home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Сначала мы зашли домой к Снегиреву, где он предупредил, что задержится по делам. Только после этого отправились к будущему магу. Маршрут я запомнил с первого раза, и теперь мне не нужно было спрашивать Мастера правильно мы идем или нет. Да это и к лучшему, поскольку, не смотря на обещание Мастера, слышно было его по-прежнему плохо. Было понятно, что поддерживание связи стоит ему больших сил. Поэтому я решил обращаться к Мастеру или Деррону только в минуты крайней необходимости. Те тоже не говорили лишнего без нужды.

Сейчас я бежал по уже знакомой мне улице, слушая тяжелое дыхание за спиной.

– Слушай, – хрипло спросил Снегирь. – А обязательно так спешить?

– Вообще-то нет, но мне хочется покончить с неприятным для меня разговором как можно быстрее. А что случилось? Уже устал? А кто-то хотел бежать впереди. – Однако, понимая, что другу сейчас вовсе не до шуток, я перешел на шаг.

С главной улицы мы свернули во дворы старых домов. Здесь можно было нарваться на неприятности. Неприятности встретили нас через пять минут, когда я решил еще сильнее сократить путь, пройдя через какую-ту подворотню. Там нас встретила кампания из пяти отморозков. Кажется, они были даже рады нам, есть над кем поиздеваться. Я быстро окинул их взглядом, оценивая силы. Напрягся, высматривая наиболее опасных противников. Задерживаться не стоило, поэтому на все я отвел полторы секунды. Каждому по удару, а там пусть отдыхают. На дорогу, загораживая путь, вышел один из кампании. Кажется, ему отвели роль заводилы. Снегирев догнал меня и пошел рядом. Кивнул мне.

Поравнявшись с заводилой, я посмотрел на него и обошел, Снегирев обошел с другой стороны. Тот растерянно проводил нас взглядом, хотел что-то сказать, но промолчал, продолжая смотреть вслед. Видно никак не мог понять, почему он не осмелился ничего сказать.

Отойдя чуть подальше, мы, не сговариваясь, обернулись. Кампания на все корки честила несчастного заводилу.

– Костя, ты спрашивал, что такое победа. Вот это победа. Победа, несмотря на то, что не было ни одного удара. Вернее победа благодаря тому, что не было ни одного удара. Сейчас без всяких драк, без махания руками и ногами удалось сделать то, что нам надо. То есть пройти мимо них. А ведь они старались именно этого не допустить.

– Это ты называешь победой? – Снегирь задумался. – Но почему они не напали.

Я пожал плечами.

– Скорее всего, поняли, что не по ним птички. Деррон говорил, что настоящий мастер не тот, кто побеждает противника в драке, а тот, кто выигрывает тем, что не начинает драки.

– А себя ты считаешь мастером? А ты уверен, что справился бы, если бы они напали?

– А почему ты думаешь, они не напали? Они почувствовали мою уверенность в своих силах.

– А если бы все-таки напали?

– Полторы секунды. Столько я отвел для боя.

Снегирь ошарашено уставился на меня.

– Ты ведь не шутишь. Что, правда? Но их же пятеро!

– Это шваль. Не бойцы. Они действуют стадом, нападая на тех, кто меньше их и тех, кого меньше чем их. Трусы. Разбегутся сразу, как только встретят сопротивление. Ладно, пошли. Мы уже и так задержались. Кстати, ты уже отдохнул?

– Нет, – простонал Снегирь.

– Замечательно. Тогда побежали.

В ответ раздался стон.

До нужного нам дома мы дошли минут через десять. Дошли, потому что Снегирь не выдержал заданного темпа и нам пришлось идти пешком.

Около уже знакомой мне двери я нерешительно остановился.

– Наверное, все же не стоило тащить тебя за собой. Ну ладно, сейчас все равно уже поздно менять что-либо. – Я решительно нажал на звонок.

Дверь открыл тот тип, который днем выгнал меня из квартиры.

– Это опять ты?! Я же сказал, чтобы ты больше не приходил!

– Вы передали своему другу то, что я вас просил передать?

– Нет. И не собираюсь выслушивать разные глупости! Уходи!

– Кто там, Витя? – раздался второй голос.

Слава богу, Аркадий Анатольевич очнулся. По крайне мере он уже не в стельку пьян. Через мгновение на пороге появился еще один мужчина. Он посмотрел на нас. – Гвардия, что вам надо? – Потом его взгляд сфокусировался на мне. Он побледнел, стремительно рванулся вперед и нерешительно замер, решая, действительно это я или ему показалось.

– Здравствуйте, Аркадий Анатольевич. Я хочу извиниться за сегодняшнее поведение. Я не должен был трогать тот Ключ. Или должен был его сразу отдать. Даже не знаю, что на меня нашло.

– Значит это все-таки действительно ты. – Он, не обращая внимания на изумленного друга, смотрел на меня. – Проходи. Что через порог говорить.

– А ваш друг меня пустит? – усмехнулся я. – Сегодня он уже выставил меня за порог.

– Он просто хотел мне помочь. Да проходите вы.

Через десять минут мы все вчетвером сидели на кухне за столом и пили чай.

– Ты извини, что так получилось, – говорил мне Виталий Дмитриевич, действительно оказавшийся бывшим сослуживцем Аркадия. – Но я действительно принял тебя за другого. Я знал, что Аркадия заставили ввязаться в одно дело, из которого он искал способ выйти. А тут он звонит и говорит, что все в порядке, что он уходит туда, где его никто не сможет достать и все такое прочее. Ты представляешь, что я подумал? Я беру отпуск, срываюсь с места и срочно мчусь сюда. Захожу в квартиру и вижу в ней тебя. Зная, чем он занимается, что я мог подумать?

