home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

Ни Кости, ни Аркадия Анатольевича на месте не оказалось. Мне пришлось ждать их еще минут десять, прежде чем они показались. Оба запыхавшиеся.

– Ты что это придумал? – поинтересовался Аркадий, сердито посматривая на меня.

– Ничего. Все, что я задумал уже сделал. – Я показал Ключ.

Аркадий так и впился в него глазами.

– Как тебе удалось его достать? Ты что, расправился со всеми из Братства?

– Не уверен, что справился бы с тремя. Это действительно профессионалы. Впрочем, мне трудно об это судить. А Ключ они сами отдали. Как я и думал, им не очень понравилось в нашем мире. Я им пообещал вернуть их назад, а они за это возвращают мне Ключ.

– Так что, они уже дома? – недоверчиво спросил Аркадий.

Я покачал головой.

– Видите ли, у меня не было желания разговаривать сразу с тремя. Поэтому, когда я узнал, что с Ключом остался только один человек Братства, то отправился туда. Пришлось убедить его, что убить он меня не сможет. Потом мы с ним поговорили, и он признал, что Ключ мой. В ответ на любезность, я пообещал, что отправлю их назад сразу, как только они об этом попросят. Думаю, это произойдет очень скоро.

– Так это и есть тот самый Ключ? – вмешался Снегирь, с интересом разглядывая вещь в моей руке.

– Тот самый. Так что, Аркадий, я могу отправить вас к Мастеру прямо сейчас?

Тот задумчиво покачал головой.

– Не сейчас. Я не могу так бежать. Я слишком много совершил здесь, чтобы бежать, не попытавшись исправить хоть что-то.

– Вы имеете в виду торговцев наркотиков? – поинтересовался я.

Тот кивнул.

– Это подонки. Я видел, как люди умирали от этого яда, и проклинал себя за то, что сам причастен к этому. Никогда не прощу себя за то, что струсил тогда. Ведь я мог в тот момент разобраться с ними.

– Вас бы убили и очень быстро.

– Может быть, но зато и несколькими подонками стало меньше.

– Хорошо, я подумаю, что можно сделать.

– Парень, ты что, свихнулся? – Аркадий с искренним недоумением уставился на меня. – Это ведь не хулиганы, которым можно дать хорошего пинка и они отстанут. Эти люди ведь ни перед чем не остановятся. Лучше не лезь к ним!

– Не думаю, что они опаснее людей из Братства Черной Розы. К тому же без моей помощи вы наверняка полезете прямо в логово торговцев и погибнете.

– Ты хочешь полезть вместе со мной? Тогда погибнем мы вместе.

– Возможно, но это лучше, чем объяснять Мастеру причину вашей смерти. А Деррону говорить о том, что я мог помочь и не сделал этого. А теперь слушайте. Я тут сегодня встретил того типа, что приходил к вам. Ну подставу от Рекса.

– Венчик? Мелкий распространитель. Я ему обычно давал мелкую партию. Потом он приносил деньги, и я давал ему следующую партию.

– Как его зовут? – удивился я. – Впрочем, неважно. Так вот, я на него нажал и он сказал, что хотел сместить вас и вести дела напрямую с вашими хозяевами.

– Идиот. Эти люди сами выбирают с кем вести дела.

– Идиот он или нет, но он проследил за тем человеком, который доставлял вам товар.

– Что серьезно? И откуда он приходил?

– Не скажу. Вы вполне можете наделать глупостей. Сначала мне надо все обдумать. Завтра суббота, вот завтра мы все соберемся и все обсудим.

– Парень, не серди меня. Я ведь могу просто вытрясти из тебя этот адрес.

Я с интересом посмотрел на него.

– Это как?

– А хотя бы вот этой сигаретой. – Он покрутил зажженной сигаретой у меня перед носом, явно пытаясь напугать. Ведь ясно, что эта угроза так и останется угрозой, но Снегирь слегка отшатнулся.

Я вытащил сигарету из рук Аркадия и приложил себе к руке.

– Ты что, псих?!! – завопил тот, пытаясь вырвать свою сигарету у меня. – Недоумок!!! – Он выхватил сигарету.

– У вас есть еще способы заставить меня заговорить? – спокойно спросил я, с трудом скрывая боль в обожженной руке. Пожалуй, мне это не удалось бы, если бы не занятия с дей-ча. Сейчас я просто отключился от боли. Интересно, какой черт дернул меня провести подобную демонстрацию? В следующий раз, если мне в голову придет что-либо подобное, надо будет дать себе хорошего пинка.

– Ты что, совсем в том мире сдвинулся? Дай-ка руку, я посмотрю.

Я протянул ладонь.

– Совсем чокнутый, – продолжал ворчать Аркадий. – Как ожог?

– Да оставь ты, все пройдет. А если не трогать его, то пройдет быстрее. Приду домой, смажу чем-нибудь. В общем, до завтра. А Ключ пусть у меня будет. – Еще не определив своего отношения к Аркадию, я обращался к нему то на вы, то на ты. Тот охотно отзывался на оба обращения, но мне такая неопределенность доставляла неудобства. Может, когда я узнаю его получше, то смогу определиться и с обращением.

– Ты в самом деле псих, – заметил Снегирь, когда мы остались одни. – За каким чертом ты выпендривался? Крутым захотел показаться?

