home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Аркадий что-то не шел. Интересно, что его могло там задержать?

– Не расстраивайся, Егор. Вряд ли ты мог спасти этого юношу. – Голос Деррона звучал глухо и как будто издалека. Его было слышно гораздо хуже, чем Мастера.

– Вы не понимаете, Деррон. Я не мог его спасти, но совершенно по другой причине. Этот, как ты говоришь, юноша был обречен с того момента, как впервые попробовал наркотики. Он был мертв уже давно, просто еще не знал об этом. Вполне возможно, что то, что сейчас с ним произошло гораздо лучше долгой мучительной смерти, которая его ожидала в будущем.

– Так что же тебя тревожит?

– Вот это и тревожит. Почему зная о последствиях, люди начинают употреблять эту гадость?

– Интересный вопрос! Почему зная о последствиях, люди начинают заниматься магией смерти?

– Но она же дает власть, могущество! Это хотя бы понятно! А что дают наркотики?

– Если я правильно понял, то они дают освобождение от всех проблем. Это ведь тоже своего рода могущество.

– Я не думал об этом.

– Просто тебе никогда не хотелось уйти от всех проблем этого мира.

Тут, прерывая нашу беседу, показался Аркадий.

– Ты где был? Что ты там делал так долго?

Аркадий пристально посмотрел на меня, словно пытаясь что-то разглядеть.

– Мне кажется, что ты довольно спокойно воспринял все то, что сейчас произошло, – заметил он, наконец.

– Вот вы о чем, – невесело усмехнулся я. – Для меня все это уже пройденный этап. Раньше были и слезы, и жалость, и стремление никого не обидеть. Это прошло сразу, как только я понял, что меня никто жалеть не собирается.

– Понятно. Я видел Венчика, – вдруг сказал он.

– Я тоже. Именно тогда я и понял, что нечего жалеть о смерти тех негодяев, что сделали подобное. – Кстати, ты знаешь его настоящее имя?

– Нет.

Некоторое время мы молча сидели на скамейки.

– Я убрал твои следы, – заговорил, наконец, Аркадий.

– Как это? – заинтересовался я.

– Это было не так уж и сложно. Ты мало до чего дотрагивался. Я стер твои отпечатки с оружия и дотронулся до них сам. Мне-то ведь уже все равно. В этот мир я возвращаться не собираюсь.

– Так вас отправить в Магический мир?

– Давай на ты, Егор? Уж после того, что мы пережили обращаться на вы как-то глупо. Кстати, спасибо, что спас меня.

– Я же ведь говорил, чтобы вы не лезли пока сюда.

– Да я, в принципе, и не лез. Меня схватили около собственного дома. Кто бы мог подумать, что этот парень побежит рассказывать о своих подозрениях сюда.

– Не думаю, что ему очень это хотелось. Вы же слышали, что рассказывал Вестров. Этого парня им привезли.

– Но кто мог это сделать?

– Я же рассказывал, как его увел один из Братства.

– Но зачем им это? – искренне изумился Аркадий.

– Кто его знает. Впрочем, если вам интересны мои предположения, то они заметили, что я часто бываю с вами. Заметили, что и за Ключом первый раз мы приходили втроем. Вот они и решили устранить вас. Просто на всякий случай.

– На всякий случай?

– Ну да.

– Так, значит и Рон с твоим другом в опасности!

Я несколько мгновений тупо разглядывал Аркадия. Потом стремительно вскочил и рванулся к выходу. Даже не пытаясь открыть запертые ворота, я одним прыжком вскочил на стену, умудрившись даже не поцарапаться о торчащее стекло, и спрыгнул вниз. Не слушая отчаянной ругани Аркадия, который лез за мной, я побежал по улице. Только через несколько мгновений я разобрал, что кто-то зовет меня по имени.

Обернувшись, я не поверил своим глазам. На другой стороне улицы от того места, где я перелез через забор, стояли Костя Снегирев и Рон. Я бросился туда.

– Вы?! Здесь?! Как?!

Снегирь переглянулся с Роном.

– Полагаю, это должно означать: как вы здесь оказались, – объяснил он ему. – Когда тебя увезли, я не знал что делать. Хотел уж бежать в милицию, но тут увидел бегущего ко мне Рона. Тот сказал, что Аркадия Анатольевича тоже похитили. Узнав, что и тебя похитили, он удивился.

– Еще бы не удивиться, – вмешался Рон. – Он сказал, что этих похитителей было всего двое. Тогда-то я и понял, что если ты позволил себя похитить, то у тебя были причины, и вмешательство в эти причины вашей внутренней стражи в твои планы не входило.