– Я понимаю. Только вы немного опоздали. Тот, за кого вы меня приняли был на тридцать минут раньше вас. Я его выгнал.

– Стой! – Аркадий наклонился ко мне. – Ты его выгнал?! А он забрал что-нибудь?

Я посмотрел прямо в глаза Аркадию Анатольевичу.

– Нет.

Тот растеряно посмотрел на то место, где когда-то стоял мешочек с наркотиками.

– Они в унитазе. Я их туда отправил вместе с упаковкой.

– Что?!! – Аркадий ошеломленно уставился на меня. – Да ты понимаешь, что наделал?!! Да ты!..

– Я спас вас от тюрьмы. Маленькая деталь. Заходит этот тип и говорит, что он от Рекса. Я не понимаю, но говорю, что от Бобика. Тот начинает злиться и лезет в драку. Стукается головой об дверь, падает в обморок. Я хочу ему помочь, расстегиваю рубашку, а на груди лейкопластырем прилеплена такая штучка с двумя проводами. Интересно? Тогда продолжение. Когда я уходил отсюда, меня остановил майор милиции и предложил побеседовать. Долго выспрашивал, как я с вами познакомился, какие у нас отношения. Потом предупредил, чтобы я держался от вас подальше.

Аркадий Анатольевич без сил откинулся на спинку стула.

– Значит, на меня уже вышли. Но зачем ты выбросил товар?

– Затем, что после того, как они ничего не получили от подставы, они могли сделать обыск. Вы бы сели очень надолго.

– Может быть, но что тебе до этого?

– Потому что вы все еще нужны одному нашему общему знакомому.

– Что?! Но я думал… Ведь Ключ уже нельзя использовать?!!

– Ключ нельзя. Есть другой вариант.

– Может вы посвятите меня в это дело? Или это тайна? – сухо осведомился Виталий Дмитриевич.

Аркадий растерянно посмотрел на меня.

– Вам решать. Но дело таково, что нам может потребоваться любая помощь.

– Хорошо. Я расскажу. Началось это около полугода назад. Когда я вернулся однажды домой, то нашел на столе записку. Там было сказано, что во мне нуждаются. Что я нужен для того, что бы помочь людям. Там же была просьба ничему не удивляться, если что-то мне покажется странным. Странным мне показалась сама записка. Естественно, мне не понравилось, когда кто-то проникает в дом и оставляет там разные записки. Потом я начал слышать голоса. Я испугался. Думал, что схожу с ума. Тогда в квартире стали летать вещи. Потом появилась другая записка. Там говорилось, чтобы я не пугался. Что я не схожу с ума. Просто со мной пытаются вступить в контакт люди из другого мира. Я принял это за розыгрыш, но опять появились голоса. Потом эти голоса стали спорить в моей голове.

Я поперхнулся чаем и едва не расхохотался, прекрасно понимая ощущения Аркадия. Если уж Мастер и Деррон затевают спор, то могут свести с ума кого угодно.

– Мне удалось понять, что кто-то предлагает написать письмо и все в нем объяснить, а кто-то настаивает на личном контакте. В конце концов, я получил третье письмо. Там рассказывалось об истории двух миров и о том, как они были разделены. – В этом рассказе я узнал прочитанную мной в Атле книгу. Похоже, Мастер просто скопировал ее. – Это было уже похоже на розыгрыш, но не на сумасшествие. Поэтому, когда снова у меня в голове раздался голос, я стал прислушиваться. Тогда мне и объяснили чего от меня хотят. Оказывается, у них в том Магическом мире появился очень сильный маг, который грозит гибелью обоим мирам. А при разъединении эти самые Великие Маги всего не учли. В результате у них в том мире не осталось ни одного Великого Мага. Так что никто противостоять тому негодяю не мог. Вот они и решили привести в тот мира мага из нашего мира. Тот, кто назвался Мастером, объяснил, что я один из Великих Магов. Просто мои способности не могут проявиться в этом мире. И еще им нужен был не просто маг, но маг с боевым опытом, поскольку наверняка придется воевать. В общем, я ему поверил. Он объяснил, как найти Ключ, открывающий проход между мирами. Тогда-то я и позвонил тебе. Потом написал письмо, где просил тебя не искать меня, собрал вещи и отправился на поиски Ключа, местоположение которого указал мне тот же Мастер. Но там оказалось, что кое-кто меня уже опередил. А Ключ раньше чем через семьдесят лет не сможет открыть дверь. Вот я и остался здесь.

– Я совершил глупость, – продолжил рассказ я, – сразу не отдав Ключ, но у меня был такой паршивый день, а этот Ключ казался мне единственным утешением. В общем, я не стал отдавать Ключ, а убежал. Аркадий Анатольевич, конечно, догнал бы меня, но тут Ключ показал, а потом и открыл для меня дверь между мирами. В эту дверь я случайно и попал. Мастер и Деррон, Деррон – это второй голос – не слишком обрадовались моему появлению. Мне пришлось выслушать несколько неприятных слов от Деррона. Правда оказалось, что человек, совершивший переход в тот мир, а потом вернувшийся обратно сможет привести с собой кого угодно. Правда, Ключ, открывающий дверь обратно в наш мир пришлось поискать, но, в конце концов, мне удалось вернуться. – Я рассказал еще о нескольких правилах перехода. – Только беда в том, что тот маг, Сверкающий, из-за какого-то предсказания решил, что я угрожаю ему. Он отправил наемных убийц, и они прошли вслед за мной в наш мир. Сейчас их здесь семеро. Трое из Братства Черной Розы и четверо оборотней. Конечно в нашем мире они не могут менять обличье. Так что трое из них оказались здесь в виде волков, а один в виде человека.

– Это тот, который гнался за нами? – спросил Костя.

– Нет. Тот был бы восьмым.