– Знаешь, – печально ответил я. – Я почему-то нервничаю дома. Хотя, может это и странно, но я не ощущаю себя в этом мире дома.

– Значит, тебе тот мир больше нравиться?

– Нет. Мне этот мир нравиться больше. Здесь я родился, здесь мой дом, но и без того мира я не могу. Там я скучаю по дому, а здесь по тому миру. Да что ты ко мне пристал? – Я махнул рукой и зашагал по дороге.

Снегирь догнал меня и молча зашагал рядом. Так мы прошагали минут десять.

– А что ты хочешь сделать с тем адресом, который узнал у того ненормального торговца?

– Не знаю еще, – ответил я так, будто недавней вспышки раздражения не было. Со Снегирем было хорошо еще и тем, что он, кажется, прекрасно меня понимал. Не пытался читать мне лекций и не старался навязать свое мнение. Он просто умел слушать. – По крайне мере, одной проблемой меньше – Ключ теперь у нас. Надеюсь, что Братство тоже согласиться на предложенное мной перемирие. Кстати, ты идешь на маскарад?

Снегирь досадливо поморщился.

– Нет, наверное. Сам подумай, что я надену?

Действительно, об этом я и не подумал. Конечно, мать Снегиря могла бы сшить ему что-нибудь, но не думаю, что Костя стал обращаться к ней с такой просьбой.

– Слушай, – зашептал я. – У меня есть идея. Давай разыграем одноклассников?

– Этот как? – Снегирь настороженно посмотрел на меня.

– Ты сказал еще кому-нибудь, что не пойдешь на маскарад?

– Нет, но не думаю, что это для кого-нибудь тайна.

– Хорошо, но все равно завтра скажи всем в классе, что не пойдешь. После завтра, в воскресенье, будет сбор. Так сказать последние приготовления перед балом. После сбора посмотришь, что приготовила для меня мама. Потом я этот костюм отдам тебе, и ты пойдешь в нем.

– А ты?

– А у меня есть другой костюм. Я его захватил специально для маскарада из другого мира. Вот удивлю всех. Ты же будешь изображать меня.

– Что-то ты хитришь? – Снегирь недоверчиво уставился на меня.

– Тебе что-то не нравится?

– Конечно, как тебя пустят? Ведь именно в воскресенье и составят списки тех, кто придет.

– Тогда, – тут же изменил я свое мнение. – Ты тоже придешь в воскресенье и скажешь, что твой костюм еще не готов, но к понедельнику будет обязательно.

– На меня посмотрят так жалостливо и предложат помощь. Эти сочувственные взгляды для меня хуже всего.

– Забудь. Хорошо смеется тот, кто смеется последний. А мы здорово посмеемся.

– Ну, если ты так думаешь…

– Думаю. А теперь пошли за Роном. Он, небось, уже места себе не находит.

Домой я вернулся лишь под вечер, за что и получил нагоняй от мамы. Я с виноватым лицом молча выслушал все обвинения и упреки. Согласился отправиться спать пораньше в качестве наказания.

– А уроки-то ты хоть сделал?

– Мама, – возмущенно завопил я. – Какие уроки? Мы же завтра последний день учимся, и нам выдадут дневники с годовыми оценками. Правда, потом будут еще экзамены, но это же через две недели!

– Хорошо-хорошо, – мама отступила. – А теперь прекрати изображать кающегося грешника и марш в свою комнату.

– Мам, а папа когда придет?

– Поздно. Он звонил и передал, что задержится.

Я печально вздохнул. Значит сегодня поговорить тоже не получится. С каждым потерянным днем мне все меньше и меньше хотелось рассказывать все отцу. А может просто удрать в тот мир? Ведь все равно там должно пройти целых пятьсот лет прежде, чем кто-нибудь здесь хватится моего отсутствия. Однако я даже сам испугался этой мысли. Никогда я не обманывал своих родных, не хватало только начать это делать, тем более таким образом. Ведь вернувшись в этот мир через пятьсот лет, я уже буду совсем другим. Пусть я буду выглядеть так же, но истинный возраст у меня будет уже другим. Притворяться перед родными станет во многом гораздо сложнее и уже никогда я не смогу сказать им правды. Нет! Я поспешно отогнал эту мысль. Но папа, как же трудно мне ждать того момента, когда ты, наконец, сможешь найти время поговорить со мной. А когда ты найдешь это время, то хватит ли у меня смелости рассказать все?!

На следующий день мне не нужно было вставать рано, поскольку первого урока у нас не было. Можно было с полным правом валяться дополнительный час в постели. Тем не менее, я быстро сообразил, что уснуть мне не удастся. Ладно, раз проснулся, то, по крайне мере, этот час можно провести с большей пользой. Дома уже никого не было, так как мать сегодня работала в первую смену и уже ушла. Отец тоже ушел, а у брата сегодня была подготовка к сессии. Так что я остался один.

Вскочив с постели, я быстро проделал разминочный комплекс сайве, потом занялся оружием. Подправил заточку у шеркона, протер его, а потом заново смазал. Затем проверил кинжал и ножи. Все, теперь можно и в школу.


– Привет, Громов, – услышал я, едва выйдя из дома. – Куда это ты рванул на пустыре в понедельник?

Так, зря, значит, я купался в холодной воде, пытаясь не попасться на глаза Малаховой, она, оказывается, все видела.

– Да так. Ключ потерял вот и побежал искать.

