home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Ролон, отдав повод с лошадьми, которые несли носилки, эльфу, подъехал ко мне, оторвав меня от не слишком веселых мыслей.

– Энинг, мы не можем везти его с собой до бесконечности. С Муромцем надо что-то делать?

– Что ты предлагаешь?

– Надо оставить его там, где о нем смогут позаботиться.

Уф, на миг мне показалось, что он предлагает…

– И где о нем смогут позаботиться?

– Это я и хочу сейчас решить. Пойми, он задерживает нас и помешает нам драться, если нас догонит посланная Бекстером погоня. К тому же, если позвоночник у него поврежден серьезно, то его надо доставить туда, где ему смогут оказать помощь. Если мы задержим с этим, то он останется инвалидом, но если мы поспешим, то у него есть шанс.

– Если у него так серьезно поврежден позвоночник, то какой у него шанс? – горько заметил я.

– Энинг, ты забываешь о магии. С помощью магии возможно излечить любые механические повреждения человеческого организма. Конечно, если поврежден позвоночник, как думает твой друг, то лечение будет очень трудным, но возможным. Но для этого помощь должна быть оказана вовремя.

– Мастер, вы в самом деле полагаете, что его можно вылечить? – с проснувшейся надеждой спросил я.

– Я тебе когда-нибудь лгал?

– Значит, нам надо спешить. Но где ему смогут оказать помощь?

– Предлагаю оставить его в ближайшем монастыре. Монахи позаботятся о нем.

– Монахи?

– Да. Забота о больных – это одно из основных их занятий.

Я ненадолго задумался и решил, что стоит довериться знанию Мастера об этом мире. Ролон тоже отнесся к этому предложению со всей серьезностью.

– Это действительно выход.

Тут к нам подъехал Рон.

– Энинг, тебя Муромец зовет. Хочет что-то попросить.

Все втроем мы подъехали к носилкам.

– Что случилось, Илья?

Он усмехнулся, стараясь показать, что ему не очень грустно.

– В церкви мне послышалось, что ты впервые назвал меня братом. Но я не об этом хотел поговорить. Энинг, вам не уйти со мной далеко. Вы должны меня оставить.

Не успел я ответить, как вперед выехал Ролон.

– Мы только сейчас об этом говорили. Тебе действительно опасно продолжать с нами путь. Понимаешь, чем скорее тебе окажут помощь, тем больше шансов, что тебя могут вылечить.

– Разве меня могут вылечить.

– Да, – кивнул я. – Помнишь, я тебе говорил о Мастере? Так вот, я сейчас с ним посоветовался и он сказал, что вылечить тебя будет трудно, но возможно. Но для этого помощь должна быть оказана как можно скорее. В дороге, естественно, мы такой помощи оказать не сможем, к тому же здесь нужен очень хороший маг-врач.

Муромец откинулся на носилках и расслабился. Только сейчас я понял, какое облегчение испытывает он, узнав, что у него еще есть шанс снова ходить. Его маска беззаботного веселья слетела с него, открывая нам его истинные чувства. Я был потрясен, насколько умело он скрывал их все это время от нас. Подобное самообладание было поистине невероятным. Интересно, попади я в такую же ситуацию, смог бы я так же скрыть свои чувства, чтобы не надоесть друзьям, которым и так нелегко? Так кто же здесь настоящий герой? Всего моего геройства хватило на то, чтобы поиздеваться над тем рыцарем, когда было ясно, что тот не может противостоять мне. Происшествие в храме с мечом заставило мне по-новому взглянуть на многие свои поступки. И теперь, имея возможность беспристрастно сравнить того себя, который еще только попал в этот мир и того, который сражался с рыцарем, спасая дракона я вынес приговор далеко не в пользу последнего.

Меч?! За всеми событиями я совершенно забыл о нем. Выскочив из храма и ища Муромца, я механически вбросил его в ножны. Я осторожно достал шеркон и облегченно вздохнул – лезвие отливало знакомым стальным блеском и не было никаких признаков водяного меча Судьбы. Я снова убрал его в ножны. Это ни от кого не укрылось.

– Что, испугался, что он остался водяным мечом? – поинтересовался Леонор. – Зря. Такие вещи, если они сразу не берут верх, долго не держатся. Он исчез сразу, как только в нем отпала нужда.

– В нем отпала нужда сразу, как только убежала разная нечисть, а он держался до конца боя. Надоел до ужаса.

– Разве это было плохо? – искренне удивился маг. – По-моему, он рубил все, что попадалось под удар. Я видел, как он разрубил булаву.

Несколько секунд я пытался удержаться от тех ответов, которые сразу пришли мне в голову, напоминая себе, что это не Леонор сражался этим мечом. Что ему трудно представить, то, что пережил я, уворачиваясь от обломков.

