home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 31

К полудню летчики с «Феи» начали эвакуацию гражданских. Сперва попытались навести магический мост из дверей и тяжелых пехотных щитов. Идея казалась чрезвычайно заманчивой, но надежд не оправдала. Во-первых, не хватило подходящих деталей. Полученную конструкцию, щербатую, с промежутками в два-три ата, чародеи держали с трудом. Вызвавшийся испытать ее доброволец достиг противоположного берега только благодаря удаче и ловкости, достойной циркового гимнаста. Желающих повторить его подвиг не нашлось.

Ближе к вечеру восстановившие силу маги начали возить людей на тот берег на парящих стальных дверях. Дело продвигалось неспешно: на борт брали одного-двух человек, и после каждой ходки летчик долго восстанавливал силы. Овер следил за их работой со стены. Покидать Ревенуэр сегодня он не собирался – были здесь еще дела. К тому же контролер все время ошивался возле переправы. Он помогал капитану двигать по воздуху подвешенные летчиками плоты, внимательно и, как показалось специалисту, подозрительно оглядывая отправляемых на тот берег горожан. Худосочный серый гомункул тоже толкал стальные двери, учащенно работая крыльями. Был очень горд собой, периодически подлетал к капитану и что-то оживленно излагал, болтаясь на высоте человеческого роста и жестикулируя. Мастер Палери приплелся просить: мол, в первую очередь эвакуируют с нижних уровней, а он тоже пожилой человек, да еще обремененный болезнями. Овер только и кивнул в сторону контролера.

– Субординация, – понимающе прошептал хозяин «Красного Дракона» и удалился.

Вердуги городили на плацу свою баррикаду, изредка постреливали, но в настоящую атаку не шли. Все ждали ночи. С первыми сумерками число копейщиков у баррикады было удвоено, по всей стене расставлены арбалетчики. Овер нашел для себя подходящий угол с хорошим обзором и защищенной спиной, закутался в плащ и приготовился ждатьКрасный Ключ молчал, обратившись в мертвую стекляшку, но будь он даже переполнен огненной магией, специалист не решился бы его использовать без крайней необходимости.

Гугрох видел сомкнутые ряды людей у входа в загон. К счастью или сожалению, они не были для него препятствием. Мощно оттолкнувшись, охотник прыгнул на боковую стену каменной ограды загона. Легкое изменчивое тело прилипло, вцепившись сотней миниатюрных крючков в шершавый камень. Перебирая локтями и коленями, Гугрох преодолел закругленный угол башни и начал спускаться внутрь загона. Он видел, как тот же маневр проделал другой охотник, заметил нервное движение ближнего .караульного. Среди добычи скрывался единственный, Гугроху очень хотелось на это надеяться, видящий. Распознать его теневой охотник не мог, оставалось только рассчитывать на ошибку видящего. И на то, что охотнику удастся приручить свой страх.

Овер наблюдал, как одна за другой во двор проникли светящиеся твари, и приготовился атаковать ту, что скорее окажется в пределах досягаемости. Золотая нить потянулась к существу, бесшумно крадущемуся мимо солдат, осторожно коснулась его и проникла под кожу. Тварь, кажется, ничего не заметила и продолжала двигаться все в том же направлении. Специалист попробовал на ощупь ее магнетическую начинку. Много магии вещества, малознакомой и манящей своими возможностями. Поменьше света, звука, кинетики, огня. Интересно.

Гугрох почувствовал легкий укол и понял, что его противник где-то рядом. Ничем не выдавая своей осведомленности, чуть повел по сторонам чувствительной к теплу и запаху культей. Слишком много добычи вокруг, слишком мало отличаются человеческие особи друг от друга. Очередной шаг чуть дернул прорвавшийся покров. Направление? У воздействия видящего есть направление. Рабочая рука повернулась в ту сторону, откуда шло воздействие. Так и есть, человек.