– Понятно, – протянула она, всем своим видом показывая, что не верит мне ни капли. – Опять какие-то тайны?

Я с самым невинным видом пожал плечами, мол не хочешь – не верь.

В этот момент мимо нас проехал синий BMW, в котором отвозили в школу Таньку Серову. Я успел заметить ее злой взгляд, брошенный в мою сторону.

– Мне кажется, она на тебя за что-то сердита.

– Ну и леший с ней, – в сердцах бросил я. – Надо же быть такой мстительной натурой, как Танька! Подумаешь, один раз отказался выполнить ее каприз!

За разговором мы со Светкой подошли к школе.

– Ладно, Громов, мне пора в класс. Ты будешь на маскараде?

– А как же.

– А какой у тебя будет костюм? – Светка с живым интересом посмотрела на меня.

– Догадайся.

– Какой ты вредный, – надула губы Светка. – Па-адумаешь, – фыркнула она, повернулась ко мне спиной и с высоко поднятой головой удалилась в школу.

И чего я такого сказал, что ее обидел? Около минуты я честно пытался найти ответ на этот вопрос. Потом плюнул. «Па-адумаешь» – мысленно передразнил я ее.

После занятий нас со Снегирем встретил Аркадий с Роном. Вчера Виталий Дмитриевич уехал и Рон переселился к Аркадию, что не вызвало у меня никакого энтузиазма, поскольку слежка за Аркадием продолжалась.

– Ну что? Придумал что-нибудь? – с ехидцей поинтересовался у меня Аркадий.

– Нет, – мрачно буркнул я. – Ума не приложу, что делать с той информацией, что попала ко мне.

– Может, тогда скажешь адрес?

– И вы что, броситесь туда сломя голову?

– Зачем? Сначала я посмотрю вокруг.

– Не думаю, что это хорошая идея, вас же знают.

– Не стоит меня недооценивать, я же все-таки разведчик, хоть и бывший.

– А здесь не джунгли и у вас за спиной нет ни автомата, ни гранатомета. Кстати, милиция вас не беспокоила?

– Ты знаешь, нет. Похоже у них в самом деле против меня только слова моего покупателя. Он ко мне еще раз приходил.

– Да?!

– Ага, я спустил его с лестницы, сказал, что знать ничего не знаю.

– А вы не переиграли?

– Может быть, но пока, тьфу, тьфу, тьфу, милиция с обыском ко мне не заявлялась.

– Да-с. – Я мрачно посмотрел себе под ноги. – Нам пора заканчивать здесь все дела. Чем раньше, я отправлю вас к Мастеру, тем спокойней я буду.

– Тогда скажи адрес. Пока я не закончу с этими подонками, я никуда не поеду.

Я задумался. Ни Рон, ни Снегирь мне не мешали, понимая, что это решение могу принять только я.

– Ладно. – Я назвал адрес. – Только не лезьте сегодня.

– Ни сегодня, ни завтра. В понедельник. По вторникам они обычно товар разносят и забирают выручку. Именно во вторник я и должен с ними расплатиться за утопленный тобой товар. В понедельник же им поступает новая партия. Правда, это моя догадка, но чертовски похожая на правду.

– А что вы собираетесь там делать сейчас? – поинтересовался я.

– А кто сказал, что я сейчас туда собираюсь? – искренне изумился Аркадий. Так искренне, что я ему не поверил. – Ладно, – признал он провал своего обмана. – Сейчас я хочу просто осмотреться.

Аркадий развернулся и поспешил к автобусной остановке.

– Не нравиться мне эта его затея, – мрачно сказал я, глядя ему вслед. – Лучше бы он анонимку в милицию написал.

– Да что с ним может случиться? – изумился Снегирь. – Он же бывший десантник!

– Вот именно – бывший. Сколько он не тренировался? Думаешь, он в хорошей физической форме?

– Допустим, но что ты можешь сделать?

Хороший вопрос. Ничего. Как ни крути, но я действительно ничем не могу помочь.

– Ладно, не будем трепать нервы. Пошли в парк? Там, говорят, новый аттракцион открыли.

– Мальчики, а с вами можно?

Мы резко обернулись. Позади нас стояла Малахова и вопросительно смотрела на меня. Черт, когда она успела подкрасться? И как много она слышала? Наверное, все-таки не очень много. Если бы она подошла давно, то я наверняка почувствовал присутствие постороннего.

– Вообще-то мы заняты, – начал было Снегирь, но, посмотрев на меня, усмехнулся, – но, если ты хочешь…

– Как здорово!!!

Интересно, что с ней произошло? Раньше она в упор меня замечать не хотела. А это сама подошла во дворе, сама заговорила и шла со мной в школу! Даже свой портфель доверила! И вот, еще сюрприз. Странные дела творятся в подлунном мире, как сказал бы поэт.

Вчетвером, зайдя домой переодеться после школы, мы и отправились в парк. Здесь-то и выяснилась причина поведения Малаховой.

– Громов, а ты, правда, справился с Гугой?

– С кем?! – удивленно спросил я.

– Ну с Гугой? Это восьмиклассник, который занимается рэкетом среди младшеклассников. А Гуга – это его кличка.

А она, наверное, имеет в виду тех двоих, что приставали к пятиклассникам за гаражами.

– Что за кличка дурацкая? И потом, откуда ты знаешь?