– Ты так был уверен, что Егора не похитили, а он именно позволил себя похитить? – спросил подошедший Аркадий. Кажется, он все-таки зацепился за что-то, поскольку у рукава был вырван солидный клок.

– Конечно, – ответил Рон таким тоном, как будто говорил о самых очевидных на свете вещах. – Разве двое могут справиться с рыцарем Ордена?

– Кто такие рыцари Ордена? – удивленно спросил Снегирь.

– Это долго объяснять, – вмешался я. – Это в том мире в древности существовал такой орден рыцарей. Их так и называли – рыцари Ордена. Но сейчас вы лучше скажите, как вы очутились здесь?

Рон невинно посмотрел на меня.

– Ну, мы поняли, что тебя и Аркадия могли привезти в тот дом, адрес которого ты узнал. Костя знал, где это находится.

– Ясно, – вздохнул я.

– А как ты из дома вышел? – спросил у Рона Аркадий.

– Ну, я увидел в окно, как вас схватили, и выскочил следом, однако не успел. Я сразу помчался к Энингу.

– К кому? – хором спросили Аркадий и Костя.

– Ко мне. Это мое имя в том мире. Но как ты закрыл дверь, Рон? Насколько я помню, она без ключа не закрывается.

– Ой, я не закрыл ее. – Рон испуганно посмотрел на Аркадия.

Тот весело рассмеялся.

– Вот будет потеха, если меня ограбили.

– Я заплачу вам, – испуганно проговорил Рон.

Теперь уже смеялись мы все трое: я, Аркадий и Костя.

– Забудь, – замахал руками Аркадий. – Он заплатит! Тоже мне, миллионер. Может, еще и не ограбили.

Смеясь, и подшучивая друг над другом, мы двинулись домой. Добираться пришлось на троллейбусе, хотя и не так долго, как я думал.

– Надо бы в милицию позвонить, – заметил Аркадий, когда мы вышли на нашей остановке. – Я там посмотрел кое-какие бумаги. Для милиции это может оказаться настоящим кладом. Если они правильно распорядятся ими, то перекроют несколько каналов поставок наркотиков из Средней Азии.

– Только попозже. А пока вам стоит собрать вещи для путешествия. Сегодня вечером я вас отправлю.

– Вас? А ты? Ты же вроде как тоже собирался? – удивлено посмотрел на меня Аркадий.

– Я завтра. Мне хочется сходить на маскарад. К тому же есть еще трое из Братства Черной Розы. С ними тоже надо что-то делать.

И тут я увидел отца. Он стоял около дерева с таким выражением лица, которого мне ни разу не приходилось у него видеть. К тому же он вечно куда-то спешил, а тут он просто стоял прислонившись к дереву и смотрел в никуда.

– Егор, это не твой отец? – спросил Костя.

Предчувствие какой-то беды сжало мне сердце.

– Вы идите, – сказал я, не сводя с отца взгляда. – Аркадию надо проверить свой дом, ведь он так и остался открыт. Рон, у тебя твои вещи там остались, собери их. Костя, посмотри за Роном.

Всем было понятно, что я говорю ерунду. Какие вещи могут быть у Рона? Зачем Косте надо за ним смотреть, если тот с Аркадием? Снегирь так и хотел мне сказать, но тут вмешался Аркадий. Он несколько мгновений переводил взгляд с меня на моего отца, потом взял обоих за руки и повел за собой, что-то говоря.

Я подошел к отцу и остановился рядом. Тот даже не повернул головы. Похоже, он даже не заметил, что кто-то к нему подошел. Так мы простояли минут пять.

– Что случилось, папа?

Отец вздрогнул и резко повернулся.

– А, это ты, – с облегчением сказал он. – Да ничего. Просто стою, дышу свежим воздухом.

– Папа, я здесь уже давно стою, а ты даже не заметил моего приближения. Не обманывай. Я же вижу. Что у тебя что-то случилось.

Словно признавая это, он опустил глаза.

– Да ничего такого. Я разберусь. Просто меня крепко обманули.

– Это по поводу твоей последней сделки?

– Да, – признался он. – Я ведь чувствовал, что там что-то нечисто, но все казалось так здорово. Была такая возможность…

– А оказалось, что все надувательство. На сколько тебя надули?

Отец хотел было возмутиться, но тут же его плечи опустились.

– Боюсь, что на много. Очень на много. У меня нет таких денег.

– И что теперь?

– Не знаю. Пошли, Егор, прогуляемся.

– Папа, папа, – вздохнул я. – Ты ведь так и не нашел времени поговорить со мной. Только сейчас, когда ты потерял все, ты предложил просто пройтись. Может и хорошо, что ты все потерял? Может, сейчас ты больше времени будешь уделять нам?

– Да ты что? Я же ведь всегда только ради вас и работал! – Отец как-то беспомощно посмотрел на меня.