– Скажем так, – наконец заговорил я. – Мне больше нравится самое обычное оружие. По крайне мере, с ним нет опасности получить в лоб шипастым шаром только из-за того, что твое оружие перерубило удерживающую его цепь.

Так, шутливо переругиваясь, мы продолжали путь. Муромец, казалось, тоже успокоился и принял активное участие в нашей пикировке. Правда я немного нервничал по поводу того, где можно найти ближайший монастырь, но Далила успокоила, сообщив, что знает где он находится. Правда, сказала она, придется на время съехать с главной дороги. Это грозило задержать нас, но никто, естественно, спорить не стал.

К полудню мы уже отъехали от караванной дороги достаточно далеко и, чтобы переждать жару, устроились под деревьями немного отдохнуть. В этом нуждались все, так как ночью отдохнуть не удалось никому, и мы все просто шатались от усталости.

Только часа через два удалось более-менее отдохнуть и, немного перекусив, мы продолжили путь. Только Муромец продолжал спать, но его мы будить не стали. Стараясь не потревожить спящего, все собрались и двинулись дальше.

Обещанный Далилой монастырь показался через три часа осторожного шага. Если бы не необходимость бережно везти носилки с Муромцем, то мы были бы здесь еще в одиннадцать.

Вести переговоры мы все доверили Далиле и она, подъехав к крепким воротам монастыря, заколотила в них кулаками. Наконец приоткрылось окошко. Мы стояли немного в стороне и не могли слышать о чем говорила Далила, но вскоре ворота открылись и нам навстречу вышли несколько монахов, во главе с настоятелем.

– Где раненый? – сразу спросил он, переходя к делу и не отвлекаясь на пустяки.

Ролон показал на носилки.

Настоятель наклонился над Муромцем, положил руку ему на лоб и закрыл глаза.

– Вы правы, у него действительно поврежден позвоночник. Заносите!

Услышав приказ, монахи быстро отвязали носилки и понесли их внутрь монастыря. Мы двинулись следом. Перед воротами я, следуя совету Далилы, слез с коня и дальше двинулся пешком.

Несколько монахов тут же забрали наших лошадей и повели их на конюшни. Носилки же с Муромцем внесли в просторное помещение и положили их на кровать. Я двинулся было туда, но настоятель жестом остановил меня.

– Подождите, милорд. Я хочу осмотреть вашего телохранителя.

Ясно, а кто ж он должен быть по его понятиям? Только вот мне казалось это неправильным.

– Он мой брат.

Настоятель удивленно вскинул брови и посмотрел сначала на него, потом на меня.

– Вы не очень похожи.

Я раздраженно дернул плечом.

– Не родные. Мы братья по крови.

– Вот как? Все равно вам не стоит заходить. Подождите в помещении для гостей.

Не слушая ни чьих возражений, настоятель закрыл перед нами дверь. Теперь, волей-неволей, нам пришлось отправляться за сопровождающим нас монахом. Нас провели в довольно большую комнату с несколькими креслами, где и оставили. Здесь я начал метаться из стороны в сторону, скрывая нетерпение. Ненавижу ожидание. Но этой беготней я так надоел Ролону, что тот силой впихнул меня в ближайшее кресло и заявил, что если я не успокоюсь, то успокоит меня он. Впрочем, мы все переживали за Муромца, хотя и старались скрыть это волнение. Наконец через полчаса к нам вошел сам настоятель. Он прошел к ближайшему креслу и плюхнулся на него. Потом посмотрел на меня.

– Очень тяжелая травма, милорд. Мы не в состоянии вылечить ее. Здесь нужна помощь настоящего мага-врача. Лучшего, какого можно найти.

– Так в чем дело? Что, в империи нет хороших врачей?

– Врачи есть. Беда в том, что по настоящему хорошие стоят очень дорого. Да и лечение будет очень сложным. У монастыря нет таких денег. Точнее деньги бы мы нашли, но тогда ради вашего брата нам пришлось бы бросить всех остальных больных, которые находятся у нас.

– Сколько? – я сжал зубы, ожидая самого худшего.

Настоятель вздохнул.

– Две с половиной тысячи динаров. Конечно это не все, но дальнейшие расходы на лечение мы осилим и сами.

Я облегченно вздохнул.

– Фу. Я уж думал действительно гигантская сумма.

Настоятель ошарашено уставился на меня. Я же поднялся из кресла и прошел к своей сумке. Там я достал три мешочка с золотом.

– Вот, здесь три тысячи. Это, вы говорите на первое время? – я прошел к столу, достал чековую книжку (вот и пригодилась). – Десять тысяч вам хватит? Нет, наверное, на всякий случай пусть будет пятнадцать. – Я выписал чек и протянул его совершенно ошеломленному настоятелю. – Возьмите. Если и этого не хватит, то найдите ближайшую контору Вильена Нарнаха, там вас свяжут со мной, и я все улажу. Но я хочу, чтобы мой брат получил самый лучший уход какой только возможен.