– Ну ты даешь! Да об этом же вся школа гудит. Та малышня уже всем раззвонила, как Гугу заставили воды из лужи хлебать.

– Нет, это был не я. Как бы я справился с Гугой? Это сделал Аркадий Анатольевич. Мы как раз там проходили мимо и услышали. А Аркадий, между прочим, бывший десантник. А еще он очень не любит тех, кто обижает слабых.

– Хватит заливать, – сердито проговорила Светка.

– Я не заливаю. Вон, спроси у Снегиря, он тоже там был.

Снегирев вопросительно уставился на меня, но подтвердил мою ложь. Рон промолчал.

– Ах так! – Светка покусала губы. – Все ты врешь. Я сама разговаривала с теми пятиклассниками. Они все рассказали.

– Ну ладно. Ты поймала меня. Что дальше? К чему такой интерес к заурядной драке?

– Значит, они говорили правду?

– Правду.

Светка схватила меня за руку и оттащила в сторону от дороги. Сердито покосилась на Рона со Снегирем, пошедшими за нами, но промолчала. Огляделась по сторонам.

– Слушай, – таинственным шепотом проговорила она, – ты одного человека можешь поколотить? Ради меня! А я тебя за это поцелую.

Я замер, ошеломленно разглядывая ту, которая так недавно нравилась мне. Ту, ради которой я готов был и в огонь и в воду.

– За что я должен поколотить и кого?

Светка попыталась отвести взгляд, но я не отпускал, давя на нее своей волей.

– Какая разница за что. Он мне не нравиться. Это Кузнецов Валерка.

– Только за то, что он тебе не нравится?

Очевидно, что-то промелькнула в моих глазах – Светка испуганно вскрикнула и отшатнулась, но глаз отвести не посмела.

Я опустил веки и несколько секунд стоял неподвижно. Потом резко развернулся и пошел по парку, не разбирая дороги. Рон переглянулся со Снегирем, и они вдвоем кинулись за мной.

– Егор, да не обращай внимания на эту дуру. – Костя схватил меня за локоть, придерживая мой бег.

– Наемник! – сердито воскликнул я. – Гладиатор по найму! Битье морд по заказу, дешево! Подходите, платите и считайте, что у вашего врага уже появился фингал. Слушай, неужели я действительно похож на такое чудовище, которое за плату способно на все?

– Я же сказал, что она дура. Я никогда не понимал, что ты за ней таскался! Видно же было, что она интересуется только собой. Никто другой для нее просто не существует!

– Неужели я был таким кретином?

– Еще каким.

– Знаешь, – заговорил Рон. – Мне кажется, что та, кто действительно тебя достойна, никогда не сделала такого предложения.

Я почувствовал, как у меня против воли губы растягиваются в улыбку. Прилагая неимоверные усилия чтобы не расхохотаться, я посмотрел на Снегиря. Тот тоже с трудом сдерживал смех. Увидев, как друг прилагает героические усилия, чтобы не рассмеяться, я не выдержал. Сразу же за мной расхохотался и Костя. Несколько минут мы не могли успокоиться. Я даже упал на траву от хохота. Наконец смех стих.

– Ну Рон! – Я вытер выступившие от смеха слезы. – Ну ты даешь! Та, кто меня достойна… – Я опять рассмеялся.

– Я не сказал ничего смешного, – обиженно возразил мальчишка, который единственный не смеялся.

– Не обижайся. – Костя положил ему на плечо руку. – Ты совершенно прав. Только вот кто достоин нашего друга? – Он хитро посмотрел на Рона. Тот, однако, шутки не понял.

– Ясно кто. Ольга.

– Рон, – с угрозой произнес я. – Сейчас по шее получишь.

– А что я такого сказал? – искренне удивился он.

– Вот сейчас как дам, сразу поймешь.

– Па-адумаешь!

– Вот и па-адумай.

– Так! Стоп! Тпр-р-ру. – Костя поднял руку. – Эй, Громов, ну-ка колись, кто такая Ольга?

– Да слушай ты этого охламона больше. Пошли кататься. Мы зачем сюда пришли?

Я первый побежал к очереди на «Колесо обозрения». Настроение, испорченное было Светкой, восстановилось. Все-таки хорошо, когда есть друзья, с которыми можно поговорить открыто, не боясь, что они засмеют тебя и, зная, что они всегда поддержат тебя.

Поскольку в субботу все аттракционы парка работали по полной программе, то домой мы вернулись только вечером. Рона мы отвели к Аркадию. Тот уже вернулся из своей разведки, но категорически оказался что-либо сообщать. «А то еще полезете куда не надо», – объяснил он. Уж лучше бы молчал. Сам ведь, небось, полезет. Да и от Братства никаких вестей не было. Я надеялся, что они сегодня ответят на мое предложение. Хотя, наверное они просто не нашли меня. Надеюсь, их ответ будет не нож в спину. С них станется. Я сегодня непростительно расслабился. Даже не почувствовал бы опасности.

Отца дома не было. Подавив досаду, я отправился к себе.

– Эй. Может сыграем. – брат потряс шахматной доской.

– Давай, – без особого энтузиазма согласился я. Может рассказать все Витьке? Нет, пожалуй, не стоит. Он слишком серьезен и просто не поверит без серьезных доказательств. Впрочем, доказательства у меня есть. Нет! Все равно не стоит.

