home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 21

Ирам Делани следил за толстяком до самого центра. Вот этот странный и вооруженный по какому-то недоразумению жезлом тип постучался в дверь мелочной лавки. Демон завалился на правое крыло и быстро пошел на снижение, контролер прыгнул на землю и как раз успел послать хороший удар по закрывающейся двери. Приглушенный мягкий звук подсказал, что тяжелый стальной лист кого-то догнал. С жезлом в левой и паучьим пальцем в правой руке контролер ворвался в лавку. Хозяин сразу же поднял руки и отступил. Но ушибленный дверью толстяк потянулся за оружием и тут же получил парализующий заряд под подбородок. Мастера Цутли даже не пришлось допрашивать – бакалейщик сам выложил про подземный ход, долго причитал, что держали в страхе, обещали спалить магазин и забрать детей. Ирам вызвал диспетчера и попросил подкрепления.

Девяносто Шестой знал четыре абсолютно безопасных пути, еще он мог проложить добрый десяток маршрутов, безопасных более или менее. К сожалению, это было верно лишь для существ его тщедушной комплекции. В узких коридорах спрятать большого и шумного человека практически невозможно. Значит, придется ввязаться в драку. Гомункул с сомнением посмотрел на Далеа: конечно, она неплохо управлялась с этой тяжеловесной стреляющей штуковиной, но… Тут Летун вспомнил, что толком ничего не знает о боевых качествах людей. Вдруг девушка сможет запросто обезвредить десяток охранников или, наоборот, у нее не будет ни малейшего шанса против любого из них? А может, силы врагов настолько различны, что при встрече с одним неизбежна победа, а с другим – поражение? Гомункул встряхнул головой и несколькими мощными взмахами крыльев обдал разгоряченный мыслительный орган прохладным воздухом подземелья.

– Думаю, нам лучше здесь повернуть направо, – сказал он Далеа, – так путь покороче, правда, придется пройти через светлую комнату со всякими ящиками, там еще всегда можно поживиться вкусненькой соленой рыбкой. Да и кадки с грибами и морскими кореньями не всегда закрывают крышками. А еще сыр… Так, о чем это я? Ах, да. В той комнате завсегда никак не меньше двоих дружков того здоровяка, которого ты так красиво приложила. – Девяносто Шестой заглянул в лицо Далеа, но так и не смог понять, понравилась ли ей перспектива предстоящей схватки. Никаких: «А может, найдется другая дорога?» или: «Я расправлюсь с ними в два счета!» – также не последовало.

– Я-то обычно запросто пробираюсь мимо этих олухов. Поставят фонари на пол или на стол, а под потолком темным-темно. Но для тебя там места маловато. – Подумав немного, гомункул добавил: – Да и летать ты не умеешь. Тем более для таких случаев особый навык нужен – не мотылять крыльями туда-сюда так, чтобы за три поворота слышно было Впрочем, не важно. Так, о чем это я? Ах, да. Те ребята…

– Подземные козлы, – уточнила Далеа.

– Ну да. В общем, они нас так просто не пропустят.

– Не пропустят, – согласилась Далеа.

– А я немного ростом не вышел, чтобы с ними врукопашную…

Кажется, девушка собиралась что-то ответить, но гомункул вовремя опомнился, мощным взмахом крыльев послал свое тело вверх, подтянулся на плече Далеа, прикрыл ей рот миниатюрной холодной ручкой и прошептал в ухо:

– Тесс. Мы почти пришли.

Девяносто Шестой поднялся под потолок и всеми четырьмя конечностями впился в неровности стен. Тихо и плавно помахивая крыльями, пополз к повороту. На какое-то время девушка потеряла его из виду, затем гомункул вынырнул из-за угла ниже, в неверном красноватом свете факела. Повинуясь его забавным суетливым знакам, Далеа быстро пересекла рыжее световое пятно и застыла у сырой стены в самом, как ей показалось, темном месте. Впереди тени становились жиже, а еще дальше, за следующим факелом, начиналось хорошо освещенное пространство. Там коридор расширялся, вливаясь в обширный холл, заставленный плетеными ящиками и корзинами, здоровенными керамическими сосудами, стальными бочками. Оставленный на полу фонарь давал ровный желтоватый свет.

– Приготовь свою штуковину, – щекотно зашептал на ухо гомункул. – Сейчас люди вон в той нише, но в любой момент кто-то может выйти пописать, или проверить крысоловки, или еще зачем.

Далеа подняла арбалет и начала медленно приближаться к продуктовому складу подземных козлов. Гомункул цеплялся за позаимствованную у Уншора грубую рубаху, продолжая бормотать:

– Может, обождешь для верности, совсем недолго – они всегда раньше показываются, чем я успеваю проголодаться.

