home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Несколько минут все молча разглядывали то, что я держал в руке.

– Какая маленькая, – сказал, наконец, Криворецкий. – Я думал, что арбалетные стрелы больше.

– Правильно говорить болты. Арбалеты стреляют болтами. И они не больше, а толще. А эти выпускают небольшие арбалеты. Ими обычно вооружены наемные убийцы. Они очень удобны тем, что складываются очень компактно и их можно незаметно носить под плащом. Очень удобная штука. У меня была парочка таких. Правда, они остались в том мире.

– Жаль, что ты их не принес. – Кажется, Снегирь так и не понял, что положение очень серьезно.

Я отбросил стрелу в сторону.

– Теперь вопрос не в арбалетах, а в том, что нам делать. Ясно, что Ключ у них. Я только не могу понять, как они сообразили, что этот Ключ не обычен? Зачем они его таскают?

– Не недооценивай их. Если среди них есть хоть один маг, а он у них почти наверняка есть, то ему несложно было сообразить, что этот предмет нечто большее, чем кажется.

– Но магия же здесь не действует!

– Кроме ее примитивной формы. Но даже примитивная форма магии все же остается магией. Не надо обладать большими талантами, чтобы проникнуть в сущность предмета.

– Так, Ключ у Братства. Как его у них отнять я не знаю. У кого есть идеи?

Криворецкий посмотрел на меня.

– Ты уверен в этом?

– Мастер указал, что Ключ находится там, и там же мы нарвались на убийц. Это что, по-вашему, совпадение?

Некоторое время он старался обдумать ситуацию.

– Можно попробовать отнять.

– У подготовленных убийц? Как бы они чего-нибудь у нас не отняли. Жизни, например. К тому же у нас нет оружия. Хотя… – Я задумался. – Здесь есть одно преимущество, о котором я сразу не подумал.

– Что ты имеешь в виду? – поинтересовался Снегирь.

– А то, что они завладели Ключом. Но… теперь, благодаря Мастеру, мы можем в любой момент найти их. Ключ уничтожить нельзя. Если они его выкинут, то мы его найдем. Значит, они будут таскать его с собой. Где Ключ, там и они.

– Это действительно преимущество, – согласился Криворецкий. – Но что нам делать сейчас?

– Сейчас мы навестим Рона.

– Рона?! Сейчас? Но…

– Конечно сейчас. Он же один совершенно в чужом мире. Подумайте, каково ему! В любом случае мне надо с ним посоветоваться.

До того дома, где поселился Виталий Дмитриевич, мы добрались за полчаса.

Рон встретил меня восторженным криком и принялся взахлеб рассказывать, как он путешествовал внутри странной кареты с рогами. С трудом мне удалось понять, что он имеет в виду троллейбус.

– Подожди, Рон. У меня к тебе дело есть.

Рон тут же успокоился и приготовился слушать. Аркадий рассказал о нашей сегодняшней неудаче.

– Это что же? Ключ у Братства? – испугано спросил Рон. – Они его постараются уничтожить.

– Не получится. Ключ невозможно уничтожить. Но зато теперь у нас есть одно преимущество. – Я рассказал о своей догадке.

– Ты только об одном не подумал, – остудил меня Виталий Дмитриевич. – Они могут убрать Ключ туда, где его никто не сможет достать. Например, бросят в реку.

– Не получится. Ключ не может находиться в месте, где его не смогут достать… – я так и замер с открытым ртом. Ключ не может переместиться туда, где его не смогут достать, но никто не говорил, что его туда нельзя положить. Конечно, через пять лет он переместится оттуда, но это если он заряжен. Сейчас же он будет лежать там семьдесят лет и только потом переместится туда, где его смогут взять. – Мастер, ты сможешь достать Ключ из реки или откуда-нибудь такого же места?

– Трудно сказать. При полной зарядке я могу воспользоваться частью энергией Ключа, сейчас же… Егор, этот мир совершенно не приспособлен к магии. Я ничего не могу сказать. Может да, а может – нет. Пока не попробуешь, не узнаешь.

В этом успокаивает только то, что другая сторона тоже об этом не знает. Значит, они не рискнут избавиться от него, о чем я и сообщил.

– Не факт. Но в любом случае мы не сможем получить ваш Ключ не разобравшись с этим Братством. Разве что украсть.

– Я не хочу рисковать! Если они выбросят Ключ, то неизвестно, что будет. – Заметил Аркадий.

– Верно. К тому же я хочу, что бы Аркадий имел возможность в любой момент удрать. Если уж милиция взялась за него, то теперь уже не отпустит. – Аркадий просил называть его по имени.

– Егор прав, – поддержал меня Виталий Дмитриевич. – Не забывайте еще о торговцах наркотиками. Они ведь постараются получить деньги за свой товар.

– Скорее они постараются ликвидировать меня как проколовшегося. Не захотят рисковать. Одна надежда – сначала они все же постараются вернуть товар. Я в безопасности до тех пор, пока они не знают, что товар уничтожен. Как только это станет известно, то я не проживу и дня.

