home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

В общем, несмотря на все попытке отца и брата скрыть правду, я настоял на том, чтобы мне все рассказали. Все равно бы им ничего не удалось утаить от меня.

Отец молча протянул мне записку, набранную на компьютере:

«Твоя жена у нас. Неделя на возвращение долга. Через неделю побегут проценты».

Некоторое время я ошеломленно разглядывал записку. Все тело стало каким-то чужим, записка выскользнула из пальцев и плавно опустилась на землю. Я проводил ее равнодушным взглядом. Потом посмотрел на отца. Тот, встретившись со мной глазами, отшатнулся.

– Почему, – хрипло спросил я. – Почему ты вчера не рассказал мне, что все так серьезно? Я ведь мог помочь! Мог предотвратить это! Папа, почему ты не нашел времени выслушать меня? Ведь тогда все было бы по-другому!!! Почему ты кроме своих денег ничего не замечал?

Отец хотел рассердиться, наорать на меня, но только опустил голову и ничего не ответил. Я посмотрел на брата, а тот с таким же отчаянием смотрел на меня.

Наконец, отец заговорил.

– Егор, вам с Витькой надо уехать. Я разберусь здесь, и мы с мамой приедем за вами…

– Никуда я не поеду! Ну почему ты не выслушал меня!!! И не пытайся отправить меня никуда!

– Егор!

– Нет!!! – Я подхватил сумку и помчался вокруг школы. Отец рванулся было за мной, но споткнулся. За ним упал и брат.

Я бежал не оглядываясь, не зная куда. Меня душили слезы, и я ничего вокруг из-за них не видел. И тут я с разгона налетел на какого-то человека, шедшего от ларька к школе.

– Извините, – буркнул я, – пытаясь проскочить мимо.

Человек схватил меня за руку.

– Никак опять наш герой. – Я, удивленный словами, посмотрел на схватившего меня. Только сейчас я узнал в нем телохранителя Таньки. – Что случилось? Почему ты плачешь?

Вопрос был задан с таким участием, что я не выдержал. Давясь слезами, рассказал о том, что случилось.

– Ну почему отец не рассказал все мне вчера! Я ведь мог предотвратить это!

– Не бери на себя слишком много! Твоего отца тоже понять можно. Он заботился о тебе. – Мужчина задумчиво хмурил брови. – Где сейчас твой отец?

– Не знаю. Я забежал за гаражи, потом вбежал во двор, а там по кустам вернулся обратно. Они меня ищут не здесь.

– Понятно.

Тут к нам подошел еще один человек.

– Димка, что тут у вас? – спросил он. – Воспитанием занимаешься?

– Да нет, – с досадой ответил телохранитель. – Понимаешь, тут такая история. Вот у него, – он кивнул на меня, – похитили мать. Требуют деньги, якобы долг.

Мужчина присвистнул.

– Совсем охренели люди! А ты что, решил помочь ему?

– Наверное. Тем более это мой старый знакомый. Помнишь, я рассказывал?

– Так это что, и есть тот самый юный Брюс Ли? – Теперь во взгляде мужчины был интерес. – И что намерен делать?

– Для начала отвезу его на базу. Надо будет с ребятами посоветоваться.

– Эй, у нас же работа? Помнишь? Нам надо ведь подменить наших в школе. У нас дежурство.

– А вы что, школу охраняете? – спросил я.

– Не школу, а вас, маскарадников. Директор попросил обеспечить порядок. Сейчас мы должны сменить наших.

– Слушай, – Дима просительно посмотрел на своего товарища. – Сходи, объясни все. Скажи, что я потом подменю.

Тот покачал головой.

– Да ладно, мне-то что. Только ведь этим делом должна милиция заниматься. – Он повернулся и направился к школе.

– А почему вы решили мне помочь? – спросил я, глядя на Диму. – Тем более после того, что тогда произошло?

– Считай, что ты мне понравился. Тем более после того, что произошло. Ведь ты мог вырубить нас надолго. Или я не прав?

– Мог, – согласился я. – Но у вас была подготовка, довольно серьезная, поэтому мне пришлось бы сделать это немного грубовато. Без переломов не обошлось бы. Это была бы не победа.

– А то, что произошло ты называешь победой?

Я покачал головой и объяснил то, что в свое время объяснял Снегиреву.

– Поймите, я даже не связывался бы с вами, но мне надо было сделать так, чтобы мой друг не попал в милицию, даже ненадолго.

– Что за тайна? – с интересом спросил он.

Я покачал головой.

– Что ж, твое право, но ты молодец, быстро пришел в себя.

– А что, моя паника способна помочь маме?

– Нет, но…

– Тогда что ж здесь странного?

– Просто меня удивляет твоя уверенность. Ты говоришь, что смог бы помочь, если бы предполагал, что все так серьезно?

– Смог бы. Может я сделал бы так, что бы похитили меня.

В моих глазах сверкнуло что-то такое, что сильно не понравилось Диме.

– Ты считаешь, что справился бы с ними?

Я сделал быстрое движение, и мой кулак застыл перед солнечным сплетением Димы. Тот даже среагировать не успел. В зависимости от силы удара, я мог бы или проломить грудь, или отключить его надолго. Очень надолго. К тому же это была не единственная болевая точка на теле человека, про которую я знал. Далеко не единственная.

– Считаю.

– Ладно, Брюс Ли, поехали сейчас к нам в контору, там и поговорим, чем сможем мы тебе помочь.

– Меня зовут Егор, а не Брюс Ли.

– Ты разве не хочешь походить на Брюса?

– Нет. Это глупо пытаться походить на кого-то. Лучше жить так, чтобы другие пытались быть похожими на тебя.