Костя ненадолго задумался.

– Почему был бы?

– Потому что его уже нет.

В этот момент по радио начались местные криминальные новости. Я поднял руку, заставляя всех прислушаться.

– Сегодня в районе парка было обнаружено три трупа гигантских волков. Они просто поразительных размеров. У всех животных были перерезаны горла, в которые были вставлены серебряные кружочки. Милиция подозревает, что это какая-то новая секта принесла жертвы…

– Прошу прощения. Трое из Братства и один оборотень в человеческом обличье. Волков, кажется, уже ликвидировали.

– Кто? – удивленно спросил Аркадий. Ни у кого не возникло даже мысли не поверить мне.

– Скорее всего, сами убийцы из Братства их и ликвидировали.

– Зачем?! Разве ты не говорил, что они выполняют одну задачу?

– Да, но это не значит, что они любят друг друга. Братство – это орден профессиональных убийц. Это ниндзя того мира. Лучшие, кого можно нанять за деньги. Оборотни же это нечисть. Их, конечно, тоже можно нанять на деньги, но люди стараются не иметь с ними никаких дел. Их боятся и ненавидят, хотя, в сущности, они глупы. Но у них есть одно преимущество. Пока они в обличье волка их нельзя убить ничем, кроме серебряного оружия. Теперь понятно зачем в перерезанные горла были вставлены серебряные кружочки? Убийцы просто не знали, что здесь их можно убить как самых обычных животных.

– Но зачем их убили? – не понял Аркадий. – Ведь оказавшись в незнакомой обстановке они должны были беречь своих союзников. Ведь они могли бы им пригодиться.

– Да именно потому, что они оказались в незнакомой обстановке их и убили. Я же говорил, что оборотни не очень умны. Они не люди и их трудно контролировать. Тем более, если они в волчьем обличье. Они жаждут только крови. А сейчас, оказавшись лишенным одной из своих сущностей, они совсем спятили. Они стали бы убивать всех, кто попался бы им на пути. А это Братству совсем не нужно. Они не знают где оказались. Им нужно выяснить это. Делать же это лучше в спокойной обстановке, а не когда на тебя охотятся. Им нужно действовать осторожно, а делать это оборотни совсем не умеют. Они умеют только убивать. Вот их и ликвидировали от греха подальше.

– Почему же не всех.

– Потому что последний все же в человеческом обличье, а значит хоть что-то соображает. Не совсем спятил. Но оборотни ерунда. Они даже драться не умеют в человеческом виде. Самое главное – это Братство Черной Розы. Трое этих людей стоят трех десятков оборотней.

– Только что поступило сообщение, что на стройке по адресу… найден труп неизвестного мужчины в странной одежде. Подозревают, что он свалился со строящегося дома. Сейчас сложно сказать сам он упал или ему помогли. Никаких документов при нем обнаружено не было.

Костя схватил меня за руку.

– Это он! Тот, кто гнался, да? Ты оставался там! Это ты его убил?!

Я осторожно освободился от его хватки.

– Если бы я не сделал этого, то там сейчас валялся бы я.

– Эй, парень, ты что, серьезно? – вмешался Виталий Дмитриевич.

– Абсолютно, – мрачно ответил я.

– Но как же ты с ним справился?

– Я же сказал, что оборотни не отличаются умом. Я просто заманил его на стену, а потом столкнул. И чтобы вы там ни думали, но оборотни не люди. Может они и выглядят как люди, но они не люди. Это трудно объяснить тем, кто ни разу не сталкивался с ними.

– А Братство Черной Розы?

– Это люди. Наемные убийцы. Лучшие в том мире.

– И они пришли за тобой сюда? – недоверчиво спросил Аркадий.

– Да. Сверкающий узнал, что я как-то угрожаю ему. Но сейчас не это главное. Вы возьмете к себе Рона?

– Это тот мальчишка, который попал к нам из того мира? – Аркадий задумался. – Здесь есть сложность. Если, как ты говоришь, за мной следят, то в милиции быстро узнают о нем. Захотят узнать и кто он такой, возникнет масса нежелательных вопросов.

Я схватился за голову. Об этой проблеме я действительно не подумал. Долго ли понадобиться времени, чтобы выяснить, что Рон не племянник Аркадия Анатольевича? Предсказать, что будет дальше несложно.

– Что же делать? Я, конечно, могу сказать дома, что вас не застал. Рон может переночевать у меня, но если оставлять его надолго, то мне придется все рассказать. А этого мне пока не хочется.

– Пока?

– Это не то, что можно скрыть. Тем более мама все равно догадается, что со мной что-то не так. Но сначала нужно решить нашу проблему.

– Так ты можешь отправить меня в тот мир? – спросил Аркадий.

– Мастер сказал что могу. Сейчас спрошу у него. – Я закрыл глаза. Хотя это было и не надо, но так мне было легче отвлечься от окружающих. – Мастер, как отправить его к вам в Магический мир?

– Нет ничего проще. Пусть он отдаст Ключ тебе, а дальше ты и сам знаешь.

– Ключ? Но я думал, что он уже не нужен? Ведь вы сказали…

– Я знаю, что я сказал. Но подумай, если бы ты сам по себе мог открыть дверь, то после каждого шага проваливался бы из мира в мир. Ключ – это не только аккумулятор энергии с помощью которой он открывает проход между мирами, хотя это его главное предназначение, он еще и компас, который показывает место, где можно пройти. Сейчас у него нет энергии, но она есть у тебя. Когда ты возьмешь Ключ, он использует тебя для открытия двери. Вернее не тебя, а твою энергию.

Я пересказал свой диалог с Мастером.