– Ты у меня даже на дне рождении не был. Просто прислал подарок со служащим из твоего офиса. Но может хоть сейчас-то ты выслушаешь меня! Тебе ведь сейчас некуда спешить?!

– Егор, да как ты можешь вообще думать о своих проблемах, когда у нас такой случилось?!! Я то рассказал тебе как мужчине, а ты опять со своими проблемами!!! Вот уж не думал что мой сын эгоист!

Слезы обиды выступили на глаза, но я задавил их в себе.

– Почему ты считаешь, что мои проблемы это только мои? И почему ты считаешь, что они менее важны, чем твои? Ты уже помешался на этих деньгах! Ты не видишь, но мама уже плачет по ночам, когда ты отправляешься в свою очередную командировку на какие-то переговоры! Ты уже дома почти не бываешь! Когда я был маленьким, мы всегда вместе ходили на лыжах в лес! Помнишь? Мы в походы ходили! Ходили за грибами! А помнишь, как мы заблудились в лесу и вы с мамой пытались рассмешить меня, чтобы я не испугался? Когда мы последний раз выезжали куда-нибудь всей семьей? Не помнишь? – Я понимал, что говорю не то, но уже не мог остановиться. Если отец обратился ко мне, самому младшему в семье, значит ему действительно нужна поддержка, а я вместо этого высказал все, что накипело на душе. После этого уже вряд ли можно было рассказать отцу о моем путешествии.

– Пошли домой, – мрачно бросил он, направляясь к дому.

Я уже проклинал свой длинный язык, но понимал, что изменить ничего не мог.

Дома нас встретила мама, которая сразу поняла, что что-то не в порядке. Отец попытался отвертеться, свалив все на меня.

– Вот, вырастили, сокровище! Теперь заявляет, что оказывается, я семьей совсем не занимаюсь и что надо все бросить и немедленно заняться им!

Однако маму еще никому не удалось обмануть. Потихоньку она вытащила из отца все, что тот хотел скрыть. Молча выслушала его сбивчивые объяснения, сидя на стуле. Наконец, отец замолчал, в комнате повисла тяжелая пауза.

– А так ли он не прав? – тихо спросила мама. – Помнишь, ты клялся, что не будешь заниматься сомнительными операциями?

– Но, дорогая, там был такой случай…

– Зачем? Мы что, нуждались в деньгах? Нам чего-то не хватало? Ты совсем голову потерял со своими деньгами! Твой сын уже неделю найти тебя не может, чтобы поговорить! И не говори мне, что это пустяки!!! Он твой сын! И у него тоже могут быть свои беды, которые для него такие же важные, как и твои для тебя!

– Я сейчас не об этом…

– А я об этом. Егор, иди в комнату, нам с папой нужно поговорить.

Я не стал спорить и ушел к себе. Что мама может сказать отцу я прекрасно представлял. Выслушивать же оправдания отца мне совсем не хотелось.

Вскоре пришел брат. Они втроем закрылись на кухне и продолжили разговор. До меня доносились лишь невнятные звуки. Не находя себе места, я шатался по комнате, пытаясь понять в насколько серьезную переделку угодил мой отец. Сейчас я был единственный, кто реально мог помочь. Если все серьезно, то можно забрать всю семью в другой мир, если нет, то я могу отдать то золото, что принес с собой, а если окажется мало, то можно принести еще. Но я опять-таки оказался единственным, кто оказался исключенным из разговора. Несколько раз я пытался подслушать, но с кухни просматривался весь коридор. Меня замечали и прогоняли к себе в комнату.

Разговор затянулся до самого вечера. С дурными предчувствиями я лег спать.

– Вставай, Егор. Проспишь свой маскарад, – проснулся я давно. Вернее я так и не ложился, всю ночь размышляя над тем, что сообщил вчера мне отец.

– Какой маскарад, мама?! Ты думаешь мне сейчас до маскарада?

– А в чем проблема? Если ты об отце, то не беспокойся, мы все уладили. – Раньше ей удалось бы обмануть меня. Раньше, но не сейчас.

– Мама!

– Егор. Поверь нам! Ну-ка, покажи свой костюм, а то я ведь так его и не видела.

Спорить было бесполезно.

– Нет, ты увидишь меня на маскараде, а я посмотрю, догадаешься ты или нет.

Она засмеялась.

– Посмотрим.