Девушка остановилась – сквозь трескотню Девяносто Шестого ей все-таки удалось расслышать шарканье ног за нагромождением ящиков. Вот на свободное от припасов пространство вышел невысокий плотный человек в блекло-черной хламиде. Далеа прицелилась. Мужчина остановился, вглядываясь куда-то.

– Там есть боковое ответвление или он уставился на что-то размазанное по стене?

– Так точно – коридор, – подтвердил гомункул.

– Эй, огурец с коромыслом, поднимай свой тощий зад! – заорал подземный козел так, что Далеа едва не дожала спусковой крючок. За ящиками послышалось какое-то движение.

«Надо стрелять сейчас, чтобы второй не сразу сообразил, в чем дело», – решила девушка и подправила прицел, но выстрелить не успела. Из невидимого бокового коридора ударил ярко-белый луч контролерского жезла, затем с ревом и потрескиванием пронесся голубоватый поток магического пламени. Гомункул потянул девушку за рукав прочь от этого жуткого места. Далеа пошла, но потом уперлась.

– Мы останемся здесь и узнаем, в чем дело, – не терпящим возражений тоном заявила она. – В конце концов, это могут быть свои, к тому же в любом месте этих подземелий нас может поджидать та же опасность. Или что-то похуже

Девяносто Шестой придумал несколько весомых возражений, но высказать не решился – слишком уж у бывшей хозяйки был серьезный и сосредоточенный вид.

Представление и в самом деле выдалось на славу. Конечно, Оверу практически не с чем было его сравнить, но, наблюдая за реакцией соседей, он понял, что и на них оно произвело неизгладимое впечатление. Оркестр играл грустно и завораживающе – никаких выкрутасов, которыми щеголяли музыканты бедных кварталов Нармрота. При этом магия Лемтока то усиливала звучание, то выделяла один инструмент, то нагнетала звук со всех сторон или повторяла эхом. Но небесным алмазом зрелища была певица. Необыкновенно красивая черноволосая девушка. Ее стройное тело обтягивали тонкие световые волокна.

«Была бы здесь Далеа, раскрыла бы тайну: есть ли на певице что-то из настоящей одежды». – Эта неожиданная мысль вдруг испортила Оверу настроение. Раньше он был слишком зол, слишком увлекся доказательством своей магической мощи, чтобы понять, как ему не хватает подруги. Специалист попытался закрыть всем внутренним голосам рот: мол, Далеа просто собрала манатки, наплевала на все и ушла в свою драгоценную Фелвию – ничего не получилось. Он не сделал всего возможного, чтобы найти ее. А теперь уже поздно.

Овер наблюдал, как плывут облака и резвятся морские рыбы под стройными загорелыми ножками, как неожиданно меняется облегающий иллюзорный наряд певицы, – это немного успокаивало. Пожалуй, даже очень неплохо успокаивало. Специалист опять увлекся представлением и не заметил, что амфитеатр одновременно покинули офицеры и боевые маги.

Девушка и гомункул вовремя укрылись в тенях – среди дымящихся ящиков и тлеющих мотков веревки появился человек. Не узнать его было невозможно.

– Абсолютный контролер Нааргаль, – вырвалось у Далеа.

– Он тут самый главный, его слушают все. Кроме искаженного, конечно.

Девушка покосилась на своего маленького спутника, но не стала выяснять, что ему известно про искаженных – нужно было поскорее решить, что делать с абсолютным контролером. Чистейшая незамутненная человеческими пороками эльфийская ярость бушевала в ней. Но так просто пристрелить того, кто еще недавно был для нее высочайшей, недосягаемой вершиной справедливости, Далеа не могла. Пригрозить арбалетом и задать пару вопросов? Заманчивый вариант, вот только она очень сомневалась, что человек, вооруженный жезлом и разрушителем, воспримет ее всерьез. Контролер наступил на испепеленное тело подземного козла и скрылся за стеной ящиков. От второго складского охранника осталось побольше – это можно было пнуть ногой. Когда Нааргаль появился из ниши, Далеа взяла на прицел левую, сжимающую серебристый жезл руку. Ттоуп! – стрелка пошла точно к середине кисти, но, не долетев какой-то жалкий ат, спружинила о невидимую преграду и отскочила на землю. Контролер мгновенно сориентировался – потушил фонарь, прыгнул за высокую железную бочку и направил белый огненный разряд во тьму коридора. Благо Далеа успела сграбастать в охапку Девяносто Шестого и броситься на пол. Когда она подняла голову, красно-рыжие глаза разрушителя, перемигиваясь, смотрели прямо на нее. Яркая голубая вспышка накрыла Далеа, отключив сознание.

Контролер собирался произнести коротенькую оправдательную речь про естественную несправедливость мира, несоответствие и неравномерность, а потом разрядить разрушитель на максимальной мощности. Внезапно колени девушки подогнулись, плавно и медленно, как шелковый шарф, опустилась она в непроницаемо-черные объятия. Нааргаль ощутил холодное вибрирующее давление еще до того, как различил две укутанные с ног до головы в плотную черную ткань фигуры. Он мог бы поклясться кишками всех нармротских демонов, что третий искаженный находится где-то за спиной.

