home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 23

– Пусть слабые останутся в своих постелях, – глава дома го'Шав всегда начинал обращение к солдатам именно с этих слов. – И надеются, что Великая Пятерка примет их раньше их детей. А мы обнажим мечи и возьмем свою долю славы и богатства у проклятых темнолицых колдунов!

Гашад стоял на специально сколоченном для этого выступления помосте. Рыжеватый огонь пяти масляных ламп ровно освещал богатырскую фигуру вердуга! Первые ряды занимала знать дома и командиры знамен. Им был отлично виден огромный, в пол-лица черно-лиловый синяк. Но никто не позволил себе и намека на улыбку – все физиономии приняли одно торжественно-грозное выражение. То ли из-за того, что момент для насмешек был неподходящий, то ли потому, что за спиной главы дома на красных парчовых подушках восседала его жена Рашир, чей ледяной взгляд то и дело пробегал по лицам воинов.

– Мы разобьем войска дасов у Малой Стены и возьмем Каменный Кулак во славу Пяти!

– Слава Пяти! – прогрохотал строй.

Гашад еще говорил что-то о расположении Трона Пяти Лун и уважении всех благородных домов, о подлости и никчемности темнолицых колдунов, а знамена периодически взрывались громогласным прославлением Великой Пятерки, но Рашир не слушала. Жрица полностью погрузилась в кружево молитвенных песнопений. Этот идиот, как всегда, предупредил ее слишком поздно: видите ли, ему нужен тальпак к четвертому часу полуночи. Рашир слышала, что в чужеродных мирах возмездия чуть ли не все демоны могут летать. По неизвестным жрице причинам под властью Пяти пребывали единственные крылатые демоны – грозные могучие тальпаки. Вызвать такого было достаточно сложно. Впрочем, Рашир чувствовала, как пульсирует в ней дарованная Темным Штормом власть, и была уверена в своих силах.

Ирам Нарток угодил в армию пять лет назад. Так, небольшой грабеж на море. Оправдывался так: «Говорили ж, будет все по справедливости. Эти толстолицые чужеземцы за наши товары в золото одеваются, а я себе малой толики взять не могу?» Определили в стражу Малой Стены, что к югу от Ревенуэра. На службе оказалось не так уж плохо, если б еще не начальство, которое считает, что за паршивую пайку и жалкий медяк солдат должен из шкуры выпрыгивать. Теперь Ирам сам ходил почти что в командирах, а значит, быстрей раскручивал надлежащий ему срок. Хорошо, что хоть по первому году с теми идиотами бунтовать не вздумал, а то наделали бы из него вонючих шкварок.

– А ну поднимай свою задницу, сухопутная свинья, да поди посмотри, что там тюкнуло, – Ирам пнул под ребра развалившегося на соломе солдата. Тот лишь почесал бок да перевалился на другой подальше от надоедливого старшины. Ираму совсем не нравился этот странный хлопок ровно на том месте, где видели вердугского заклинателя пару фаз назад. Но пойти самому —значит, уронить достоинство свое и своей новой должности. А мордовать этого тупоумного Танара, Натара или как там его совсем не хотелось. Во-первых, можно было получить хороший нагоняй от офицера, а во-вторых, этот деревенский увалень наверняка весил раза в полтора больше его самого, отнюдь тоже не маленького. Ирам почувствовал странный приторно-сладкий запах и окончательно рассвирепел:

– Ах, ты еще и воздух испортил, скотина?! А ну поднимайся! – Сапог старшины глубоко погрузился в мягкое жирное пузо. Внезапно Ирама охватила слабость, закружилась голова, в ушах зазвенело. Краем глаза он заметил косой парус огромных черных крыльев и занесенную для удара когтистую лапу, но не успел ни уклониться, ни даже закричать.

В финале представления облаченная в свет певица поднялась в воздух и растаяла в ночной тьме, магическая иллюминация погасла, умолк оркестр. Несколько мгновений стояла полная тишина, а потом зал разразился аплодисментами. Овер хотел пойти поздравить Лемтока, но быстро сообразил, что сегодня к чародею выстроится целая очередь. Причем каждый будет уверять, что с самого начала верил в успех. Оставалось только возвращаться в «Красный Дракон».

В одном из темных переулков Ревенуэра звучали приглушенные голоса.

– Ну долго еще? – спросил кто-то пискляво.

– Я же говорил, ждать осталось совсем недолго: кое-кто подсказал мне, сколько наш маг-недотепа будет демонстрировать свои фокусы, – ответ прозвучал мощно, как будто исходил из дородного тела.

– Тихо вы, вон наш красавчик-провокатор плетется, – прохрипел кто-то с высоты роста в добрых семь ат.