– Ключ? – Аркадий выглядел подавленным. – Видишь ли, когда ты ушел, то я не стал подбирать Ключ. Он остался лежать там. Мастер ведь говорил, что раньше, чем через семьдесят лет им нельзя будет воспользоваться. А зачем он мне нужен через семьдесят лет?

– Это не страшно, – заговорил Мастер прежде, чем я успел что-то сказать. – Ключ не та вещь, которая может потеряться. Здесь нет никаких помех, и я могу определить его местонахождение, но мне понадобиться время. Утром я скажу, где он.

Я передал слова Мастера.

– В общем, до завтра мы все равно ничего не можем сделать. Сделаем так. Завтра Мастер определяет где Ключ, после школы мы с вами идем за ним и я отправляю вас в Магический мир.

– Отправляешь меня? А сам ты туда не собираешься?

Я покачал головой.

– Не забывайте об убийцах. Я не могу уйти пока они здесь.

– А ты хочешь, чтобы я ушел, предоставив ребенку разбираться с убийцами? – немного удивленно и в то же время недоверчиво спросил Аркадий.

– Вы нужны в другом месте.

– Ладно. Не буду с тобой спорить. По крайне мере до завтра. А вот завтра мы с тобой еще о многом поговорим.

– А что вы собираетесь делать с Роном? Я правильно запомнил имя? – поинтересовался Виталий Дмитриевич.

– Честно сказать даже не знаю. Оставлять его у себя я не могу, поскольку в этом случае мне придется рассказать родителям все раньше, чем хочу. А больше деть его некуда.

– У меня предложение. Я ведь с таким же успехом могу сыграть роль дяди этого ребенка, как и Аркадий.

– Вы действительно хотите помочь нам? – удивленно спросил я.

Виталий Дмитриевич усмехнулся.

– Тут было сказано много такого, во что трудно поверить, но я не верю, что бы сразу несколько человек сошло с ума на одной и той же почве. Так что, придется, видно, поверить вам. До тех пор, пока не доказано обратное, буду считать ваш рассказ правдой.

Аркадий молча подошел к нему и пожал ему руку. Ведь не каждый бы поверил в то, что сейчас услышал. Очень многие поспешили бы к ближайшему психиатру, крича, что люди с ума сходят.

– Только ему одежда нужна. Я, конечно, могу дать его старую, но в ней он будет смотреться у нас не очень.

– Да где я детскую одежду возьму? – развел руками Аркадий. – Откуда она у меня?

– Можно купить. Некоторые магазины по дороге еще открыты. – Я вытащил несколько купюр, которые достал из своей копилки. Здесь не хватит, но если вы добавите, то можно купить вполне приличную одежду.

Аркадий Анатольевич без слов достал пятисотенную купюру и протянул мне. Потом проводил нас до двери.

– Я еще завтра утром попробую поискать Ключ. Если не удастся, то я встречу тебя около школы, – пообещал он мне на прощание. Я согласно кивнул.

Втроем мы вышли из подъезда.

– Вон там я видел магазин. – Махнул рукой Костя. Все время нашего разговора он просидел тише воды ниже травы. Только внимательно слушал, стараясь сделаться невидимкой.

В магазине нам действительно удалось купить простой костюм с кроссовками по размеру Рона. Правда, я все еще сомневался по поводу обуви и на всякий случай взял лишь чуть меньше того размера, который носил сам.

Приобретя одежду, мы отправились ко мне. По дороге Виталий Дмитриевич задал еще несколько уточняющих вопросов по поводу моего путешествия. Я ответил уклончиво.

– По-моему, ты не хочешь рассказывать об этом?

– Там было не слишком безопасно, чтобы об этом можно было вспоминать с радостью, – согласился я. – Но тот мир мне нравится. И, как ни странно, я жалею о нем. Когда я был там, то единственное, что мне хотелось – это как можно быстрее вернуться домой. Тогда, думал я, я отправлю туда мага, сам вернусь и забуду все как кошмарный сон. Однако сейчас понял, что это лишь самообман. Мне никуда не деться от того мира. Я стал частью его. Я пробыл дома всего несколько часов, а уже скучаю. У меня там остались такие друзья, каких никогда не было здесь. Да, там было опасно, но там для меня была жизнь. Это сложно объяснить.

– И не надо. Я знаю, что это такое. – Виталий Дмитриевич задумался. – Могу только посоветовать тебе быть там, где ты действительно нужен, где ты живешь, иначе всю жизнь будешь жалеть.

Я задумчиво кивнул.

– Я запомню ваши слова. А вот и мой дом. Только сразу не заходите к Рону. Он же ждет другого человека и может удивиться. Я его подготовлю.

– А я пойду домой, – Снегирь махнул мне рукой. – Встретимся завтра в школе, Громов. И не надейся, так просто тебе теперь от меня не отделаться. – Он поднял руку в испанском приветствии. – Но пасаран. – Потом махнул рукой и скрылся за деревьями.

– Хороший у тебя друг. Надежный.

– Да, – кивнул я. – Правда, мы только сегодня с ним подружились. До этого мы были заклятыми врагами.

– Правда что ль? – удивился Виталий Дмитриевич. – А из-за чего? Если конечно не секрет.

– Из-за классовых противоречий, – усмехнулся я. – А сегодня он понял, что я такой же человек как и он, только мне повезло родиться в семье с достатком.

Виталий Дмитриевич некоторое время разглядывал меня.

– Понятно. Ладно, пошли, что мы встали.

Дома нас уже ждали. Мать оказывается увидела нас в окно и теперь открыла дверь.

– Заходите. Антон уже ждет вас.

Я быстро прошмыгнул мимо матери, оставив ее разговаривать с «дядей» Антона. Буквально за две секунды мне удалось быстро ввести Рона в курс дела. Поэтому когда мама в сопровождении «дяди» вошла в комнату, он кинулся ему на шею.