– За такие деньги нам удастся заставить врача ночевать у постели больного.

– Значит, пусть ночует, – серьезно кивнул я.

– Не беспокойтесь, милорд. Мы позаботимся о нем. Мы позаботились бы о нем даже без ваших денег. Оказывать помощь людям наш долг.

Я устало опустился в кресло.

– Благослови вас Бог, святой отец.

Настоятель сочувственно посмотрел на меня.

– Где его так ранило?

Мы переглянулись, только сейчас вспомнив про заваленных в церкви людей. Ролон немедленно вышел вперед и объяснил то, что с нами произошло.

– Эти еретики совсем обнаглели! – настоятель в гневе хлопнул ладонью по подлокотнику. Но вы должны были это рассказать сразу! Те люди не виноваты, что у них такие командиры. Мы отправим к ним на помощь монахов.

– А что будет с церковью отвергателей?

– Согласно приказу императора все их места поклонения должны быть сожжены!

Меня совершенно не интересовало, что сделают с теми развалинами монахи. Совершенно непонятно, зачем Ролон задал последний вопрос.

Я поднялся.

– Извините, святой отец, но нам пора.

– Разве вы не отдохнете?

– Некогда. Вы же сами понимаете, что отвергатели нас не простят. К тому же у нас есть еще важное дело, которое необходимо сделать.

– Не могу вас задерживать. – Настоятель поднялся. – Я провожу вас.

Он вышел вперед нас и направился к выходу.

– Егор!!! Остановись! Я чувствую Ключ!

– Что, Мастер? Что случилось?

– Ключ где-то рядом!

– Что?!!

Все обернулись ко мне, испуганные моим криком. Я не обратил внимания. Меня сейчас занимал только Мастер.

– Где?!

– Здесь. В монастыре. Помехи по-прежнему велики, но сейчас Ключ так близко, что я ощущаю его даже сквозь них. Если бы не они, то я смог бы сказать даже где он.

Я развернулся к настоятелю, совершенно не представляя о чем спрашивать. Наконец я спросил так, как пришло в голову.

– Святой отец, к вам в монастырь не попадала какая-нибудь странная вещь?

Взгляд настоятеля сразу стал жестким и настороженным. От него отчетливо повеяло холодом.

– Почему вы спрашиваете, милорд?

Он что-то знает! Явно знает, иначе не так бы ответил. Он бы удивился вопросу, но не эта настороженность. А он к тому же еще и испуган, хотя и старается это скрыть.

– Мне кажется, что именно эту вещь мы и ищем.

– Энинг, ты уверен? – Ролон удивленно уставился на меня. – С чего ты решил?

– Это не я решил! Мастер!

Теперь уже все мои спутники смотрели на меня.

Настоятель выпрямился.

– Я не знаю о чем вы говорите.

Поздно! Раньше надо было так отвечать. Теперь же он выдал себя с головой. Не знаю Ключ он прячет или нет, но определенно что-то у него есть. Что-то, что настоятель старается скрыть от нас.

В этот момент в комнату вошло человек десять монахов с посохами и встало около двери. Они не нападали и не угрожали, но было ясно для чего они здесь.

– Милорд, вам пора отправляться в дорогу. О вашем брате мы позаботимся.

– Вы всерьез полагаете, что ваши десять человек справятся с нами? – вкрадчиво поинтересовался Ролон.

– Может и нет, но вы не будете обнажать оружие в божьем месте.

– Мы можем и не обнажать его…

– Подожди, Ролон. Святой отец, нам действительно необходима одна вещь. Даже жизненно необходима. И не только для нас. Если у вас та вещь, которая нам нужна, то я обещаю вам все рассказать. Если нет, то мы извинимся и уйдем.

– Если у нас ваша вещь, то вы это сможете узнать и без нас.

– Что вы имеете в виду? – удивился я.

– Энинг, у меня есть идея получше. Я могу позвать Ключ.

– Позвать?

– С помощью магии, – прорычал Мастер. – Но тут есть одно но. Я сейчас настолько тесно связан с тобой, что не могу воспользоваться даже той силой, что у меня осталась. Однако я могу воспользоваться твоим телом, если ты ненадолго уступишь мне его.

– Как?!.. Что… – я закашлялся от избытка чувств. – Как это уступить тело? Я его напрокат не сдаю.

– Причем здесь прокат? Просто ты ненадолго дашь мне контроль над тобой. Пойми, если бы не твой коэффициент сопротивляемости, то я смог бы дать тебе немного силы, и ты сам бы позвал Ключ, но как маг ты ноль. Ты не сможешь ничего сделать. И опасного в этом ничего нет.