– Ого! А ты парень с претензиями. Ладно, учту.

– Но почему вы хотите мне помочь? Вот этого я не пойму.

– Считай, что ты мне понравился. Могу я что-то сделать из личных симпатий?

– А что скажет на это ваш шеф?

– Мой шеф мой старый друг. Мы с ним вместе служили в Афгане. Потом побывали еще в некоторых местах, о которых знать никому не полагается. Так что он меня поддержит.

Дима провел меня к стоящим невдалеке Ладе девятой модели.

– Что хило? Привык, небось, на Мерседесе ездить?

– У моего отца БМВ, но я редко с ним куда езжу. Так что я привык на транспорте. Трамваи там, троллейбусы. Знаете такие?

– А ты парень ехидный, как я погляжу.

В дороге он пытался выяснить обстоятельства похищения, но я ничего не знал. Я видел, что это не слишком понравилось Диме, но он очень старательно пытался меня подбодрить. Даже анекдоты пробовал рассказывать. В конце концов, поняв, что мне сейчас вовсе не до веселья, замолк.

Машина остановилась около небольшого пятиэтажного здания. Офис частного охранного агентства располагался в подвале, который был переоборудован специально для этого. Вообще, внутри было уютно. Здесь был даже спортзал, где люди в кимоно отрабатывали приемы. Вполне возможно, что где-то здесь был и тир.

Дима, хотя было довольно странно называть Димой человека, который был лет на двадцать старше меня, провел меня в кабинет и посадил в кресло. Мою сумку он положил рядом. Сквозь стекло я мог наблюдать за тренировками в зале. Подозреваю, что он специально выбрал именно это место, откуда было прекрасно видно все, что делается в зале. Но мое внимание особенно привлек один человек, который тренировался с нунчайками. Этого оружия в Магическом мире не было и Деррон не обучал меня работе с ними. Теперь же, используя свою тренированную Мастером память, я запоминал каждое движение человека. То, что он проделывал все на очень большой скорости, меня не смущало. Потом я мысленно повторял те движения, которые приметил. Надо будет сделать себе такие же и потренироваться.

Чтобы лучше видеть, я встал из кресла и наблюдал за тренировкой от двери.

– А вот и тот, про кого я рассказывал, – услышал я за спиной.

Обернувшись, я увидел Диму с коренастым человеком с небольшой бородой.

– Ну здравствуй, Егор. Меня зовут Вячеслав Павлович. – Он протянул мне руку.

Я пожал ее.

– Рассказывай.

– Я не очень много знаю.

Однако Вячеслав Павлович все старательно записал.

– Этого, конечно мало. Надо бы с твоим отцом поговорить. Тем более что ты убежал, а он наверняка волнуется. Какой ваш телефон?

Я сказал. Вячеслав Павлович стал звонить.

– Подождите, – остановил я его, хлопнув себя по лбу. – Это же домашний телефон. Дома же наверняка никого нет. Позвоните отцу на сотовый. – Я продиктовал номер.

Вячеслав Павлович хмыкнул и набрал новый номер.

– Как твоего отца зовут? – спросил он.

– Дмитрий Николаевич.

– Ало. Это Дмитрий Николаевич? Вы меня не знаете… Нет… Ваш сын здесь… Ну почему сразу негодяи… Нет, мы не связаны с теми… Можете приехать и сами поговорить со своим сыном… Да, адрес я вам дам… Только вам необходимо выполнить кое-какие инструкции… Нет, это важно для вас… Подъезжайте к универсаму на Мичуринском. Знаете такой?.. Хорошо, остановитесь там и ждите… Да… Какая у вас машина?.. Вы поймете к чему такая предосторожность… Все.

Вячеслав Дмитриевич положил трубку, потом снова поднял ее и набрал две цифры.

– Здравствуй, Верунчик. Ну как?.. Точно… Значит никто не подслушивал?.. Знаю-знаю, что вы мне сразу сообщили бы, просто хотел убедиться… Огромное спасибо. – Он снова положил трубку и повернулся ко мне.

– Ну вот. Телефон твоего отца не прослушивали. Минут через тридцать он приедет. Нам надо убедиться, что за ним нет слежки. А ты пока иди в зал. Я вижу, что тебя заинтересовало там что-то. Иди-иди и не переживай. Мы постараемся помочь твоей маме.

Я действительно перестал волноваться. Мне почему-то казалось, что теперь уже ничего плохого случиться не может. Я хотел поблагодарить этих людей, но, посмотрев на них, понял, что это излишне. Я только кивнул и поспешно вышел из кабинета, стараясь скрыть волнение.

Войдя в спортзал, я стал внимательно наблюдать за тренировкой с нунчайками уже с более близкого расстояния. Во-первых, мне захотелось научиться владеть этим оружием, а во-вторых, это отвлекало от невеселых мыслей.

Наконец человек закончил тренировку и посмотрел на меня.

– Что, нравится?

Я кивнул.

– А можно мне попробовать?

Он усмехнулся и протянул свое оружие.

Я взял его. Закрыл глаза, вспоминая все движения. Потом начал медленно повторять их, теперь запоминая не только движения, но и те мышцы, которые работали при тренировке. Деррон в свое время говорил, что настоящий воин должен уметь сражаться даже самым незнакомым оружием. Поэтому он много времени потратил на отработку со мной теории ознакомления с новым оружием. Теперь я следовал его урокам, знакомясь с нунчайками. Не торопясь, не стараясь сразу пробовать высокий темп, я изучал их характер. Изучал, как они себя ведут от того или иного моего движения. Запоминал свои ощущения. Так я проработал минут десять.