Я быстро собрался. Потом запихал одежду рыцаря в сумку. Теперь ножи, меч, кинжал. Парик. Этот парик я позаимствовал у матери. Она его не любила и никогда не носила. Посчитав, что такой вещи нельзя пропадать, я срезал с него все завитушки. Теперь парик представлял собой обычные длинные черные волосы. Они полностью закрывали мне шею и уши. Только вот спереди оказалось неровно. Пришлось снова брать ножницы и подравнивать. Снова примерил парик. Вот теперь лучше. Надел черную маску. Вот маска здесь была совершенно лишней. Я сразу становился похожим на шута. Однако делать нечего – какой же маскарад без маски?

Я запихнул парик с маской в ту же сумку. Повертел в руках рыцарский обруч. Потом сунул его в кармашек сумки. Туда же положил и Ключ. Мама в это время уже собрала вторую сумку для Снегирева.

– Не пойму, чем тебе этот костюм не понравился?

– Вот и посмотришь.

В этот момент в дверь позвонили. Когда я выскочила в коридор, то брат уже открыл дверь.

– Иди, там тебя твой друг спрашивает. – Он с усмешкой кивнул на Снегиря. – д’Артаньян новоявленный. Я, правда, считал, что мушкетеры нынче не в моде. Я понимаю Зорро, или там Черный Плащ еще куда ни шло.

Я запустил в него подушкой с кресла.

Мама вынесла сумку с тем костюмом, который принесла из театра.

– Вы как дети малые. Витька-охламон, большой, а ведешь себя как первоклассник.

Мы с Роном быстро спустились вниз по лестнице (не захотели ждать лифта). Весь путь он с тревогой смотрел на меня. Потом не выдержал.

– Слушай, что случилось-то? Я понимаю, это, конечно, не мое дело…

– Да, ерунда, – беспечно махнул я рукой, хотя на самом деле сердце сжималось в предчувствие беды. Что-то наигранное, искусственное было в веселье мамы, шутках брата. Они явно хотели скрыть от меня что-то. Проклятье! Ну почему мне всего тринадцать?! Я ведь действительно могу помочь, но для этого мне надо знать точно в чем беда! Если броситься на помощь сейчас, ничего не зная, то можно наломать таких дров! – Просто моего отца сильно облапошили. Я сам точно не знаю.

– Понятно. А Аркадия все-таки обокрали, – выложил он новость. – Мы приходим, а в доме пусто. Только тяжелый комод остался, ну и еще кое-какие вещи. А так почти все вынесли.

– Неудивительно. Рон ведь наверняка квартиру не только открытой оставил, но и дверь нараспашку. Так, мы почти пришли. Теперь надо найти место, где можно будет незаметно переодеться.

– Зачем? – искренне изумился Снегирь. – Ведь в школе раздевалки будут.

– Э-эх, голова садовая! В этих раздевалках все будут переодеваться. Все увидят костюмы друг друга. А я не хочу, чтобы меня узнали. Понял?

– Понял.

Мы быстро зашли в ближайшие кусты и там переоделись. Без удобств, конечно, но зато нас никто не видел. Снегирь же с восхищением смотрел на мой костюм. Я его понимал – сам с таким же восхищением смотрел на него во дворце у князя, когда только увидел. Великолепная отделка, покрой – все это делало наряд действительно красивым.

Я надел парик, потом рыцарский обруч. Потопал сапогами – не жмут ли – тренькнули небольшие серебряные шпоры. К поясу пристегнул шеркон и кинжал. В простых ножнах, обычные, без украшений рукоятки, как меча, так и кинжала делали их не очень похожими на настоящее оружие. К тому же шеркон вообще не выглядел грозным. Поэтому я не боялся, что в них опознают настоящее оружие. Правда вся иллюзия рассеивалась стоило достать меч или кинжал из ножен. Тогда сразу бросалось в глаза металлический блеск клинка, великолепная заточка оружия. Поэтому обнажать меч в школе не стоило.

Теперь плащ и маску.

– Ну как? – поинтересовался я у Снегиря.

Тот поднял вверх большой палец.

– Класс! Там все так ходят?

– Я же говорю, что это парадный костюм рыцаря. Никто кроме рыцаря надеть его не может. Это все равно, что в нашем мире надеть парадный мундир маршала и пройтись по улице.

– Но разве ты рыцарь?

– Там да. Мне сложно объяснить. Просто поверь, что тот мир совсем не такой, как наш. – Я вытащил из сумки орден Чести и повертел его в руке. Наверное, не стоило его надевать. Если шеркон еще можно принять за муляж (если его не вытаскивать из ножен), то вряд ли кто примет этот орден за бутафорию. Даже если предположить, что все посчитают рубины и алмазы простыми стекляшками, а золото и серебро за простые металлы, то ювелирную работу самого ордена никуда не спрячешь. Да и вряд ли в школе все окажутся такими идиотами, которые не смогут отличить золото и серебро от позолоты. Наверняка найдутся и такие, кто поймет, что бриллианты настоящие.