Мы сыграли две партии. Обе я проиграл.

– Что-то ты сегодня какой-то рассеянный. Такие зевки допустил.

– Просто я становлюсь гениальным, – пошутил я.

– Смотри, не перестарайся со своей гениальностью.

Обменявшись еще парочкой «дежурных» шуток, мы разошлись по комнатам.

Утром меня разбудила мама.

– Егор. Вставай. Иди примеряй свой маскарадный костюм.

– Ты принесла?! – Я выскочил из постели и кинулся в зал. Там, на кресле был разложен костюм мушкетера. Был даже муляж шпаги. Сразу было видно, что костюм действительно сшит с тех образцов, которые действительно существовали во времена д’Артаньяна, а не просто переделка современной одежды.

– Ну как? Нравится?

– Ага, – неискренне сказал я. Еще до путешествия я был бы в восторге, но сейчас у меня был гораздо лучший костюм. Теперь надо как-нибудь незаметно вынести его вместе с этим.

– По-моему ты что-то недоговариваешь? Не слышу радости. – Мама пристально посмотрела на меня.

Я вздохнул. Мне еще ни разу не удалось обмануть маму. Меня она знала как облупленного.

– Понимаешь, мама, у меня совершенно неожиданно появился другой костюм. Я сейчас не могу всего сказать, сначала хочу поговорить с папой.

– Так. Выходит я зря упрашивала в театре дать один из костюмов на несколько дней?

Мама явно была расстроена.

– Не зря. Мы тут с другом кое-что придумали. – Я рассказал о своей задумке.

– Хм. Вообще-то костюм я несла своему сыну, но если ты считаешь, что эта шутка удачна, ладно. Пусть будет по-вашему.

– Ура!!! – Я поцеловал маму, потом бросился одеваться. – Я в школу. Сейчас там будет сбор перед маскарадом.

Через десять минут я уже бежал к школе.


Оттуда мы вышли вместе со Снегирем, обсуждая то, что сейчас сказали учителя. В конце концов, разговор плавно с маскарада снова вернулся к нашей основной проблеме.

– Слушай, Громов, зачем тебе этот маскарад сдался? Ты, кажется, ждешь его с большим нетерпением.

– Ты прав, – смущенно засмеялся я. – Ты не представляешь, как мне хочется показаться в своем костюме рыцаря.

– Костюме рыцаря?!

– Ну, в том мире рыцари имеют строго определенный парадный костюм. Это как военный мундир парадного образца. Естественно такой костюм есть и у меня. Правда они там стоят дорого, так что не каждый рыцарь может себе его позволить, но это уже частности.

– А у тебя он, выходит был?

– Был. Это подарок. Знаешь, наверное, я все-таки вернусь в тот мир вместе с Аркадием. Там у меня остались еще кое-какие дела. Надо узнать про одного друга, которого очень опасно ранили из-за меня. – Я задумался, вспоминая тот бой в храме отвергателей.

– От меня тебе не избавиться.

– Ты уверен?

Снегирь кивнул.

Я раздраженно топнул ногой.

– Черт, это начинает мне уже действовать на нервы!

– Слушай, если не хочешь, то я могу и не идти с тобой, зачем же так! – Снегирь, кажется, серьезно обиделся.

– Что?! Да нет, ты меня не понял. Если бы ты знал, как мне в том мире хотелось поговорить хоть с кем-нибудь отсюда. Я же говорил про то, что меня начинает уже бесить отсутствие каких-либо событий. С момента прибытия в своей мир я только и делаю, что жду. Это становится невыносимо!

– Смотри, не накаркай. Каких событий ты хочешь?

– Хоть каких! Мне надоело ждать неизвестно чего. И хуже всего эта самая неизвестность.

Я словно действительно накаркал. Только я успел произнести эти слова, как около нас остановился джип. Оттуда выскочило два каких-то мужика, отпихнули Снегирева в сторону, схватили меня и потащили в машину.

Я уже хотел, было возмутиться… сильно возмутиться, но в последнее мгновение разглядел на заднем сиденье своего старого знакомого и передумал. Там, бледный от страха, сидел Венчик – тот парень, что приходил к Аркадию за товаром.

– Что вы делаете? – закричал я, делая неуклюжие попытки освободиться. Вырвал руку. Этого хватило, чтобы я подал знак Снегирю, чтобы он молчал о происшедшем. Тот в этот момент как раз поднялся и кинулся к машине. Его снова отпихнули.

Меня затолкали внутрь машины на заднее сиденье.

– Сиди и не трепыхайся! – прошипел мне один из мужчин. Второй в этот момент лейкопластырем заклеил мне рот. Потом застегнул мне на руках за спиной наручники. Все равно на милицию они были непохожи. Милиция не стала бы заклеивать рот. Стало быть, это те, кто давал наркотики Аркадию. Может я зря сунулся в ловушку? Может надо было вырвать и убежать? Ладно, все равно уже поздно. Они ведь явно хотят меня к кому-то привезти. Если бы хотели убить, то не стали бы хватать. Что ж, не будем им мешать. Посмотрим на их мышеловку. А там… как говорил д’Артаньян: «Горе той кошке, которая попробует поймать эту мышку». Такими мыслями я и поддерживал себя.

Джип заехал в какой-то двор. Странно, я не думал, что они так близко меня должны вести. Но они только выволокли меня из машины и запихнули в багажник. Машина снова тронулась.