– Спасибо, – слегка поклонился я, протягивая оружие хозяину. Тот с интересом смотрел на меня.

– Ты считаешь, что уже освоил это оружие? – поинтересовался он.

Я удивлено посмотрел на него.

– Конечно нет. Но я освоил начальную стадию. Теперь надо будет только тренироваться. Вообще, это оружие довольно удобно в некоторых обстоятельствах.

– Мне кажется ты не новичок. – Теперь уже он смотрел на меня с откровенным удивлением.

– Да. А вы можете еще кое-что посоветовать?

Тот задумался.

– Могу. Только давай уж тогда сначала познакомимся. Меня зовут Паша.

– Павел…

– Просто Павел.

– А меня Егор.

Мы сели рядом прямо на татами. Павел стал рассказывать мне о некоторых особенностях своего любимого оружия.

Разговор был интересен, однако не настолько, чтобы я забыл об осторожности. Тревоги я не ощущал, но что-то меня потревожило. Обернувшись, я встретился глазами с Димой, который старался подкрасться ко мне. Я удивленно посмотрел на него. Тот развел руками и рассмеялся.

– Не получилось. До этого я считал, что смогу к любому подкрасться так, что он ничего не услышит.

– А зачем вы хотели подкрасться ко мне?

– Хотел сказать, что твой отец с братом будут здесь минут через десять.

– Для этого надо было подкрадываться?

– Нет. Я просто тренировался. Всегда надо быть в форме. – Он развернулся и ушел в кабинет.

– Извините, Паша, но мне пора.

Тот тоже поднялся.

– Подожди. Если уж тебя так заинтересовали нунчайки, то на, возьми. – Он протянул мне их.

– А вы? – растерянно спросил я.

– Неужели ты думаешь, что это у меня единственные? Бери, не сомневайся.

Я искренне поблагодарил его. Потом отправился назад. Около двери я остановился, прислушиваясь.

– Ты был прав, Слава. Я не мог подойти даже на пять шагов. Это действительно необычный ребенок.

– Это я понял, как только ты рассказал о нем. Никакая секция не подготовит так, чтобы подросток мог сопротивляться двоим подготовленным взрослым. Ты же ведь говорил, что он почти справился с вами?

– Тут спорный вопрос. Он просто задавил нас напором и не отпускал. Мы даже встать не могли. Но мне показалось, что захоти он того, то мы долго не смогли бы встать. Но меня поразило даже не это. Понимаешь. Меня поразило то, что он не испытывал от этого никакого торжества. Как будто он выполнял привычную работу, не видя в ней ничего необычного.

– И что ты думаешь?

– Не знаю. Могу сказать, что он мне понравился, поэтому я и хочу помочь ему.

– Только из-за этого?

В комнате немного помолчали.

– Не знаю. Мне трудно объяснить. В этом парне есть какая-то тайна, которая притягивает к нему. Знаешь, у меня такое чувство, что если мы не поможем ему, то будем жалеть об этом до конца жизни. Считай это моим предчувствием.

– А ты видел, как он работал с Пашей?

– Да. Так как?

– Ты же знаешь. Не буду притворяться, что понимаю тебя, но поддержу. Мы же старые друзья.

– Спасибо.

Я немного отошел от двери, а потом сделал вид, что только подхожу. Неужели в самом деле моя необычность так бросается в глаза? Если это так, то как я смогу жить в своем мире? Это требовало размышлений, а вот именно на это времени и не было.

Отец с братом приехали даже раньше, чем говорил Дима. Черт, надо все-таки спросить его отчество, а то неудобно как-то называть его Димой.

Отец ворвался в помещение, огляделся и сразу бросился ко мне.

– Ты цел? С тобой все в порядке?

Я кивнул. Рядом стоял Вячеслав Павлович и задумчиво наблюдал за этой сценой. Тут вошел и брат.

– Ну ты и устроил, – сердито прошептал он. – Мы же из-за тебя дурака совсем переволновались.

– Извините, – прервал нас Вячеслав Павлович. – Можно с вами поговорить? Ваш сын рассказал нам, что случилось.

Отец слегка побледнел.

– Он не должен был этого делать. Если они узнают об этом…

– Вот поэтому мы и приняли некоторые меры предосторожности.

– Нет! Лучше я заплач'y!

– А у вас есть гарантии, что после этого вашу жену вернут?

Я почувствовал, как внутри меня все заледенело.

– Лучше бы они меня похитили, – вырвалось у меня.

Вячеслав Павлович обернулся ко мне.

– Ты уверен, что справился бы? – Он невольно повторил вопрос Димы. Потом еще раз внимательно посмотрел на меня. Покачал головой и отвернулся не дожидаясь ответа. Спросил уже у отца:

– Почему вы не рассказали своему сыну как все серьезно?

– Но… зачем? – отец кажется, растерялся. – Чем он мог помочь?

– Разве вы не знаете о, если можно так сказать, талантах вашего сына?

– Он не знает, – горько отозвался я. – Он был так занят, что не нашел времени меня выслушать.

– О чем это вы? – чуть ли не вскричал отец.

Вячеслав Павлович внимательно посмотрел на меня, отца и моего брата.

– Понятно, – протянул он. Потом взял отца под руку. – Можно вас на пару слов. – Он отвел отца в угол и стал что-то ему говорить.

Отец сначала огрызался, отвечая резко и зло. Потом уже потише. Под конец разговора он только слушал. При этом голова его опускалась все ниже и ниже.

Мой брат смотрел на все происходящее немного растеряно.

– Ну и странные друзья, оказывается у тебя.

– Это разве странные? Вот есть действительно странные.