– Ух ты!!! Что это?! – Костя с восхищением уставился на орден.

Я покачал его на ладони.

– Так. Игрушка. Обычная дорогая игрушка.

– А это все настоящее? Ну, бриллианты, золото? Сколько это может стоить?

Сколько? Десяток ран и два дня больничной койки; отчаяние в почти безнадежной схватке.

– Дорого, Костя. Гораздо дороже денег. – Я с сожалением убрал его обратно в сумку. Не стоило вообще его брать. – Ты готов?

Он мотнул головой и осмотрел себя.

– Д’Артаньян и три мушкетера. Только вот мушкетеров нет. – Он обнажил свою шпагу и воинственно взмахнул ею.

– Эх, – подосадовал я. – Надо тебе было шпагу Рона дать. А то эта железка как-то несолидно смотрится. Только вот тогда бы ты ее обнажить в школе не смог бы.

– Жаль, что не дал. Ну и ладно. Никто ж не знает, настоящая она в ножнах или нет. Пошли, что ль?

Мы двинулись к школе. Я закинул на плечо сумку, в которой лежала моя обычная одежда. Эту сумку я специально купил два дня назад и ни разу не носил с собой, чтобы никто не мог опознать меня по сумке.

Когда мы вышли из закутка и оказались перед входом в школу, то все, кто был здесь, с восхищением уставились на меня. Не сдержавшись, я слегка откинул плащ и поклонился самым светским поклоном. Мастер был бы доволен. Потом гордо вскинул голову и прошел в дверь.

– Ну ты даешь! – Снегирь удивленно посмотрел на меня. – Где ты так научился?

Я усмехнулся, но ничего не ответил.

В коридоре уже собралось множество людей в самых разных костюмах. Кто-то был наряжен богатырем, кто-то моряком. А вон костюм какого-то героя комиксов. Я усмехнулся. Все знали, что Солматов Виталий страстный любитель комиксов. Ясно, что он нарядился в какого-то своего любимого героя. Поскольку я комиксов не читал, считая их глупыми, то узнать кого он изображает не мог.

– Привет, Солматов, – Махнул я ему.

Виталий удивленно уставился на меня.

– Ты кто? Я тебя что-то не узнаю.

– Так ведь на то и маскарад, чтобы не узнавать. Догадайся?

– Коржинов, ты?

– Не гадай. Даже если угадаешь, все равно не скажу.

– Это кто у нас тут в таком шикарном наряде?

Я обернулся.

– Здравствуйте, Вера Ивановна, – поздоровались мы всем хором.

Она осмотрела всех троих.

– Так, Солматова я узнала. – Она обернулась к Снегирю. – А кто здесь. Если бы не длинные волосы, то я сказала, что ты Громов, но нет… Снегирев. Ага, вот, значит, какой у тебя костюм.

Костя скис. Он-то надеялся, что его не узнают.

Вера Ивановна посмотрела на меня.

– А вот тебя, я что-то не узнаю.

– Ну вот, учителя уже не узнают своих учеников, – притворно обиделся я.

В этот момент к нам подошли две девчонки.

– Привет Солматов, – потом с интересом уставились на меня. – Мы смотрим, стоит Солматов с компанией. Значит здесь и собирается наш класс, – объяснили они свое появление.

Похоже, Солматов действительно оказался тем маяком, на свет которого очень быстро собрался почти весь наш класс, хотя многие вообще не пришли. Многих я узнал, но некоторые оказались для меня такой же загадкой, какой я оказался для всех. Я видел, что все одноклассники, особенно девчонки, гадают, кто же я такой. Постепенно перебрали все фамилии. Несколько раз прозвучала и моя. Правда она была дружно отвергнута. Я даже обиделся. Снегирь же откровенно потешался, наблюдая за этим.

– Сто рублей с носа и я открою вам эту тайну, – объявил он.

– Ради такого дела мне и двести не жалко, – засмеялась Вера Ивановна, – но давайте лучше отложим все на то время, когда надо будет снять маски. Это будет намного интересней.

Вокруг разочарованно вздохнули. Кажется, моя персона всех заинтересовала.

Вскоре все двинулись к актовому залу. Вопреки ожиданиям, народу было не очень много. Кто-то посчитал, что все это выглядит смешным, кто-то поленился достать костюм. Может, были еще какие причины. Однако самое скверное было то, что здесь была Танька Серова. Я-то надеялся, что она не придет. Ведь учится она в каком-то там лицее. Но надо было знать Таньку, чтобы не сомневаться в том, что она не пропустит этот праздник. Ясно, что никто в школе не смог бы ни в чем отказать отцу Таньки, ведь именно он дал деньги на ремонт школы. Понятно, что не пригласить Таньку не могли. А она не могла упустить возможности похвастать каким-нибудь очередным сногсшибательным нарядом. Вот и сейчас она блистала в белоснежном платье с золотой короной на голове. Я готов был биться об заклад, что золото в этой небольшой коронке настоящее, как настоящие и бриллианты, что надеты на ней. Лицо же закрывала вуаль. Кажется, этот наряд должен был изображать королевский.