– Как вас вообще угораздило связаться с торговцами наркотиками? – поинтересовался я. – Вы что, не знали что это такое?

Аркадий поморщился.

– Не скажу, что у меня был выбор. Меня просто подставили. Когда я ушел из армии, то устроился на работу в какое-то частное охранное агентство. Тогда я еще не знал, что это «крыша» наркомафии. Как-то, будучи на дежурстве, услышал крик девушки. Я, конечно, не имел права уходить с охраняемого объекта, но… Вылетаю за угол, смотрю, а она лежит с ножом в груди. А рядом стоят какие-то подонки и потрошат ее сумочку. Увидели меня и бежать. Это тогда должно было насторожить меня, но нет. Я хотел догнать, но тут застонала девушка. Я наклонился к ней, но ничем помочь ей не смог. Вызвал милицию. Правда, дожидаться ее не стал. А на следующее утро меня вызывают к шефу. Так мол и так. Мы вам доверяли, а вы занялись убийством и грабежами. Я удивляюсь, а мне под нос суют фотографии. Там я вместе с этой компанией стою рядом с убитой и смотрю, как они грабят ее. Потом как я наклонился над ней. Меня как обухом по голове ударили. Я стал рассказывать, как было на самом деле. Тут мне предъявляют фотографию орудия убийства. Тогда, вечером я не рассмотрел, что там за нож был, а теперь узнал – это был мой нож, я его из армии привез. На меня как затмение нашло – ведь сразу было понятно, что это подстава, а я стоял и оправдывался, как дурак. Говорил, что не знаю этих парней и не мог с ними никого грабить. Пожалуйста, говорят, вот еще одна фотография. А там я действительно стою в баре вместе с ними. Улыбаюсь и пью пиво. Самое главное, я ведь вспомнил об этом. Этих подонков мне представил один из охранников, тоже работник нашей конторы. Сказал, что это его друзья, познакомил, а потом куда-то ушел на минуту. Только тогда я все понял. Обматерил их, а они выслушали, а потом предложили: или я начинаю работать на них, или…

Мы все молчали, давая высказаться Криворецкому. Я понимал, что ему нелегко вспоминать об этом, для него по-прежнему мучительно больно вспоминать свое поражения, а главное свой страх быть обвиненным в том, чего не совершал. Конечно он мог бы поиграть в героя. Попытаться восстановить справедливость, разобраться с подонками, но это не кино. Только в кино герой в одиночку расправляется с мафией, гангстерами и международным терроризмом в придачу. И он не был героем, или не захотел им стать, или не думал, что у него получится. За что ему сейчас и было мучительно больно. Я был уверен, что сейчас он проклинает себя за тот страх, но сейчас он влип так крепко, что уже никакой героизм не поможет. Для него оставался только один выход – бегство. Бегство либо на тот свет, либо в другой мир. Поэтому-то он так легко и поверил в существование другого мира. Он просто очень хотел в него поверить.

– Понятно, – после недолгого молчания сказал я. – Действительно у вас было не очень много шансов вырваться от них. А когда они потребуют деньги?

– На распространение партии обычно уходит около двух недель. Прошло уже четыре дня. Так что десять дней у меня еще есть. Если только кто-то не стукнет, что на меня вышли менты.

– Кто такие менты? – поинтересовался Рон.

– Милиция. То же самое, что и внутренняя стража в Амстере, – объяснил я.

– А-а. – Рон кивнул.

После этого мы все некоторое время занимались тем, что вырабатывали планы по поимке убийц из Братства. Впрочем, мы скорее не вырабатывали планы, а переливали из пустого в порожнее и прекрасно это понимали. Пожалуй, кроме Рона с Костей, которые излишне увлеклись разработкой разных фантастических планов. Все эти разговоры мы вели скорее для того, чтобы казаться занятыми. Хотя то, с каким серьезным видом и с каким жаром Рон со Снегирем обсуждали возможные варианты действий, всех позабавило.

– Все это ерунда, – наконец высказался я. – Так мы ничего не получим. Время у нас пока есть. Так что, думаю, стоит на время прекратить все действия с нашей стороны и подождать. Братство не будет сидеть долго без дела. Они просто не могут себе это позволить. К тому же им надо есть. Этот мир наш, а значит, у нас есть кое какое преимущество.

– Мне не нравится ждать, – заметил Аркадий. – Лучшая защита – это нападение.

– Хорошо. Предлагайте методы нападения. Только не забудьте, что за вами следят.

Аркадий открыл рот, попытался что-то сказать и закрыл.

– Иногда оборона, или даже отступление гораздо лучше нападения.

Виталий Дмитриевич с удивлением посмотрел на меня.

– Знаешь, Аркадий, а малец прав. Сейчас чтобы мы не делали, все может только ухудшить наше положение. Честно говоря, я тоже не вижу способа как нам выбраться из этого тупика. Так предоставим это нашим врагам. Пусть они ломают голову над этим. Егор прав в том, что это все-таки наш мир и все шансы за нас.

– В таком случае нам лучше разойтись, – поднялся я. – Аркадий, нам с вами пока лучше не встречаться. Если что случится вы знаете, как меня найти. Виталий Дмитриевич…

– Слушай, называй меня просто Виталий, я не такой уж и старик.