Тут вернулся Вячеслав Павлович с отцом, который выглядел довольно жалко.

– В общих чертах мне все ясно. Ваш отец, ребята, рассказал мне все, что случилось. Если это те, кто я думаю, то дело серьезно.

– А кто это? – спросил я.

– Да есть тут одна кампания. Выискивают тех бизнесменов, – последнее слово прозвучало с легкой насмешкой, – которые не брезгуют маленькими незаконными операциями, чтобы добыть немного денег. – При этих словах голова отца опустилась еще ниже. – Они давали возможность провернуть эту операцию, которая оказывалась совсем не такой безобидной, как они говорили, а потом требовали деньги. Клиенту и деться некуда – у них все доказательства ну очень незаконных действий этого бизнесмена. При этом сами они оказывались совсем чистыми. Правда, мне непонятно, зачем они похитили человека. Это не их стиль.

– Просто я сообразил, что тут что-то не так и принял свои меры. – Объяснил отец. – Их доказательства, которые удалось собрать, носят, так сказать временный характер. Они ценны до определенного момента, а потом все это становится ерундой. Когда я разобрался во всем, то стал тянуть время.

– Вам надо было не время тянуть, а немедленно отваливать от этого дела, – заметил Вячеслав Павлович. – Решили и деньги получить и этих вокруг пальца обвести. Только вот не те они люди, которые позволят водить себя за нос.

– Так это все из-за тебя! – Витька недоуменно смотрел на отца. – Ты рисковал нашими жизнями из-за этих чертовых денег, которые нам даже не были нужны? Неужели тебе было мало того, что ты зарабатывал? Зачем ты связался с ними, если подозревал, что там что-то нечисто?

И тут отец сломался. Опустившись на кресло, он закрыл ладонями лицо и зарыдал.

Слегка растерянные, мы переглянулись с братом. Я было начал подниматься, но Вячеслав Павлович, уловив мое движение, покачал головой. Я опустился обратно. Никто отцу не мешал. Наконец он поднял глаза.

– Вы сможете помочь? Я готов заплатить любые деньги, только скажите.

– О деньгах говорить не будем. По крайне мере пока. Но заплатить вам придется. Очень дорого заплатить.

– Сколько?

– А кто говорит о том, что платить придется деньгами? – удивился Вячеслав Павлович. – Если бы не ваш младший, то мы вообще не взялись за это дело. Так что можете сказать ему спасибо. Но сразу, как только вы получите свою жену, вы должны будете уехать отсюда. Уехать немедленно. Эта и будет та цена, которую вам придется заплатить. Уехать так, чтобы вас не смог отыскать никто.

– Я знаю куда, – сказал я. – Там нас никто не найдет. Но почему это необходимо?

Вячеслав Павлович и с интересом посмотрел на меня.

– Ты знаешь куда?

Я ненадолго смешался.

– Если вы вернете маму, то я вам все расскажу. Все, что вас интересует. – Я посмотрел на отца. – Расскажу даже раньше, чем отцу. – Тот не выдержал и отвел глаза.

Вячеслав Павлович серьезно кивнул.

– Что ж, ловлю на слове. Это будет справедливо. Мы ведь действительно сильно рискуем, влезая в это дело. А пока вам лучше вернуться домой, и ждать сигнала от похитителей. Мы бы отвезли вас, но лучше, чтобы никто не видел вас в нашей кампании. Так что придется вам добираться до дома своим ходом.

– Ничего, мы доберемся, – уверил отец, поспешно вставая. – Большое спасибо.

– Спасибо скажите своему сыну, – заметил Дима, которые за весь разговор не проронил ни слова.

Домой мы действительно добрались без проблем. Впрочем, я их и не ждал. Отец всю дорогу не проронил ни слова. Вообще старался не глядеть на нас. Витька пытался что-то узнать у меня, поскольку понимал, что мне есть что сказать. Однако я быстро отбил у него охоту к вопросам, заявив, что сейчас не самое подходящее время для разных расспросов. Этого его не убедило, но спрашивать перестал, понимая, что все равно ответов не получит.

Не зная, чем заняться дома, мы все трое сидели в зале с включенным телевизором, который никто не смотрел. Отец нервно ходил из угла в угол. Витька с сильным раздражением смотрел на него. Я же просто отключился от происходящего и пребывал в состоянии дей-ча. Мастер и Деррон пытались заговорить со мной, но я попросил их помолчать, поскольку хотел побыть один.

И тут кто-то позвонил в дверь. От неожиданности Витька вздрогнул, а отец резко остановился и с испугом обернулся. Ясно, что никто из них открывать не собирался. Вздохнув, я встал и отправился к двери.

– А вдруг там эти, похитители, – прошептал Витька.

– Так что? Они уже всех, кого хотели похитили, так что если это они, в чем я сильно сомневаюсь, то они пришли объявить условия.

Как я и думал, это оказались не «они». За дверью стоял, несмело переминаясь с ноги на ногу, мальчишка лет одиннадцати, в котором я с удивлением узнал брата Снегиря.

– Ты Егор? – спросил он.

– Да. Тебя брат прислал?

Тот кивнул.

– Он просил срочно прийти. Говорит это срочно. Связано с каким-то Аркадием и Роном. Сказал, что у вас неприятности.

Я тихо чертыхнулся. Со всем этим происшествием я совсем забыл, что мы договорились встретиться в четыре часа. Я должен был отправить убийц из Братства и Аркадия в Магический мир.

– Жди здесь, – бросил я, скрываясь в комнате.

– Кто там? – спросил брат.

– Это ко мне. Мне надо срочно сходить по важному делу.