Ехать в багажнике было не слишком удобно, к тому же очень трясло. Хорошо еще здесь лежали какие-то тряпки. Хоть было и не слишком удобно, но я умудрился перевести скованные руки вперед. Потом понял, что зря это сделал. Освободиться без ключа все равно не удастся, а похитителям это может сильно не понравиться. Пришлось снова «шагать через наручники». После пятиминутных усилий все вернулось на место. Только вспотел немного от акробатических упражнений в багажнике.

Ехали до места мы минут тридцать. Сначала я пробовал считать повороты, но потом понял, что это бессмысленно. Либо я выберусь оттуда, тогда и сам узнаю, куда мы приехали, либо нет, тогда это меня уже не будет интересовать. Последняя мысль мне не понравилась. Я поспешно отбросил ее. И не из таких переделок выбирались.

Наконец машина остановилась. Послышался скрип отворяемых ворот. Потом машина снова поехала, но вскоре снова замерла, выключился мотор.

Меня выволокли из багажника. Я осмотрелся. Мы находились в старой части города с частными домами. Только в отличие от остальных домов, этот был построен совершенно недавно из красного кирпича. По виду он больше напоминал коттедж, чем дом. Вокруг него тянулась высокая кирпичная ограда с вмурованным наверху битым стеклом. Один из похитителей сорвал лейкопластырь с моего рта.

– Не вздумай кричать, понял? – предупредил он меня. – Тебя все равно никто не услышит. – Это было очень похоже на правду.

– Наручники снимите. Больно же, – плаксиво попросил я.

Этот тип усмехнулся, потом взял меня за подбородок и приподнял голову. Я показал тот страх, который испытываю и немного его преувеличил. Это, кажется, понравилось ему. Он засмеялся, а потом снял наручники. Я растер запястья.

– Иди. – Один из похитителей подтолкнул меня в сторону двери дома.

Дом уже с прихожей поражал обстановкой. Отсутствие вкуса восполнялось обилием дорогих вещей.

Меня провели на второй этаж и втолкнули в гостиницу.

– Аркадий Анатольевич! – закричал я, бросаясь к сидящему на диване человеку. Аркадий резко обернулся ко мне и побледнел. Его руки были скованы, и он мог только ободряюще улыбнуться, хотя ясно было, что сейчас ему не до смеха.

– Егор?! Ты как здесь оказался?

– Я пригласил.

Только сейчас я обратил внимание на подтянутого, спортивного вида человека, стоящего чуть в стороне. Он держался настолько уверенно, что сразу было видно, кто здесь хозяин.

– Зачем вам ребенок-то понадобился? – сердито поинтересовался Аркадий. – У вас же ко мне претензии, а не к нему!

– Это сложный вопрос. Этот, как вы сказали, ребенок, влез в те дела, в которые не должен был влезать. Мне непонятно какую роль он играет во всем происходящем. А мне очень не нравиться что-либо не понимать. К тому же меня очень заинтересовала та история, которую рассказал тот парень – твой распространитель. Слишком уж смышленым оказался твой молодой друг. Венчик рассказал, мне, что адрес ты узнал именно от этого ребенка. Рассказал и о своей первой встрече с ним, когда головой об дверь ударился. – Человек усмехнулся.

– А как вы узнали, про этого парня? – поинтересовался я.

Спортсмен, как я назвал хозяина дома про себя, метнул в мою сторону пристальный взгляд.

– Тоже странная история. Его привезли ко мне два каких-то типа. Сказали, что ему есть что рассказать про некоего Аркадия Анатольевича Криворецкого и уехали.

Черт, черт, черт!!! Не в силах нанести удар по мне, они ударили по тому человеку, с кем они меня очень часто видели, логично рассудив, что он почему-то очень важен. И ведь если они захотят принять мое предложение, то их ни в чем не обвинишь. Они обещали не трогать только меня. Теперь ясно о чем они беседовали с тем парнем, когда увели его после того, как тот поговорил со мной. А шансов за то, что ему что-то удастся сохранить в тайне от Братства было не больше, чем у снежинки уцелеть в пустыне.

Только вот они не учли (или учли, в зависимости оттого, что они хотели), что мной тоже заинтересуются. Интересно все-таки узнать, учитывали они такой вариант или нет? А еще мне интересно, каким образом отсюда выбираться? То, что я сюда полез не зря говорил тот факт, что здесь оказался Аркадий Анатольевич, которого вытащить отсюда совершенно необходимо. Сделать же это мне гораздо проще, чем ему убежать. Меня никто не считал опасным противником, а о его подготовке все знали и опасались. Об этом говорило хотя бы то, что он был в наручниках, с меня же их сняли сразу по прибытии. Значит, вытаскивать нас отсюда придется мне.

Впервые я посмотрел не только на собеседника, но и огляделся вокруг.

– Вот это да! – невольно воскликнул я, глядя на развешанное по стенам множество видов самого разнообразного оружия. Вдоль стен стояли открытые столики, где на бархате было разложено множество ножей, кинжалов, кастетов. Были даже сюрикены.

– Что, нравится? – с интересом спросил хозяин. Ясно, что он гордится своей коллекцией, и мое откровенное восхищение доставило ему явное удовольствие.