– Хорошо, Виталий. Так вот, вам тоже лучше пока не встречаться со своим другом. Пусть он пока походит по городу на экскурсии, погуляет. В общем пусть живет жизнь обычного честного человека.

– Что ж, всегда хотел побыть обычным честным человеком, – вздохнул Аркадий.

– В таком случае мы уходим. Рон, хочешь посмотреть на мой мир?

– Ура-а-а!!!

– Тихо ты! – прикрикнул на него Виталий Дмитриевич. – Оглушил всех.

– Виталий, он сможет пожить у вас эти дни? – задал я мучивший меня вопрос.

– Только неделю. Потом я должен буду отправиться в часть.

– Думаю, недели нам хватит. По крайне мере я на это надеюсь.

После этого мы попрощались с Аркадием, подождали пока оденется Рон и вышли на улицу.

– Мы вернем его часа через три, – пообещал я на прощание Виталию Дмитриевичу.

Вместе с Костей мы быстро выработали план экскурсии по городу, после чего взялись за его претворение в жизнь. Три часа пролетели быстро и незаметно. Мы побывали в парке, где катались на каруселях, поездили на различном транспорте, побывали на набережной, зашли в кафе. В конце все были довольные и веселые. Вспоминать о проблемах совершенно не хотелось, так что о них мы старались даже не упоминать.

– Ну вот и все на сегодня. – Мы остановились около подъезда в доме, где жил Виталий Дмитриевич. – Не расстраивайся, Рон, завтра мы снова встретимся.

– Честно?

– Что за вопрос? – удивился я. – Ты мне не доверяешь?

Виталий Дмитриевич встретил нас у лифта.

– Нагулялись? Ну как впечатление, Рон? Лучше чем у вас?

– Не знаю, – честно ответил мальчишка. – Здесь все такое странное. Все другое. – Он обернулся прежде, чем войти в квартиру, посмотрел на меня. Потом скрылся за дверью.

Вдвоем мы спустились вниз.

– Что собираешься делать?

– Не знаю, – честно ответил я. – Легко советовать другим забыть о проблемах. А вот у меня это не получается. Наверное, лучше уроки сделать на завтра.

– Тьфу. Сразу видно, что ты из другого мира свалился. Пошли лучше в футбол играть. Сейчас там собирается наш класс против «ашек».


Домой я вернулся лишь к вечеру.

– Папка! – я кинулся отцу на шею.

– Ты чего, Егор?

– Да так. Пап, мне с тобой поговорить надо, – вспомнив о том, что я хотел все рассказать отцу, я посерьезнел.

– Подожди, Егорка. Я сейчас ухожу по делам. Мне срочно надо быть в одном месте.

– Но это тоже срочно, папа!

– Уверен, но думаю, это может подождать. Пойми, Егор, если у меня все получится, то это может принести нашей фирме несколько тысяч долларов. Чувствуешь как это важно?

– Но папа, у меня тоже важно!

– Позже! – отец надел пиджак. – Егор, не обижайся, но у меня действительно нет времени. Расскажешь о своем важном потом. Да и что у вас может быть важным?

Дверь хлопнула, а я остался стоять в коридоре, глядя на закрытую дверь.

– Что может быть важное? – шепотом спросил я. – Папа, меня хотят убить – это для тебя достаточно важно?

– Что ты сказал?

– Ничего, мама. Я пойду спать, устал сегодня.

Мама проводила меня встревоженным взглядом.

– Егор, но пойми, папе действительно некогда. Если хочешь, давай поговори со мной?

– Я понимаю. Но я хочу сначала поговорить с ним.

– Что-то случилось?

– Да… нет… Мама, я сначала с папой поговорю, ладно? – Чтобы избежать дальнейших расспросов, я поспешил в свою комнату.


Следующие три дня прошли спокойно, хотя мне так и не удалось поговорить с отцом. Он все время пропадал на каких-то важных переговорах.

Наконец установилась настоящая весенняя погода. Приближался к концу очередной учебный год. Учителя опрашивали тех, кому нужно было исправлять отметки. Спросили и меня по физике. Я был не готов, поэтому пришлось отвечать так, как запомнил из учебника, то есть, благодаря занятиям с Мастером, дословно. Правда, запомнил я механически, совершено не вдумываясь в прочитанное. Поэтому пришлось говорить побольше, чтобы не дай бог не задали дополнительный вопрос, ответ на который потребовал бы действительное знание материала. Обошлось – свою пятерку я заработал. Так что может быть тройки за год у меня не будет.

Время после школы я проводил в основном с Роном и Снегирем. Я учил Рона кататься на роликах, скейте. У него даже завелись друзья. Во всей этой веселой суете как-то забылись все проблемы. Нет, я, конечно, не забыл о них, но мне хотелось, что бы наши противники подольше ничего не делали.