– Какое у тебя может быть срочное дело сейчас? – Сразу взвился отец. Кажется, он решил сорвать на мне накопившееся раздражение.

– Все то самое, по поводу которого я хотел посоветоваться с тобой. И это дело такое же важное, как спасение моей мамы! А может быть и важнее, – тихо добавил я.

– Ты что? Совсем сдвинулся? – Услышал мои слова брат.

Я не стал отвечать. На душе было тоскливо и противно.

Не скрываясь, я засунул в карман куртки четыре метательных ножа. Потом повесил на сделанном мною недавно ремне, под мышкой, как пистолет, кинжал. Жалко меч невозможно спрятать.

Отец и Витька смотрели на меня с одинаково широко раскрытыми глазами.

– Что происходит? – спросил отец. – Куда ты направляешься?

– По делам. – Не дожидаясь дальнейших вопросов, я выскочил в коридор. – Показывай, куда идти, – бросил я брату Кости. Кажется, его зовут Коля, хотя с уверенностью утверждать не мог.

Коля привел меня на то самое место, где мы должны были встретиться с друзьями. Однако тут никого не было.

– Куда же они делись? – недоуменно спросил Коля. – Сказали же, что здесь будут ждать.

Не отвечая, я подхватил Колю и бросился за ближайший куст. Там, где я недавно стоял, торчала стрела. Я прикинул, откуда она вылетела. Убить меня явно не хотели, иначе стрела вонзилась бы по-другому. Тут же из-за гаража вышли все три убийцы из братства Черной розы. Один из них старательно прятал лицо за легким шарфом. Хотя главным было не это. Главным было то, что они держали за руки Рона и Снегиря. Те не пытались сопротивляться. Но было видно, что эти минуты не самые лучшие в их жизни.

– Выходи, рыцарь Энинг. Ты обещал отправить нас обратно по первому нашему требованию.

Я выглянул из-за куста.

– Опустите моих друзей. Это было совсем не обязательно. Я бы вас отправил и так.

– Э-э, нет, – заговорил человек с закрытым лицом. – Ничуть не сомневаюсь, что ты сдержал бы свое слово, но я хочу, чтобы ты последовал за нами. Мы обещали не трогать тебя здесь, поэтому не можем силой увести тебя, но можем гарантировать твой приход, забрав с собой твоих друзей. Тогда-то ты точно пойдешь спасать их. Верл-а-ней не прощают оскорблений. Я обещал тебе смерть, но для этого ты должен быть в том мире.

– Я же обещал, что приду.

– Так ты придешь быстрее.

– Отпустите их или навечно останетесь в этом мире!

– Ты обещал рыцарь.

– Вы тоже обещали.

– А мы тебя и не трогаем, но мы ничего не обещали по поводу твоих друзей.

– А как же честь Братства? Ведь обречен на муки тот, кто проливает кровь случайного человека. Человека, которого не заказывали. Как я слышал, такие незадачливые убийцы умирают крайне долго.

Верл-а-ней некоторое время молчал.

– А ты оказывается не такой невежа относительно Братства, каким старался показаться мне. Не бойся. Им ничего не будет. Им не грозит ничего. Но вот если ты не согласишься, то они умрут на твоих глазах. Нам нечего терять.

– Немедленно отпустите моего брата!!! – Неожиданно подскочил Коля, который до этого с открытыми от удивления глазами смотрел на все происходящее. Я еле успел ухватить его за шкирку. Однако тот продолжал вырываться. Пришлось прибегнуть к радикальному средству. Я положил руку ему на шею и послал мягкий поток биоимпульса. Коля немедленно обмяк. Я подхватил его на руки и положил за кусты.

– Что ты с ним сделал? – вскрикнул Костя, пытаясь освободиться от хватки и ринуться на помощь брату.

– Ничего. Просто усыпил. Проснется через десять минут. Не бойся, такой сон даже полезен, но я не хочу, чтобы он наделал каких-нибудь глупостей.

Однако тут произошло то, на что не рассчитывал ни я, ни люди из Братства, ни Рон со Снегирем. Отвлекшись на Колю, никто не заметил, как позади убийц мелькнула какая-то тень. Она на мгновение замерла и бросилась вперед. Двое убийц отлетели в стороны, третий получил удар в спину и вынужден был в кувырке уходить от атаки. Рона и Костю буквально отшвырнуло ко мне. Не теряя ни мгновения, Аркадий добавил одному из валявшихся на земле убийц, потом повернулся к верл-а-ней, уже не обращая внимания на других.

– Быстро спрячьтесь! – приказал я Рону, со Снегирем. – Рон! Не вмешиваться! Понял?

Тот отчаянно закивал.

– Аркадий! Это верл-а-ней! Ты не справишься с ним! Бери других, а этим займусь я!

Тот удивленно глянул на меня, но не ответил.

Я тихонько застонал. Ну почему я не взрослый! Неужели Аркадий не понимает, что я лучше него знаю другой мир! И если я говорю ему, что этот человек ему не по зубам, то значит, так оно и есть. Словно в подтверждение моих слов верл-а-ней вдруг исчез. Хотя на самом деле это только выглядело так. Никуда он не исчезал, просто двигался так быстро, что глазом его движения трудно было проследить. Однако Аркадий недаром служил в самых элитных войсках. Каким-то чудом он уклонился от атаки и резко ударил ногой, как казалось, по пустоте. Раздался вскрик. Однако ясно было, что верл-а-ней не тот, кого можно вывести из строя одним ударом. Он тут же провел молниеносную атаку, награждая Аркадия ударом за ударом. Они шли настолько быстро и часто, что тот просто не успевал блокировать их все. А тут еще стали подниматься и двое остальных. Пришлось срочно вмешиваться.