– Ага. – Совершенно забыв где я, я встал и подошел к той стене, где висели шашки и сабли. Один из охранников попытался было помешать мне, но его жестом остановил хозяин.

– Можно? – спросил я, кивая на шашку. Хозяин усмехнулся и кивнул.

Я снял шашку со стены, вытащил ее из ножен и удивленно посмотрел на хозяина – шашка была заточена и готова к бою в любую минуту.

– Здесь все оружие настоящее, – пояснил хозяин. – Некоторые я делал на заказ, но в основном все это подлинное. Я всегда увлекался холодным оружием. Занимался фехтованием. Был мастером спорта. Даже участвовал в первенстве еще Советского Союза, но не повезло, заболел. Хотя у меня были все шансы стать чемпионом.

– Понятно. – Я поднес клинок к глазам. Деррон великолепно обучил меня разбираться в оружии, и теперь мне было ясно, какая великолепная сталь у этого клинка.

– Я гляжу, ты тоже не равнодушен к холодному оружию?

Я опомнился.

– Да нет. Это мой брат помешан на нем. У него куча литературы на эту тему. Ну, а имея такого брата нетрудно и самому научиться разбираться в нем. Вот это, например, шпага времен д’Артаньяна.

– Хорошо. Только эта шпага времен Французской революции. Но именно с ее помощью дворяне разрешали все вопросы чести. Как все просто было в те времена: дуэль, скрещенные шпаги.

– Возможно, только я почему-то думаю, что побеждал на дуэли не более честный, а более умелый. И уж не хотите ли вы нас на дуэль вызвать?

Хозяин искренне рассмеялся.

– Ты подал мне неплохую мысль. Скучно просто убивать своих врагов. Дуэль – это гораздо лучше. К тому же здесь есть шанс и у противника.

– У обычного человека против мастера спорта по фехтованию?

Хозяин усмехнулся.

– Если у человека в руках оружие, то шансы у него есть всегда. Даже против мастера спорта!

– Как мило, – с сарказмом воскликнул Аркадий. – Лучше скажи, Вестров, что ты с нами делать собираешься.

– Мне жаль, Аркаша, но я не могу тебя оставить в живых. Ты уже на прицеле у милиции и теперь живой ты мне опасен. Очень жаль, что мальчик оказался замешан во все это, но свидетелей я оставлять не могу. Не знаю уж, с какого боку он здесь, но рисковать не могу. Мне и так придется на время прекратить свой бизнес. Так что вас сейчас отвезут к тебе домой, а потом… передозировка.

– Да кто в это поверит?

– А какая разница? Знаю, что в милиции не дураки работают, но у них нет выхода на меня. Кроме тебя, этого мальчика и того идиота, который выследил моего курьера.

– Вы что, нас убить собираетесь? – с испугом спросил я.

– Очень жаль, мальчик. Ты мне понравился.

– Тогда я предпочитаю дуэль. Или это были просто похвальба? – Я несколько неуклюже взял шашку наизготовку. Лучше бы здесь был мой шеркон.

Хозяин удивленно посмотрел на меня. Потом расхохотался.

– Парень, тебе не откажешь в храбрости. Я не дерусь с детьми.

– Ага, вы их убиваете.

Вестров несколько мгновений смотрел на меня. Я старался выглядеть как можно больше неуверенным и испуганным, но одновременно и отчаянно храбрым, точнее храбрым от отчаяния.

– Ты прав, черт тебя подери. Ладно! У тебя есть шанс, парень. Если ты продержишься против меня пять минут так и быть, уйдешь отсюда живым. Думаю, что смогу обезопасить себя с твоей стороны. У тебя ведь есть родители, брат. Если будешь говорить много – их у тебя больше не будет.

– Ты, убийца! – Криворецкий вскочил с места и кинулся на Вестрова, но его схватили двое телохранителей. – Ты ведь прекрасно понимаешь, что у него нет шансов против тебя! Почему бы тебе не отпустить его на тех же условиях сейчас?!

Вестров метнул в его сторону острый взгляд.

– Я не оставляю в живых свидетелей, кто бы он ни был. Жизнь надо заслужить! Этот парень мне понравился. Ему страшно, но он борется с этим. Редко встретишь таких людей, тем более в наше время. Я даю ему шанс! Воспользуется он им или нет, зависит только от него.

– Ты прекрасно знаешь, что у него нет никаких шансов против тебя!!!

Это он зря. Уж Аркадий-то доложен был вспомнить, что я рассказывал о своем путешествии. Это не у меня не было шансов, а у Вестрова. Может он и мастер спорта по фехтованию, но он не рыцарь Ордена, он понятие не имеет о дей-ча и о взвинченном темпе. И фехтовать он умеет только шпагой, а ведь у каждого оружия свои особенности. Может шеркон с кинжалом и любимое мое оружие, но я так же великолепно фехтую двумя мечами, саблей, шашкой, умею пользоваться еще несколькими видами оружия.

– Возможно, но у него так и так нет никаких шансов. А теперь заткнись или тебя заткнут. – Вестров кивнул телохранителям, и те сдвинули стол и кресла в угол комнаты, освобождая место. Еще один принес песочные часы.

– Они на пять минут, парень. Если упадет последняя песчинка, и ты останешься жив, то считай, что родился второй раз. И, кстати, можешь выбрать оружие.

