверь. Постояли.

Внизу на своем обычном посту находилось несколько старушек из «службы новостей». Они проводили нас подозрительными взглядами, но ничего не сказали. К счастью. Я не уверен, что отец в теперешнем состоянии смог бы хоть что-нибудь ответить. Да и брат выглядел не лучшим образом.

Прохожие не обращали на нас внимания. Мало ли по какому делу идут люди с вещами. Может уезжают куда? Так что до пустыря добрались мы довольно быстро. Свалив все вещи около памятного для себя погреба с уже высохшей водой, я отправился на дорогу.

– Ждите здесь, а я пойду ждать Вячеслава Павловича.

Отец хотел было пойти со мной, но мне удалось отговорить его. Рон тут же принялся переодеваться в свои доспехи.

– Надоело ходить в этой одежде, – объяснил он мне.

Я пожал плечами. Раз хочется ему, то на здоровье.

Выйдя к дороге, я остановился на обочине и стал внимательно смотреть за каждой проезжающей машиной, надеясь, что именно в этой окажется маме. Однако, несмотря на ожидание, машина Вячеслава Павловича появилась совершенно неожиданно. Взвизгнули тормоза и около меня остановились неприметные Жигули первой модели. Распахнулась дверь.

– Мама! – Я бросился ей на шею. Мама была слегка потрепана. Под глазами чернели круги от бессонной ночи и всего пережитого. За одно это я готов был убить тех негодяев, что сделали подобное. Однако мама старалась выглядеть бодрой и даже улыбнулась.

– Егорушка.

– Егор, вам лучше уйти. Операция прошла не так, как ожидалось. Когда мы отъезжали от дома, то к нему подъехали «гости». Теперь они гоняться за нами. Я пробовал оторваться от них, но, кажется, это мне не совсем удалось. Я попробую увести их, но вы поторопитесь. Я все объяснил.

Вячеслав Павлович захлопнул дверь и рванул с места.

– Егор, что за сказки о каком-то Магическом мире? Что происходит?

– Потом мама! Потом! Ты же слышала, что надо уходить!

Словно подтверждая мои слова, вдали показалось несколько машин. Мама побледнела. Машины же на полной скорости понеслись к нам.

Черт! Надо было слушать Вячеслава Павловича, когда он говорил, что надо сразу уходить. Я рванул маму за собой в кусты. Сзади взвизгнули тормоза.

– Сматываемся! – вылетел я к собравшимся. – За нами погоня!

Криворецкий сообразил первый. Подхватив два чемодана, он бросился за мной. Рон, который уже успел переодеться, бежал следом. Я же лихорадочно доставал Ключ из кармана, ища по пути какую-нибудь вертикальную поверхность. Погоня приближалась.

Тут мы вылетели к задним сторонам гаражей. Я достал Ключ, мгновение и в стене гаража появилась дверь. Раздался дружный вздох, но мне некогда было любоваться ошеломленным видом, я уже открывал ее. Дверь распахнулась.

– Быстро! По очереди!

– Ты первый, – отец решил прикрыть отступление. Я едва не заскрипел зубами от злости.

– Если я войду, то дверь сразу захлопнется! Так что вперед! – Я чуть ли не силой втолкнул туда отца. За ним вошел Витька. Несмело переступив ногами, следом пошла мама.

Я нетерпеливо посматривал на мнущихся людей и прислушивался к шуму погони. В это мгновение с той стороны раздался чей-то крик. Не думая, я рванулся туда и едва не сбил с ног Таньку Серову, которая бежала мне навстречу.

– Бандиты! Бандиты! – вопила она не переставая.

Церемониться было некогда, и я отвесил ей хорошую оплеуху.

– Ты как здесь оказалась?!

– З-з-за в-вамм-ми с-след-дила!

Мне захотелось завыть от досады.

– А где твои телохранители?

– Их-х, н-нет! Я сб-бежал-ла!

У, дура!!! Но не оставлять же ее из-за этого этим подонкам?! Хотя, честно говоря, такое желание у меня возникло. Чуть ли не силой я подтащил ее и толкнул Криворецкому.

– Забирай ее и пошел!

Тот удивленно глянул на меня.

– Ты уверен?

– А что делать? От них она не успеет убежать, – я кивнул на приближающую погоню.

Последним уходил Рон. Я шагнул следом, но… не успел.

– Стой! Стреляю!

Я обернулся. Напротив меня остановилось несколько человек с пистолетами. Они явно ожидали здесь увидеть больше, чем одного ребенка и были сильно озадачены этим. Теперь они стояли наставив на меня оружие и не знали что делать. Необходимо было срочно воспользоваться этим минутным замешательством.

– Остановитесь! – попросил я, возводя руки к небу. – Вы не ведаете, что творите. Вам отзовется это на небесах и вы никогда не будете счастливы на земле. – Что за чушь я нес было неважно. Я и сам не понимал того, что говорил, но это было не главное. – На колени и молитесь Господу нашему, и он простит грехи ваши.

Тут я заметил, что бандиты косеют. Странно, с чего бы это? Я конечно не слишком блестящий оратор, но чтобы они вот так пугались. Чего они на меня уставились?

– Молитесь и просите о прощении… – Сначала один, а потом другой бандит стали медленно опускаться на колени осеняя себя неумелым крестным знамением, бледнея на глазах и смотря куда-то поверх моей головы. Они были настолько перепуганы, что даже забыли про оружие. Что там такое страшное позади меня? Я осторожно обернулся, ожидая увидеть что угодно и… уткнулся носом в белые перья. Сначала я не сообразил, потом до меня дошло, что это крылья, а сам я стою в белой одежде. Чисто машинально я поднял глаза и увидел вокруг своей головы яркое сияние. Из-за… моих крыльев были видны небесные врата, за которыми на белых облаках резвились такие же ангелы.

– А… э… Идите и не грешите, дети мои, – хрипло закончил я, делая шаг назад. Дверь за мной захлопнулась. Последнее, что я увидел, это бандитов, которые отшвыривали от себя пистолеты и отдавались страстной молитве.

– Никогда не буду никого обижать Боже! Прости грехи мои… – Захлопнувшаяся дверь оборвала молитвы незадачливых киллеров.


Глава 7 | Рыцарь двух миров | Глава 1