Один из убийц достал из-под пиджака арбалет. Я молниеносно бросил нож. Убийца сумел увернуться, но нож все-таки выбил арбалет из его рук. Прежде, чем он успел подобрать его, Рон бросился вперед и выхватил арбалет буквально из-под руки убийцы. Тот только успел схватить мальчишку за ногу. Рон не растерялся и наставил заряженный арбалет на схватившего. Тот отпустил ногу.

Дела же Аркадия были совсем плохи. Тот явно не мог выдержать заданной скорости. Один раз я попробовал метнуть нож в верл-а-ней, но тот ловко перехватил его в полете и послал в Аркадия. Только каким-то чудом тот увернулся от этого броска. Не рискуя больше повторять попытку, я метнулся между сражающими. Молниеносно отклонил пару ударов, затем резко сконцентрировал свою внутреннюю силу в кулаке и ударил, послав биоимпульс во врага. Времени на подготовку у меня не было, поэтому основной удар рассеялся в пустоте, но даже то, что достигло убийцы, заставило его отшатнуться. Не давая ему опомниться, я провел быструю атаку, пытаясь повторить свой трюк с большей эффективностью. Однако первый раз я явно не рассчитал свой удар, потратив гораздо больше силы, чем хотел. Теперь нужно было восстанавливать ее.

– Займись остальными, – бросил я Аркадию, не оборачиваясь. Сейчас любое отвлечение могло стоить мне жизни. – Я не справлюсь с тремя!

Тот больше не спорил. Однако, несмотря на все мои старания, верл-а-ней, все-таки смог прийти в себя и теперь атаковал стремительно и хладнокровно, отжимая меня к гаражу. Я взвинтил темп до предела – он двигался ненамного медленнее. Со стороны наша схватка была даже не видна. Просто два каких-то расплывчатых пятна, стремительно перемещавшихся на узком пространстве. Моя более высокая скорость позволяла уклоняться от ударов убийцы, но его мастерство и сила позволяла ему блокировать мои. Мы сражались уже целую секунду, но ситуация не изменилась. Никто из нас не мог достать другого. Пат. Однако ведь Деррон говорил, что я мастер на неожиданности. Он считал, что это говорит то, что я из другого мира. Нужно что-то неожиданное, что-то, что даже не сможет представить себе человек из Магического мира. Эх, если бы мы сражались на мечах, то все было бы просто. Даже этот верл-а-ней не смог бы противостоять мне, но рукопашная совсем другое дело. Здесь при равном мастерстве побеждала, в отличие от фехтования, не ловкость, а сила. Да, я ловчее этого убийцы, но он сильнее и своей силой давил на меня.

Тут я понял, что если срочно что-то не придумаю, то влипну в неприятности. И тогда, скорее подчинясь интуиции, чем логике молниеносно метнул два ножа, но не в самого человека, а по сторонам от него и тут же метнул кинжал прямо в убийцу. У того не оставалось выбора, как только перехватить его. Отклониться он не мог, так как напоролся бы на те ножи, что я бросил раньше. Верл-а-ней быстро поднял руку и поймал кинжал у самой своей груди. Острие лишь чуть-чуть не достало до тела. Он победно улыбнулся, еще бы, теперь он был вооружен, а я сам лишил себя оружия, и посмотрел на меня. И тут он понял, что его заманили в ловушку, я видел, как исчезла с его лица победная улыбка, сменившись осознанием неотвратимой гибели. Он попытался увернуться, но поздно… В тот момент, когда я кинул кинжал, я прыгнул. Времени на то, чтобы хоть как-то отреагировать у убийцы не было, он просто не успевал ни увернуться, ни отразить мой прыжок. Конечно, прыгнул я издалека, так что с трудом доставал до него. В другой обстановке от такого удара человек даже не пошатнулся бы, но сейчас удар моей ноги пришелся точно по руке державшей кинжал. От этого удара рука вместе с кинжалом продолжила движение, и стальное лезвия вошло точно в сердце убийцы. Тот умер сразу, даже не успев упасть, только удивление навечно застыло в его глазах.

Как обычно, когда я выхожу из высокого темпа, на меня как водопад обрушиваются звуки и краски обычного мира воспринимаемого до этого как расплывчатое пятно с одной протяжной нотой звука. Обычно после этого трудно сразу сориентироваться.

Первое, что я увидел, был Рон, который стоял со спущенным арбалетом и с испугом наблюдая за схваткой. Один из убийц сидел на земле с простреленным плечом, держась за торчащую стрелу. Да, Рон не стал просто стоять в стороне с попавшим в его руки арбалетом. А как им пользоваться он обучился достаточно хорошо за время нашего совместного путешествия. А чуть в стороне Аркадий пытался вбить в последнего оставшегося на ногах убийцу библейские истины. Убийца проникаться любовью к ближнему не спешил и вяло огрызался. Аркадий же, откровенно разозленный всем произошедшим, просто вырубил его мощным ударом в челюсть без всяких выкрутасов. Потом развернулся и оглядел место короткого боя.

– Кажется, никого больше нет, – с сожалением констатировал он. Потом повернулся ко мне. – Как ты с этим справился? Чертовски быстрый субъект. Я не успевал за ним.

– Так ведь меня и обучали воевать не за счет силы, а за счет скорости. Я был быстрее.

– И много там таких как этот? – испуганно спросил Снегирь. Он первый раз видел меня в настоящем сражении и теперь был явно ошарашен произошедшем. – Чертовщина какая-та! Я даже не видел вас!