– Я лучше постараюсь убедить настоятеля проводить нас к Ключу.

– Желаю удачи. Ты ведь уже понял, чтобы ты ни говорил, настоятель не уступит.

Мастер был прав. По какой-то причине настоятель твердо решил не допускать нас до хранимой им тайны. Оставалось только пробиваться к Ключу силой. Однако стоило мне представить такой вариант, как я сразу же решил, что лучше последовать предложению Мастера.

– Что я должен делать? – мрачно спросил я.

– К чему такой похоронный вид? Обещаю, что это не больно. Входи в дей-ча, а потом найди меня внутри себя.

Я последовал совету. Найти Мастера внутри своей головы оказалось не так уж и сложно. Каким-то образом, я сразу обнаружил чужеродную информацию в своем мозгу. Я попробовал узнать, что за информация там хранится, но не смог. Тогда я представил перед собой дверь и мысленно постучал в нее. Дверь немедленно исчезла и передо мной оказался Мастер.

– Быстро ты справился. Теперь главное не мешай мне. Я не смогу противостоять тебе, если ты что-то начнешь делать не вовремя.

В тот же миг я оказался задвинут внутрь себя. Я попробовал пошевелить рукой, но ничего не вышло. Я не мог ничего, кроме как смотреть. В панике, я забился в этой мысленной тюрьме.

– Энинг, прекрати. Я не могу тебе сопротивляться. Еще миг и ты все испортишь.

Слова Мастера прозвучали как удар хлыста. Паника исчезла и сменилась любопытством.

– Извини, Мастер. – Я стал наблюдать за действием своего тела.

Это было действительно зрелище. Без малейшего участие моего сознания моя рука вдруг поднялась, ладонь разжалась. Я почувствовал, как от поднятой руки в пространство устремляется поток энергии.

– Иди сюда!!! – требовательно сказал мой рот.

Где-то внизу монастыря грохнуло. В тот же миг распахнулась дверь в комнату и что-то влетело мне в руку.

– Все, Егор, можешь возвращаться.

Я почувствовал, что снова владею своим телом, и для разминки сжал и разжал кулаки. В правой руке что-то захрустело. Я опустил глаза и обнаружил, что у меня в кулаке лежит небольшой листок бумаги свернутый в трубочку.

– Что это, Мастер?

– Ключ.

– Это Ключ?

– А что тебе не нравится?

– Но ведь я помню, как выглядит Ключ.

– Энинг, подумай хоть секунду. Ты видел, как выглядит Ключ твоего мира. Технологического. Как может выглядеть Ключ и проход между мирами в мире технологии? Естественно как обычная дверь с замком и ключом от нее. Иначе говоря, как продукт технологии. А как может выглядеть Ключ в мире магии?

– В виде заклинания, – догадался я.

– Верно.

– А этот свиток…

– …с заклинанием открывающим проход.

На этот раз я посмотрел на свиток более внимательно. Однако прежде, чем я успел развернуть его, ко мне подошел настоятель и опустился на колени. К моему удивлению его примеру последовали и остальные монахи.

– Что с вами? – озадаченно спросил я и посмотрел на друзей. Но те смотрели на меня так же, как я смотрел на коленопреклоненных монахов.

– Это все связано с появлением этого свитка у нас в монастыре, – говорил настоятель, который представился как отец Адроний, когда первое потрясение немного улеглось. Он тогда сразу прогнал своих монахов и предложил нас присесть. Чувствуя разумность предложения, я тут же опустился в ближайшее кресло, продолжая сжимать в руке свиток, как будто опасаясь, что он исчезнет так же, как и появился.

– А что там с его появлением? – поинтересовалась Далила.

– Понимаете, этот свиток появился буквально из воздуха. Во время молитвы в церкви вдруг возник луч света, а когда он исчез, то на полу лежал этот свиток. Мы признали, что это послание нам от Бога.

– Чистой воды случайность, – заметил Мастер. – Свиток мог появиться в любом другом месте. А появляется он и в самом деле так.

– Однако мы сочли своим долгом посоветоваться по поводу свитка с предсказателем. И тот ответил, что тот, кто сможет взять свиток не прикасаясь к нему, является Посланником. Что за посланник, он не объяснил, сказал только, что этому Посланнику мы должны оказать любую помощь, которую он потребует. Предсказатель, правда, высказался как-то туманно. Типа: «И тот, кто сей свиток в руки возьмет на трудную битву за мир идет». Мы тогда спросили, не имеет ли он в виду, что он идет на битву со злом. Но предсказатель заметил, что он сказал то, что сказал. Именно в битву за мир, а не со злом. Правда, он не смог объяснить в чем разница.