На третий день нам в классе объявили о дате маскарада. Не знаю, кому в голову пришла такая мысль, но в конце года среди старших и средних классов решили провести маскарад. Подобная идея пришлась по душе почти всем ученикам, хотя, я подозреваю, что в этом не последнюю роль сыграло то, что благодаря этому самому маскараду каникулы начнутся у нас на неделю раньше, чем в остальных школах. Лично я к этому относился нейтрально. Есть он, нет его – мне до лампочки. Хотя мама обрадовалась. Сказала, что это здорово. Пообещала достать мне в театре, где она раньше работала, костюм. Я признал, что это здорово, но скорее из вежливости.

Однако в Магическом мире, когда я возвращался домой, мне показалось, что мой парадный костюм рыцаря вполне сойдет за маскарадный. И это будет гораздо лучше любого театрального, который принесет мама. Театральный – это все-таки бутафория, здесь же никакой фальши – самый настоящий костюм, к тому же полностью соответствует моему титулу, пусть этот титул и принадлежит другому миру. Ведь если кто-то заявится в костюме Зорро, то ведь всем будет ясно, что никакой это не Зорро, а обычный мальчишка, напялившей на себя этот костюм. Зато у меня…

Теперь, после того, как официально назвали дату, маскарад стал делом решенным. Теперь у меня будет возможность похвастаться без рассказа о своих приключениях.

Размышляя о том, как я на маскараде появлюсь в том костюме, что подарил мне князь Китижа, я не заметил, как налетел на какого-то человека.

– Извини, – пробормотал я и тут узнал того самого типа, что приходил к Аркадию Анатольевичу от какого-то Рекса.

Тот тоже узнал меня.

– Ты?!

– Я. А это ты?

– Я. – Очень содержательная беседа. Некоторое время мы молча разглядывали друг друга.

– Ты что здесь делаешь? – осведомился этот тип.

– Вообще-то я здесь учусь. А вот что ты здесь делаешь? Опять наркоту ищешь? Или торгуешь?

– А твое какое дело?! – Сразу окрысился он. Он был в майке и легких штанах, так что теперь, вроде как никаких микрофонов на нем не было.

– Да так, – неопределенно махнул я рукой.

– Вот что, передай Аркадию, что он должен товар! – неожиданно зло заговорил он. – Если я шепну кое-кому, то у него будут крупные неприятности. Пусть живо несет следующую партию или…

– Или что?

– Он знает, что!

– Хорошо, – я оглянулся по сторонам и, наклонясь к собеседнику поближе, прошептал, – только приходи за ним в следующий раз без микрофона и без милиции.

Тип стремительно побледнел. Ухватил меня за шкирку и поволок к забору, за что немедленно получил по ногам от подбежавшего Снегиря.

– Громов, что случилось? Что это за тип? Твой знакомый?

– Так, придурок один. Пробовал мне наркоту продать.

– Действительно придурок. Вали отсюда.

– Подожди, Костя, я хочу кое-что спросить у него. Подожди меня здесь, посмотри, чтобы никто не пошел за нами. – Я ухватил этого типа за руку и потащил за собой. Тот настолько ошалел, что даже не сопротивлялся.

За ближайшими кустами я быстро обыскал его. Микрофонов точно не было.

– Говори, как в милицию попал?

– Ты че?

– Ты не чекай? Подумай лучше о том, что будет, если кое-кто узнает, что тебя замели, а ты согласился работать с ментами? Как ты думаешь, сколько после этого ты проживешь?

Было видно, что парень напуган. В таком состоянии он был готов на все. Точно, рукой в карман полез.

– Если достанешь ножик, я тебе руку сломаю, – пообещал я. Рука показалась пустая. – Так как ты попался?

– Ну че. Продал я одному типу, а тот ментам донес. Меня и замели.

– А ты все рассказал и доложил у кого получал наркотики?

– А ты бы не рассказал? Герой, нашелся.

– Ты угрожал, что донесешь на Аркадия. Откуда ты знаешь кому? Вряд ли сам Аркадий доложил тебе об этом?

Парень отвел глаза, но я заставил его отвечать.

– Я проследил за курьером. Ну тем, который доставлял наркотики Аркадию. Хотел напрямую торговать. Без посредника. Так навар больше.

Ясно, законченный дурак. Кто же согласился бы с ним иметь дело?

– А этот случай ты счел подходящим, чтобы выйти на них? Ясно, Аркадий не дает тебе товара столько, сколько хочется. Молчи, ответа не требуется. А теперь слушай меня. Ты никому ничего докладывать не будешь. Не твое дело по какой причине Аркадий не дает тебе товар. Впрочем, ты уже догадался по какой. Кстати, почему ты выдал в милиции Аркадия, а не тех поставщиков? Ты же знал, где они живут?

– Что я, больной? Они же меня и в тюрьме достали бы! Нет уж.

– Ага, а выдать Аркадия ты посчитал более безопасным. Почему тебя отпустили?

– Потому что я должен вывести милицию на поставщика. Почему же еще. Мне обещали, что не посадят, или дадут срок по другой статье. Недолгий.

– Ясно. Адрес, пожалуйста.

– Какой адрес? – парень испуганно уставился на меня.