– Таких очень мало. – Я вытащил из груди верл-а-ней свой кинжал и несколько раз воткнул его в землю, очищая от крови. Потом вернул его в кожаный чехол. Подобрал свои ножи.

– Так вот как рыцарь Ордена держит свое слово, – прохрипел раненый убийца.

– Я держу свое слово, если другая сторона держит свое. Что скажут ваши, если узнают, что вы попытались использовать невинных людей для достижения успеха? Это ведь потеря чести! Не так ли? Только убийца и жертва, больше никто не должен пострадать. А ваши действия больше похожи на месть. А месть по вашей вере самый страшный грех! Я не прав?!

– Ты хорошо знаешь наши обычаи, рыцарь. Верл-а-ней недооценил тебя, – он помолчал. – Как и многие до него, – добавил он. – Я тоже не жилец. Я нарушил свою веру и свою клятву. Но я должен дожить, чтобы сообщить об оскорблении, которое ты нанес одному из верл-а-ней. Ты обещал отпустить нас, выполняй обещание, рыцарь.

– Ты что, в самом деле хочешь отпустить их в другой мир? – поинтересовался Аркадий. – Мне кажется, это неблагоразумно. Он же откровенно сказал, что тебя не оставят в покое.

– Меня и так не оставят в покое. К тому же у меня нет выбора – я дал слово.

– Но они тоже давали и нарушили его! Нарушили первые!

– Вот это и отличает меня от них.

Убийца со стрелой, внимательно прислушивавшийся к нашим словам, выругался.

– Будь ты проклят, рыцарь. Ты даже не оставил нам той чести, которую мы могли еще сохранить. Ты должен был убить нас.

– Что?! – воскликнул пораженный Аркадий. – Ты хочешь, чтобы вас убили?

– Да. Нарушенное слово за нарушенное слово. Наша честь не пострадала бы. – Он встал. – Делай свое дело, рыцарь.

Я достал Ключ. Дверь появилась мгновенно прямо на стене гаража. Как и в первый раз Ключ потянул меня сам к замку. Легкий поворот и дверь распахнулась. На той стороне показался луг. Аркадий уже это видел и теперь не стал глазеть в дверь. Он подтащил к ней убитого мной верл-а-ней и толкнул труп туда. Потом помог подняться нокаутированному им убийце и подтащил его к третьему.

– Идите, – попросил я. – Дверь не может быть долго открыта.

Два человека в черных костюмах поддерживая друг друга, двинулись к воротам в свой мир. Однако прежде, чем сделать последний шаг они остановились, и один из них обернулся. Это движение причинило боль раненому плечу, и убийца поморщился, но стерпел.

– Не знаю почему, но ты мне кажешься опасным, рыцарь. Прав был Сверкающий, когда приказал тебя убить. Теперь и я это вижу. Я не смог тебя убить, но я могу не пустить тебя в наш мир. Ты разрушишь его.

И прежде, чем кто-нибудь из нас успел сообразить, он рванулся, выдернул Ключ из замка и упал в свой мир. Дверь исчезла.

Я немного постоял, не понимая, чем заслужил последние слова. По моему убеждению, оба убийцы должны были наоборот желать, чтобы я вернулся. Только так они смогут выполнить свой контракт. Чтобы обеспечить мое возвращение они даже пошли на нарушение своих законов.

Не найдя ответа, я пожал плечами и подобрал с земли Ключ. Повертел его в руке, а потом убрал в карман.

– Он не знал, что этот Ключ не может покинуть этот мир, – объяснил я Рону и Снегирю, которые удивленно смотрели на него. – Аркадий, теперь вы. Я открою дверь для вас.

Тот помотал головой.

– Сначала мне хотелось бы кое-что узнать. Что это за маньяки? Почему они хотели, чтобы ты их убил.

– Это сложно вот так объяснить. Я сам с трудом понимаю логику Братства, хотя Деррон очень долго мне объяснял.

– Мне все происходящее показалось полной ерундой, – подтвердил Рон.

– Ну, попробую. Понимаете, у Братства есть свой Бог. Они не христиане, не мусульмане. В нашем мире нет даже такой религии. В общем, главное в их вере – это долг и честь. Причем в понятие честь они вкладывают вовсе не то, что мы. А долг – это в первую очередь долг перед Братством. То есть человек должен вырасти хорошим бойцом и обеспечить честью все Братство. То есть выполнить как можно большее количество заказов. – Я замялся. – Ну, не могу я так объяснить! Я сам плохо их пониманию! Просто представьте, что они охотники. Чем больше дичи, тем больше славы, в данном случае чести. Но одна крупная дичь приносит больше чести, чем сотня маленькой. Однако при этом пострадать должна только та дичь, на которую был заказ. Если вместе с дичью гибнет еще кто-то, то человек приносит Братству позор. Умереть должна только намеченная жертва, ну и еще те, кто жертву охраняет, если охрана имеется. Хотя гораздо больше чести, если охрана даже не будет знать, что объект их охраны уже мертв или умирает.

– То есть убийство – это своеобразное состязание? – недоверчиво спросил Аркадий.

– Вот именно! Теперь понимаете, почему им нельзя затрагивать посторонних? Какой смысл в состязании, если ты возьмешь в заложники близких и будешь ждать жертву? Это позор! За такое Братство карает. Эта игра ведется только между жертвой и охотником. Чем сильнее оказывается дичь, тем больше чести ее убить. Поэтому первыми идут на дело новички. Если жертва расправляется с ними, то идут те, кого называют рейны. Если гибнут и они, то отправляют дрейна. Это уже мастер. Если гибнет и он, то на дело отправляется верл-а-ней. Никто не знает точно, сколько их в Братстве. Я слышал, что десять или двенадцать. Они никогда не открывают лица. Жертва видит их лица только в момент смерти. Это не только убийцы, но и воины. Мастера экстракласса. И за их услуги наниматель должен заплатить отдельно. Тот, кого я убил и был верл-а-ней. Теперь понятно, почему я кричал, что ты с ним не справишься?