Разница была и довольно существенная. Она заключалась в том, что я не имел никакого желания сражаться ни с мифическим, ни с натуральным злом. Однако от исхода моего путешествия зависела судьба мира, даже двух миров. Так что, говоря буквально, я сражался за мир, но никак не со злом. Я несколько сжато и без излишних подробностей объяснил разницу. Причем объяснения получились очень расплывчаты и мало понятны.

– Значит, предсказание сбылось, – радостно воскликнул настоятель. – Нет-нет, меня не интересуют подробности, тем более что вы не хотите их говорить. Я понял, что вы выполняете важный обет и то, что мы хранили в монастыре должно как-то вам помочь. И я рад, что наша миссия хранителей закончилась. Желаю удачи, милорд.

После этой беседы отец Адроний приказал оказывать нам любую помощь, которую мы потребуем. Однако нам мало что было от них нужно. Мы только попросили восполнить наши съестные припасы. В обмен Ролон оставил у монахов всех лошадей, которые были захвачены нами у отвергателей и людей Бекстера. После этого, попрощавшись с Муромцем, мы выехали за пределы монастыря.

Здесь мне пришлось объяснять, каким образом мне удалось получить Ключ. Некоторое время все хранили молчание.

– Ясно. Мастер и в самом деле великий маг, если сумел провернуть такое с чужим телом. – Далила помолчала. – Но вот и объяснение ранения Муромца. Так что, Энинг, ты напрасно винил себя в этом.

– Что ты имеешь в виду? – подозрительно спросил я.

– А ты разве не понял? Ведь Пирр сказал, что судьба укажет нам путь к Ключу, вот это и произошло. Муромец был ранен, поэтому мы съехали с дороги и направились к монастырю, где и нашли Ключ. Если бы не ранение Ильи, то мы так бы и проехали мимо.

Я почувствовал, как горлу подступает тошнота. То есть все это Судьба? Нет, что-то здесь не так! Мне не нравилось такое объяснение. Слишком простое. Если бы это было так, то можно все бросить и не трепыхаться, все равно случится то, что предопределено. Но ведь это неверно! Раньше мне всегда удавалось найти какой-то другой путь. Путь, который никому не приходил в голову. Мастер говорил, что в этом и проявляется мое отличие от людей этого мира. Вот и еще один символ тех изменений, что произошли со мной – раньше я делал свою судьбу, а теперь она делает меня. И значит Далила не права – в этом случае в ранение Муромца я виноват гораздо больше, чем был до этого. Виноват в том, что предал себя, а вместе с собой предал и других. Однако теперь, наконец-то разобравшись в себе, я мог как-то на это повлиять.

На ближайшем привале я ухватил эльфа за руку и потащил в сторону от стоянки.

– Эй, куда это вы? – удивился Рон.

– Сейчас придем, – отозвался я, таща за собой удивленного Эльвинга.

Наконец лагерь скрылся за деревьями, и я остановился. Встал напротив эльфа.

– Эл, тресни меня хорошенько.

– Чего? – Эльвинг вытаращился на меня как на сумасшедшего. – С тобой все в прядке?

– Гораздо лучше, чем раньше. Бей, только посильнее.

– Но… ударить рыцаря?..

Я скрежетнул зубами. Рыцаря, не друга! Эльф уже не считает меня своим другом.

– Да, черт возьми, рыцаря. Считай, что это мой прямой приказ. Знаешь, что бывает за неподчинение приказу?

Эльф удивленно посмотрел на меня и легонько толкнул в грудь.

– Это удар? Я сказал сильнее!

Эльвинг пожал плечами.

– Ну ладно, сам напросился, – раздраженно проговорил он. Потом развернулся и так съездил мне кулаком в ухо, что в голове зазвенело, и я кубарем улетел в кусты, потеряв по дороге свой обруч.

Так сильно своего начальника не бьют. Это как же я рассердил эльфа, что тот заехал мне в ухо с такой силой? Впрочем, он как-то говорил, что у эльфов чинопочитание развито не так сильно, как у людей.

Потирая ухо, я вылез из кустов.

– Да-с, ну с Дерроном бывало и хуже, – философски заметил я.

– Ой, Энинг, прости, я не хотел ударить так сильно… но ты же сам просил.

– Ага, – я посмотрел на перепуганного эльфа. – Слушай, теперь, когда ты избил меня до потери сознания… – я жестом остановил готового запротестовать эльфа, – ты уже не сможешь считать дружбу со мной – рыцарем, недостойной тебя – эльфа?

– Но ты сам просил… и потом ты не терял сознания… А? Что? – Эльф уставился на меня. – Недостойной себя?

– Ну да, ты же сам говорил, что ты не можешь дружить с тем, кто выше тебя. Сейчас, мы, мягко говоря, немного выровнялись.

– Так ты затеял все это поэтому?