– Естественно тот, который ты узнал, следя за курьером. И не бойся, обещаю, что никому не скажу откуда узнал его. Впрочем, вряд ли это кого заинтересует. Но вот если ты не скажешь, то я расскажу, что ты работаешь на милицию.

Парень с ненавистью смотрел на меня, но отказаться не решился. Судя по тому, как он буквально выплюнул адрес, он не соврал.

– Молодец, а теперь убирайся. Не советую больше попадаться мне на пути. И чтобы около нашей школы я тебя больше не видел.

Тот двинулся от меня. Потом остановился, обернулся и с искренним недоумением спросил:

– Почему я тебе все рассказал? Я же даже разговаривать с тобой не хотел!

– Иди, иди. Много будешь знать – мало будешь жить.

Парень еще немного постоял, потом ушел.

– Кто это был? – спросил подошедший Снегирь.

– Человек, который получает наркотики от Аркадия, а потом торгует ими на улице. Мелкий распространитель.

– Понятно, – после секундной паузы ответил Снегирь. – А зачем ты с ним болтал?

– Так. Расспросил кое о чем. – Я рассказал о том, что сообщил мне этот торговец. – Только вот не знаю, как эту информацию использовать. Хорошо бы подкинуть ее милиции, но тут возникает несколько «но». Первое, как сделать это и остаться в стороне? Второе, если милиция накроет эту дачу, то будут ли они молчать об Аркадии? Очень сильно сомневаюсь. Вместе с ними заметут и тех, кто получал от них наркотики.

– Подожди, ты что, в самом деле решил воевать с торговцами наркотиков? – ошарашено спросил меня Снегирь. – Да они тебя прихлопнут и не заметят!

– Это не так-то просто сделать, как кажется. Не они первые пытались. Но ты прав – воевать с ними пока рано. Подождем.

Мы вышли на дорогу.

– Смотри-ка, твой дружок с кем-то разговаривает.

– Где? – Я посмотрел в указанном направлении. Там действительно стоял мой недавний собеседник и разговаривал с каким-то человеком. Что-то в нем было странное. Это что-то настораживало, хотя мне было абсолютно не ясно, что же так меня насторожило.

Снегирь что-то говорил, но я досадливо отмахнулся от него. Словно почувствовав мой взгляд, мужчина обернулся. Тут словно искра проскочила. Я понял кто это. Такой взгляд невозможно спутать ни с чем – это был взгляд убийцы. Только сейчас я понял, что мужчина не слишком уверенно чувствует себя в своей одежде. Да она и не очень подходила ему по размеру.

Я быстро нащупал нож под курткой. Несмотря на теплую погоду, я по-прежнему ходил в джинсовой куртке. Это было нужно, чтобы прятать под ней два метательных ножа. Случай в подвале дома показал, что не стоит выходить совсем безоружным. А сейчас осторожность себя оправдывала.

Несколько секунд мы с убийцей из Братства продолжали разглядывать друг друга. Потом он ухватил распространителя наркотиков за руку и потащил его за собой. Я двинулся за ними.

– Ты чего? – удивленно спросил Снегирь.

– Тот мужчина был из Братства.

– Ты уверен?

Я кивнул.

– И что ты хочешь делать?

– Хочу пройти за ними.

– Зачем? Ты же говорил, что в любой момент можешь узнать, где они находятся.

– Не они, а Ключ. И потом, я хочу проследить за ними не для того, чтобы узнать, куда он пойдет, а для того, чтобы заставить его действовать. Неспроста он уцепился за этого парня. Наверняка он наблюдал нашу «беседу».

За разговором мы вышли за территорию школы и теперь двигались по улице. Мужчина по-прежнему тащил за собой моего «друга». Тот не сопротивлялся, но и шел с явной неохотой. Постоянно оборачивался и смотрел на меня. Было непонятно, то ли он просит меня помочь ему, толи наоборот, хочет, чтобы я поскорее отстал.

Тут они свернули во двор, а когда туда забежали мы, то наших подопечных здесь уже не было.

– Мастер, ты не знаешь, куда они делись?!

– Если ты имеешь в виду Ключ, то его здесь нет. Ключ находится гораздо дальше отсюда.

Так, похоже, Ключ они оставили у кого-то одного, или двоих, а остальные нашли другое убежище. Это был шанс.

– Костя, быстро за мной. – Я что есть силы, припустился домой. Очень скоро Снегирь такой темп не выдержал. – Беги к моему дому, я тебя там встречу!

На скорости я забежал к себе в подъезд, поднялся. Дома никого не было. Я быстро достал большую спортивную сумку, потом вытащил из-под дивана тюк с одеждой рыцаря и оружием. Завернул шеркон в простыню и засунул в сумку, туда же сунул кинжал и еще пару метательных ножей. После этого, перекинув сумку через плечо, спустился вниз. Тут меня уже ждал Снегирь, который с трудом переводил дыхание после пробежки.

– Мастер, показывайте дорогу к Ключу.

– Егор, ты уверен, что это хорошая идея? А если около Ключа окажется больше, чем двое?