– Так это что? Тот… верл-а-ней? Тот самый мастер экстракласса, о котором ты говорил? – Аркадий недоверчиво уставился на меня.

– Ну да. Сверкающий видно действительно высоко оценил мою жизнь, если раскошелился на верл-а-ней. Правда, я удивлен, что верл-а-ней так легко нарушил законы Братства. Хотя, кто знает. Об этих невидимках мало что известно. Может им можно нарушать законы, а может он просто растерялся, оказавшись в незнакомом месте.

– Невидимках? – удивился Снегирь.

– Верл-а-ней в дословном переводе означает «невидимое дыхание смерти». Немного поэтично, но суть верна. Их действительно никто не видит до самого последнего мгновения своей жизни. По магическому миру ходят слухи, что лица они открывают только своим жертвам за мгновение до убийства. Но это слухи. Впрочем, об этих людях только слухи и ходят. Их вообще считают непобедимыми воинами. Правда, я всегда считал, что это преувеличение.

– Так что? Выходит, только что ты и убил одного из этих, – Снегирь неопределенно махнул рукой, – непобедимых?

– Как я уже сказал, их слава была немного раздута. Хотя, честно говоря, я испытал несколько неприятных минут, когда узнал на маскараде, что мой собеседник верл-а-ней.

– На маскараде? – теперь уже удивился Аркадий. – Ну-ка рассказывай!

Я рассказал.

– Я специально тогда прикинулся человеком, который абсолютно ничего не знает о Братстве. Я хотел подтолкнуть его на какие-то действия. – Я замолчал. – Правда, я не ожидал, что они так будут действовать. Еще мне хотелось, чтобы при возвращении они продолжали недооценивать меня. Вот я и прикинулся таким незнайкой.

– Понятно. А почему ты не пришел на встречу после маскарада, как мы договаривались?

Этот вопрос сразу напомнил мне о том, что произошло с мамой. Это был как удар обухом – мгновенное ошеломление. Меня словно с головой окунули в ледяную воду. Я без сил опустился на землю. Ничего скрывать я и не пытался. Вряд ли сейчас я был в том состоянии, в котором смог бы придумать что-нибудь более-менее правдоподобное.

– Вот так дела, – протянул Аркадий. – Зачем же твой отец связался с таким сомнительным делом?

Я жалобно посмотрел на него, словно прося не травить душу. Тот понял и неловко попытался отвести разговор, объяснив:

– А мы ждали тебя. Я в милицию позвонил, так что домой вернуться не мог. Там наверняка меня уже ждали или придут утром. Зависит от того, когда они разберутся с отпечатками в том доме. Когда ты не пришел и в шесть Костя предложил послать за тобой своего брата. Я же ненадолго отошел, чтобы посмотреть вокруг. Возвращаюсь, а тут…

– Коля! – испуганно воскликнул Снегирь. За всем происходящим мы совершенно забыли о его брате.

Костя быстро отодвинул кусты. Коля по-прежнему лежал на земле, свернувшись калачиком. Засунув кулак под голову, он мирно посапывал, не обращая ни на что внимания.

Костя испуганно потряс его. Тот открыл глаза.

– Что случилось? Мне что-то спать захотелось. – Снегирь без слов обнял его.

– Как это у тебя получилось? – шепотом спросил Аркадий?

– Ничего сложного. Просто я немного успокоил его маленьким воздействием на определенный нерв.

– А ты с любым так можешь?

– Нет. Только со сверстниками или теми, кто младше. С взрослым, боюсь, я не справлюсь. Вот когда выросту, потренируюсь, тогда возможно.

Это небольшое происшествие отвлекло мои мысли от случившейся беды.

– Ладно. Аркадий, давай, я отправлю тебя к Мастеру.

Тот покачал головой.

– Я не оставлю тебя.

Я сердито топнул ногой.

– Хватит мне, благородство изображать! Чем ты можешь мне помочь? А мне лишние волнения. Домой тебе нельзя, куда пойдешь? А Рона куда деть?

– Рон может у нас переночевать, – предложил Снегирь.

Я бросил на друга ну очень «благодарный» взгляд. Если до этого Аркадий начинал колебаться, то теперь снова обрел уверенность.

– Вот видишь, а я найду уж, где переночевать. А на счет помощи… ведь никогда не знаешь, кто может понадобиться, а кто нет.

– За вами ведь будет милиция охотиться, – сделал я последнюю попытку уговорить его.

– Не сразу. Пока разберутся, пока экспертиза. Думаю, только завтра вечером начнут. А я почему-то думаю, что завтра все уже решится… к лучшему.

Я понял, что он хотел сказать «так или иначе», но не решился.

– Хорошо. Пусть будет так. Тогда я сейчас пойду домой. Мне действительно лучше быть дома. А вы скажете Рону, где будете ночевать. Если маму не найдут, – я помолчал, – то вы отправитесь без меня. Вы в любом случае должны попасть в Магический мир.

– Я позвоню тебе, – пообещал Аркадий, – если понадобится какая-нибудь помощь, только скажи.

Я кивнул. Потом выглянул из-за гаражей, где мы до этого прятались, и, не оглядываясь, зашагал по улице.


Глава 6 | Рыцарь двух миров | Глава 8