– Ага, – радостно отозвался я на его удивленный возглас.

– Ты, чертов придурок, сумасшедший… – и тут он не выдержал и повалился на землю от хохота. Глядя на него, стал хихикать и я. Потом, не выдержав, захохотал и тоже упал рядом с ним.

– Ты действительно самый странный рыцарь, которого я знал, – заметил он, наконец, сквозь смех.

– А говорил, что сейчас этого не скажешь.

– Я ошибся.

– Эй, вы что это тут ржете? – Из-за дерева вышел Рон с мокрыми волосами. Из одежды на нем была только набедренная повязка, не менее мокрая, чем его волосы. Очевидно, он купался в ручье и услышал наш смех.

– Анекдот рассказали друг другу, – отозвался я.

– А какой? Мне расскажите. – Рон с интересом и с любопытством уставился на нас.

– Ты еще маленький. Вот подрастешь, тогда и расскажем, – преувеличенно серьезно ответил эльф.

– Подумаешь, маленький, – обиженно засопел Рон. – Сам ты маленький. Эльвинг-дебельник.

– Чего-чего? – мы с эльфом переглянулись. – Как ты сказал?

– Никак, – огрызнулся мальчишка и отодвинулся от нас подальше.

Я посмотрел на эльфа, и мы с улыбкой кивнули друг другу.

– Вы чего это? – Рон заподозрил неладное и попробовал было удрать, но не успел. Эльвинг с места метнулся вперед и ухватил его за руку. Вдвоем мы быстро повалили его и, подняв за руки за ноги, потащили к речке. Рон дергался и пытался освободиться.

У берега мы остановились.

– На счет три. – Я ухватил Рона за лодыжки поудобнее. – Раз, два, три. С оглушительным криком Рон улетел на середину речки и плюхнулся в воду подняв столб брызг.

На крик прибежали Ролон и Далила, но, поняв в чем дело, дружно обругали нас с Эльвингом великовозрастными балбесами. Да тут еще вылезший из реки Рон нажаловался, как «эти два придурка справились с маленьким». Кончилось тем, что сначала Эльвинга, а потом меня отправили в ту же речку. Я, конечно, смог бы убежать от Далилы и Ролона, но мне показалось несправедливым, что пострадает только эльф. Впрочем, я успел в полете ухватить Ролона за рукав и в реке оказались мы вдвоем.

Навеселившись, мы вылезли из воды и развесили свою одежду на деревьях. А около костра сидел дрожащий Леонор и честил нас на все лады. Ну и ладно, сам виноват. Нечего было со своими нравоучениями лезть туда, куда не просят. И зря он изображает смертельно замершего человека. Хоть сейчас и конец сентября, но это ведь не полярный круг и даже не средняя полоса.

– Милорд, – заговорила, наконец, Далила, когда все сменили мокрую одежду и расселись вокруг костра. – Теперь вы нашли Ключ и что дальше?

Честно говоря, я об этом еще не думал. Так я и сказал.

– Наверное, мне стоит найти дверь, а потом отправиться в свой мир за магом.

– Но ты ведь вернешься? – с надеждой спросил Рон.

Что я мог сказать? Честно объявить, что не собираюсь возвращаться? Но ведь мага привести мне придется. Но и задерживаться здесь я не собираюсь.

– Как получится. – Я отвел глаза. Все поняли. Нет, никто не стал ничего ни спрашивать, ни говорить, но разговор стал каким-то скучным. Даже вечно веселый Рон как-то скис и весь привал молчал.

Наконец мы собрались. После так грустно закончившегося веселого привала это было облегчением.

– Мастер, – задал я мучавший меня вопрос, который возник при разговоре с друзьями. – Мне вот недавно пришло в голову. Если я попаду в свой мир, то значит ли это, что когда я вернусь здесь не пройдет ни минуты?

– Нет. Ты принадлежишь не этому миру.

– А-а… – разочарованно протянул я, но тут же мне пришла новая мысль в голову: – А если со мной в мой мир попадет человек этого мира, а потом мы с ним вместе вернемся?

– Не забывай, что твой мир все-таки находится в основном потоке времени. При прочем равном преимущество у жителя твоего мира.

– А как быть с жителем этого мира в моем? Обладает ли он таким же долголетием как я в этом?

– Нет. В вашем мире это невозможно, но он становится там очень здоровым человеком. Я имею в виду, что к нему не смогут пристать ни одна, даже самая заразная болезнь вашего мира. А все порезы и раны будут заживать гораздо быстрее, чем у обычных людей. Но если житель этого мира попадет в ваш и вернется обратно, то тогда он действительно будет жить долго, правда не так, как ты – лет пятьсот-шестьсот.