Зеленый круг холода посреди живота делал его непохожим на остальных.

Тварь резко развернулась и бросилась на специалиста, одним прыжком преодолев половину разделявшего их расстояния. Знакомый ужас захлестнул Овера, но теперь он уже знал, что делать. Магнетическое щупальце схватило и изо всех сил дернуло первый попавшийся узел сплетенных заклинаний. Магия ударила изнутри, разорвав бок и полживота твари. Уже оттолкнувшееся для следующего прыжка существо резко ушло влево и, заваливаясь назад, приземлилось в шести атах от специалиста.

Гугрох понял, что долго ему не протянуть – наружные покровы были значительно повреждены, какие-то магические механизмы уничтожены. Даже если удастся покончить с видящим, кукольное тело рассыплется, а светляк сознания улетит к заточенной в Чертогах душе. Было не страшно. Поединок с достойным противником гораздо больше интересовал охотника. Сдаваться он не собирался.

Противоестественным движением тварь выпрямилась и изготовилась для следующего броска, замахнувшись толстой уродливой культей. Специалист выхватил из дыры в брюхе очередной ворох заклинаний и встретил тварь магнетическим кулаком в грудь. Змеящиеся смертоносной магией стрекала задели подбородок Овера, вызвав жгучую ядовитую боль. Существо повалилось на мостовую. Дернулось, то ли упорно не желая расставаться с жизнью, то ли изготавливаясь для новой атаки. Ударивший откуда-то сверху слепяще-белый луч спалил останки, высвободив магическую начинку.

– На этот раз ты справился с ним без плаща, – контролер улыбался, медленно спускаясь на землю.

Специалист подумал было прикончить его на месте, благо магии для этого было хоть отбавляй, но, оглядевшись, понял, что чуть ли не весь гарнизон уставился на них. Отпираться или строить дурачка тоже смысла не было.

– Еще один скрылся в крепости.

Второй охотник уже успел убить двух сменившихся с дневного дежурства арбалетчиков. Эта тварь была не столь осторожна, покончили с ней довольно быстро.

– Прямо посреди коридора у поворота, – прошептал Овер.

Подожженное контролером существо обернулось и попыталось прыгнуть, но тонкий внешний покров перегорел и рассыпался. Специалист на всякий случай поковырялся в магических хитросплетениях – слишком уж эти твари были живучими

У берега Серебряной Реки время сочилось неслышно и едва ощутимо. Лишь связанные с миром живых события могли указать на его ход. Нук полагал, что провисел в пронизанной призывами загробных миров пустоте несколько часов. А может, дней или лет? Если бы вердуги могли так просто уйти из города или сложить оружие, стоило бы и эти варианты рассмотреть. Проводник уже подумал возвращаться в свой подвал, когда его внимание привлек косматый серый шарик, размером с небольшой арбуз, несущийся к омерзительно синей глотке паразита. Нук перехватил странный клубок и начал очищать от лохмотьев слизи. «Что бы это могло быть? Душа пугала, поселившаяся в говорящей тыкве? Интересно, все дети слышали эту сказку или только мы, воспитанники гильдии?» Мысли уводили слишком далеко, Нук пропустил другой арбузный дух, угодивший в самую середину пористого болота. Паразит чавкнул и заглотал серый шарик. С того, что проводник очищал, слизь отпадала слоями, как одежда луковицы. Вскоре показалась сияющая чуть голубоватая сердцевина. Нук продолжал скрести свою находку отражением кинжала. Стали видны клубящиеся в глубине образы. Жуткие, искаженные картинки пыток. Беспросветное плавное перетекание пугающего в еще более ужасное. Неожиданно морок рассеялся. Появился четкий образ медноволосого юноши с плащом в руке. Затем мелькнуло другое знакомое Нуку лицо, и шар залило ярко-белое свечение.