Рона переодели в принесенный нами костюм, который он оглядел очень подозрительным взглядом. Кроссовки, правда, оказались немного велики, но это даже хорошо – не натрет ноги незнакомой обувью. Я вышел проводить их во двор.

– Рон, ты потерпи уж немного. Тебе недолго нужно будет пожить в гостях.

Рон одарил меня мрачным взглядом.

– Да. А потом ты отправишь меня обратно с тем магом, а сам вернешься домой. Энинг, может ты пойдешь с нами?

– Рон, давай потом поговорим.

– Потом! Всегда потом! – вдруг разозлился он. – Только я никуда не пойду без тебя! Если ты останешься здесь, то и я останусь! Так и знай! – Он отвернулся и с гордо поднятой головой отправился по улице.

Виталий Дмитриевич проводил его задумчивым взглядом. Потом посмотрел на меня. Если бы он что-то сказал, то я, наверное, психанул бы и раскричался. К счастью он промолчал и отправился догонять Рона-Антона.

Немного погрустневший я вернулся домой. Однако там быстро успокоился, поскольку за год сильно соскучился по своим и теперь я беспрестанно болтал с ними, чем ужасно надоел и брату и матери.

– Егор, да что с тобой случилось? Ты сегодня какой-то странный.

– Все нормально, – весело отвечал я. – Теперь все нормально!

Тем не менее, в десять мама отправила меня в постель. Все-таки в Магическом мире, несмотря на все его недостатки, было одно несомненное достоинство: там никто не отправлял меня спать тогда, когда мне этого не хотелось. Однако спорить было бессмысленно. Отца я так сегодня и не дождался. На своей работе он, бывало, пропадал и до двенадцати ночи. Пришлось встречу отложить до следующего дня.

Утром я проснулся оттого, что кто-то осторожно вошел ко мне в комнату. Раньше меня постоянно приходилось будить в школу, поскольку я был большой любитель поспать. Но в другом мире долгий крепкий сон вполне мог перейти в сон вечный. Это научило меня спать тогда, когда для этого выпадала минута и просыпаться мгновенно по первому сигналу опасности. Вот и сейчас я несколько мгновений размышлял над тем, что же меня потревожило. Оказалось, что это ко мне вошел брат. Из-под прикрытых век я наблюдал за тем, как он крадучись подходит к моей кровати. В последнее мгновение я якобы случайно махнул рукой и стакан с водой опрокинулся не на меня, а на брата. Брат тихонько чертыхался, стараясь меня не «разбудить». Мне приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы не рассмеяться. Наконец он ушел за новой порцией воды – брат никогда так легко не отказывался от своей задумки. Я быстро вскочил, скатал одеяло так, что создавалось впечатление будто кто-то продолжает спать на кровати. Потом зачерпнул немного воды из аквариума валявшимся тут же небольшим ведерком.

Только успел встать за дверь, как снова вошел брат. Прокравшись на цыпочках к кровати, он с криком: «Вставай соня!», откинул одеяло и вылил воду прямо на подушку. Увидев, что в постели никого нет, замер, удивленно смотря на пустую кровать. В этот момент я и опрокинул на него воду из ведра.

От неожиданности брат подпрыгнул на месте и вскрикнул. Развернулся, пытаясь ухватить меня за руку. Я со смехом увернулся и бросился в ванную, захлопнув дверь у него перед носом.

– А ну выходи!

– И не подумаю, – отозвался я.

– Выходи, хуже будет!

Не слушая его криков, я залез под холодный душ, хорошенько растерся, умылся. Только после этого открыл дверь.

Брат бросился было на меня, но в этот момент появилась мама.

– Мальчики, что случилось? Виктор, Егор! Виктор, ты же старше!

– Ага, посмотри, что младший сделал. – Он показал свою мокрую шевелюру.

Мама осуждающе посмотрела на меня.

– Он первый начал. Посмотри, что он сделал с моей подушкой! Она вся мокрая.

– Вы как маленькие, в самом деле. Ну-ка быстро одеваться и за стол. Егор, ты не забыл, что нам с тобой сегодня идти в школу?

– Не забыл, – вздохнул я. – А где папа?

– Он уже ушел. Говорит, что у него какие-то важные переговоры.

Я вздохнул. Вот так всегда. Иногда даже можно подумать, что отца у меня нет, так редко я его вижу. А ведь, пожалуй, ему можно было бы все рассказать, спросить совета. Наверное, так и стоит сделать… если увижу его в ближайшие два дня.

Завтрак прошел спокойно. Брат, быстро перекусив, убежал. Я всегда выходил чуть позже – до школы мне было идти гораздо ближе, чем ему до института. Однако в этот раз мама заставила меня отправиться вместе с ней пораньше. «Что бы решить твою проблему сразу и не отвлекать тебя от учебного процесса». Лучше бы мы отправились позже, тогда были бы законные основание опоздать на математику – хоть какое-то утешение.

К школе мы подошли тогда, когда нормальные люди еще только собираются идти на занятия и сразу прошли в кабинет директора.

Разговор получился недолгим и очень неприятным. Потом меня выпроводили в коридор, и директор остался с мамой. Вскоре вышла и она.

– Надеюсь, больше таких сюрпризов не будет.

Я только вздохнул, остерегаясь давать опрометчивые обещания. Мама поняла и хмыкнула.

– По крайне мере постарайся избегать разрушительных последствий. Ну ладно, беги на занятия.

– Какие занятия? До начала уроков еще двадцать минут.

– Ладно, ладно. Не расстраивайся. Подумаешь, трагедия – один раз в школу пришел пораньше. – Мама направилась к выходу.

