home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 34

Специалист проснулся поздно. Судя по пробивающимся из вентиляционных окошек солнечным лучам, уже в полуденных часах. Поглядел на миску отталкивающего вида похлебки. Никаких столовых приборов вердуги не предоставили. Осушив миску жадными глотками, Овер утерся рукавом. Вскоре он уже окончательно припомнил это место и вчерашние обстоятельства. Девочка-тюремщица расположилась у входа в углу. Кажется, она была полностью поглощена игрой в муравьев и термитов, но специалист заметил: то и дело пробегающие по клеткам косые взгляды огромных синих глаз выслеживают именно его. Так это или нет, определить наверняка не представлялось возможности. Нужно было делать то, для чего он забрался в столь неприятное место. Разворошенные настойчивым прикосновением чувства и мысли полезли в голову. Продефилировал, играя огненными чешуйками, Красный Дракон, но специалист целенаправленно игнорировал этот назойливый образ. Ага, вот оно! Огневики наверху можно попытаться заправить магией тайного хранилища. После бегства из Нармрота он уже проделывал нечто подобное ради эксперимента. Правда, растрачивать понапрасну магнетическую энергию, гоняя из кристалла в кристалл, он посчитал тогда занятием бессмысленным и исследования не развивал. Оставалось надеяться, что удастся хорошенько зарядить верхние камни, не спалив ничего раньше времени. Такая работа неминуемо потребует много часов, а значит, следовало приступать немедленно. Золотистая нить нащупала стык каменных плит, нырнула в пол и устремилась к сочащимся магическим жаром драгоценным камням.

Тахор явно злился, играл рисково, много ошибался – лишь раз ему удалось взять верх. Жаин видела, как пробудился и набросился на отвратительное варево колдун. Вообще-то, именно с ее подачи новенькому состряпали такую непривлекательную порцию. Эксперимент полностью оправдал ее ожидания – дас уписывал похлебку, как солдат после марш-броска в сорок имгаммов. Внезапно ожила сумрачно-фиолетовая сфера. Белые зарницы закружились в водовороте, разбрызгивающем свет по всему шару. Но этот всплеск быстро ослабел и сошел на нет, некрономская сфера снова потемнела. Больше Жаин не спускала с нее глаз. Вскоре устройство сработало еще раз. Потом опять и опять. Почувствовав слабину, Тахор заиграл уверенней, его муравьи-офицеры взобрались на строителей мостов и принялись передавать по цепочке огненные личинки. Девушка поставила своего гигантского термита под удар – пусть поломает голову, выискивая в этом ходе военную хитрость, и поднялась с циновки:

– Подумай пока над своим положением, а у меня есть кое-какое дело.

На этот раз Жаин не ощутила привычного страха перед мастером-некрономом. Просто была слишком увлечена своими мыслями. Кхаир уже снял часть повязок. Теперь его лицо украшали шрамы, навсегда закрывающие ему путь на жертвенный алтарь.

– А может ли колдун скрыть свою магию, а потом воспользоваться ей? – выпалила девушка с порога.

– Все-то тебя занимает этот пленный дас. Не влюбилась ли ты, о прелестная жрица? – Улыбка чуть тронула уголки губ некронома, но боль потревоженных ран мгновенно обратила ее в гримасу. – Ну, посуди сама: зачем могущественному магу сдаваться и подвергать себя опасности быть разоблаченным?

Жаин придержала свои соображения при себе.

– Вообще-то, не так уж много я и знаю о магии. Кое-что. Правда, этого обычно хватает, – Кхаир выдержал драматическую паузу. – Ну да, согласно некоторым древним источникам, такое умение существует, правда, оно считается давно утерянным. И уж точно пока не встречалось у дасских колдунов.

Опять слишком общо, но тоже кое-что.

Чирикнув нарочито изысканно:

– О, премного благодарна, могущественнейший мастер-некроном, – Жаин упорхнула.

Другие служки и послушницы Шторма, кроме Шег-рен и Гидаш, жили по двое, по трое. Слишком ленивых и слабовольных Рашир жестоко дрессировала, поощряя взаимные доносы.

«Эти никогда не дорастут до личного служения Великому Повелителю. Таких нужно держать в строгости и направлять их злобу», – так примерно обозначала верховная жрица дома свое к ним отношение.