– Еще раз! – закричал проводник. Впрочем, действительно ли это был Драммр – вопрос занимательный, но не более, нужно было что-то делать со странным духом. У проводника был лишь один вариант – отнести к Реке. Шар задергался, забился и запрыгал, но быстро пошел вверх по течению.

Густой согревающий свет изливался водопадом. Могущественная сила влекла Гугроха туда, вверх, к пронзительно-яркому источнику. С этим он поделать ничего не мог. Далеко внизу Шторм разрывал в клочья его душу. События, люди, привычки предыдущих жизней сгорали, корчась в агонии, исчезали навсегда. Дух терял свои и чужие имена. Беззвучные рыдания заполонили пустоты его сущности. Какое-то время безымянный был только этим. Затем появился голос, мягкий, укачивающий, успокаивающий. Он все говорил и говорил, облекая безымянного в понимание. Вскоре тот начал различать слова: «Не бойся, у тебя будет новая жизнь в другом мире. А я расскажу о том, что ты забыл. Но не сейчас…»

– Думаю, можем начинать, контролер, – полковник не скрывал своего скептицизма. – Как только очистим помещение от гражданских и… – Мезангаль запнулся, поглядев на гомункула.

– И гражданских – я пока на военной службе не числюсь, – подсказал Девяносто Шестой.

– Понимаю ваше недовольство, полковник, сам не люблю, когда в мои дела лезут посторонние, – Драммр старался говорить примирительно, меньше всего ему хотелось влезать в споры и словесные перепалки. – Думаю, вы вполне способны сделать над собой усилие и выслушать меня, и вытерпеть присутствие гражданских, – контролер не упустил из виду отчаянное подмигивание гомункула, – которые имеют непосредственное отношение к моему плану.

Мезангаль только развел руками – мол, другого выхода у меня все равно нет.

– Своими ночными невидимками вердуги надеялись запугать нас и подорвать боевой дух солдат. Теперь, когда ничего из этого не вышло, им остается одно – атаковать всеми силами и занять крепость до прибытия к нам какого-либо подкрепления. – Драммр сделал паузу и поглядел на полковника.

Мезангаль пожал плечами, он и сам пришел примерно к тем же выводам.

– Из того, что мне известно о наших противниках, следует: такая кампания по силам лишь одному из больших домов вердугской знати. Даже если Ревенуэр атаковал всего один и самый малочисленный клан, в чем лично я сомневаюсь, у них есть численное превосходство, позволяющее взять крепость.

Полковник снова пожал плечами. Комендант проворчал:

– Ну это мы еще посмотрим, кто им чего позволять будет.

Почти все присутствующие на военном совете офицеры посчитали своим долгом пробормотать что-то подобное. Дав всем возможность высказаться, контролер продолжил:

– У вердугов есть одно слабое место – стоит убрать верховного жреца и главу дома, их войско превратится в неорганизованную грызущуюся толпу.

– Предлагаете попросить вердугов проводить десяток наших мечников к их главарям? – Мезангаль заулыбался – вот, значит, как все просто, а он-то боялся, что придется потратить на спор с контролером остаток и так уже изрядно подпорченной ночи.

– Зачем? – Драммр сохранял спокойствие. – Разрешите представить нашего лучшего разведчика. – Девяносто Шестой раскланялся в воздухе, не дожидаясь пока на него укажут. – И нашего превосходного ликвидатора, специалиста по манипулированию магией, грабителя нармротских банков мастера Овера Мегри.

Военные уставились на специалиста, он же, несмотря на всю двусмысленность ситуации и возможное еще более сомнительное ее продолжение, ощутил прилив гордости – впервые его способностям отдали должное.

Гомункул то упирался, то говорил, что умрет, как герой, и слава о его подвиге будет жить в веках. Просил поставить памятник на одной из площадей Нармрота. Но все-таки полетел и вернулся до рассвета. Как и предполагал контролер, верхушка вердугов заняла арсенальную крепость. Там же в подвале содержались предназначенные в рабство и для жертвоприношения пленные. А еще ниже, по словам черномундирного, на запечатанном заклинаниями, недоступном для вердугов уровне располагался склад магических боеприпасов. Все сходилось один к одному и указывало на специалиста. Контролер намекал на какую-то награду.