Я проводил ее взглядом, а потом быстро зашел в туалет. Там я достал из портфеля два метательных ножа. Один я повесил на лодыжку под штанину, а второй под пиджаком – после вчерашнего происшествия я не рисковал показываться без оружия на улице. Кто знает когда мне «повезет» нарваться на следующих своих знакомых? И хорошо если это будет оборотень. А если из Братства? Правда, два ножа – это слабовато, но тут уж ничего не поделаешь. Пистолета у меня нет, а с мечом ходить по улице не будешь.

Я внимательно осмотрел себя. Ножей видно не было. Попрыгал на месте. Тоже вроде ничего не звенит, ножи выпадать не собираются. Я вышел в коридор. Минут десять слонялся по почти пустым коридорам, придумывая как бы еще убить время.

– Громов! Ну что, нашел Снегиря?

Я обернулся. Позади меня стоял Витька и вопросительно смотрел на меня. Очевидно пытался найти следы «беседы».

– Ну чего у человеку пристал? – Подошедший Снегирев отстранил Витьку от меня. – Не видишь, занят он? Иди, иди, погуляй!

Витька замер, ошеломленно наблюдая за тем, как я со Снегирем отошел в сторону и стал спокойно разговаривать.

– Представляю, что он сейчас думает, – усмехнулся я.

– А плевать, – четко сказал Снегирь. – Мне до лампочки, что он думает. Вот приставала.

– Наверное, он просто боится быть один.

– Да плевать на него! Что было вчера?

– Да ты же все видел. После твоего ухода ничего интересного не было. Честно не было, – добавил я, заметив его недоверчивый взгляд. – А ночью я спал и никуда не бегал.

– С тебя станется, – буркнул он. – Я уже не знаю, что от тебя ожидать.

Но тут прозвенел звонок, и нам пришлось идти в класс. Но даже там я ловил удивленные взгляды Витьки, которые тот бросал на меня и на Снегирева. Он сидел от меня через три парты, и мне было прекрасно его видно.

– Ты что это, помирился со Снегирем? – удивленно спросил мой сосед по парте.

Ну вот, теперь разговоры будут только о том, что Громов помирился со Снегиревым. Как будто это новость мирового значения.

– Нет, Славик, мы с ним обсуждали условия будущей дуэли.

– Громов, Селиванов! Прекратите разговаривать!

Больше Славка ко мне не приставал.

После уроков мы со Снегиревым уходили из школы вместе.

– Ну ты дал! Мне было даже больно смотреть, как на физре ты пытался выглядеть каким-то увальнем.

– А что, было заметно? – с тревогой спросил я.

Снегирь задумался.

– Ты знаешь, нет. Просто если бы я не видел вчерашние твои упражнения, то я не понял бы, что ты пытаешься не показать вида, что все эти упражнения для тебя очень легкие. Просто ты выглядел в несколько меньшей форме, чем обычно. Я бы тоже не понял, но потом, увидев, как на турнике ты со всех сил пытаешься не подтянуться больше трех раз, мне все стало ясно. Ты же ведь мог больше подтянуться?

– Вообще-то мог. Но я не хочу, чтобы все поняли, что со мной что-то произошло.

– Я так и понял. Но знаешь, мне кажется, долго скрывать тебе ничего не удастся. Сейчас заметил я, но потом это увидят и остальные.

– Не трави душу. Наверно, мне придется научиться притворяться.

– А почему ты не хочешь показать все то, на что ты способен?

– И как объяснить, что за один день я стал вдруг спортсменом?

– Ну, ты мог бы сказать, что до этого притворялся.

Я молча смотрел на Снегиря, пока тот сам не понял глупость подобного предложения.

– Я не собираюсь быть звездой школы. Вообще, я стараюсь остаться как можно незаметнее. – Я огляделся по сторонам. – Черт, где же Аркадий Анатольевич? Он же обещал ждать меня у школы. Может с ним что-то случилось?

– Не нервничай. Он же не знает, когда у тебя занятия кончаются.

– Ну чего вы к нам пристали? – этот вопрос я слышал довольно часто, когда шел из школы домой. Юные рэкетиры из восьмых классов снова зажали кого-то из младших классов за гаражами, вытрясая очередной долг. Только на этот раз там, похоже не одна жертва.

Я резко свернул и направился в сторону звука, проклиная в душе Деррона. Чертов рыцарь с его рыцарским кодексом. Какое мне дело до того, что там происходит? У меня есть гораздо более важные дела, чем выручать малолеток по собственной глупости попавших в переплет. Только вот беда в том, что Деррон прекрасно умел учить. И обучал он меня не только боевым искусствам. «Коль рыцарь ты – то рыцарь ты всегда». И ведь видел я этих рыцарей! В большинстве своем они заняты тем, что хвастаются друг перед другом придуманными подвигами. Только вот был ведь и Даерх, Буефар.

– Ты куда? – удивился Снегирь.

– Совершать глупости, – процедил я.

За гаражами двое подростков из восьмого класса поймали четверых пятиклассников и вытрясали из них, скорее всего придуманный долг. Несколько раз мне приходилось видеть, как это происходит. «Мальчик, хочешь фокус покажу? Спорим, что сейчас карта исчезнет?» – И прежде, чем мальчишка успевал что-либо сообразить, карта действительно исчезала. Чаще всего в кармане спорщика. После чего пятиклассник признавался побежденным и с него требовали проигранные деньги, хотя тот и не думал спорить. Конечно, жертвы выбирались не просто так, а те, кто не мог за себя постоять. О том, что подобное существует в школе, знали, похоже, все, кроме преподавателей. А у начинающих рэкетиров хватало ума не связываться с теми, от кого можно и получить.

Конечно, сейчас можно было бы без слов накостылять обоим, но я прекрасно понимал, что они для меня не противники, но станет ли от этого легче их жертвам?