Понятно, что Таньку все узнавали и старались держаться от нее подальше. Так она и шествовала по коридору в гордом одиночестве. И когда она проходила, то разговоры мигом смолкали, и все вокруг провожали ее настороженным взглядом. Она же вела себя так, как в ее представлении должна была вести себя настоящая королева. Я подумал, что если бы жена Ратобора – Изяслава вела себя так же, то она недолго бы процарствовала. Ее придушил бы сам Ратобор. Хотя нет, скорее всего, он сплавил бы ее в монастырь, куда-нибудь подальше. Я представил, как Танька будет выглядеть в монашеских одеждах – это мне понравилось. Пожалуй, тогда она поутихла бы.

И тут мой взгляд остановился на высокой фигуре в тени. Сначала я принял ее за учителя в костюме. Но учитель в костюме ниндзя выглядит как-то несолидно. Но тут мой взгляд уперся в черную розу, вставленную в петельку на груди человека – рука невольно потянулась к мечу. Из всех только Снегирь понял, что есть какая-то угроза, поскольку только он знал, что меч у меня на боку настоящий. Он остановился и испуганно посмотрел на меня.

Поняв, что его обнаружили, человек вышел из тени и двинулся прямо ко мне. На него обернулись с интересом. Из-за плеч человека выглядывали две рукоятки мечей, на поясе висел кинжал.

Он подошел к нам и галантно склонился к руке Веры Ивановны. Та была сражена наповал и в восхищении посмотрела на галантного кавалера.

Знала бы она кто этот человек, то бежала бы в ужасе отсюда.

Потом он повернулся ко мне.

– Благородный господин, позволите ли вы пройтись немного с вами?

Никакой издевки в его голосе не было.

Не спуская с него глаз, я кивнул. Руки с кинжала я тоже не убрал.

Теперь интерес ко мне со стороны одноклассников возрос неимоверно. Нас двоих осматривали с нескрываемым любопытством. Никто не заметил того напряжения, которое сразу возникло между нами.

Не желая оставлять этого человека позади себя, я шагнул в сторону и только потом двинулся вперед. Снегирь шагнул было следом, но я остановил его.

– Не надо. Ты не сможешь помочь мне, если что.

– Это ведь из Братства? – шепотом спросил он.

Я кивнул, насторожено наблюдая за убийцей. Тот не делал никаких попыток напасть. Немного отстав от всех, мы остались вдвоем. Молча, настороженно разглядывая друг друга, мы вошли в актовый зал. Здесь были убраны все кресла, а вдоль стены были расставлены столы с едой. Центр зала оказался пустым. На сцене же стояла музыкальная аппаратура. В зале играла негромкая музыка.

Мы с убийцей отошли в сторону, где нас не могли потревожить. Он с любопытством осмотрел зал.

– Милорд, вы не находите это довольно интересным? Здесь из всех людей только двое находятся в своих истинных обличьях.

– Забавно, – осторожно согласился я.

– Милорд, мне бы хотелось поговорить с вами спокойно. Действительно поговорить. Если я пообещаю, что не буду нападать на вас, вы расслабитесь?

– Кто Братству доверяет, тот долго не живет, – процитировал я поговорку Магического мира.

– Верно, – не стал отпираться он. – Но у нас тоже есть кое-какие принципы.

– Насколько я знаю, у вас только один принцип – выполнение заказа. Для этого все средства хороши. Вас невозможно подкупить, вы преследуете жертву до того момента, пока не выполните задания.

– Опять верно. Но сейчас возникла непредвиденная проблема. Да, мы выполняем заказ даже ценой собственной жизни, но сейчас нам хочется вернуться домой. Бог не найдет нас здесь.

– Бог?! Мне кажется, Бог запрещает убийства?

– Ваш Бог!

– Вы разве не христианин?

– Нет. Вот видите, у нас уже возникли вопросы, на которые нам обоим стоило получить ответ. Давайте так, вопрос за вопрос. Я абсолютно честно отвечу на любой ваш вопрос, а вы на любой мой? Отвечать по очереди.

– Хорошо, – согласился я. – Что у вас за Бог?

– Решили задавать вопросы первым? Хорошо. Наш Бог Мерлион. Он забирает к себе души тех, кто до конца выполнил свой долг. Он благоволит тем, для кого долг превыше смерти. Если человек не может выполнить свой долг, то искупить вину перед Богом он может только самоубийством. Поэтому если кто-то из Братства проваливает задание, то он убивает себя. Хочу заметить, что благодаря вам, милорд, по этому пути отправились очень многие из Братства.