Пугал: мол, иначе тебе из крепости все равно не вы– :браться. Но Овер и без него принял решение. Вердугов он особо не боялся, в основном потому, что многого о них не знал. А слава и возможность вновь открыть свое дело в Нармроте так и зудели в голове.

Атака началась в первые полуденные часы. Черными ручейками из переулков потекли на противоположный конец площади тяжеловооруженные воины. Где-то вдалеке начали отбивать ритм боевые барабаны. По единой команде выстрелили дасские арбалетчики. Заколотили бельты по щитам, окованным железом. Несколько вердугов вскрикнули, пораженные в шею или в лицо. На их место тут же вставали другие. Ударил магический огонь с башен. Истошные вопли и метания обожженных чуть поколебали порядки, но не более. Тотчас же атаковал вердугский заклинатель – вспыхнуло четверо арбалетчиков за баррикадами. Одного живого оттащили, ряды пополнили. Дасы снова дали залп по противнику и полили его пламенем. Внезапно с новой силой вступили далекие барабаны. Строй безликих шагающих черных статуй размяк. Вердуги ринулись на стальное укрепление, до которого оставалось меньше двадцати ат. Заколебались вуали, обнажая бороды и бритые подбородки. С дасских солдат спала гипнотическая пелена – перед ними снова были люди. Ноздрей занявших первый ряд копейщиков достиг запах немытых разгоряченных тел. Через топот и лязг пробивались крики:

– Куда в глаза тычешь?! Ноги передвигай, во имя Пяти! Убери с дороги свои жженные солнцем кости!

Баррикада загрохотала гулко, зашаталась, но устояла. Не понесшая особых потерь под стрелами тяжелая пехота не могла взять препятствие, даже отбросив здоровенные щиты. Со стен опять защелкали арбалеты, выискивая в толпе лица и непокрытые головы. Заработали мечи и копья защитников. Тех, кто в боевом азарте слишком высоко забрался на укрепление, снимали подоспевшие за латниками вердугские стрелки.

Овер слышал сражение, но не видел его. В недрах крепости он проходил инструктаж. Гомункул силился втолковать ему внутреннее расположение ревенуэрского арсенала, маршруты движения патрулей, особенности подходов к зданию, соседних улиц и построек. Казалось, в маленькой головке запросто умещается весь город в мельчайших подробностях. Потом к ним присоединился контролер, привел одного выжившего знаменщика из южной крепости. Принялись рассуждать, как выглядит и ведет себя глава дома, как узнать верховную жрицу, каков ее распорядок дня. Получалось не слишком убедительно.

– Если б это было так просто, я бы сам это сделал, – отрезал Девяносто Шестой на возражения специалиста.

Сошлись на том, что вердуги ложатся поздно, уже в предутренние часы. При этом могут в своих комнатах и не ночевать. Для жертвоприношения верховной жрице требуется белокожий мужчина без физических недостатков, а совершает она жертвоприношение только у себя. Это была, пожалуй, единственная толковая информация, и Овер взял ее на заметку. Предстоящее задание все больше портило ему настроение.

– И последнее, тебя надо как-то переправить в город, – сказал контролер. – Настоящей невидимости никто из присутствующих в крепости магов сотворить не может. Будет лишь световая непроницаемость. Потому пойдешь ночью. Летчики с «Феи» переправят тебя за площадь. Спустишься на землю, сразу уходи – возможно, их чародей умеет хорошо отслеживать магию. И поосторожней с солдатами – некоторые сначала пускают в ход меч, а лишь потом думают, что могли бы получить за пленного награду. Звучало не очень обнадеживающе.


ГЛАВА 30 | Специалист | ГЛАВА 32