По правде говоря, Овер не горел желанием возвращаться в гостиницу – боялся остаться в четырех стенах наедине с нахлынувшими чувствами. Не очень хотелось и заходить в какой-нибудь кабак или задерживаться в общем зале «Красного Дракона» – проверять лишний раз на прочность не особо правдоподобную легенду не было никакого смысла. Специалист оказался слишком погружен в собственные переживания, чтобы среагировать, когда укрывшийся за углом переулка человек напал на него сзади.

План работал, и работал замечательно. Некроном привел в действие свое хитроумное устройство – добрая сотня призраков полетела на маяк, разнося по вражескому гарнизону наркотические миазмы. Таль-пак сделал свое дело: убрал часовых со стены и открыл ворота. Лучшие воины дома ворвались в крепость и учинили резню. К шестому часу полуночи на Малой Стене не осталось ни одного дасского солдата. В это время авангард вердугов зачистил еще две заставы, а основные силы покрыли почти полпути до Ревенуэра.

Овер очнулся с отвратительной, колотящей в затылок болью. В полной темноте, если не считать качающихся на невидимых качелях крупных желто-зеленых звезд. Закутанным в грубую, царапающую лицо материю. Рот заполняло что-то сухое, сладковатое и колючее. Судя по болезненно отдающим в ребра скачкам, его куда-то несли. Пахло яблоками. Несли в мешке из-под яблок. Что-то стягивало запястья и щиколотки. Значит, его еще и связали. Мгновение невесомости – и несколько острых углов с силой впились в спину Овера. Его положили на землю, причем не слишком аккуратно. Он не вскрикнул только потому, что еще не совсем пришел в себя. Те, кто засунул его в мешок из-под яблок, подали голос:

– По-моему, мы уже достаточно далеко отошли. А тот, кто не согласен, может смело брать себе на плечо этого мальца, – интонация подтвердила, что Овер нагулял-таки жиру на стряпне мастера Палери.

– Значит, здесь, – вынес решение обладатель громкого хриплого голоса. Очевидно, желающего тащить на себе «мальца» так и не нашлось.

– Послушайте, может, прирежем его, да и дело с концом. – Почему-то этот голос показался Оверу особенно неприятным.

– Нет, мастер э-э-э… Все уже давно решено: не в наших правилах кого-то так просто убивать. И мы? же не хотим, чтобы черномундирники начали охоту на нас и на всех недовольных властями. А так им будет хороший урок. Только представьте себе голого шпика, всего в смоле, со светлой звездой на груди.

– Оно-то, конечно, замечательно, но вдруг этот парень опасный какой. Откроем мешок, а там…

– Да какой же он опасный: по головушке тюк и отдыхает, как миленький.

– А я слышал, что в Службу так просто не берут, нужно способность особую иметь. Если он оборотень– как скакнет из мешка и погрызет насмерть.

– Скажешь тоже, мастер… бочкоструг. Не бывает! оборотней – сказки все для ребят малых. Лучше огневик подай – будем смолу греть.

Его похитители еще долго препирались, но специалист уже не слушал разговор. У него были свои планы, участие в выходках местных заговорщиков в них не входило. В карманах и нашейном кошельке специалист припас несколько заряженных камней. При умелом обращении с их помощью можно было отправить на тот свет два-три десятка человек. Проблем; была в том, что он не видел противника. Пробросит: магнетический примитив через ткань – это запросто, но что потом? Нужно было проделать отверстие мешке, и как можно быстрее. Тут специалист сообразил, что для исполнения плана у него кое-чего не хватает, а именно огненной магии. Конечно, можно было бы попытаться сделать пальцы из четырех кинетических примитивов и разорвать одну за другой нити мешковины. Овер попробовал, получилось не с первого раза и не слишком быстро. Специалисту удалось проделать лишь небольшое отверстие, а его рубашка уже насквозь пропиталась потом, ныла спина. Странная картина открывалась через дырку в мешке: чьи-то ноги в шерстяных штанах, периодически появляющийся язык пламени. Стоп. Что там они говорили про огневик? Золотистое щупальце выбралось на волю и начало шарить вокруг того места, где по предположению Овера должен был быть костер. Ага, есть! Магнетический щуп схватил сгусток огненной энергии и с размаху всадил в мешковину. Ткань начала тлеть. А специалист попытался снова найти огневик, мысленно проклиная себя за глупость: он должен был оставить щупальце у магического камня. Так, вот он, второй огненный примитив, ударил в мешок, не очень близко от первого.

Человек с неприятным голосом грел руки у костра, грязная рубаха, короткие коричневые штаны, отсутствие половины зубов и поседевшая щетина делали его внешность еще более отталкивающей, чем голос. Следуя спутанному ходу своих мыслей, он поглядел на мешок и… И напоролся на взгляд двух красных бусинок-глаз. Метнулось пламя в костре, и Неприятный явственно различил заостренные уши и уродливый нос оборотня. С диким воплем он вскочил с места и бросился прочь во тьму.