– О, привет, Жаин! Давно ты к нам не заходила. Как там твои мужчины? А вот я никогда бы не согласилась купать вонючих мужланов, – встретил Жаин нестройными возгласами рабочий зал послушниц. Девушка послала хвалу Пяти за то, что не могла расслышать всех высказываний. Кое-кто ее здесь очень не любил.

– И я рада вас видеть. В последние дни я что-то совсем закрутилась, не знаю даже, как там наши благородные воины сражаются с темнолицыми.

Сведения обрушились на нее разом. Жаин понадобилась вся ее выдержка и концентрация, чтобы выудить из вздохов вроде: «Как жаль, что ранили того высокого командира знамени с роскошными усами – такой красавчик!» или: «А я не видела погребального пламени, почему вы меня не позвали?» – важную информацию. Все утро (впрочем, как и всю ночь и вчерашний день) дерву защищал передовые позиции от темнолицых колдунов, а значит, к дергавшей некрономский шар магии отношения не имел. Сославшись на всегдашнюю занятость, Жаин сбежала от разговорившихся девушек и поспешила вниз.

Тахор все еще размышлял над ходом, заметив девушку, он передвинул муравьиную королеву, укрепляя позиции.

«Вот о чем говорила Рашир: он принял мое превосходство как должное. И теперь бравый герой-любовник в моей власти», – Жаин улыбнулась и разворошила каштановые волосы Тахора.

Колдун продолжал свое дело. Теперь девушка уже ясно разглядела пот, струящийся по щекам и лбу. Вскоре шар опять вспыхнул белым.

Пробный огонек долго извивался, упорно не желая возвращаться в кристалл. В конце концов он выскочил и растворился жаром. Хорошо, что специалист догадался свой первый опыт провести в подземном хранилище. Вот бы еще знать, что где-то рядом не лежит сухая стружка или горючее масло. Как же ему раньше удалось загнать магию обратно в камень? Припоминая ощущения, Овер взялся за следующий огненный примитив. Ага, вот оно! Магию нужно направлять в вершину огранки. Ухватив сразу пять приличных магнетических сгустков, специалист рванул щупальце вверх, выискивая миниатюрные щербинки в щелях. Наверху дело пошло чуть получше – пустые кристаллы охотнее впитывали энергию. Работа началась. Иногда огненные примитивы вырывались, зацепившись за перекрытия, но кажется, ничего не загорелось. Специалист почти перестал ощущать реальность вонючей клетки – так удавалось экономить силы.

Впервые за последние несколько дней Рашир покинула Арсенальный Замок. Мощные черные рабы несли ее паланкин к передовым позициям. Распаренное с вчера, умащенное драгоценными ароматами тело нежилось под тонким шелком. Уже давно жрица не ощущала в себе такой силы и легкости. Если бы не назойливая подозрительность, жужжащая в мыслях, Рашир могла бы сказать, что наслаждается жизнью. Жрица чуть отвела черную полупрозрачную занавеску, тотчас же ближайший благородный воин бросился к паланкину и преклонил колени. Рабы остановились.

– Кликни главу дома, – снизошла до приказа Рашир.

На этот раз Гашад не пытался упрекнуть ее или оправдаться. Выглядел он уставшим и несколько разуверившимся в неизменной удаче.

– Остались толковые, смелые и сильные бойцы. Другие давно мертвы или отправились в твои закрома. У меня едва хватит солдат, чтобы выкурить дасов из их гнезда. А если придется держать оборону? Уже три дня, как я отправил гонца с вестью о взятии Каменного Кулака.

– Сколько раз говорила тебе – не заигрывай с Троном. Ишиль узнает обо всем от самого Шторма.

– Может быть, но я хотел поставить в известность мастера Дашира.

– Ты в Стране Пяти: не лезь в политику, не будучи жрецом, и не связывайся с некрономами – их власть скоротечна, – пробурчала Рашир. Гашад только помотал головой. Возвращаться к давнему спору желания не было.