– Тогда я уйду. Но я уверен, что с Ключом остался оборотень и еще один из Братства. Это самый лучший шанс отнять Ключ!

– Почему ты вообще уверен, что они разделились?

– Потому что я видел одного убийцу! Если рядом с ним никого не было, то они разделились.

– Логично. Но вдруг это ловушка?

– Вот на месте и выясним.

Мастер вздохнул.

– Эх молодежь, молодежь. Вечно сначала полезут в драку, а потом разбираются, а стоило ли ее вообще затевать.

– Мастер!

– Ладно-ладно.

– Костя, беги к Аркадию! Пусть идет к тому месту, где открылась дверь в другой мир.

– Но…

– Быстро! Ты все равно не успеешь за мной! К тому же там от тебя будет больше вреда, чем пользы. Звони ему, и идите туда!

Костя кивнул и сорвался с места. Я же, следуя указаниям Мастера, побежал туда, где в этот момент находился Ключ.

Добежал я минут за двадцать. Ключ оказался в старом, предназначенном на слом доме. Жильцов оттуда уже выселили, но к сносу еще не приступили. Дом оказался старым, еще дореволюционной постройки. Деревянный. Он стоял чуть в стороне от остальных домов, окруженный деревьями и кустами – идеальное место для тех, кто прячется. Только вот там наверняка уже обосновались жильцы из бомжей. Интересно, как Братство поладило с ними?

Стараясь не шуметь, я прокрался к дому и спрятался за кустами. Устроился там, стал наблюдать. Убедившись, что никто в окно не смотрит, я выскочил из укрытия, подбежал к окну, подтянулся и через секунду уже стоял в доме, прислушиваясь ко всем звукам. Опасности пока не было. Я аккуратно поставил сумку на пол, опасаясь потревожить многочисленный мусор, валявшийся на полу. Потом достал оружие. Прицепил к поясу меч, кинжал. Спрятал ножи. Проверил, как выходит из ножен меч. Потому убрал сумку в угол и завалил ее всяким хламом. Опять прислушался, напрягая все чувства. Закрыв глаза, просканировал пространство вокруг биополем. Стены мешали, но там, где я смог достать своим полем людей не было.

Тем не менее, я двигался предельно осторожно. Так я прошел несколько комнат. Везде было полно мусора, всюду запустение, но никаких следов людей.

– Ключ находится ниже. Кажется в подвале, – сообщил мне Мастер.

– Хорошо, но я сначала осмотрю все здесь. Не хочу, чтобы кто-то напал на меня со спины.

Однако людей я так и не нашел. Это было тем более странно, что мне попадались следы проживания здесь бомжей: рваные одеяла, старая посуда, следы костра.

Наконец я двинулся к подвалу. Спустился и замер, почувствовав впереди опасность, но присутствие людей по-прежнему не ощущалось. В царящем здесь мраке трудно было что-либо рассмотреть. Я скорее почувствовал, чем увидел тонкую веревку, протянутую на уровне колен. Я перешагнул через нее и с боку увидел пристроенный арбалет. Тот, кто задел бы веревку получил бы стрелу.

Теперь я двигался с еще большей осторожностью. Пришлось припомнить уроки Деррона по маскировке. Раньше мне пользоваться ими не приходилось, и теперь я опасался, что без навыков многое позабыл. Но нет. Деррон если учит, то уж учит. Я мысленно повторил то, что говорил Деррон: надо стать невидимкой, поверить, что ты невидимка – это отведет от тебя глаза врагов. Интересно, действует это правило в этом мире? Наверно да, ведь встречаются люди, которые умеют быть абсолютно незаметны. Кажется, вот они сидят, но их никто не замечает.

Я задержал дыхание, представляя себя маленьким и незаметным. Нет, убедить хулиганов в своем превосходстве в силе и заставить их не трогать нас было гораздо легче. Там надо только быть уверенным в себе, ощущать свою силу. Здесь же наоборот, свою силу требовалось приуменьшить. Убрать чувства, чтобы враги не почувствовали твое присутствие. Я сам сколько раз чувствовал опасность только потому, что враги давали ее почувствовать, выплескивали наружу свою агрессивность, заранее предупреждая о своих намерениях. Впрочем, это не их вина. Просто они не умели маскироваться в засаде, не умели прятать чувства, не умели быть «невидимыми». Я не знал, умеют ли люди из Братства чувствовать опасность, но рисковать не хотел.

Наконец в соседней комнате я почувствовал присутствие оборотня. Больше там никого не было. Странно, неужели они оставили с Ключом одного оборотня? Это больше походило на ловушку. Однако надо было спешить. В любой момент могли вернуться люди Братства.

Я прокрался к двери, достал метательный нож. Еще раз уточнил, где находится оборотень. Потом ногой выбил хлипкую дверь, перекатился в полете метая нож и… столкнулся с убийцей из Братства. Для него мое появление тоже оказалось шоком. На миг мы замерли напротив друг друга. Оказывается, он также как и я маскировал свое присутствие! Неудивительно, что я его не почувствовал. Но и для него мое появление было неожиданным. Он ведь наверняка тоже прислушивался к своим чувствам и не ощущал тревоги.