Услышав крик, Овер запаниковал. Отдернул щупальце от огневика и попытался схватить как можно больше кусочков магии. Мгновения шли, ничего не происходило, специалист больше не мог удерживать полтора десятка магнетических примитивов. Скорее из жадности к магии, чем из расчета, специалист попытался слепить часть скользких и непослушных сгустков вместе. На какое-то время это помогло, но потом несколько заклинаний все же вырвалось на свободу.

Неожиданное бегство Неприятного застало его товарищей врасплох. Оба вскочили. Толстяк сделал несколько шагов назад, а высокий достал нож, приготовился к бою и попытался понять, что же такое страшное увидел мастер бочкоструг. В это время из мешка раздался жуткий вой, замерцал красноватый свет.

Топот, мягкий скрежет попавших под ноги мелких камушков, глухой удар и приглушенные ругательства говорили о том, что заговорщики спаслись бегством. Окончательно подтвердила эту версию повисшая тишина, лишь изредка нарушаемая треском прогоревших веток. Совсем неожиданно Овер ощутил странный сосущий страх. Эти люди могли запросто убить его, он испугался, оставшись в одиночестве. А что, если их напугало какое-нибудь опасное дикое животное Специалист обождал немного. Что ж, если поблизости и был страшный зверь, то не очень голодный или слишком медлительный. Овер немного успокоился и занялся стягивающей руки веревкой.

Контролер Дозери прибыл в Ревенуэр рано утром. Ночь в открытой всем ветрам воздушной лодке сделала его движения угловатыми, а настроение решительным. Тонкая материя черного мундира давала немного тепла, и контролер почти бежал по узким мощеным улицам. Вот он уже у двери «Красного Дракона». Нервный нетерпеливый стук замерзшего человека. Отворил толстяк – этакий идиллический хозяин гостиницы из детской книжки с картинками: в длинной ночной рубашке, колпаке и мягких тапочках. Однако Дозери подметил нездоровую бледность и круги под глазами. «Бессонница и болезни почек», – вынес приговор глубоко укрывшийся в контролере дипломированный лекарь.

– Мне нужен ваш постоялец, называющий себя Мраюром Дрегми,—Дозери не любил дипломатии и разглагольствования, а потому всегда переходил сразу к делу. Хозяин гостиницы совсем посерел и начал мямлить, заикаясь:

– Я не… Мы не…

«Бедный толстяк решил, что и его привлекут по делу о смуте и подстрекательстве», – подумал контролер, но продолжал смотреть на старика в упор – такой уж у него был стиль работы.

Тем временем мастер Палери, похоже, немного пришел в себя:

– Его номер в мансарде, справа от лестницы, господин контролер. Но этот молодой человек сегодня не ночевал в «Красном Драконе».

«Вот гнилая хворь! Неужели заговорщика предупредили или просто у меня такое в это утро везение?» – мастер Дозери рассчитывал сегодня же разобраться с этим делом и отбыть в Нармрот с той же летающей лодкой.

Пока мастер Палери грел для незваного гостя вино, контролер поднялся в номер неуловимого подстрекателя. Обыск значительно поднял мастеру Дозери настроение. Хозяин гостиницы едва не обварил себя, услышав довольный голос контролера:

– Не зря я все-таки подгонял целую ночь этих ленивых магов, господин хозяин «Красного Дракона».

Овер приплелся к воротам уже за полдень, он помирал с голоду, болело все тело, особенно голова, спина, руки, ноги и живот. А до гостиницы еще было топать порядочно. Через полуприкрытую дверь небольшого, пристроенного к северной стене сарайчика пробивался манящий теплый запах мясной похлебки. Густой, не испорченный специями, он остановил и без того не желавшие идти ноги Овера. Специалист остановился, покачиваясь вместе с колеблющими ароматное облако порывами ветра.

– Заходи, бедолага, попробуй солдатское варево, – Овер не сразу сообразил, что обращаются к нему. Сосредоточившись, он разглядел за дверью невысокого мужчину в затасканной, покрытой пятнами и разводами пехотной форме. Разум предлагал отказаться от предложения, добраться в конце концов до «Красного Дракона», а там наесться до отвала и завалиться в собственную постель. Но кто ж его слушает, разум? Тело само открыло дверь и забрело в небольшое темное и затхлое помещение. По всей видимости, здесь отдыхала привратная стража. Овер плюхнулся на скамейку и только тут сообразил, что, вероятно, его приняли за нищего попрошайку. Бросив короткий взгляд на свою помятую, измазанную сажей одежду, специалист еще более уверился в этом. Но отказываться было уже поздно. Повар ляпнул в не слишком чистую плошку что-то серовато-желтое, расплывшееся комковатой жижей, и пододвинул посуду гостю. Первой ложкой Овер зачерпнул не много. Вторую нагрузил полностью и поскорей отправил в рот. Покончив с едой, специалист мгновенно заснул, откинувшись на закопченную жирную стену.


ГЛАВА 22 | Специалист | ГЛАВА 24