– Ребята, – обратился я к четверке пятиклассников. – Вас же ведь больше, почему вы подчиняетесь всякой швали?

– Ты чего это, пацан? – Один из рэкетиров шагнул ко мне. – Нарываешься?

– Заткнись. – Спокойно сказал я, посмотрев на него. – Я не с тобой разговариваю.

Рэкетир побледнел и испуганно попятился.

– Они сильнее, – рискнул ответить один пострадавших. – Они же вдвоем справятся с нами.

– Я не про вас четверых. Вы же не единственная их жертва? Соберитесь все вместе, да надавайте им как следует.

– А потом они поймают каждого из нас и надают нам.

– Тогда снова соберитесь. Если они почувствуют, что их не боятся, то они отстанут.

– Да? Вот если такой смелый, то и надавай им. – Влез еще один пострадавший.

– А я им, в отличие от вас, не плачу деньги. И потом, надавать им сил у меня хватит, но что потом? Всю жизнь я вас не буду защищать. Вы должны научиться делать это и сами.

– Да ты что, совсем офанорел? – разъярился другой рэкетир. Он подскочил ко мне и ухватил за плечо.

В этот момент подошел стоящий в стороне Снегирев и без слов отпихнул напавшего в сторону. Потом встал около меня. Снегирева, похоже, они знали прекрасно, поэтому больше в драку лезть не пытались. Как-то они наехали на него, посчитав легкой добычей. После этого две недели они приходили в школу с красочными фингалами под обоими глазами. Снегирь, конечно, тоже пострадал, но с тех пор они старались обходить его стороной.

– Лавочка закрыта, – объявил он.

Те нерешительно посматривали на нас, прикидывая силы. Но тут к нам подошел один из пятиклассников и встал рядом.

– Ты что, шпендик? Давно не получал? – Рэкетир посчитал, что может безнаказанно сорвать злость на нем. – Да я же тебя урою!

– Но все равно больше ничего от меня не получишь. – Пятиклассник отчаянно трусил, но старался казаться твердым. – Я не буду больше тебе ничего платить!

– Ах ты… Защиту нашел? Не надейся.

– Что происходит? – Из-за гаража вышел Аркадий Анатольевич. – Какие-то проблемы?

Высокий рыжий рэкетир зло выругался.

– Повезло вам! А тебя я урою, – пообещал он пятикласснику.

Я шагнул к нему и провел молниеносную атаку. Вряд ли кто сообразил, что случилось. Меньше чем через секунду этот «смельчак» лежал носом в луже. Я одной рукой держал его за волосы, а другой зажимал руку в болевом захвате.

– Слушай меня внимательно, гроза малышей! Если я узнаю, что ты хоть пальцем тронул… как тебя зовут? – повернулся я к зачарованному пятиклашке.

– Саша Петлицкий.

– Так вот, если ты хоть пальцем тронешь Сашу, то лучше сразу беги из города, поскольку я тебе устрою веселую жизнь. Понял?

Тот что-то зарычал и дернулся, пробуя вырваться. Я сильнее надавил на руку, а другой рукой окунул голову в лужу. Немного подержал, успокаивая.

– Ты понял?

– Пусти, скотина.

– Не понял, – констатировал я, снова погружая его голову в лужу.

– А теперь понял?

– Понял. – Больше он не старался казаться героем.

– Тогда пшел вон! – Я поднял его за волосы и пихнул в сторону улицы. – И помни мои слова! – Я повернулся ко второму рэкетиру. – А ты что скажешь? Что-нибудь умное или тоже какую-нибудь глупость?

Тот со страхом посмотрел на меня.

– Я пойду? – нерешительно спросил он.

– Иди, – усмехнулся я.

Тот быстро выскочил из-за гаражей и помчался по улице. Я же повернулся к жертвам рэкета.

– Дуйте отсюда и помните, что я не буду вечно вас защищать. Учитесь сами.

Те мигом исчезли.

– Разве было необходимо так делать? Он хоть и хулиган, но все-таки… Не слишком ли жестоко? – поинтересовался Криворецкий, неодобрительно смотря в мою сторону. Ему подобная расправа явно не понравилась. Впрочем, его неодобрение относилось скорее к методу расправы, а не к самой расправе, поскольку он прекрасно понял то, что здесь происходило.

– С такими только так и надо. Он трус, но крайне жесток. Знаю я его. Он бы избил потом этого Сашу до потери сознания. Сейчас же он прекрасно знает, что с ним будет после этого.

– Да, – задумчиво проговорил Снегирь. – Саша теперь в безопасности, но теперь он постарается разобраться с тобой.

– Как я на это надеюсь, – улыбнулся я.

Моя улыбка, очевидно, сильно не понравилась Снегирю, поскольку он сочувственно посмотрел вслед убегающему рэкетиру.

– Да. Так вот, насчет Ключа, – поспешил перевести разговор на другую тему Аркадий Анатольевич. Он по-прежнему не одобрял мои действия, но и вмешиваться в дела детей посчитал неправильно. А может воздержался от дальнейшего обсуждения по другой причине. Мне пока сложно было понять причину поступков Криворецкого. В любом случае он не стал донимать меня рассуждениями о недопустимости таких методов. Я и сам был не в восторге от своего поведения, но, к сожалению, слов этот тип просто не понял бы.

– Вы его не нашли. Знаю. Сегодня Мастер мне сообщил, что Ключа на старом месте уже нет. Более того, Ключ теперь перемещается. Кажется, кто-то нашел его раньше нас.

– И что же предлагает Мастер?

– Мастер ничего не предлагает. Он может показать нам где Ключ сейчас. А я предлагаю сейчас отправиться ко мне. Я переоденусь, а потом мы с вами пойдем по указке Мастера туда, где находится Ключ и постараемся забрать его.