Мы в растерянности смотрели друг на друга, потом перевели взгляд на оборотня. Тот даже подняться не успел, когда мой нож вонзился ему точно в шею.

– Рыцарь Энинг, вот так встреча! – убийца пришел в себя.

Я положил руки на меч с кинжалом.

– Давайте без лишних слов! Я спешу! Думаю, вы знаете, зачем я здесь. Отдайте, и я уйду.

– Вот как? И что вы за это дадите?

– Я могу переправить вас обратно в то место, откуда вы сюда попали. Вы ведь уже догадались, что находитесь не в своем мире. Не думаю, что вам здесь понравилось.

– Паршивое место, – согласился он. – Но как же наш контракт?

– Когда я верну вас домой, то можете продолжить на меня охоту. Но сразу предупреждаю, что без меня вы вернуться не сможете. Я же не смогу отправить вас назад без Ключа. Обещаю, что если вы сейчас добровольно вернете его мне, то я верну вас домой по первому вашему требованию. Естественно приму сначала кое-какие меры предосторожности.

– Хорошее предложение, но мне надо посоветоваться с товарищами.

Я покачал головой.

– Увы, но решать придется вам одному и немедленно. Считаю до пяти. – Я обнажил меч и кинжал. – Раз.

– Но это не совсем разумно.

– Два.

– А ты уверен, что справишься со мной?

– Три. Четыре.

Убийца внимательно посмотрел на меня.

– Ты уверен, – вздохнул он. – Возможно и не без причины. О возможностях рыцарей Ордена многое говорилось. – Он подошел к углу комнаты, достал оттуда знакомый мне Ключ. – Держи, рыцарь и помни о своем обещании. Хотя напоминать рыцарю Ордена об его обещании не нужно.

Я убрал меч с кинжалом и задом вышел из комнаты. Подождал, не пойдет ли убийца за мной. Потом быстро, но бесшумно я ушел по уже знакомой мне дороге. В комнате я достал сумку, спрятал в нее свое оружие и покинул этот дом. Прошел чуть в стороне по кустам, свернул на улицу и побежал обратно.

Чтобы избавиться от оружия пришлось сначала забежать домой. Только после того, как я вернул его к себе под кровать, я отправился на встречу с друзьями.

Во дворе я заметил Таньку Серову, которая о чем-то говорила с каким-то уголовного вида элементом. Куда только телохранители смотрят? Впрочем, есть ли у нее теперь телохранители? Однако, к собственному изумлению, я заметил все тех же двоих. Видать отец Таньки оказался гораздо умнее, чем о нем думают, и не стал выгонять хороших специалистов из-за прихоти дочери. А тот уголовный элемент мне вроде знаком. Точно, я его неоднократно вместе с Петровым видел. Они вместе занимаются бодибилдингом. Я его знал только по прозвищу Косой, хотя косым он вроде не был. Не знаю уж, почему его так прозвали. Правда, в отличие от Петрова, его мускулатура оставляла желать много лучшего. Косому явно не хватало терпения заниматься систематически. А если уж не занимаешься серьезно, то лучше вообще не заниматься. Тут я заметил еще одного человека из той же кампании. Интересно, что у них общего с Танькой Серовой? Я так заинтересовался, что встал и стал наблюдать за ними. Вот Танька передала какой-то конверт. Вот эти двое свернули со двора. Танька с телохранителями чуть постояла и пошла следом.

Интересно, что она на это раз задумала? Опять кто-то встал у нее на дороге? Я еще раз рассмотрел двор. Вроде все спокойно. Пожав плечами, я вышел со двора, только тут сообразив, что торопиться, в общем-то, некуда. Аркадию понадобиться никак не меньше получаса, чтобы добраться от дома до места нашей встрече, плюс еще то время, которое понадобиться Косте, чтобы до него добежать. Сказав тогда позвонить, я совершенно забыл дать Снегирю номер телефона. Так что час минимум. С учетом, что я пробегал минут пятьдесят, мне как раз хватало времени, чтобы прийти вовремя. Что ж, не будем спешить.

Выходя из двора на улицу, я чуть не налетел на Таньку, которая прогуливалась по пешеходной дорожке. Чтобы не встречаться с ней, я поспешно перешел на другую сторону. Она окинула меня высокомерным взглядом, но не отвернулась, а продолжила смотреть на меня. Неужели у меня хвост отрос? Чего уставилась?

Тут, чуть в стороне, я заметил ее телохранителей. И тот, что не хотел слушать взбалмошных приказов Таньки, мне кивнул. Кивнул вполне дружелюбно, хотя казалось, с учетом нашей недавней встречи, он не должен был испытывать ко мне дружеских чувств. Я кивнул в ответ. Тот предупреждающе поднял руку и показал на Таньку, потом куда-то махнул. Интересно, что он хочет сказать этим? Я посмотрел в ту сторону, куда показывал он и увидел ту кампанию, что недавно разговаривала с Танькой во дворе.

Какой же я болван!!! Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, против кого она решила натравить этих переростков. Я, наверное, тупею в своем мире.