«Все-таки они боятся меня, раз решили приготовить подлую ловушку», – подумал контролер.

– Мы никогда не боялись тебя, а теперь можем и не считаться с тобой, – начал говорить кто-то хриплым всепроникающим шепотом.

– Раньше нас связывали определенные обязательства, которые по известным причинам мы не могли нарушить, – продолжил скрипучий и более громкий голос.

– Но то, что ты заставил нас сделать, разрушило засвидетельствованные Артефактом узы.

«Не может быть. Неужели я больше не имею над ними власти? Нет – все подлая ложь мерзких подземных мокриц», – в широкой груди Нааргаля заколотился страх, он не посмел уличить искаженных во лжи.

– Если причините мне вред, вся мощь Службы обрушится на ваши уродливые головы. – Кажется, прозвучало достаточно угрожающе.

– Ничего не выйдет, Налик, – из-за широких черных плащей появился абсолютный контролер Ардженди, среднего роста, атлетичный, как всегда, подтянут и идеально выбрит, с неизменной полуулыбкой на смазливом лице. – Кое-кто из твоих темных братьев уже начал давать показания, да и с этими ребятами я нашел общий язык. Думаю, тебе следует подать в отставку. Вполне почетную, учитывая, что тебе удалось натворить.

Что-то темное и злое заклокотало в душе Нааргаля. Это ведь он обеспечил огневую мощь подполья, а мог бы использовать Артефакт в собственных корыстных целях. Сколько лет он работал над увеличением военной мощи Дасии, держал в подчинении отвратительных, разъедающих человеческую природу тварей. И что теперь? Отдать всю власть этому безмозглому красавчику Ардженди? Да во время революции этот молокосос мог только горланить перед толпой свои бездарные вирши…

– Вот видите, его мысли не имеют ничего общего с вашим учением, – в шепоте искаженного похрустывала издевательская насмешка.

Это было уже слишком. Нааргаль выбросил обе руки вперед, собираясь поджарить мерзких тварей вместе с бестолковым Ардженди.

– Как же ты в нас стрелять собираешься, если собственные пальцы тебя не 'слушаются. – У второго искаженного издевка вышла получше.

– Да и кисти слабеют. – Жезл выпал из руки контролера и прозвякал по полу, перчатка разрушителя сползала медленно.

– Па-а-амять отка-а-азывает, – прозвучал бархатный выдох у самого уха.

Нааргаль успел запаниковать: «Да как же он мог так близко подпустить искаженного!» Почувствовал, что соскальзывает по какой-то гладкой наклонной поверхности. Он цеплялся изо всех сил, барахтался, извивался. Потом и это потеряло смысл.

Далеа почувствовала прохладный, невероятно свежий, наполненный незнакомыми запахами ветер. Она открыла глаза и увидела впереди горячий, ярко-красный закат. Внизу, куда ни посмотри, стелилась темная зелень. Деревья! Огромное, несметное количество высоких могучих деревьев!

– Выходит, зря я насмехалась над проповедниками Света. Их протухший Рай все-таки существует, и меня угораздило в него попасть, – пробормотала девушка.

– О! Очухалась, господа маги. А вы все переживали, как перед теми эльфами за ихнего жмурика отчитываться, – раздался сзади резкий голос.

Далеа обернулась. Оказывается, она находилась на борту золотистой воздушной лодки. Вместе с ней путешествовало еще четырнадцать пассажиров. Все мужчины. На каждом из четырех широких крыльев лодки устроился маг в голубой куртке и забавной шапочке с длинными ушами. Чародеи сидели в неглубоких кабинках, со скрещенными ногами, глаза их были закрыты, а губы что-то бормотали. Еще четыре мага в той же униформе посапывали на задних лавках.

– Зря вы, барышня, всю дорогу провалялись, – продолжил все тот же попутчик, уже пожилой человек с обвисшими усами, в длиннополом расшитом золотыми и серебряными нитями кафтане. – Места по дороге в Фелвию очень живописные, стоит выложить десяток желтых монет, чтоб хотя бы посмотреть. А вы-то все и проворонили – лету меньше часа осталось.

Девяносто Шестой сидел, обхватив руками колени и закрыв голову крыльями. Странное чувство завладело им. Далеа была теперь так же далеко, как и Драммр. Ему не дали последовать за девушкой. Сказали, что хозяин вернется скоро. Конечно, не верить искаженным было выше его сил. Но легче от этого не становилось. Просто сидеть и ждать оказалось слишком сложно для гомункула. Эх! Зато теперь он знал кое-что про искаженных. Жаль, что не удастся никому об этом рассказать.


ГЛАВА 20 | Специалист | ГЛАВА 22