– Каким образом?

– Самым простым. Скажем, что это мы его потеряли, а потом выкупим.

– Я уже старался выкупить его у одного человека. Помнишь?

– Но я же извинился! – с обидой воскликнул я. – К тому же сейчас Ключ не сможет открыть дверь. Так что результат будет другим.

– Хочется надеяться.

Без задержек мы дошли до моего дома. Я побежал переодеваться. Снегирь настоял, чтобы мы подождали его, поскольку тоже решил отправиться с нами. Впрочем, я не особо протестовал. Как ни странно, но мы подружились с ним так, будто и не было долгой вражды между нами.

Втроем мы собрались около киоска «Роспечати».

– Ну, Егор, показывай.

Я попросил Мастера показывать дорогу и повел друзей, слушая его указания.

– Я сегодня был у друга, – рассказывал Аркадий Анатольевич. – Рон переживает за тебя. Мне кажется, что он даже восхищается тобой. Правда молчит о тебе как партизан, если его спрашивают. Я пытался хоть что-то узнать о Магическом мире, но он отказался отвечать. Говорит, что ты ему запретил рассказывать.

Я рассмеялся.

– Я говорил ему, чтобы он никому не рассказывал о двух мирах. Вы же сами понимаете, что не стоит болтать об этом. Только, боюсь, что он понял меня слишком буквально. Я скажу ему, что вам можно говорить правду. Вам действительно стоит узнать о том мире заранее. Ведь вам придется жить в нем.

– Теперь направо, – прервал меня Мастер. – Иди по этой улице до вон того высокого дома.

Я повернул туда, куда показал Мастер.

– Я зайду к вашему другу как только мы получим Ключ. Рону не место в этом мире. Он не сможет здесь жить. Его надо отправить домой как можно скорее.

– А тебе не жалко будет с ним расстаться?

Я вздохнул.

– А что вы предлагаете? Оставить его здесь?

– А почему бы тебе не пойти с ним? Витька говорил, что ты скучаешь по тому миру.

– Но мой же дом здесь? – ошеломленно заметил я.

– Дом там, где ты живешь.

– А родители?

Аркадий Анатольевич пристально посмотрел на меня.

– Ты никогда не думал над тем, чтобы взять их с собой?

Я опустил глаза. Помолчал.

– Думал. Но они вряд ли согласятся. У них здесь друзья, работа. А без них я не пойду. Только вот друзья и работа у меня там, в другом мире.

– А я не твой друг? – немного обиженно спросил Костя.

– Друг. Но… мне сложно объяснить. Я скучаю по тому миру.

– Так возьми меня с собой.

– Ты просто не представляешь о чем просишь. Почему ты думаешь, что тебе там понравится? Это ведь вовсе не так хорошо, как кажется со стороны. Там такой же мир, как здесь, только с несколько другими законами пространства. Он ничуть не лучше нашего мира, просто он другой.

– Может я покажусь тебе чокнутым, но я всю жизнь мечтал о чем-либо подобном.

– Безнадежный романтик, – вынес диагноз я. – Только вот я ни о чем таком не мечтал. Надо было чтобы ты нашел Ключ, а не я.

Снегирь затряс головой.

– Я бы продал его ему за деньги. – Он мотнул головой в сторону Криворецкого.

– Жаль, что не ты его нашел, – ответил тот.

Мы все улыбнулись.

– Кажется, пришли. – Я прислушался к словам Мастера. – Мастер говорит, что Ключ в этом доме. В подвале.

– Наверное, его нашли бомжи и притащили к себе. Если это так, то нам не трудно будет выкупить его.

Мы подошли к двери в подвал. Потом осторожно вошли.

Я первый почувствовал опасность.

– Назад!!! – Я резко упал. Над моей головой брошенный из темноты нож высек искры. – Бежим! – Я схватил Снегиря и потащил за собой выходу.

Нападение застало нас врасплох, но Криворецкий недаром был десантником, хоть и бывшим. Запустив в сторону, откуда прилетел нож камень, он кинулся за нами.

Подтолкнув Снегиря к выходу, я чуть задержался. Я прекрасно понимал, что, несмотря на всю подготовку Аркадия Анатольевича у меня было гораздо больше шансов уцелеть. Он в отличие от меня не мог сражаться в темноте, для меня же она была не преградой. Вот и сейчас я пропустил его. Но тот вдруг остановился.

– Что замер?! Быстро уходи!

Я выругался. Он не понимал, что сейчас я гораздо лучше него мог прикрыть отступление. Но спорить было некогда. Все это время я ни на секунду не оставлял наблюдения за врагами. Мне было видно, хотя видно – это немного не то слово, в темноте глаза играют наименее важную роль, как три человека бежали к нам, стараясь не дать выбраться из подвала. Вот один присел и вытянул вперед руку. Я резко пихнул Аркадия в сторону. Там, где только что был он, свистнула стрела. Подхватив ее, я кинулся к выходу.

Как только мы выскочили на свет, Снегирь, который оказывается не терял время, захлопнул дверь и вставил в петли для замка стальной прут. Криворецкий тут же подскочил к нему, напрягся и согнул его. Теперь из подвала было не выбраться никому.

Впрочем, мы не стали ждать развития ситуации и помчались от этого дома.

– Что это за сумасшедшие были? – спросил Криворецкий, когда мы, наконец, остановились.

– Сумасшедшие? О нет, – ответил я. – Это были вовсе не сумасшедшие. Помните, я говорил, что за мной из того мира пришли наемные убийцы? Братство Черной Розы?

– Ты считаешь, что это были они? – поинтересовался Костя.

Я без слов показал арбалетную стрелу, которую продолжал сжимать в руке. Это было лучше всех моих аргументов.


Глава 2 | Рыцарь двух миров | Глава 4