– Я бы сказал, что мне жаль, но это не так.

– Если бы вы сказали, что вам жаль, то я не поверил бы.

– Зачем вы вообще завели со мной этот разговор?

– Теперь моя очередь задавать вопрос, милорд. Где мы сейчас находимся? Что это за место?

– Это школа. Здесь обучают грамоте и другим наукам.

– Я знаю, что такое школа. Милорд, давайте не будем играть в эти игры? Вы ведь поняли вопрос.

– Хорошо. Мы находимся во второй части некогда единого мира. Он был расколот несколько тысячелетий назад Великими Магами ради его спасения.

Я коротко рассказал об этом событии, а так же о причинах Раскола.

Убийца задумался.

– Понятно. Значит, магия здесь не действует. То-то оборотни не смогли перевоплотиться.

– Зачем вы затеяли со мной этот разговор? – задал я следующий вопрос.

– Мы думали над твоим предложением. Нам не хватало информации. Я должен эту информацию получить.

– Почему только ты можешь помочь нам вернуться домой?

Я рассказал о Ключах и об энергии, которая открывает проход. И почему сейчас могу помочь только я.

– С первыми противниками из вашего Братства я справился довольно легко, они не могли даже подкрасться, а вы мне кажетесь более опасными врагами. Почему так?

– Они были акейты. В Братстве есть деления. Акейты – это те, кто достиг низшего уровня мастерства. То есть новички, только получившие право получать задания. Если бы мы тогда знали, что ты рыцарь Ордена, то их не послали бы. Мы наказали того, кто не предоставил нам информацию. Следующие, это рейны – овладевшие искусством перевоплощения. Потом дрейны – следующая ступень. Я же достиг уровня верл-а-ней – высшая ступень; двое моих спутников дрейны. Теперь мой вопрос – почему ты оказался в другом мире? Ведь, если я правильно понял, именно этот мир и есть твой родной.

– Случайно. Я нашел Ключ, и он открыл проход. Я хотел только вернуться домой, но для этого мне пришлось искать другой Ключ в том мире. Когда вы догнали нас, я как раз уходил домой. Так что Сверкающий ошибся, гоняясь за мной.

– Возможно, но мечи Судьбы не попадают случайным людям.

– Вы знаете об этом? – изумился я.

– Нанять верл-а-ней очень нелегко, и мы всегда требуем полной информации. Но это не наше дело. Наше дело выполнять задание. Я правильно понял, что ты останешься здесь, когда отправишь нас назад?

– А какая вам разница?

– Если это так, то мы не согласны. Тогда мы не сможем выполнить свой долг.

– А вас не тревожит, что Сверкающий способен уничтожить оба мира?

– Это как?

Я рассказал о предсказаниях Винера.

– Я знаю его, но меня это не волнует. Случится то, что должно, чтобы мы не делали. Так как? Ты останешься здесь?

– Нет. Я отправлюсь в тот мир следом за вами.

– Слово рыцаря Ордена?

– Да.

Убийца некоторое время разглядывал меня.

– Рыцари Ордена всегда держали свои клятвы. – Он повернулся чтобы уйти.

– Минутку. Вы сказали, что знали Винера. Откуда?

Убийца опять повернулся ко мне.

– Он был очень упрям. Так ничего и не сказал.

– Так это были вы? Вы! – Я задохнулся от ярости. – Он же не мог вам сопротивляться! Он же совсем не умел сражаться! – Я резко подскочил к нему и содрал с головы маску.

Убийца холодно посмотрел на меня.

– Никто не может видеть лица верл-а-ней. Ты только что подписал себе смертный приговор. Теперь от тебя не отстанут до тех пор, пока ты не умрешь вне зависимости от платы. За тобой будет охотиться все Братство до тех пор, пока сегодняшнее оскорбление не будет смыто кровью. Твоей кровью.

– В таком случае мне придется уничтожить все ваше Братство!

Он усмехнулся.

– Это многие пытались. Но пока мы принимаем твое предложение. Охота за тобой начнется в другом мире. Теперь, рыцарь, учись обходиться без сна, без еды, без воды. – Он резко натянул маску и вышел из зала.

– Может быть, многие пытались, – прошептал я ему вслед. – Но у меня перед ними есть одно преимущество: я могу воспользоваться опытом своего мира, где тоже существовало подобие Братства.

– Все в порядке? – подскочил ко мне встревоженный Снегирь.

– Да. Просто я только что узнал, кто убил одного моего друга в том мире. Но давай не будем об этом сейчас.