Я осмотрелся. Шашка была немного длинновата для меня, но лучше все равно ничего не было. Хотя… я подошел к одному из столиков и взял дагу. С трудом удержался от того, чтобы не схватить еще парочку метательных ножей. Это, пожалуй, будет слишком. С сожалением отошел от столика. Теперь надо разработать тактику. Я осмотрелся. Так. В комнате сам Вестров и трое телохранителей. Один стоит около Криворецкого, один около окна и еще один около двери. Каждый наготове, но больше опасаются Криворецкого, а не меня. На меня же они глядят хоть и с интересом, но как на обреченного.

Вестров выбрал шпагу.

– У тебя преимущество парень – твое оружие тяжелее.

Если бы у меня было желание, то я бы объяснил ему, что тяжесть оружия не всегда преимущество. Если противник действительно мастер, то эту тяжесть он может использовать против тебя же самого.

Вестров подошел к окну и перевернул часы. Потом неторопливо размялся и резко кинулся в атаку. Я отскочил, сделал вид, что споткнулся и упал, благодаря чему избежал смертельного удара. Вестров усмехнулся и дал мне время подняться. Потом снова стремительно атаковал. Его удары были молниеносны, точны и смертоносны. Он действительно был мастер. Но мне каким-то чудом удавалось уклоняться от них. Впрочем, чудом это выглядело лишь со стороны. Для меня его удары были медленны, медленны даже без взвинченного темпа. Даже без помощи дей-ча я мог двигаться быстрее, чем он. Но я пока только неуклюже уворачивался от ударов, перемещаясь таким образом, чтобы оказаться поближе к столу с метательными ножами. Еще чуть-чуть. Еще! Все! Я около стола! Теперь мои действия мгновенно теряют всю неуклюжесть. Шашка и дага как бы оживают. Я вижу, как удивленно расширились глаза Вестрова, как сузились его глаза, когда его выпад встретился с твердой защитой, а не с неуклюжим отскоком, как было раньше. Еще один выпад. Навстречу его шпаге устремляется моя дага. Я не блокирую удар, только плавно отвожу его в сторону, одновременно смещаясь влево. Шаг навстречу, разворот на месте и шашка описывает стремительную дугу на уровне шеи Вестрова. Шпага падет на пол. Я же на том же повороте выпускаю дагу и шашку из рук. Они не созданы для бросков, но Деррон недаром тренировал меня кидать самые невероятные предметы. И шашка и дага находят свои цели. Через мгновение два телохранителя валятся на пол. Один пытается вытащить шашку из своей груди, а второй пытается вдохнуть через пробитое горло. Третий ошарашено смотрит на происходящее, тянется к пистолету, но я недаром смещался к столу с ножами. Бросок и третий телохранитель валится на землю. Привлеченный шумом, вбегает еще один человек уже с пистолетом в руке. Еще один бросок и он опрокидывается на землю. Из его груди торчит нож. Все произошло настолько молниеносно, что только сейчас Аркадий Анатольевич понял, что произошло. Это стало видно по тому, как страх за меня сменился ошеломлением от всего произошедшего.

Я посмотрел на голову Вестрова, в глазах которого навечно застыло удивленное выражение, и без сил опустился на пол. Почувствовал, как к горлу подкатывается тошнота.

– Эт-то что? – Аркадий ошарашено разглядывал побоище.

– Я же ведь говорил, что в Магическом мире основным оружием является меч. И говорил, что меня обучали владеть холодным оружием. Обучали так, чтобы я мог действительно выжить в том мире.

Я снял со стены другую шашку.

– Повернитесь, а то мне что-то не хочется искать ключ от наручников.

Криворецкий был настолько удивлен всем произошедшим, что без слов выполнил просьбу. Маленький ток внутренней силы, сосредоточенной на кончике шашки, стремительный удар и короткая цепь наручников оказалась перерубленной.

– Наверное, мне не стоит спрашивать, как ты это сделал?

– Не стоит. Когда попадете в Магический мир, Деррон вам все объяснит. Знаете, я лучше выйду. Мне не очень нравится здесь находиться.

– Подожди, здесь же еще могут быть люди.

– Больше нет. Только твой продавец. Венчик.

– Откуда ты знаешь?! – подозрительно спросил Аркадий.

– Знаю. Меня сюда привезли двое. Еще двое стояли рядом с тобой. Хозяин дома. Был еще один, но он ушел. Об этом говорили мои конвоиры.

– Понятно. Тогда ладно. Иди, а мне здесь еще кое-что сделать надо.

Я кивнул и вышел из комнаты. Попутно зашел туда, где ощущал слабую жизнь. Там на кровати лежал Венчик. Рядом валялся шприц. На руке отчетливы были видны следы старых уколов. Он был еще жив, но сразу было понятно, что это ненадолго. Вестров свидетелей действительно не оставлял, а ведь этому парню было лет шестнадцать. Ему еще жить бы да жить. Венчик. Я даже не знал его настоящего имени. Зачем он связался с наркотиками? Почему начал колоться? На эти вопросы уже никто не сможет дать ответ.

Парень последний раз вздохнул и замер. Я коснулся его шеи – пульса не было. Если раньше я и сожалел по поводу убийства Вестрова, то теперь, глядя на тело этого юноши, оно исчезло. Только так с ними и надо.

Я вышел во двор и присел на небольшую скамеечку, дожидаясь Аркадия.


Глава 4 | Рыцарь двух миров | Глава 6