– Ничего себе. Вот рецепт долголетия. Мне можно будет открыть собственное дело по обеспечению людей здоровьем и долголетием. Буду переводить людей из одного мира в другой и обратно.

– Твоя энергия, полученная тобой не бесконечна. Ее хватит перехода на три-четыре, ну может пять. Потом тебе снова придется пользоваться Ключом.

– Жаль, – печально вздохнул я. – Это было бы здорово. Ну ладно. Лучше скажи, где искать дверь?

– Да где угодно. Лучше всего езжай к какой-нибудь горе и там разверни свиток. Он сам покажет тебе нужное место. Это ведь не Ключ привязан к двери, а дверь к нему. Дверь там, где Ключ.

– Милорд, а где нам искать дверь между этими самыми мирами? – повторил мой недавний вопрос Ролон. Я ответил так же, как ответил мне Мастер.

– Ну что ж, тогда нечего нам тащиться по этой дороге.

Мы свернули в поле. Через несколько часов не очень быстрой скачки мы подъехали к подножию небольших гор. Я развернул свиток. На нем отчетливо проступал какой-то текст на… русском языке.

– Если ты сейчас удивляешься, что текст написан на твоем родном языке, то зря.

– Мастер?!!

– А чему ты собственно удивляешься? Это ведь Ключ и им должен иметь возможность воспользоваться любой человек. Поэтому для эльфа этот текст оказался бы написан на эльфийском, для другого человека на его родном языке, а для неграмотного этот текст оказался бы набором рисунков таких понятных, что он тоже разобрал бы то, о чем здесь идет речь. Как видишь, все просто.

– Ага, все просто. – Однако от дальнейшей дискуссии я решил воздержаться.

Держа свиток в развернутом виде, я стал осматривать скалы. И тут…

– Стоп!!! Я же не могу появиться дома в таком виде!!! Мастер!!!

– А в чем дело? – удивился Ролон.

– А в том, что у нас в таком виде не ходят, – огрызнулся я.

Конечно, по меркам этого мира я одет очень неплохо. Коричневые штаны из плотной ткани, мягкая льняная рубашка и кожаный камзол под кольчугой. Сапоги со шпорами. На поясе болталось два кинжала и шеркон. К тому же через плечо был переброшен ремень с метательными ножами. Довершал картину рыцарский обруч на голове. И это если не считать внешности. Волосы до плеч и плотный загар, который никак невозможно приобрести на пляже, тем более в мае. И если с волосами еще можно что-то сделать то с загаром… По крайне мере мне приходил в голову только один способ, запереть меня в комнату на полгода и не выпускать из нее.

– А мой портфель? Там ведь журнал брата! Если я его потеряю, то он меня убьет.

– Это действительно проблема, но об этом мы с Дерроном уже подумали. Придется нам с тобой расстаться на время. Слушай внимательно. Сейчас я разорву с тобой связь и вернусь на остров. Там я соберу твои вещи и доставлю сюда.

– Ты можешь это сделать?

– Могу. Вспомни, Деррон же доставил на остров твоего коня. Правда это трудно, но это уже мои проблемы. Ждите здесь.

В тот же миг в голове будто прошелся ветерок. Мастер исчез.

Я пересказал наш разговор с Мастером.

– Значит, он все вещи доставит сюда? – поинтересовался Ролон. – Зря. Надо было прежде найти какое-нибудь укромное место. Ну ладно, теперь ничего не исправишь, привал.

О том, что лучше было найти более укромное место, я не подумал. Остается надеется, что нам никто не помешает.

Мастер вернулся через час. Проявилось это в том. Что в воздухе материализовался мой портфель и какой-то тюк. Некоторое время повисев в воздухе, это все рухнуло вниз.

– Мастер говорит, что все доставил. В тюке твоя одежда твоего мира.

– Мастер говорит? Деррон, а почему я его не слышу?

– Он же дух. К тому же перемещая предметы он затратил слишком много сил и пока не может применить магию. Не переживай, во время перехода он сможет вернуться к тебе. Вернее восстановить прежнюю связь.

– Понятно.

Я бросился к тюку и раскрыл его. Там лежал тот самый костюм, в котором я возвращался из школы.

– Портные на острове четыре месяца мучались, стараясь скопировать твою одежду, – объяснил Деррон, видя мое удивление. – Переодевайся.

Я зашел за какой-то валун и быстро снял с себя все, что было на мне. Потом нарядился в привычную одежду. Привычную?! Черта с два!!! Привычной для меня уже давно стала другая одежда и сейчас, не чувствуя тяжести кольчуги на плечах и меча за поясом, я ощущал себя голым. Костюм казался страшно неудобным. А в брюках даже на шпагат не сядешь. Как я раньше в нем ходил? Впрочем, часто ли мне раньше приходилось садиться на шпагат? Но все равно костюм было неудобен.