– В любом случае мне нужна жертва, – заявила жрица подчеркнуто категорично. Клык пожал плечами:

– Делай, что хочешь. Но учти – после долгих боев у солдат обостряется чувство справедливости. Если знамена разбегутся, никто тебя и твои драгоценные ритуальные шмотки вытаскивать отсюда не будет. – Гашад развернулся и зашагал прочь. Рашир отметила непривычно тяжелую поступь и ссутуленные плечи мужа. Просто маленький человек, согнувшийся под непосильным грузом забот и ответственности, который он неизвестно зачем на себя взвалил.

Тахор напрягался и думал подолгу, но играл все хуже. Как будто какая-то отравленная мысль парализовала его ум.

«Еще немного, и он, чего доброго, правила забудет», – подумала Жаин. Ощущение победы опьяняло.

Колдун сидел неподвижно уже несколько часов. За это время настоящее могущество уже снесло бы за океан весь жженный солнцем замок. «Может, она просто переоценила этого странного парня? Переложила на обыкновенного неотесанного мужика свою жажду мести?» – Развить эту мысль Жаин не успела. Хлопнула дверь зверинца.

– Верховная жрица вызывает тебя, – черный раб опустил глаза, но девушка успела разглядеть в них непочтительность.

К сожалению, темнокожие были любимой дорогой игрушкой Рашир, портить их шкурку никто бы не посмел.

Походный шатер установили на небольшой площади. Служки еще хлопотали, оправляя измятую ткань или натягивая посильней многочисленные веревочки. Странная обгоревшая картинка с огнедышащим крылатым чудищем на мгновение захватила внимание девушки. Что-то знакомое было в этой фантастической твари. Впрочем, неожиданный вызов верховной жрицы много больше занимал Жаин. Под парчовым сводом царил полумрак. Светильники только разгорались. Чувствовался запах подгоревшего масла.

– А вот и моя помощница, посвященная Шторму, Жаин го'Шав, – Рашир выплыла из полумрака. Сегодня верховная жрица казалась особенно красивой, спокойной, завораживающей внутренним ледяным пламенем. Рашир подтолкнула в круг желто-рыжего света молодого вердуга. Дорогое оружие и благородная бледность выдавали его высокое происхождение, скорей всего этот юный воин был прямым родственником главы одного из меньших домов.

– Предстоят тяжелые сражения с нечестивыми, и я, верховная жрица дома го'Шав, решила испросить благословения самого Великого Повелителя для достойнейших воинов. Ты будешь помогать мне, девочка.

В голове Жаин мгновенно зашелестели догмы Шторма: «Великий Повелитель не признает прошений за кого-то. Каждый, кто удостоился его милости, может расходовать ее только во свое благо. Насчет других, слишком слабых, недостаточно умных и расторопных, у него могут быть иные планы». К тому же Рашир в последнее время была озабочена исключительно неудачной жертвой и отсутствием подходящего материала для новой. Жаин едва заметно кивнула. Верховная жрица улыбнулась и забормотала нечто, что непосвященному показалось бы таинственным и священным молитвенным пением. Жаин узнала слова: уже несколько поколений служительниц Шторма оттачивало на них владение Истинным Языком. Сочинила эти похабные частушки некая безымянная послушница, крутившая роман с женатым главой дома го'Зур. Женские руки заскользили по коже ошалевшего вердуга, пальцы затеребили застежки доспехов. Близкое дыхание согревало и будоражило. Но вот Жаин нащупала толстый червяк рубца под лопаткой. «Не годится», – показала девушка легким поворотом головы.

Работа оказалась долгой и тяжелой – лишь у восьмого мужчины не обнаружилось существенных недостатков.

– А ты молодец, – заявила Рашир, когда будущая жертва уже лежала неподвижно, напоенная духом над-жаш-нар. – Поможешь подготовиться к церемонии.

Жаин ворвалась в свою маленькую комнатку и пнула корзину со стираным бельем. Верховная жрица доверила ей подготовку к церемонии! В самом выравнивании песка и выкладывании камней ничего сверхъестественного не было – знай выстраивай символы по канону да бормочи молитву, но это был последний шаг, отделявший ее от собственно ритуала.

Раньше церемониальное поле готовили только Шегрен и Гидаш, обеим уже за двадцать —скоро они будут годиться разве что для служения в самых захудалых меньших домах. Воодушевление сделало движения девушки быстрыми и размашистыми. Она едва не разодрала, надевая через голову, кожаную жреческую рубаху.