Словно подтверждая мою догадку, они оторвались от стены, и шагнули мне навстречу. За своей спиной я заметил Петрова, который догонял меня сзади. Наверное, опасаясь, как бы я не дал деру. Что ж, беги Петров навстречу своей судьбе. Я ведь не забыл нашу прошлую встречу. Не забыл, как ты отрабатывал на мне удары. Ты тогда посчитал, что я нахамил тебе, но это было не так. Я тогда о тебе даже не думал. Тебе просто захотелось размяться, и ты нашел себе боксерскую грушу. Беги, Петров, беги, я тебя жду.

Я расслабился, стараясь казаться безобидным, слегка испугавшимся подростком. Разве я хочу оказать этим бугаям сопротивление? Да ни-ни! Как я вообще осмелюсь поднять хоть палец на кого-нибудь из них?! Они ведь на год старше, да и мускулатура у них не в пример моей – так и выпирает наружу. Еще бы к ней мозгов. Нет-нет, надо быть незаметным, слабым, робким. Если я пикну, они меня прибьют и не заметят. Никакого сопротивления. Я и не думаю сопротивляться. Я слабый и трусливый.

Мастер абсолютно прав – чем человек захочет стать, тем он и должен себя представить.

Эта троица одновременно подошла ко мне. Петров положил руку мне на плечо и развернул к себе.

– Помнишь, ты нахамил мне тогда? – вежливо спросил он. – Так вот, мы с тобой еще не закончили. – Он выглядел таким радостным, как будто сообщил мне самую веселую вещь на свете.

– Послушай, но я ведь тогда ничего тебе не говорил! Что ты ко мне пристал?

– Мальчик не понимает! – Косой дыхнул мне в лицо сигаретным дымом и засмеялся. Я с трудом подавил желание заставить его проглотить эту сигарету. Тоже мне, спортсмен, а дымит как паровоз. Он и третий из их кампании, которого я не знал, подхватили меня под руки и потащили в ближайший двор. Я не сопротивлялся. Зачем? Пусть стараются. Зачем рыть кому-то яму, если они и сами для себя ее выроют?

Они заволокли меня за электроподстанцию, осмотрелись. Прохожих нет. Вообще никого нет. Тиш да благодать. Самое подходящее место для воспитания.

– Ну что, проси прощенья и может мы тебя простим, – улыбнулся мне Петров. Я слышал, что он всегда улыбался, когда кого-нибудь собирался бить.

– Прошу прощенья, – сказал я.

– Нет. Не так. На коленях проси.

Ладно, хватит комедии. Я печально посмотрел на каждую из своих жертв.

– Совсем ты дурак, Петров, и друзья твои дураки. Кичитесь своей силой, культуризмом занимаетесь, а лезете на всех, кто слабее вас. Никак до вас дураков не дойдет, что на любую силу всегда найдется еще большая сила.

Вся троица от таких слов слегка опешила.

– Ты что, Громов, сдвинулся, – поинтересовался Петров, по-прежнему улыбаясь. – Давно не получал?

Дальше беседы была просто бессмысленна. Без особых премудростей я развернулся и заехал стоящим позади меня Косому и третьему парню в поддых. Одному ногой, а другому кулаком. Те даже пресс не успели поставить, впрочем, им бы он не помог. Оба парня рухнули на землю, делая безуспешные попытки вдохнуть. Петров очнулся от растерянности и с криком ринулся ко мне. Я чуть повернулся к нему, и тот сам налетел своим солнечным сплетением на мой локоть. Теперь лежали все трое. Дыхание у них восстановилось, но встать они еще не могли. Я нагнулся над Косым, распахнул у него куртку и достал из внутреннего кармана конверт.

– Это тот, что дала Танька? – спросил я у него.

Тот кивнул.

Я заглянул в него. Ого! Доллары в однодолларовых купюрах. Их оказалось двенадцать. Четыре доллара на брата.

– Мелко берете, ребята. Ну ничего, у вас все впереди, а эти я забираю. Нехорошо отнимать последние деньги у бедной девочки. Я пошел.

Когда я уходил, то видел, как поддерживая друг друга, трое незадачливых воспитателей вставали на ноги.

Надо было видеть лицо Таньки, когда я появился на улице. Хотя, если бы она была поумнее, то сообразила бы, что если со мной не могли справиться ее телохранители, то те культуристы и подавно не справятся.

Я направился прямо к Таньке. Ее телохранители переглянулись и подошли поближе.

– Вот, – я протянул ей конверт. – В следующий раз не теряй.

Танька пыталась что-то ответить, но только рот открывала.

– Пока, – махнул я ей, приподняв воображаемую шляпу, потом посмотрел в ту сторону, откуда должны были появиться Петров со компания. Тех еще не было. – Вы бы помогли им что ли, а то до вечера выползать будут, – попросил я телохранителей.

– Надеюсь, они живы? – Поинтересовался один из них.

– Дураков не убиваю. – Я кивнул им на прощание и отправился по своим делам, даже не посмотрев на Таньку.


Глава 3 | Рыцарь двух миров | Глава 5