– Привет мальчики.

Проклятье! Неужели эта дура так и не отвяжется от меня? Танька стояла рядом, и отвязываться не собиралась. При этом смотрела она только на меня. Только тут я заметил, что в зале звучит какой-то вальс. И, судя по злым взглядам, бросаемыми ребятами на Таньку, виновником этого была она. Кому понравится прийти сюда, чтобы повеселиться и слушать вальс? Всем явно хотелось что-нибудь более подвижное. Однако спорить с Танькой по-прежнему никто не решался. Только тут я вспомнил, что Танька много времени занималась танцами. Сейчас же у нее был даже свой учитель танцев.

– Не хочешь потанцевать, прекрасный незнакомец? – слащаво-приторным голосом спросила она меня.

Я уже хотел было послать ее подальше, но подумал о том скандале, который она закатит. Это обязательно испортит настроение всем и в первую очередь мне.

– Ладно, принцесса. – Я вежливо склонил голову.

Конечно, Мастер обучал меня танцам другого мира, но он прекрасно обучил меня слушать мелодию, поэтому я не думал, что у меня возникнут проблемы. К тому же вальсы были в обоих мирах и, в общем, движения в них были очень похожи.

В центре зала никого не было, и мы с ней закружились вдвоем. Можно как угодно относиться к Таньке как к человеку, но танцевала она здорово. И судя по ее удивленному виду, я не намного делал это хуже. Плюнув на Таньку, я весь отдался ритму движений. «Чтобы ты ни делал, делай хорошо», – любил повторять мне Мастер. Вот я и следовал его совету.

Вдруг музыка смолкла. Только тут я понял, что вокруг в гробовом молчании собрались все ребята и учителя. В заде стояла оглушительная тишина. А через мгновение она взорвалась бурей аплодисментов. С этого момента к Таньке и ко мне стали относиться совсем по-другому. Теперь вокруг нас постоянно кружила толпа, которая уже начинала мне надоедать. Танька же настолько оказалась довольна вниманием, что уже не обращала внимания на то, какая музыка звучит. Теперь веселились уже все. Пользуясь этим, я ускользнул в угол, здесь меня и нашел Снегирь.

– Ты чего такой мрачный?

– Не знаю даже. У меня нехорошее предчувствие.

– Да брось ты, Громов. Кто верит предчувствиям? Ты что, бабка старая?

– Знаешь, в том мире предчувствия не раз спасали мне жизнь. И Деррон всегда говорил, что к своим чувствам стоит прислушиваться. Только вот дело в том, что я хоть и чувствую тревогу, но совершено не понимаю от чего она исходит. Мне это не нравится.

Кажется, моя тревога передалась и Снегирю. Теперь он тоже стал с тревогой осматриваться по сторонам.

– Это что же вы здесь стоите? – К нам подошла Вера Ивановна. – И герой дня скромно приткнулся в углу. Ты меня заинтриговал. Мне не терпится дождаться момента, когда ты снимешь маску. Как же мне тебя называть?

– Зовите Энингом, – предложил я.

– Очень оригинальное имя, – засмеялась Вера Ивановна. – Ну хватит стоять в тени. Вперед.

Мы последовали за ней.

До середины дня я старался забыть о гложущем чувстве тревоги, честно веселясь со всеми. Однако постепенно, когда я видел, как приходили родители пришедших на маскарад детей, это чувство возрастало – сколько я не вглядывался, но своих родителей я так и не заметил. Не пришел ни брат, ни отец, ни мать. Это было тем более странно, что мама всегда приходила на все мероприятия, в которых участвовал я. В конце концов, не в силах справиться с все возрастающим чувством тревоги, я дождался, когда на меня никто не смотрит и, подхватив сумку со своей одеждой, выскочил в коридор. За мной тут же выскочил Снегирь.

– Ты куда это?

– Слушай Костя, можешь смеяться, но я чувствую, что что-то случилось. Что-то плохое. Слушай, прикрой меня, я домой сбегаю. Если все в порядке, то я вернусь. Если нет… не знаю, в общем. Пожалуйста.

– Ну, ладно. – Снегирь слегка растерялся.

– Спасибо. – Я забежал под лестницу и быстро переоделся. Упаковал все в сумку.

Почти бегом пройдя по коридору, я выскочил из школы, и столкнулся с отцом и братом. При виде их, я побледнел, предчувствуя неладное.

– Что с мамой? – хрипло спросил я их.

– Егор, что с тобой? – подбежал ко мне отец. – Что случилось?

– Что с мамой?! – повторил я вопрос.

– Да с чего ты взял, что с ней что-то случилось? – спросил отец и отвел глаза.


Глава 5 | Рыцарь двух миров | Глава 7