– У вас всегда так ходят? – поинтересовалась Далила, с удивлением разглядывая меня.

– Нет, только на праздники и после бани, – огрызнулся я.

Далила восприняла мои слова всерьез.

– И какой праздник у вас был, когда ты попал к нам? Или ты был в бане?

– Школа – это каждый день праздник. Хотя с учетом того, что в тот день мне была головомойка у директора, то можно сказать, что я был после бани. Мастер, а что делать с загаром и волосами?

– Мастер говорит, чтобы ты не беспокоился, ими он займется во время перехода. А теперь бери те вещи, которые ты хочешь взять с собой и ищи дверь.

Ага, какие вещи я хочу взять с собой? Я подошел к Урагану. Урагана я хочу взять, всех друзей хочу взять. Правда, это, наверное, не подходит под разряд вещей. Я порылся в подвешенных к заводной лошади тюках и случайно наткнулся на тот, в котором лежал мой парадный костюм рыцаря. Этот костюм мне подарил Ратобор. Я уже хотел было отложить его в сторону, но в последнюю минуту передумал и решительно засунул в него шеркон, один кинжал и чехол с метательными ножами.

– Решил ходить в школу в новом наряде? – насмешливо поинтересовался Деррон.

– Скорее хочу поблистать в нем на маскараде.

– Ролон, Далила, Эльвинг здесь у нас осталось еще около шести с половиной тысяч динаров. Возьмите их себе. Считайте это моим подарком. Эл, возьми мешочек с изумрудами и рубинами. Это вам с Роном и… позаботься о нем, Эл.

Эльвинг кивнул и отвернулся. Рон прижался ко мне.

– Возьми меня с собой, Энинг.

– Рон, тебе придется тяжело у нас. Наш мир не похож на этот.

Ролон мягко взял Рона за руку и что-то сказал ему на ухо. Тот убито кивнул.

Дверь мы нашли уже через пять минут. Огненные шнуры четко прочерчивали пентаграмму на скале, пульсируя ровным светом.

Мы все заворожено остановились перед ней и некоторое время рассматривали.

– А я ведь не верил, – прошептал Леонор. – Знал, что не врешь, но не верил.

Я решил пропустить эти слова мимо ушей и поднял свиток, начал читать. Казалось, не было ничего особенного, но каким-то образом я понял, что эти слова не пропадают даром и как-то влияют на дверь. Наконец я закончил и поднял глаза на дверь. Скалы больше не было. Вернее скала была, но внутри пентаграммы она дрожала и казалась жидкой.

– Егор, заходи, дверь не будет долго открытой.

Я несмело шагнул вперед, и в этот момент из-за скалы на нас бросилось шесть человек. Трое из них сразу стали превращаться в волков. За этой шестеркой показалось еще трое со знакомыми мне черными розами на груди.

– Энинг, в дверь!

– Энинг, беги, мы задержим их, – одновременно с Дерроном закричал Ролон и сразу метнул нож в того из оборотней, который еще не превратился в волка. Человек захрипел и упал с ножом в горле. В человеческом обличье оборотни оказались вполне уязвимы.

Я замешкался около самой двери, решая бежать или идти на помощь друзьям. Рон встал позади меня и прикрыл меня шпагой, бесполезным оружием против оборотней.

– Да беги же ты! – Ролон со всей силы толкнул Рона на меня, и мы вдвоем влетел в дверь. В последний момент я сообразил, что Рона толкнул он вовсе не случайно. Понимая, что без моего меча им не устоять против оборотней, он сознательно отправил мальчишку вместе со мной, считая, что чтобы его не ждало в чужом мире, но это будет лучше, чем то, что его ждет, попади он к оборотням.

– Ролон!!! – закричал я, но уже не мог ничего сделать.

Однако и Ролон ошибся. Оборотням, очевидно, нужен был только я. Уже в полете я заметил, как они сшибли Ролона и кинулись к двери – три человека и три волка. И тут за ними прыгнули и убийцы из братства Черной Розы. В двери между мирами сразу стало тесно. Один из убийц попробовал поднять меч, но не успел. Словно какая-то стена отделила нас от них. Испугавшись, что потеряю Рона, я покрепче ухватил его за руку, и в тот же миг все кончилось. Мы с ним стояли на знакомом до боли пустыре, где я нашел Ключ. Рон все еще стоял в боевой стойке, одной рукой сжимая шпагу, а другой держа меня за руку. Ни оборотней, ни убийц поблизости видно не было.

Я выронил свои вещи и опустился на землю.

– Ну вот я и дома Рон, а ты в гостях у меня. Поздравляю с прибытием. – Я огляделся по сторонам. – Вот только меня интересует, куда делись те, кто прошел в этот мир вместе с нами?


Глава 7 | Рыцарь двух миров | Глава 1