Очень хотелось поделиться с кем-нибудь колотящимися в голове мыслями. Но Жаин не решилась идти в комнаты послушниц. До конца не осознавая свой выбор, девушка сбежала вниз по лестнице и потянула тяжелую дверь зверинца. Тахор уже сменился, напрасно ее глаза метались в поисках стражника. Но вот ее встретил другой взгляд. Странный, серо-зеленый, видящий потустороннее.

– Молодая госпожа, – заговорил пленный колдун. – Я подмастерье ювелира и мой труд может оказаться полезным для вашего народа. Скажи, пользуетесь ли вы ограненными камнями?

Голос застал ее врасплох. Жаин ответила прежде, чем успела подумать об истинных намерениях даса:

– Да, мы обрабатываем драгоценные камни и используем для служения истинным повелителям.

Множество суетливых мыслей ворвалось в голову Жаин: она поддалась на уловку и проиграла; она пошла на поводу у своих чувств и не сможет провести все необходимые приготовления; Рашир непременно накажет ее за опоздание, навсегда отлучив от церемоний. Сохраняя видимое спокойствие, девушка покинула зверинец и побежала вверх по лестнице, но одна догадка все-таки настигла ее: «Подлый колдун собирается каким-то нечестивым способом использовать ритуальные камни против Рашир». – Впрочем, ее сразу же захлестнула волна надежд и страхов.

Как оказалось, она пришла даже слишком рано, зато успела взять себя в руки до появления верховной жрицы. Затем действо полностью завладело ее сознанием. Каждый священный символ требовал определенной молитвы, настроя и концентрации. Лишь когда жертвенный круг был почти замкнут, тревожные мысли о колдуне вернулись. Кажется, кровавики начали обжигать ей руки, подгоняя и порождая нетерпение.

Атака все-таки захлебнулась. Десятку лучших рубак удалось проникнуть за дасские укрепления. Они погибли быстро, прихватив с собой по одному темнолицему. Следующая попытка будет удачной – Гашад знал это наверняка: силы противника подорваны. Через пару часов умрут от ран те, кто не выпустил оружие из рук на баррикаде. А пока нужно передохнуть. И выпустить Эмишнутера – из старого вояки ни раб, ни поучительный пример не выйдет, а сейчас его живучесть может оказаться как нельзя кстати. Узнать, не осчастливит ли его Рашир хоть каким-нибудь демоном. Но в первую очередь следует выспаться хорошенько. Клык расправил плечи и выровнял шаг – за поворотом показался Арсенальный Замок с постами охраны и множеством глаз.

– Верховная жрица в ритуальных комнатах, просила не беспокоить, – послушница встретила его чуть ли не на полпути к передовым позициям.

– Ты опять отлично справилась, можешь идти, – огласила свое решение Рашир. Жаин поклонилась и шмыгнула из комнаты. Нужно было остановить дасского колдуна. Церемония наполнила Жаин уверенностью – она должна закончить обучение и принести собственную жертву, предстать перед Великим Повелителем и получить силу жрицы.

Рашир проверила хлыст, ей не терпелось приступить к делу. Снова почувствовать благосклонность Шторма. Внезапно священные символы вспыхнули один за другим, медленно наливаясь жаром и воспаряя над полом, заколебались на сквозняке, слились в огромное ревущее кольцо. Пламя ринулось во все стороны и затопило комнату. Мизинец жрицы успел нащупать медальон «спокойствие», она чувствовала, как сгорает ее одежда, волосы, кожа, мышцы, кости, но боль была чужой. В какой-то момент она поняла, что смотрит на выносящую окна и двери огненную бурю со стороны. Затем Рашир увидела Гашада. Клык стоял на коленях и выл, как дикий зверь. Жрице показалось, что его остекленевшие глаза глядят прямо на нее.

«Что ж, может, этот вердуг не безнадежен. Встретимся в Чертогах Шторма», – решила Рашир и потянулась к манящей силе. Великая воля влекла ее. Но вдруг стремительная светлая фигура бросилась на нее откуда-то сверху, вцепилась, потащила и опалила чем-то жгучим.


ГЛАВА 33 | Специалист | ГЛАВА 35